Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

Августовский путч 1991 года: Даже победа ГКЧП не сохранила бы СССР!

Опубликовано: 19.08.2017  /  1 комментарий

26 лет назад, 19 августа 1991 года, 8 человек из высшего руководства СССР объявили о создании Госкомитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и блокировали в Крыму президента страны Горбачева. Так они пытались спасти Советский Союз
Август 1991 года, попытка организованного ГКЧП путча в Москве провалилась.Август 1991 года, попытка организованного ГКЧП путча в Москве провалилась.Фото: Анатолий ЖДАНОВ
О том, почему это произошло и чем могло закончиться на «Радио «Комсомольская правда» мы говорили с писателем Александром ПРОХАНОВЫМ и историком, публицистом Николаем СВАНИДЗЕ, задав им одинаковые вопросы.

КРЮЧКОВ ДОЛЖЕН БЫЛ АРЕСТОВАТЬ ЕЛЬЦИНА

 — Если бы ГКЧП физически устранил Ельцина и Горбачева — путч удался бы и СССР сохранился?

Проханов:

— Несомненно. ГКЧП изначально предполагал интернирование Ельцина. Интернировать — это арестовать, вырвать из политики — это обычная операция — вычерпывание опасных элементов.

Комитет формировался с участием Горбачева, он внедрял в состав ГКЧП своих людей. Василий Стародубцев (глава Агропромышленного Союза России, ставший затем губернатором Тульской области — прим.ред.) был внесен в список ГКЧП как раз Горбачевым. И замысел, казалось, был таков. Гэкачеписты оставляют в стороне Горбачева на время и совершают черновую работу. То есть, интернируют Ельцина и еще 60-70 его приближенных. И когда это завершат, Горбачев возвращается во власть, ахает, охает, но страна лишается параллельного центра — Ельцина.

На человека по имени Крючков (председатель КГБ СССР — прим. ред.) в ГКЧП и возлагалась главная задача — арест Ельцина. Он задачу не выполнил, сознательно, то есть вся группа была подставлена Крючковым. Они поняли, что обмануты, когда Ельцин примчался к Белому дому и взобрался на танк, произнес свою речь. И испуганные провалом своей операции, гэкачеписты помчались к Горбачеву. А тот их выгнал из Фороса (резиденция в Крыму — прим.ред.) и отдал на растерзание ельцинистам. Так эта кампания бесславно и завершилась. По-существу — передачей власти от союзного центра Горбачева к Ельцину. Который с удовольствием взял эту власть. А когда Горбачев вернулся из Фороса и хотел получить обратно свои полномочия, Ельцин показал ему кукиш. Выгнал президента СССР из политики. И тот смирился, пошел на поводу у госпереворота.

Знаменитое выступление Бориса Ельцина после подавления путча. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Но ГКЧП — лишь завершающий этап главной операции, имя которой Перестройка. Перестройка — это трехлетняя операция по уничтожению всех символов и смыслов советских.

Сванидзе:

— Если бы у ГКЧП хватило наглости и жесткости так поступить с Ельциным и Горбачевым, путч наверное удался бы. Но СССР не сохранился бы. Это разные вещи. Путчистам удалось бы на время удержаться у руля, ценою крови. Но Советский Союз был обречен и экономически, и политически. Многие республики бежали из него. А те, кто остался — их было не удержать. Пряника не осталось, а кнут уже был короткий и легкий. Жестокость — плохая замена силы. А силы уже и не было. У этого государства был один шанс как-то сохраниться или распасться плавно и постепенно. Это была идея Горбачева — заключить новый Союзный Договор между республиками — его должны были подписать как раз на следующий день после путча. Крючков, который и был главным двигателем этого путча, подслушал разговор Горбачева, Ельцина и Назарбаева. И понял, что его, Крючкова, снимут с должности при подписании Союзного договора. Он решил, что надо действовать.

«КОММУНИСТОВ УЖЕ НЕНАВИДЕЛИ»

— Почему народ в стране тогда безмолвствовал, а все решили несколько тысяч сторонников Ельцина в Москве?

Проханов:

— Вся масса советского народа была подчинена горбачевскому централизму. Все считали, что Горбачев, плохой он или хороший — центральная фигура. Но когда явился Ельцин, смысл горбачевской фигуры стал размываться. И Ельцин стал вторым центром, перетянув к себе значительную часть народа, отшатнувшуюся от Горбачева.
Александр Проханов в студии "Комсомольской правды". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Александр Проханов в студии «Комсомольской правды».Фото: ВИКТОР ГУСЕЙНОВ

Сванидзе:

— В российской истории все судьбоносные события происходили в столицах. Народ в нашей колоссальной стране ждет, что произойдет — в Петрограде ли в 1917-м, в Москве ли в 1991-м. Но ждали — не значит: сочувствовали путчистам. Коммунистов уже ненавидели. Они были абсолютно не авторитетны. Они довели страну до ручки. Были абсолютно пустые прилавки. Хлеба оставалось на несколько дней и не было золота чтобы оплатить фрахт кораблей, которые везли этот хлеб. Нам грозил голод. Народ это чувствовал.

ПРЕДАТЕЛЬ — КРЮЧКОВ

— Как мог провалиться путч, в руководстве которого — главы всех силовых ведомств, премьер и вице-президент? Что не учли эти люди?

Проханов:

— Эти люди во многом благородные и любящие СССР, были проданы и подставлены. Но среди них был предатель — Крючков.

Сванидзе:

— Путч был обречен в принципе. Даже если бы они все учли и замазали все дырки. Будь они решительней и у них не дрожали бы руки — то ли от страха, то ли от перепоя, то ли от незнания, что делать. Они понимали, что ситуация их безнадежная. Кто то из них был готов идти на жестокость, а кто-то нет. Армия была у них в подчинении, но на самом деле она их не слушалась. И штаб КГБ не был уверен в том, что делает. И боялся за себя. Дело не в том, что были недостаточно энергичны или масштаб личностей не соответствовал задуманному — они просто не-мо-гли. Стану залить кровью — могли. Но успеха бы это не принесло никому. Лидер у них был — глава КГБ Крючков. И душою путча была верхушка КГБ.

Флаг с надписью "Коммуняки-путчисты" на баррикадах в августе 1991 года. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Флаг с надписью «Коммуняки-путчисты» на баррикадах в августе 1991 года.Фото: АНАТОЛИЙ ЖДАНОВ

ЯЗОВ ИЗВИНИЛСЯ

— Почти 800 танков и БТР были введены в Москву по приказу Министра обороны Язова. Почему они ничего не решили в том противостоянии?

Проханов:

— На Язова не возлагалась задача давить этими танками москвичей. Эти машины должны были прийти в Москву после интернирования Ельцина. И показать, чья взяла. Учитывая популярность Ельцина в то время, это привело бы к взрыву недовольства в демократической части горожан. И чтобы это недовольство подавить, надо было применить технологию страха. Вот и ввели танки. И поставили по всем точкам. Но я не убежден, что в них даже не было боекомплектов.

И бессмысленно было оставлять эти машины в Москве при действенном Ельцине.

Сванидзе:

— Опять таки из-за неуверенности путчистов в своих действиях. Они не знали, как скрепить страну. Крючков был — наиболее энергичным из них и хитрым. А министр обороны Язов, фронтовик, заслуженный генерал — был наиболее честным, он, кажется, даже потом извинялся перед Горбачевым за то, что участвовал в путче. Но даже Крючков был бессилен. У него уже не получалось так, что покажешь пальцем направо, у тебя колонны двинутся направо — нет! Он не решился расправиться с Ельциным. Не решился штурмовать Белый дом, который охраняли тысячи людей. Хотя если бы он направил туда группу «Альфа» — проблема была бы решена.

Историк, публицист Николай Сванидзе. Фото: Евгения ГУСЕВА

Историк, публицист Николай Сванидзе.Фото: ЕВГЕНИЯ ГУСЕВА

ГОЛОДНАЯ АРМИЯ

— Если бы ГКЧП победил — какой оказалась бы судьба страны?

Проханов:

— Не думаю, что это была бы легкая судьба. Потому что СССР при позднем Брежневеи при Горбачеве уже не развивался. Вместо развития Горбачев устроил чудовищную политическую реформу, которая начала разрушать идеологические опоры страны. А экономическая жизнь осталась на месте, и стала хиреть. Надо было ввести новые экономические модели. Под руками были «советская косыгинская» и китайская Дэн Сяо Пина. Полагаю, ГКЧП форсированно предложил бы новую модель развития, возможно, одну из этих двух. Ведь у Китая в итоге все получилось. Он провел реформы, не смотря на то, что пришлось жестко подавить свою оранжевую революцию на площади Тяньаньмынь. Могло получиться и у СССР. Но ГКЧП не хватило воли.

Сванидзе:

— Путчисты понимали, что, если сегодня прольют кровь, то завтра прольют и их кровь. И они не рисковали даже это сделать. Ну пошла бы страна по пути завинчивания гаек — это ни к чему бы ни привело. Советский экономический механизм уже отказал. Спасти страну можно было, лишь включив другие экономические механизмы. Но ГКЧПисты были к этому не готовы. Они были готовы только к консервативным решениям. Всем приказать молчать — а что дальше? Хлеба-то не было! И армия была голодная, и у них были семьи, и они выходили из подчинения.

Август 1991 года, танки на улицах Москвы. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Август 1991 года, танки на улицах Москвы.Фото: АНАТОЛИЙ ЖДАНОВ

ОЖИДАНИЕ АРЕСТА

— Вы лично что делали в те дни?

Проханов:

— Возглавлял газету «День». Я сразу поддержал ГКЧП. И когда он был разгромлен, его руководителей арестовывали, я пошел на встречу с Баклановым Олегом Дмитриевичем в здание ЦК. Он курировал все силовые структуры, был заместителем Совета обороны и моим другом.

Я шел к нему через клокочущую Москву. Когда меня либералы узнавали, они грозили мне кулаками. Я прошел в его кабинет. Бакланов только что вернулся из Фороса. Был взволнован, утомлен, небрит. У него в кабинете шумели машины, которые стригли в лапшу какие-то бумаги. Он ждал ареста. Мы с ним обнялись. И он сказал мне, что дрогнули Язов и Крючков. У нас оставалось несколько минут. Он сказал мне: вам лучше лечь на дно. Но я не лег. Я до сих пор стою.

Сванидзе:

— С женой и ребенком поехали в недельный отпуск в Ленинград. Тогдашняя королева Питера, известная журналистка Света Сорокина помогла нам с гостиницей. Наутро теща нас поймала по телефону и сказала, что в Москве танки. Мы рванули на вокзал и вернулись в столицу. В купе сидел незнакомый мужик, с виду простой, он сказал: «Надо ехать за Ельцина воевать». Была обида на то, что вот люди пытались сделать Союзный договор, а тут эти — откуда ни возьмись. В Москве я поехал на Телвидение, в программу «Вести», и мы сразу оттуда дернули под стены Белого дома, всю программу делали оттуда.

— Как бы вы поступили тогда, если б знали, чем все закончится — с высоты сегодняшнего опыта?

Проханов:

— У меня же не было батальонов, спецназа. У меня была только газета и воля. И я продолжал бы делать то, что делал всегда. Я бы выступал против Ельцина, как делал это и в Перестройку, и после крушения СССР. Я бы формировал патриотическое движение нового типа, в которое входили бы и левые, и правые, и верующие, и атеисты. И занимался бы вдохновением русских людей на победу, несмотря на все катастрофы.

Сванидзе:

— Победа Ельцина в августе 1991-го была объективно предрешена. И на самом деле — это было еще благополучным вариантом развития событий. Без большой крови. С довольно мягким вариантом развала Союза. Мы без катастроф вышли из под обломков СССР и живем в новой стране. Даже зная досконально, что потом случилось — а было всякое — я делал бы все равно то же самое.

Источник

Августовский путч 1991 года: Даже победа ГКЧП не сохранила бы СССР!
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 3 месяца ago on 19.08.2017
  • Последнее изменение: Август 19, 2017 @ 1:12 пп
  • Рубрика: История
Загрузка...

1 комментарий

  1. Как это ни парадоксально, но правы оба.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up