Loading...
You are here:  Home  >  История  >  ВОВ  >  Current Article

33 героя, превзошедшие панфиловцев

Опубликовано: 24.05.2017  /  Нет комментариев

Бой 33 героев, произошедший в ходе Сталинградской битвы, превзошёл по результативности знаменитых  бой у разъезда Дубосеково, и те, кто отрицает подвиг 28 панфиловцев, главным аргументом своего отрицания выдвигают невозможность уничтожения столь малым количеством бойцов столь большого количества танков противника. Однако в истории Великой Отечественной есть доподлинно документированный случай, когда 33 бойца уничтожили 27 танков, да ещё и 153 автоматчика из пехотного прикрытия. При этом, в отличие от панфиловцев, они имели не 16 противотанковых ружей, а только одно, и 23 танка из 27 были уничтожены посредством даже не гранат, а бутылок с составом «КС», разработанным в Саратове в августе 1941 года и к моменту описываемых событий уже снятых с производства. При этом ни один из 33 героев не был убит. Наши потери составили двое раненых.
Об этом бое хорошо известно как профессиональным военным историкам, так и многим просто интересующимся историей Сталинградской битвы, но широкой общественности он неизвестен. О нём даже нет статьи в Википедии, как нет в ней и персональных статей ни об одном из его участников. Более того, когда кто-то пытается внедрить туда статью об этом событии, администрация удаляет её за малозначительностью, а ссылки на архивные документы признаются неавторитетными источниками. Конечно, после того, как в в конце 80-х – начале 90-х в архивах поработали профессиональные фальсификаторы, не всему, что лежит в архивах, можно верить, но в нашем случае фальсификаторы скорее уничтожили бы эти документы, так как их задача была не восхвалять, а всемерно принижать заслуги нашего народа и фабриковать несуществующие русские преступления, такие, как например, фейковый Катынский расстрел. Ясное дело, главные русские википедики, работающие за американские деньги, не заинтересованы в освещении этого подвига, так как он противоречит принципу нейтральности освещения событий. Но как можно нейтрально относиться ко гнилой фашистской нечисти? И как можно нейтрально относиться к подвигу наших дедов и прадедов?

Танки немецкой 16-й Панцердивизии продвигаются к Сталинграду.

И может быть потому, что все 33 героя остались живы, звание Героя Советского Союза из них не получил никто, и в отличие от панфиловцев, названных так в честь командира 316-й сд генерал-майора Панфилова, героев этой битвы Казарцевцами в честь командира 87-й сд полковника Александра Игнатьевича Казарцева никто не называет.

Александр Игнатьевичтъевич Казарцев, командовавший в тот период 87-й стрелковой дивизией . Фото сделано уже после Сталинградской битвы

Александр Игнатьевичтъевич Казарцев, командовавший в тот период 87-й стрелковой дивизией . Фото сделано уже после Сталинградской битвы

Это было 24 августа в районе Малой Россошки. За день до этого вражеские танки 14-го танкового корпуса генерала фон Виттерсгейма, прорвав нашу оборону на стыке 4-й танковой и 62-й армий двинулись к Сталинграду. Путь их лежал через сёла Малая и Большая Рассошка, стоящие по берегам одноимённой реки, но дорога хорошо простреливалась с высоты высоте 77.6, где была заблаговременно создана оборонительная позиция. Однако после артобстрела и воздушного налёта занимавшее оборону подразделение покинуло окопы и откатилось за реку Рассошку.
Бежавшие утверждали, что немцы их выбили с высоты после тяжёлого боя, но поскольку немцы со стороны высоты так и не появились, на высоту для того, чтобы разведать обстановку, был отправлен разведвзвод 1379-го стрелкового полка 87-й стрелковой дивизии полковника Казарцева. Командовал взводом лейтенант Шмелёв. К своему удивлению вместо окопавшихся немцев разведчики обнаружили на высоте 12 бойцов-автоматчиков во главе со старшиной Дмитрием Ивановичем Пуказовым, которые в отличие от своих однополчан не покинули позиций и решили дать немцам бой на высоте.
Вскоре к разведчикам направили связистов, и вместе с ними на высоте оказалось 33 воина. 15 из них были бойцами из разведвзвода, 12 – остатками взвода автоматчиков лейтенанта Шмелёва, а пятеро остальных – связистами. Связистами командовал младший лейтенант Георгий Андреевич Стрелков, но в их составе находился также и политический руководитель роты связи 1379-го стрелкового полка младший политрук Алексей Евтифеев, который фактически взял на себя командование группой сапёров. Расположившись в уже готовых окопах, брошенных нашими стрелковыми подразделениями, бойцы значительно углубили их и тщательно замаскировали. Младший политрук Евтифеев обнаружил в соседнем окопе противотанковое ружье и два десятка 14,5-мм патронов, брошенные трусами и паникёрами. Там же были обнаружены и противотанковые бутылки, оставленные бросившими окопы. ПТРД младший политрук взял себе – он был единственным, кто стрелял из него до этого, а младшего лейтенанта Стрелкова сделал вторым номером противотанкового расчёта.

ПТРД

Несмотря на то, что высота не была занята немцами, дорога ведущая от высоты в тыл, подвергалась огневому воздействию вражеских снайперов. Хотя им не удалось подстрелить ни одного из наших, выслать связного в тыл не было никакой возможности. 33 бойца остались без еды, без воды и без подкрепления.
К вечеру 24 числа послышался шум моторов. Красноармейцы приподнялись из окопа и увидели большую колонну танков, которая приближалась к ним из-за оврага. Это были танки 16-й танковой дивизии генерал-майора Ганса-Валентина Хубе.

16-я танковая дивизия жила по традициям старой прусской армии. 2-й танковый полк, находившийся в авангарде наступающей на Сталинград дивизии, был образован из лейб гвардии кирасирского полка. В нем служило так много представителей аристократии, что в этом соединении практически ни к кому не обращались по званиям. Один из танкистов, служивший в этом полку, вспоминал: «Вместо обращения „хер гауптманн“ или „хер лейтенант“ у нас звучало „Ваше сиятельство“ или „Ваша светлость“.
Евтифиев подал команду: «Приготовиться к бою!», а сам залег за бронебойку. Подпустив танк на близкое расстояние, младший политрук выстрелил, но передний танк не остановился. Евтифиев прицелился ещё раз. На этот раз танк задымил, остановился, и из его люков полезли чёрные фигуры немецких танкистов.
Ефтифиев дал ещё два выстрела, и еще два танка были подбиты. На пятом выстреле снова произошёл промах, но шестым выстрелом младший политрук запалил ещё один танк. После этого, обратившись к Стрелкову, Евтифиев произнёс:
– Стреляй ты, у меня плечо что-то болит, отбило, наверное.
Стрелков залёг у ПТРД, а Евтифеев стал теперь вторым номером. Однако первые две пули прошли мимо. Лишь третьим выстрелом ему удалось подбить первый свой танк. Следующий выстрел тоже оказался успешным, после чего, немцы, подцепив два подбитых нанка, повернули назад.
Однако на смену танкам пришли пикировщики Ju-87. Бойцы попрятались в блиндажи, а командиры и политработники, взявшие на себя роль командиров, остались вести наблюдение. Во время налёта ранило командира разведвзвода лейтенанта Шмелева и политрука Шибаева. Теряя силы, Шибаев подозвал к себе своего заместителя младшего политрука Леонида Ивановича Ковалева и сказал: «Бери команду на себя, я больше не могу…», и потерял сознание.
Через двадцать минут танки появились снова. Теперь их было уже не двадцать, как в первой атаке, а около пятидесяти и сопровождались они теперь автоматчиками из 16-й шутце-бригады полковника Ганса Адольфа фон Ареншторфа (Hans-Adolf von Arenstorff). Теперь фрицы шли слева, из-за, высотки, прямо на окопы разведчиков и автоматчиков.
Красноармейцам Калите, Матюшенко и Прошину, как лучшим метальщикам, поручили бросать бутылки… Красноармейцам Толкачеву, Титову, Мезенцеву, Мельниченко, как лучшим стрелкам, было поручено истреблять танкистов из экипажей врага. Бойцам Толкачеву и Назаренко, которые не умели ни хорошо стрелять, ни хорошо метать, поручили вынимать бутылки из ящиков и подавать их метателям.
Первым поднялся красноармеец Семён Васильевич Калита. Он бросил бутылку на моторный отсек танка, как только тот переехал окоп. Машина вспыхнула. Немцы выскочили из нее, объятые пламенем и тут же были добиты автоматным огнём.
Вслед за Калитой два вражеских танка поджёг младший политрук Леонид Иванович Ковалёв.
Лихо расправлялись с пехотой и автоматчики: Дмитрий Иванович Пуказов первой же очередью застрелил германского офицера.
В этом бою, старшина Пуказов подбил два танка и уничтожил 13 фашистов: Автоматчики Ряшенцев, Власкин, Гайнудинов, Иус, Луханин, Почиталкин, Пьяночкин, Тимофеев подбили по одному танку и перебили большое количество вражеской пехоты. Рядовой Гайнудинов уничтожил в этом бою восемнадцать гитлеровцев, Ряшенцев— двадцать, Луханин и Почиталкин — по восемь, Пьяночкин — шесть.
На левом фланге с танками боролось отделение младшего сержанта Андрея  Рудых. Вот пять вражеских танков уже невдалеке от их окопа. Рудых взял гранату и метнул ее прямо в смотровые щели передней машины. Раздался взрыв, и танк остановился, будто ослеп. Остановились и другие танки. «…Постоял передний танк несколько минут, а потом снова на нас пошел, — вспоминает Андрей Григорьевич Рудых. — Я сказал: «Садитесь в окоп. Прозрел черт, на нас идет». Все опустились на дно окопа и притаились там. Слышим, танки подходят: гудят, ревут…
Потом темно стало, земля посыпалась, и видим: переползает через окоп танк и пошел дальше. Я вскочил… схватил две бутылки и сразу одну за другой бросил в танк. Он загорелся. Жезлов кричит: «Горит, горит, вот здорово!»
.

Бой, длившийся несколько часов, утих уже ночью. Гитлеровцы вынуждены были отойти, оставив на поле сражения двадцать семь горящих машин, и 153 трупа. Однако оставаться на высоте дальше было нельзя – патроны подошли к концу. Еды не было, но, главное, не было ни капли воды.
Героем Советского Союза за этот бой никто не стал, но Родина о своих героях не забыла. Семеро участников этого боя – Стрелков, Евтифиев, Ковалёв, Матюшенко, Милашев, и Пасхальный – получили ордена Ленина, 12 – Ордена Красного Знамени, Остальным вручили медали «За Отвагу» и «За Боевые Заслуги».
ВВсе бойцы были направлены на офицерские курсы и вскоре стали младшими лейтенантами. У многих сложилась удачная военная карьера. Так, например, командир отделения связи 1379 сп. Михаил Семёнович Кондратов войну закончил в Берлине в должности начальника штаба полка. Связист Игнатий Егорович Хоружевский к концу войны командовал ротой, а разведчик Михаил Иванович Толкачёв дослужился ко дню взятия Берлина до командира батальона.
Однако до Берлина был ещё Сталинград, битва за который тогда, в июле, только ещё начиналась. В ходе неё многие были демобилизованы по ранению. Такая судьба постигла, например, автоматчиков Иван Михайлович Ряшенцева и Василий Тихонович Яковенко, получивших ранение в сентябрьских боях.
Алексей Григорьевич Евтифиев, награждённый за этот бой орденом Ленина, в декабре 1942 пропал без вести и был исключён из списков части. Однако впоследствии оказалось, что он жив. Дожил он до 10 июля 1998 года и похоронен в Казани.

Бойцы и командиры, участвовавшие в том бою: Слева направо: младший сержант Андрей Григорьевич Рудых, командир отделения взвода пеших разведчиков, награжден орденом Красного Знамени; рядовой Прокоп Емельянович Мельник; рядовой Кондрат Кириллович Титов, разведчик, награжден медалью «За боевые заслуги»; рядовой Виктор Александрович Мезенцев, разведчик, награжден орденом Красного Знамени; младший политрук Алексей Григорьевич Евтифеев, политрук роты связи, награжден орденом Ленина; рядовой Иван Михайлович Ряшенцев, автоматчик, награжден орденом Красного Знамени; рядовой Фахрий Гайнудинов, автоматчик, награжден орденом Красного Знамени; младший политрук Леонид Иванович Ковалев, заместитель политрука взвода пеших разведчиков, награжден орденом Ленина; рядовой Семен Васильевич Калита, разведчик, награжден орденом Красного Знамени; рядовой Николай Федорович Пьяночкин, автоматчик, награжден орденом Красного Знамени; старшина Дмитрий Иванович Пуказов, старшина роты автоматчиков, награжден орденом Красного Знамени; рядовой Михаил Иванович Толкачев, разведчик,, награжден медалью «За боевые заслуги»; старший сержант Петр Петрович Почиталкин, автоматчик, награжден орденом Красного Знамени; рядовой Василий Исаакович Мельниченко, разведчик, награжден медалью «За отвагу»; младший лейтенант Георгий Андреевич Стрелков, командир взвода связи, награжден орденом Ленина; рядовой Сергей Никитович Прошин, разведчик, награжден орденом Ленина; младший сержант Михаил Семенович Кондратов, командир отделения роты связи; награжден медалью «За отвагу»; рядовой Иван Сергеевич Тимофеев, автоматчик, награжден медалью «За отвагу»; старшина Лаврентий Гаврилович Луханин, автоматчик, награжден орденом Красного Знамени; младший сержант Игнатий Егорович Хоржевский, командир отделения роты связи, награжден медалью «За отвагу»; рядовой Кронид Фатеевич Пономарев, автоматчик, награжден медалью «За отвагу»; рядовой Павел Давыдович Назаренко, разведчик, награжден медалью «За боевые заслуги». Автор фотографии — фотокорреспондент газеты Юго-Восточного фронта Д. 3. Мулярчук.

Источник

 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 8, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Черняховский (второй слева) со своими боевыми соратниками обсуждает план штурма Вильнюса. Фото: © РИА Новости/Александр Фридлянский

Операция «Багратион». Реванш, которого ждали три года

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup