Loading...
You are here:  Home  >  Экономика  >  Промышленность  >  Current Article

155 млрд. долларов экспортной выручки России приходятся на долю высокотехнологичной продукции

Опубликовано: 17.09.2014  /  Нет комментариев

Разговоры о российской экономике начинаются и заканчиваются темой нефти и газа. И знаменитое — зато мы делаем ракеты — обычно заканчивается ироничным — и даже в области балета мы впереди планеты всей. 

Так в Лыткарине делают суперзеркала для телескопов

Так в Лыткарине делают суперзеркала для телескопов

Разговоры о российской экономике начинаются и заканчиваются темой нефти и газа. И знаменитое — зато мы делаем ракеты — обычно заканчивается ироничным — и даже в области балета мы впереди планеты всей.

Но вот сухая статистика. В прошлом году экспорт России составил 526 миллиардов долларов, из них энергоносители — 371 миллиард. Но еще почти 155 — экспорт других товаров. Еще одна цифра — 10 лет назад весь российский экспорт составлял 133 миллиарда, даже с учетом роста цен — разрыв огромен. Оказалось, что у России покупают абсолютно эксклюзивные продукты, аналогов которым на мировом рынке предложить не может никто.

Зондовый микроскоп не купишь в магазине, о нем вообще вряд ли слышали те, кто всерьез не занят наукой. Но именно эти приборы позволяют увидеть то, что даже хорошо вооруженным глазом не разглядеть. Но не только — можно еще и потрогать. Например, отрезать хвост вирусу эбола — и посмотреть, что получится. Или просканировать любой материал и попытаться изменить его свойства — возможности, говорят создатели микроскопа, — безграничны.

«На уровне нано мы все состоим из молекул, атомов, и в этом смысле нет никакой ни химии, ни физики, ни биологии. Это все едино. Поэтому применения нанотехнологические настолько широки, что входят в любую область», — говорит заместитель генерального директора НТ-МДТ Андрей Шубин.

Продукцию российской компании уже давно оценили во многих странах. И заказывают целые нано-фабрики.

«Наши клиенты на на 99% — это университеты. Это ведущие нанотехнологические центры мира. Наши рынки (мы продаем в сорок стран мира) соответственно, самые крупные технологические рынки это, конечно, Европа, Америка и очень сильно и быстро развивается Китай», — говорит заместитель генерального директора НТ-МДТ Андрей Шубин.

В голландском университете уже не один год работают российское оборудование. Исследовательский комплекс может стоить больше миллиона долларов, но без технической и научной поддержки — это деньги на ветер. Поэтому ученые ценят возможность получить ответ на любой вопрос.

«Служба поддержки находится в Москве. Я могу связаться с ними или по скайпу, или через специальную программу. Там есть инженеры, с которыми я могу пообщаться. Научные вопросы возникают постоянно, и они всегда подсказывают — давайте попробуем сделать так, или вот так. И помогают контролировать программное обеспечение удаленно — и это отлично работает», — отмечает заведующий лабораторией Делфтского Технического Университета Марсель Бус (Нидерланы).

Исследования проводят для самых разных компаний — ведь, например, ответ на вопрос, как сделать материал прочнее и легче — одинаково интересен и производителям компьютеров, и авиастроителям.

Титановая штамповка, которая станет частью шасси «Боинга-777», производится на заводе под Екатеринбургом. Конкурент американского лайнера, самый большой пассажирский самолет в мире – «Эйрбас А-380» тоже в каком-то смысле российский. Титан и для него покупают здесь.

«Мы поставляем более 50% потребностей «Аэрбаса» в титане и в изделиях из титана в принципе. Сколько в конкретном самолете — сказать сложно. Например, по шассийной группе А-380 мы практически единственные поставщики, то есть поставляем 100%», — отмечает генеральный директор ОАО корпорация ВСМПО-АВИСМА Михаил Воеводин.

Российские спутники покупают во всем мире — и секрет успеха, говорят производители, довольно простой. Кроме качества и надежности покупатели ценят удобство. И если выбрать здесь, то не нужно думать, как потом спутник окажется в космосе.

«Заказчику, особенно зарубежному, эта морока, эта увязка одной компании с другой, увязать графики изготовления и запуска — это очень сложно. Поэтому мы эту услугу предлагаем и российскому, и зарубежному заказчику. Кроме этого, мы предлагаем возможность управления, потому что у нас очень много наземных станций, и мы очень удобно расположены», — говорит Генеральный директор ОАО «Информационные спутниковые системы» имени академика М.Ф. Решетнёва» Николай Тестоедов.

Ели бы мы не делали ракеты, услугу «спутник под ключ» предложить было бы трудновато. Не говоря уже о том, что все пилотируемые старты — только на российской технике. Двигатели самарского завода стоят и на американских ракетах. И Европа покупает для коммерческих запусков.

«Поставляем двигатели для «Союза-2″, который запускается из Гвианского космического центра. А там обслуживается Европа. Имеется в виду — французы, наверное, немцы будут обслуживаться», — говорит главный конструктор ракетных двигателей ОАО «Кузнецов» Валерий Данильченко.

За топливом для атомных станций — тоже в Россию. И в отличие от нефти и газа — это высокие технологии. Мало кому в мире доступные. На заводе в Подмосковье делают то, что потом и окажется в реакторах в нескольких странах. Это и есть ядерное топливо — так называемая таблетка из двуокиси урана. Держать ее в руках до того, как она попадет в реактор, говорят, абсолютно безопасно. Ну, а защита — на всякий случай.

Эти таблетки положат в специальные контейнеры и отправят в Индию. На других линиях — собирают топливные элементы для российских и европейских станций. Здесь таблетки уже внутри металлических трубок — каждая из них пройдет несколько контрольных операций, прежде чем попасть на сборочный стол. В результате получается тепловыделающая сборка. Ее потом и загрузят в реактор. Тысячи таких разойдутся с этого завода по всему миру. Конкуренция, говорят на заводе, с каждым годом становится жестче. Но главное в этом бизнесе — безопасность.

«Мы поддерживаем высокое качество своей продукции, высокую надежность продукции, поэтому это позволяет нам быть конкурентоспособными на рынке ядерного топлива, побеждать в тендерах при заказах новых видов, при пусках новых станций, новых реакторов», — отмечает технический директор ОАО «Машиностроительный завод» Алексей Жиганин.

Атомную станцию в Венгрии построили еще в начале восьмидесятых. И работает она на российском топливе. Впрочем, с тех пор технологии шагнули вперед.

«Очень важный пример — первоначальные блоки на 440 мегаватт сегодня вырабатывают уже по 500 мегаватт. Это не было бы возможно без совместной работы со специалистами из России», — говорит генеральный директор АЭС Пакш Иштван Хамваш (Венгрия).

В ближайшие годы здесь должны появиться еще два энергоблока.

А в Финляндии Росатом построит новую атомную станцию. Совместные проекты есть и в Китае — и это далеко не предел.

«Мы ставим перед собой крайне амбициозные задачи по присутствию на международных рынках. То есть в цифрах это выйдет примерно следующим образом. В 2011 году у нас было чуть меньше 40 миллиардов долгосрочных заказов, а в прошлом году у нас было уже чуть меньше 75 миллиардов, в этом году русская партия Росатома имеет почти 100 миллиардов долгосрочных заказов», — отмечает генеральный директор ОАО «Конценрн Росэнергоатом» Евгений Романов.

Речь, разумеется, о долларах. Атомная энергетика — дорогое приобретение. И в российском несырьевом экспорте занимает солидное место. Но далеко не единственное.

«Доля экспорта машинно-технической и высокотехнологичной и инновационной продукции в нашем экспорте медленно, но растет. В нашем экспорте доля сырьевых товаров составляет 52%, тем не менее, 48% нашего экспорта — это несырьевая продукция. И в рамках этой ниши несырьевой продукции мы достаточно конкурентоспособны на различных рынках», — отмечает директор департамента координации, развития и регулирования внешнеэкономической деятельности Минэкономразвития РФ Вероника Никишина.

Расхожее мнение о том, что Россия, кроме нефти и газа продает разве что икру и водку — уже давно устарело. Мир, конечно, не ездит на «Жигулях», но вот КАМАЗы покупает с удовольствием.

Российские тяжелые грузовики продаются в 40 странах — в том числе и в Европе. Даже если не брать в расчет экспорт оружия и военной техники — стране есть, что предложить.

Хотя танков и самолетов тоже никто не стесняется.

Источник

155 млрд. долларов экспортной выручки России приходятся на долю высокотехнологичной продукции
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Пожарный поезд нового поколения заступил на дежурство в Оренбургской области

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up