Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Личность  >  Current Article

Анна Ревельская: русская Мата Хари

Опубликовано: 05.08.2017  /  Нет комментариев

Anna_Revelskaya

Настоящее имя этой русской разведчицы времен Первой мировой войны так и осталось неизвестным. Более того, даже нельзя сказать точно, является она реальным персонажем или вымышленным. В историю эта отважная женщина вошла под именем Анны Ревельской.

Агент Балтийского флота

Сведения об Анне многие советские читатели могли почерпнуть из исторического романа «Моонзунд» (1970 г.), написанного Валентином Пикулем. Известно, что писатель, работая над книгой, широко использовал документальные источники на немецком. Там он и отыскал упоминания о Ревельской, состоявшей в годы Первой мировой в штате разведки Балтийского флота. Но Анна Ревельская было не настоящее ее имя, а служебный псевдоним агента.

О реальной Анне сведений очень мало. По одной из версий, она происходила из обеспеченной русской семьи, владевшей землями в Прибалтике. До войны девушка успела окончить гимназию. Она знала несколько европейских языков.

Взорванная эскадра

Весной 1915 года разведчица под именем Клары Изельгоф устроилась кельнершей в портовое кафе в Либаве (сегодня это город Лиепая в Латвии). В это время там размещался штаб брата кайзера Вильгельма, гросс-адмирала Генри Прусского, командующего немецким флотом в Балтийском море.

Кофейня на Шарлотштрассе славилась хорошим кофе, качественным французским коньяком и вкусными пирожными, поэтому была весьма популярна у прусских офицеров. Один из них, лейтенант фон Клаус, стал оказывать привлекательной кельнерше знаки внимания и добился того, что одинокая Клара взяла его к себе на постой.

Как-то раз фрау Изельгоф поведала Клаусу, что ранее у нее квартировал российский офицер, забывший в ее доме кожаный саквояж. Клаус, естественно, заинтересовался содержимым портфеля. В нем обнаружились документы, касавшиеся установки минных заграждений на Балтийском море. Квартирант немедленно позаботился о том, чтобы вся эта документация попала к адмиралу. Анализ, проведенный в Главном штабе ВМС, показал, что все карты и схемы являются подлинными. Знакомство с ними должно было помочь немцам провести ряд успешных операций на Балтике.

Первым делом германское военное командование отправило на разведку два эсминца, которые благополучно завершили рейд, ориентируясь на схемы из «саквояжа русского офицера». В итоге 10 ноября 1916 года в море вышла целая эскадра из 10 немецких эсминцев типа S-53 и легкого крейсера прикрытия «Страсбург». Перед ними стояла задача установить минные заграждения на фарватерах Финского залива, Гельсингфорса и Кронштадта. Когда корабли вошли в проход, отмеченный на схемах как безопасный, два больших миноносца подорвались на минах. Однако командующий подразделением капитан первого ранга Виттинг решил, что это — случайность, и велел продолжать движение. В результате на базу вернулись всего четыре корабля, а ночь прорыва через Балтику вошла в немецкую военную историю как «ночь бесславия».

Операция «Моонзунд»

Пока разбирались, что к чему, Клара Изельгоф исчезла из Либавы. 23 сентября 1917 года в российское посольство в Стокгольме явилась молодая девушка в траурной вуали и потребовала конфиденциальной встречи с морским атташе, капитаном 2-го ранга Сташевским. Посетительница просила срочно сообщить в штаб Балтийского флота России, что на 28 сентября немцами назначена военная операция в районе архипелага Моонзунд.

Сведения, сообщенные неизвестной девицей, действительно ушли в штаб. В реальности Моонзундская операция началась на день позже названного Анной срока – 29 сентября. Немецкая эскадра, насчитывавшая около 300 судов, встретила яростное сопротивление балтийских матросов, которые так и не дали немцам прорваться к Петрограду.

Послание для Сталина

Прошло четверть века. 17 июня 1941 года в советское посольство в Берлине пришла женщина средних лет. Она назвала свое имя – Анна Ревельская — и сумела добиться встречи с военно-морским атташе, будущим контр-адмиралом Михаилом Воронцовым. Когда он принял посетительницу, та сообщила ему, что в ночь на 22 июня 1941 года немецкие войска намерены вторгнуться на территорию СССР. На вопрос, откуда ей известна эта информация, Анна так и не ответила. Поразмыслив, Воронцов отправил зашифрованную телеграмму на имя наркома ВМФ СССР адмирала Н. Кузнецова, который, в свою очередь, доложил обо всем Сталину.

Больше никаких сведений об Анне Ревельской нет — не сохранилось ни документальных свидетельств, ни фотографий. Впрочем, это может быть связано с секретностью или с тем, что часть архивов российской разведки были уничтожены после революции.

Источник

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Герой Арктики Георгий Седов

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup