Loading...
You are here:  Home  >  Военное дело  >  Current Article

Американским эсминцам конвенции не писаны Страны НАТО игнорируют договор по Черноморским проливам

Опубликовано: 23.04.2014  /  Нет комментариев

don

На днях уже третий военный корабль США, эсминец «Donald Cook», и французский корабль военной разведки «Dupuy de Lome» вошли в Черное море через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы. Незадолго до этого МИД РФ заявил о нарушении со стороны Турции и США международной конвенции Монтрё (1936 г.), регламентирующей срок присутствия и тоннаж иностранных военных судов в Черноморском бассейне. Но американская и турецкая стороны позицию Москвы игнорируют. Запад явно демонстрирует военную силу в связи с ситуацией на Украине и с воссоединением Крыма с Россией.

Известный турецкий политолог Фатих Эр фактически подтвердил, что эти (натовские) «вторжения» адресованы, прежде всего, России.

Ввиду всё более частых «визитов» военных судов НАТО в Черное море министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что «продление пребывания кораблей ВМС США в Черном море часто превышало сроки, установленные Международной конвенцией Монтрё».

С. Лавров уточнил: «Согласно Конвенции Монтрё о статусе проливов, военные корабли стран, не имеющих выхода к Чёрному морю, могут находиться в его акватории не более 21 суток, и для них введены существенные ограничения по классу и по тоннажу судна».

По данным российского МИД, «фрегат ВМС США USS Taylor вошел в Черное море 5 февраля, а убыл в Средиземное море 9 марта сего года, что на 11 суток превысило максимально допустимый срок и, соответственно, является нарушением Конвенции. При этом турецкая сторона своевременно не проинформировала нас о данной задержке. Со своей стороны, доведены наши озабоченности до сведения американской и турецкой сторон в форме вербальных нот».

 

Напомним, что со времени выхода России к Черному морю и расширения ее причерноморских территорий, обеспечение их безопасности всегда упиралось в турецкую политику по вопросам военного судоходства через Дарданеллы — Мраморное море — Босфор.

 

Предложения России запретить вход в эту артерию между Черным, Эгейским морями и Средиземноморьем военным судам нечерноморских стран всегда отвергались европейскими державами и Турцией, а после Первой мировой войны – и Соединенными Штатами.

Скажем, Крымская война (1853-1856 гг.) западной коалиции против России стала возможной благодаря свободному доступу европейских военно-морских сил через те же проливы. В ходе интервенции Антанты в России в 1918-1919 гг. западный флот тоже беспрепятственно прошел через эти проливы не только к черноморским, но также к азовским и дунайским портам России. Нелишне напомнить и о том, что союзники России категорически возражали против российской военно-морской операции в Босфоре и в Мраморном море в годы Первой мировой войны, что быстро вывело бы Турцию из войны.

В 1915 г. Антанта хотела захватить Константинополь и, тем самым, закрыть Босфор и Мраморное море от России, но тщетно! То была безуспешная Галлиполийская операция 1915 года, проведенная без участия российских войск. Впрочем, и в ходе предыдущих российско-турецких войн европейские державы угрожали России чуть ли не коллективным вторжением на ее территорию, если российские войска «осмелятся» вступить в Константинополь и овладеть Босфором. Зато многолетние и многочисленные кровопролитные сражения войск России и Турции на Балканах и в восточно-турецких горах, в том числе в 1914-1917 гг., не вызывали недовольства у держав Европы: пусть побольше русские и турки убивают друг друга. И хотя после 1918 года вплоть до середины 1930-х наблюдалось потепление советско-турецких отношений, Анкара не согласилась с предложением Москвы о бессрочной демилитаризации проливов и о двухстороннем – советско-турецком военном обеспечении их безопасности.

Под давлением Лондона, Парижа и Вашингтона 24 июля 1923 г. в Лозанне (Швейцария) была подписана международная Конвенция о режиме проливов. Ее подписали Великобритания, Франция, СССР, Италия, Япония, Греция, Румыния, Болгария, Югославия и Турция. Конвенция предусматривала демилитаризацию зоны проливов, однако допускала свободный проход через Босфор, Мраморное море и Дарданеллы не только торговых и пассажирских, но и военных судов любой страны. Поэтому СССР не ратифицировал Конвенцию. Как следовало из заявления советского НКИД, «…в связи с отсутствием надлежащих условий безопасности проливов, Черноморского бассейна в целом и, соответственно, южных границ СССР». В дальнейшем советская сторона смогла добиться частичного пересмотра режима для проливов.

 

В швейцарском г. Монтрё 21 июля 1936 г. была подписана действующая поныне Конвенция о статусе проливов. Ее подписали и ратифицировали СССР, Турция, Великобритания, Франция, Болгария, Румыния, Греция, Югославия, Болгария и Япония.

 

Документ сохраняет за торговыми судами всех стран свободу прохода через проливы в мирное и военное время. Но режим прохода военных кораблей различен для черноморских и нечерноморских государств. При предварительном уведомлении властей Турции черноморские страны могут в мирное время проводить свои военные корабли любого класса. А для военных судов нечерноморских государств введены ограничения по классу и по тоннажу. Проходить здесь могут лишь мелкие и вспомогательные надводные корабли, а общий тоннаж военных судов нечерноморских стран в Чёрном море не должен превышать 30 тыс. тонн, хотя возможно увеличение этого объема до 45 тыс. тонн, если черноморские страны наращивают свои ВМС в регионе. Срок пребывания «нечерноморских» военных судов ограничивался 21 сутками (Москва настаивала на 14 сутках, но британцы добились большего).

Что касается политики Турции в проливах, то Конвенцией были введены такие правила: в случае участия Турции в войне, и если Турция сочтет, что ей угрожает война, турецкой стороне предоставлено право разрешать/запрещать проход через проливы военных судов любых стран. А в период войны, в которой Турция не участвует, проливы закрываются для прохода военных судов любой воюющей державы.

 

Кроме того, Конвенция Монтрё ликвидировала учрежденную Лозаннской конвенцией международную комиссию по проливам, ее функции, а с ними суверенитет в этом регионе, передавались Турции.

 

Но в годы Великой Отечественной войны турецкие проливы использовались Германией и ее союзниками для операций против СССР. Стремясь сгладить столь враждебную политику по проливам, Турция в конце февраля 1945-го объявила войну Германии и Японии. А с середины апреля 1945 г. разрешила доставку союзнических грузов в советские порты через Дарданеллы, Мраморное море и Босфор. Общий объем этих поставок в черноморские порты СССР за 1945 год составил 681 тыс. тонн, что примерно соответствует 5% всех союзнических поставок в СССР. Свыше 300 тыс. тонн поступило в Батуми, до 100 тыс. тонн — в Поти, остальную часть грузов приняли порты Сухуми и Туапсе. Тем не менее, СССР 19 марта 1945 года денонсировал советско-турецкий договор «О дружбе и нейтралитете» (декабрь 1925 г.).

А затем, 7 июня 1945 г., В.М. Молотов заявил послу Турции в СССР С. Сарперу, что «желательные условия заключения нового соглашения — это режим исключительно советско-турецкого контроля в Черноморских проливах и их демилитаризация. С размещением в этом районе советской военно-морской базы в рамках долгосрочной аренды» (аналогично советским базам Порккалла-Удд в Финляндии или Дальнего в Китае в 1945-1955 гг.). Но Анкара отклонила эти проекты.

 

В начале Потсдамской конференции Молотов повторил эти предложения, добавив, что «…мы неоднократно заявляли нашим союзникам, что СССР не может считать правильной Конвенцию Монтрё».

 

Затем проблема обсуждалась с участием самого Сталина, который опроверг тезис об угрозе Турции со стороны СССР. Заметив, что «у турок в районе Константинополя свыше 20 дивизий, возможно, 23 или 24 дивизии. И, владея Проливами, небольшое государство, поддерживаемое Англией, держит за горло большое государство и не дает ему прохода».

Великобритания и США энергично вступились за Турцию и за Конвенцию Монтрё. Но под давлением СССР, и учитывая просоветскую позицию в этом вопросе Греции, близлежащей к проливам, в разделе XVI «Черноморские проливы» итогового протокола конференции было сказано: «Конвенция о Проливах, заключённая в Монтрё, должна быть пересмотрена как не отвечающая условиям настоящего времени. Согласились, что в качестве следующего шага данный вопрос будет темой непосредственных переговоров между каждым из трёх Правительств и Турецким Правительством».

Но Москва решила самостоятельно «дожимать» Анкару. 7 августа 1946 года правительство СССР выступило с нотой, в которой повторялись названные выше требования. Однако на этот раз однозначную поддержку Турции выразили США и Великобритания. Уже в конце 1940-х в Турции, в том числе в ее некоторых черноморских районах, появились военные и разведывательные базы США, а в феврале 1952 г. Турция и Греция вступили в НАТО. Таким образом, ВМС стран НАТО в Черном море получили карт-бланш. Тем более, что Конвенция Монтрё, повторим, не возбраняет присутствия «нечерноморских» ВМС в этом бассейне.

А 30 мая 1953 года советское правительство официально отказалось от сталинских требований, и в дальнейшем СССР никогда не поднимал вопроса о режиме проливов. Даже в период Карибского кризиса (октябрь 1962 г.). В Москве опасались повторно «давить» на Анкару, что могло спровоцировать усиление военного присутствия США и, в целом, НАТО в Черноморском регионе. Вместе с тем, по имеющимся данным, НАТО, включая Турцию, в 1960-х – 1980-х гг. минимум 30 раз нарушали военные условия Конвенции Монтрё. Есть версия, что военно-морская разведка НАТО приложила руку – опять-таки через проливы, — к уничтожению линкора «Новороссийск» в 1955-м вблизи Севастополя…

В период подготовки и проведения Хельсинского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (начало-середина 1970-х) США, Великобритания и Турция дали понять, что не склонны что-либо менять в Конвенции и что возвращение к этому вопросу может отодвинуть сроки подписания заключительного Акта. Москва предпочла не удлинять эти сроки. А в 1991-1992 гг. к Конвенции взамен СССР присоединились РФ, Украина и Грузия.

 

Сегодня очевидно, что Конвенция Монтрё, сохранив возможности для прямых и косвенных военно-политических провокаций против России, вполне устраивает Запад.

 

Тем более — при нынешних откровенно враждебных отношениях киевской хунты к России, как было, скажем, и в период вооруженного конфликта Грузии с Россией в 2008 году. Поэтому едва ли возможно создание странами-подписантами Конвенции Монтре, например, комиссии по проверке выполнения всех правил этого документа или по их уточнению.

Кстати, СССР во второй половине 1940-х – начале 1950-х неоднократно предлагал создать такую комиссию. Идею поддерживали Болгария, Югославия, Румыния, Греция. Западные страны и Турция не откликались на подобные предложения. Но если положения этой Конвенции можно нарушать даже нечерноморским странам, и без последствий, то России придется искать симметричные ответы. А не апеллировать больше к Конвенции Монтрё, которую не соблюдают другие страны-подписанты, расположенные, заметим, за тридевять земель от Черного моря…

Американским эсминцам конвенции не писаны Страны НАТО игнорируют договор по Черноморским проливам
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Работники «Радиоприбора» вышли на митинг

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up