Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

«Анадырь» на Кубе. Воспоминания солдата «необъявленной войны»

Опубликовано: 04.09.2017  /  Нет комментариев

Ветеран вооруженных сил СССР, выполнявший интернациональный долг по защите революции Кубы от интервенции США в 1962 году, рассказал о секретной операции «Анадырь». Противостояние СССР и США тогда могло привести к новой мировой войне.

77-летний ростовчанин Адиар Гусынин поделился воспоминаниями о военной командировке на Кубу, где ему в составе 50-тысячной Советской Армии пришлось «защищать завоевания кубинского народа от империалистической Америки».

Справка

«Анадырь» — секретная операция Генерального штаба Вооруженных сил СССР в 1962 году по скрытной доставке и размещению на остров Куба боевых частей и подразделений. Операция была ответом на попытку военной интервенции на Кубу со стороны США, и инициировала длительное политическое, дипломатическое и военное противостояние СССР и США, которое могло привести к атомной мировой войне. Противостояние известно в истории международных отношений как Карибский кризис.

Примирение спустя полвека…

После 54-летней вражды между Кубой и США, 20 июля 2015 года в Вашингтоне возобновило работу посольство Острова Свободы. А в далеком 1962 году американцы всячески препятствовали приходу к власти лидера коммунистической партии Фиделя Кастро. По нынешней терминологии американские политики пытались совершить на Кубе «цветную революцию». Кубинский лидер Фидель Кастро попросил помощи у СССР…

Ветераны военной операции «Анадырь» до сих пор не считаются участниками боевых действий. Хотя на Острове Свободы им приходилось воевать против американских пособников — кубинских контрас. Более 60 советских солдат и офицеров так и не вернулись домой…

Адиар Гусынин гордится своим военным прошлым.
Адиар Гусынин гордится своим военным прошлым. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Адиар Васильевич Гусынин был призван на срочную службу в армию в 1959 году (тогда срок службы составлял 3,5 года). Окончив школу артиллеристской разведки, он отправился на место постоянной дислокации в поселок Саперное Ленинградской области. Но судьба приготовила ему испытания за тысячи километров от дома.

… Шёл 1962 год, для Адиара Гусынина — третий год службы. На построении майор объявил: «Вы направляетесь на учения в одну из южных стран государств Варшавского договора».

Куда конкретно отправят — никто не знал. Провожая нас на новое, неизвестное место службы, майор Амельченко из штаба дивизии сказал: «Я воевал и дошел до Берлина, а вы пойдете ещё дальше!»

На следующий день пришёл особист (работник особого отдела) и приказал солдатам сдать все документы. Взамен всем выдали гражданскую одежду — брюки, ботинки, рубашку с коротким рукавом, пиджак, фуражку, плащ. Получили и новое вооружение. «Вот тут-то мы подумали, что нас отправляют в Йемен, где шли военные действия с участием советских войск», — вспоминает Адиар Гусынин.

Подразделение артиллеристских разведчиков передислоцировали в порт города Балтийск Калининградской области. Личный состав погрузился на сухогруз «Двиногорсклес», финское гражданское судно, доставшееся СССР по репатриации после Великой Отечественной войны 1941-1945.

Судно везло обыкновенный гражданский груз — лес, стройматериалы, но опытные разведчики сразу обратили внимание, что на капитанской рубке смонтированы замаскированные крупнокалиберные пулеметы.

Под трюмами лежал какой-то груз, но люки оказались плотно запломбированными и заваленными досками. Что там находилось, никто так и не узнал. «Есть версия, что для Фиделя Кастро везли золото!» — смеется Гусынин.

В трюме для отбывающих сколотили нары в три этажа. Здесь, в душном помещении, солдаты провели в пути почти месяц. С разведчиками в форме гражданских моряков отправились военнослужащие других специальностей — авиаторы, зенитчики, связисты.

Командировка на Кубу повлияла на выбор профессии советского разведчика.
Командировка на Кубу повлияла на выбор профессии советского разведчика. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Все время приходилось тесниться в трюме. На палубу разрешали выходить только группами по 10 человек.

«Выйдем, что-то подкрасим, укрепим груз, канаты. Матросы подсказывали нам: вот это нужно перенести, здесь подкрутить», — вспоминает ветеран.

Со стороны казалось, что плывет обыкновенный гражданский корабль. Половину пути никто ничего не говорил о цели плавания. Только когда находились в Атлантическом океане, солдат построили в трюме и зачитали приказ: «Направляетесь для выполнения интернационального долга на Кубу, защищать завоевания кубинского народа от агрессии США». Так молодые люди узнали о конечном пункте прибытия.

«Особенно не переживали по поводу Кубы, боязни никакой не испытывали — перевешивал интерес, захватывало событие», — говорит участник операции.

С приближением к Острову Свободы напряжение в океанской акватории возрастало.

Медаль от правительства Кубы вручили спустя 36 лет операции «Анадырь».
Медаль от правительства Кубы вручили спустя 36 лет операции «Анадырь». Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Когда проходили Бермудские острова, в небе показался американский самолет-амфибия. Погода стояла солнечная, поэтому хорошо было видно и российских моряков, и экипаж американцев: летчики открыли двери гидросамолета, стали фотографировать.

Через пару суток на горизонте появилась земная полоса, похожая на спину крокодила в зеленых водорослях — это был остров Куба. Путешествие до Гаваны заняло 25 суток. За время пути тихоходного корабля экипаж побывал в сильнейшем шторме, многие страдали морской болезнью, ослабли.

Помощь Кубе

Кубинцы в порту Мариэль (Mariel) встретили советских граждан темпераментно и тепло.

«Поразило то, что местные жители были разных рас — мулаты, метисы, негры. И все говорят на испанском языке», — вспоминает свои впечатления Гусынин.

Солдаты из трюма выкатили военные машины, загрузились и под охраной местных революционеров поехали в Торренс (в переводе — башня) на место дислокации, которым оказалась бывшая американская ферма.

Советские военные своим присутствием оказали помощь братской Кубе в 1962-1963 годах.
Советские военные своим присутствием оказали помощь братской Кубе в 1962-1963 годах. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

Разведчик вспоминает: «Первые ощущения оказались довольно необычными. После нескольких минут езды вся одежда стала насквозь мокрой от жары и влажности, а организм стал как будто ватным. Всё время хотелось пить. А вокруг красота — королевские пальмы, горы, океан».

На базу приехал начальник штаба, полковник, тоже в гражданском, сообщил: «Контрас обстреливает посты, никакого передвижения без сопровождения не осуществлять». Добавил: «Нужно помочь братскому кубинскому народу в разгрузке судов».

Уже позже Адиар Гусынин понял, что советское начальство не особо доверяло местным жителям разгружать суда с оружием и продовольствием. По всей видимости, боялись провокаций.

Высота одним выстрелом

Правительство Российской Федерации в 2003 году отказало советским «кубинцам» в ветеранских льготах, какие имеют, к примеру, воины-афганцы. Свое решение правительство Михаила Касьянова объяснило тем, что в операции «Анадырь» советские войска не принимали участия в военных действиях.

В действительности же советским солдатам пришлось участвовать в локальных военных событиях. Происходили местные стычки, но их никто не фиксировал: не имели на то права, так как советские люди находились на Кубе на нелегальном положении.

«Знаю точно, что однажды оперативная группа на машине попала в засаду и одного нашего товарища убили американские повстанцы», — говорит ветеран.

Разведчику Адиару Гусынину также пришлось столкнуться с контрреволюционерами.

Чтобы строить дороги, советские военные ездили в горы на карьер за щебнем. На одном из горных серпантинов грузовик разведчиков неожиданно остановили кубинцы и сказали, что впереди засада, контрас с высоты обстреляли машины крестьян, убив местных жителей.

Выход был один — брать высоту.

Оружие всегда возили с собой под сиденьями. Солдаты взяли автоматы и пошли в обход по горам на высоту. Впереди шли революционеры. Высоту взяли с тыла одним выстрелом — революционеры выстрелили по врагам, и те сразу подняли руки.

Контрас из числа местных жителей сдались в составе 10 человек. Кто-то, видимо, подносил им боеприпасы, кто-то корректировал огонь. У противника изъяли легкий миномет, с таким удобно передвигаться по гористой местности.

На вопрос, зачем стреляли в своих, задержанные так ничего вразумительного и не ответили.

По морю от Кубы до США около 200 километров, по этому маршруту на рыболовецких судах американцы перебрасывали завербованных кубинцев на их родину.

Встреча с командором

Большинство советских военных использовали как рабочую силу, но, по их признанию, они были готовы вступить в бой в любой момент — «знали сектор обороны и изучили местность».

«На Кубе шла скрытая гражданская война; самое страшное, когда брат идёт на брата; не знаешь, где твой враг, откуда идёт опасность», — вспоминает ростовчанин.

В октябре 1962 года наступил пик напряжения, после того, как советские ПВО подбили американский самолет-разведчик. Стояла облачность, но самолет обнаружили на большой высоте: первой ракетой машину подбили, а второй ракетой волгоградские ракетчики её полностью уничтожили.

«Объявили полную боевую готовность, мы спали с оружием», — вспоминает ветеран. Гавана превратилась в военный лагерь. То, что кубинцы были полны решимости отстоять свободу и независимость своей родины, не вызывало никакого сомнения. На зданиях красовались призывы «Patria o muerte» («Родина или смерть»). Эти лозунги советские солдаты воспринимали и как обращенные к себе.

«Мы не питали иллюзий: в случае начала боевых действий у нас шансов вырваться практически не было никаких — вокруг вода, отступать некуда; американцы понимали, что драться мы будем отчаянно до последнего солдата», — признается разведчик.В это время на базу приехал командор Фидель Кастро, которого Адиар Гусынин увидел, находясь в карауле: «Моросил дождь, мы охраняли в гражданских плащах, под которыми держали автомат», — говорит он.

Разведчики сидели на лавочках и на траве, изображая гражданских. Вдруг появился кубинский командор Фидель Кастро, высокий и статный. Он приветствовал встречающих поднятой рукой с открытой ладонью. Эту недолгую встречу советские солдаты запомнили на всю жизнь.

После заключения договора между СССР и США стало тихо: контрас уже не обстреливали посты, солдаты стали постепенно возвращаться домой. На Кубе Адиар Гусынин пробыл почти год, до мая 1963 года.

В помощь кубинской революции на острове высадилось около 50 тысячи военных.
В помощь кубинской революции на острове высадилось около 50 тысячи военных. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

По договоренности СССР вывозил ракеты, а США взамен обещали не нападать на Кубу.

Благодарность от Фиделя Кастро

В операции «Анадырь», по официальным данным, погибли 64 советских солдата и офицера. По словам ростовского ветерана, чаще всего умирали из-за болезни, ведь не у всех организм выдерживал тропический климат. Из Ростовской области на острове похоронены два солдата…

Некоторые погибли в период ливневых дождей в результате несчастных случаев. «Тащили по горам ракеты, и машина от оползня съехала в пропасть» — вспоминает Гусынин.

Моряки умирали от перегрева организма. Подводные лодки работали от дизеля, и жара в трюмах доходила до 50 градусов.

Бытовые условия оставались сложными, не хватало воды. Доходило до того, что в тропический ливень, а он шёл обычно по вечерам, солдаты выстраивались в очередь под козырьками крыш казарм и купались под стоками дождя.

Природа, с виду красивая, таила опасность: в лесу лианы так царапались до крови, что раны от них долго не заживали, гноились.

Ветеран рассказывает о Карибском кризисе в школах Ростова-на-Дону.
Ветеран рассказывает о Карибском кризисе в школах Ростова-на-Дону. Фото: АиФ/ Виталий Колбасин

В 1993 году только в Ростовской области проживали 296 участников операции «Анадырь». Сейчас осталось 84 «кубинца».

Спустя 36 лет кубинское правительство оценило подвиг советских солдат. В 1998 году через посольство Кубы всем российским участникам операции вручили медали. Их российские «кубинцы» называют «от Фиделя».

Пережитое на Кубе осталось с Гусыниным на всю жизнь: там он влюбился в море, и это сказалось на выборе его будущей профессии.

Адиар Гусынин работал технологом по ремонту судов «река-море», обслуживал гражданскую водную и мелиоративную технику.

Источник

«Анадырь» на Кубе. Воспоминания солдата «необъявленной войны»
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 3 месяца ago on 04.09.2017
  • Последнее изменение: Сентябрь 4, 2017 @ 8:10 пп
  • Рубрика: История
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up