Loading...
You are here:  Home  >  История  >  ВОВ  >  Current Article

11-летний мститель

Опубликовано: 03.06.2017  /  Нет комментариев

Петр Филоненко в детстве (Фото: politforums.net)

Петр Филоненко в детстве (Фото: politforums.net)

В мае 1970 года была создана Киевская городская организация юных участников Великой Отечественной войны. Возглавил ее Петр Алексеевич Филоненко. Это он в 1944 году повторил подвиг Александра Матросова, закрыв своим телом дуло вражеского пулемета. Хоронили его по-офицерски: выкопали могилу, положили в гроб и уже начали было заколачивать в крышку гвозди… И тут изнутри раздался стон…

Это ранение стоило подростку нескольких операций и полгода госпиталей. И немудрено: ведь парнишку прошило насквозь целых 12 пуль. После реабилитации паренька боевые товарищи в шутку дали своему сыну полка прозвище Штопаный. Но он знал, за что геройски шел на смерть…

***

Осень 1941 года в его родной Лиман — село Лозовского района Харьковской области, вошли фашисты. Когда они узнали, что и глава семейства, и старшие братья 11-летнего Пети воюют на фронте, решили устроить семье экзекуцию. Видимо, старшая сестра паренька была не слишком вежлива с оккупантами — и подонки вырезали ей во лбу пятиконечную звезду. Чтобы она не кричала от боли, отморозки в немецкой форме сломали ей челюсть. Затем ублюдки начали колоть ее грудь шомполами. Мать с грудным ребенком на руках, кинувшуюся было защитить дочь, мерзавцы ударили прикладом по голове, так что она, обливаясь кровью, потеряла сознание. К слову, сестра осталась инвалидом, так и не оправившись с того кошмарного дня. И несколько десятков лет провела, не вставая с постели…

Видя все эти издевательства, 11-летний Петя отправился догонять отступающие части Красной Армии. Однако поначалу всерьез пацаненка никто не хотел воспринимать. Солдаты шутили: каши манной, мол, у нас нема. Тогда паренек прибавил себе для солидности пару лет.

— С другом, Владимиром Рыбальчиковым, мы набрели на какую-то артиллерийскую часть, ведущую бой, — вспоминает Петр Алексеевич. — Я обратился к наводчику орудия: куда, мол, дяденька, ты стреляешь в белый свет, как в копеечку. Надо, как Анка-пулеметчица, чтобы ни один снаряд не пропал даром (мне нравились рассказы о Чапаеве, и я в случае войны хотел быть в его дивизии пулеметчиком). Пока я говорил артиллеристу, «как нужно стрелять», от немцев прилетел снаряд. И моему другу Володе оторвало ноги. Меня ранило…

***

Командир отправил его в медсанбат. Потом Петю определили в обоз. Там он познакомился с командиром разведчиков, который взял дерзкого подростка к себе в подразделение. После соответствующего обучения его забросили в тыл к немцам, и маленький герой оправдал ожидания командования — принес ценные сведения о дислокации немецких частей. Семь раз мальчик ходил через линию фронта в немецкое логово и всегда возвращался в расположение части. А вот под Сталинградом малолетний разведчик попал вместе с группой красноармейцев в окружение и оказался в плену.

Вердикт немцев был краток — расстрел. Но в то время, как раздался залп, пацаненка прикрыл своей грудью боец. Подростка лишь ранило, и он, дождавшись, когда офицер уведет расстрельную команду, выбрался из-под груды тел и постучался в первую попавшуюся хату, сердобольная хозяйка которой и выходила мальца.

С осени 1942-го Петр воевал в бригаде 26-го танкового корпуса, участвовал в Орловско-Курской операции. Именно там паренек совершил один из своих геройских поступков: во время страшной бомбежки толкнул командира в окоп, чем спас его от разрыва снаряда. А вот сам не уберегся, получив ранение семью осколками.

— «Скорей к фельдшеру!», — кричит мне командир. Я побежал в медсанбат, — вспоминает ветеран. — Прибегаю, а там все разбомблено, фельдшер лежит мертвый, голова разворочена осколком. А у меня фонтан крови из груди брызжет. Последнее, что помню, — все тело горит. Потом потерял сознание.

***

От той бомбежки в подразделении погибло полтора десятка человек. Выкопали братскую могилу, уложили погибших — и мальчика вместе со всеми. Уже стали закапывать. И тут один из бойцов заметил, как под носом у паренька «дышит» кровавый пузырь: «Петька-то жив! Давайте скорей откапывайте его!». Тут же Валентина, медсестра, выступила донором, сдав кровь для юного бойца. И его спасли. Бог помог…

Помог он ему и в июне 1944 года во время операции «Багратион», когда с кровопролитнейшими боями его часть отрезала немцам путь от Гомеля на Бобруйск. Пехоту остановил кинжальный огонь вражеского пулемета, и Петр, не раздумывая, заслонил амбразуру своим телом. Последовал удар в плечо: обожгло грудь, перебило ребра и правую руку, подкосились ноги, и паренек упал прямо на ствол пулемета. Теряя сознание, чувствовал, как фашист этим стволом пытается сбросить его, расчистив себе обзор для стрельбы. Но было уже поздно: пехота окончательно подавила огневую точку.

— Двенадцать пуль немец в меня всадил. Наши, когда стали хоронить, услышали хрип из гроба и поняли, что я еще живой, — делится своими воспоминаниями Петр Алексеевич. — Я преклоняюсь перед медиками. Меня после того случая полгода «рихтовали». Шесть операций. Никто не давал никаких гарантий. А я выжил. Чудо ли это? Я считаю, что со мной был сам Бог. На фотографии, когда меня хоронили, над гробом запечатлено свечение. Священники говорят, что это сам Иисус Христос с Матерью Божией меня спасли. Вот после этого «воскрешения» и нескольких операций бойцы и стали называть меня Штопаным.

Медики признали его негодным к прохождению военной службы. Каково же было изумление юного Пети, когда по той же самой причине (по состоянию здоровья) его не приняли и в Суворовское училище. Тогда подросток снова подался на фронт и с подразделением связистов дошел до Берлина, оставив на его стенах свои инициалы — ФПО (по-украински отчество Петра звучит, как Олексиёвич). Командир, тоже пришедший было расписаться, удивился: «Ты смотри-ка, опередили — финансово-плановый отдел уже успел отметиться».

Еще почти год после победы гвардии красноармеец Петр Филоненко воевал в Будапеште с недобитками хортистов: что ни ночь, то очередная перестрелка. Но в феврале 1946 года его все-таки демобилизовали.

***

Еще в 1941 году, когда вместе с отступающими частями мальчик дошел до Смоленска, он волею судеб познакомился там с легендарным Константином Симоновым. Знаменитый писатель сказал тогда 11-летнему пареньку: «Вот закончится эта война, и мы с тобой напишем каждый по книге: я о живых и мертвых, а ты о войне глазами юного солдата». И такую книгу Петр Алексеевич впоследствии написал. Встречался на фронте он и с Романом Карменом, снимавшим его в своих документальных фильмах.

Но после войны Филоненко нужно было думать о хлебе насущном. И Петр, ненавидевший несправедливость, после работы на заводе пошел служить в органы внутренних дел, попав в единственный на Украине эскадрон конной милиции. О том, как яростно он воевал с преступностью, говорит тот факт, что за время службы он более 40 раз (!) был ранен во время задержания воров и рецидивистов.

Кстати, в один из дней 1949 года, когда Петр Алексеевич вместе с товарищами патрулировал верхом улицы Киева, его приметил режиссер студии им. Довженко Тимофей Левчук. В его картине «300 лет назад» Филоненко и дебютировал в роли знаменосца. С тех пор его, подтянутого статного красавца, умеющего, к тому же, стрелять и ездить верхом, стали наперебой приглашать на съемки самых разных фильмов. В общей сложности Петр снялся в 130 художественных и 230 документальных картинах: «Бумбараш», «Грачи», «Дума о Ковпаке», «Рожденная революцией», «За двумя зайцами», «Ярослав Мудрый», «Богдан Хмельницкий»…

Петр Алексеевич Филоненко

Петр Алексеевич Филоненко

В 1988 году Петр Алексеевич, не прекращая сниматься в кино, вышел на пенсию в звании полковника милиции. А в 2010-м при поддержке МВД Украины все-таки выпустил свою книгу, которую, по совету Симонова, так и назвал: «Война глазами юного солдата». А свою жизнь, судьбу бойца-подростка, он выразил стихами:

Мы из парт на войну уходили,

Не в вагонах плацкартных мы по жизни катили.

За отцовскими спинами

Мы не прятались, нет!

Становились мужчинами

Мы в четырнадцать лет.

Жили — грудь нараспашку,

Себя не щадили.

Говорят, мол, в рубашках

Нас мамы родили.

Может быть, и в рубашках,

Но они — не броня.

На могилах ромашки,

А в могилах друзья.

Они отдали все сполна

За счастье, мир и труд.

Мы знаем — эти имена

В историю войдут.

Народ запомнит навсегда,

Как в грозный час войны

Сыны и дочери полков

Шли в бой за честь страны.

 

Источник

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 7, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

VOV_Vasilij_Stepanovich_Petrov

Василий Степанович Петров: офицер, воевавший без рук

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup