Loading...
You are here:  Home  >  Международная панорама  >  Сирия  >  Current Article

Боевикам в Сирии помогают американские «медики»

Опубликовано: 06.02.2016  /  Нет комментариев

Сирийская армия освободила очередной город и вышла на финишную прямую. До границы с Иорданией уже рукой подать

Городок, стоящий на старой дороге Дераа-Дамаск, разрушен процентов на 30 и на 100 процентов имеет «печати войны». Три года назад именно местные жители сбили блок-посты сирийской армии и захватили Осман. Как оценивают свое прошлое и будущее горожане нам узнать не удалось, город пуст. Люди бежали и от войны, и ожидая некой «работы над ошибками» с государством, против которого они восстали. Эти городки с Дераа во главе были первым, кто затеял смуту в Сирии еще в 2011 году. Скорее всего, основоположники «сирийской революции» даже в страшных снах не предполагали таких последствий. Но предпосылки были — контрабанда.

Городок, стоящий на старой дороге Дераа-Дамаск, разрушен процентов на 30 и на 100 процентов имеет «печати войны». Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Городок, стоящий на старой дороге Дераа-Дамаск, разрушен процентов на 30 и на 100 процентов имеет «печати войны».Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Ей здесь занимались традиционно, из поколения в поколение. Были неучтенные деньги, товары, неформальные контакты со спецслужбами иных государств. Разумеется, в Сирии с контрабандой боролись, но не изживали ее, и в конце-концов, накопилась критическая масса обиженных — именно они качнули лодку. И непонятно, когда в Осман вернется жизнь.

Сирийские штабные офицеры, говорящие неплохо по-русски, теперь комментируют происходящее с каким-то радостным азартом Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Сирийские штабные офицеры, говорящие неплохо по-русски, теперь комментируют происходящее с каким-то радостным азартомФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Редкие фигурки в концах пустых улиц — это солдаты, которые обустраивают позиции и быт. Фронт ушел вперед, но недалеко. Там периодически бахает гулко. И в самом Османе бывает щелкнет выстрел или короткая, на три патрона очередь. Зачистки продолжаются, солдаты простреливают подозрительные углы. Штурм обошелся сирийской армии, без преувеличений, малой кровью — трое погибших, десять раненых. Противнику досталось неизмеримо больше, по радиоперехватам и мониторингу ресурсов исламистов, в Османе погибло 76 боевиков, как минимум пять полевых командиров. И мы стоим у места, где это скорее всего случилось.

У госпиталя задним бортом ко входу стоит старенький советский грузовик — кузов доверху набит какими-то медицинскими коробками и устройствами. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

У госпиталя задним бортом ко входу стоит старенький советский грузовик — кузов доверху набит какими-то медицинскими коробками и устройствами.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Богатый дом под черепичной крышей был оборудован под штаб. Он еще дымится слегка и частично завалился. Бомбили здание точно, но не до конца. По внушительным воронкам видно, что три бомбы легли серией, две перед зданием, и одна сразу за ним. Связки проводов от полевых телефонов заходят в выгоревшую дотла комнату. В зале на первом этаже уцелел внушительный штабель из цинков с патронами. А вот минометные мины сдетонировали. Мы находим картонную коробку от дополнительных зарядов с надписями по-болгарски. Молодцы, «братушки». Уже в третьей по счету мировой войне против русов участвуете…

Зачистки продолжаются, солдаты простреливают подозрительные углы. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Зачистки продолжаются, солдаты простреливают подозрительные углы.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

На краю ужасающей воронки спотыкаемся о пластиковую крышку — вентиляция подземного тоннеля. Пытаемся найти вход в него вместе с саперами, и не находим — одна из бомб легла точно на подземный ход, и он, скорее всего «схлопнулся».

Где-то вдалеке чадит еще один пожар. Сирийцы-проводники рассказывают, что это еще дымит склад боепитания. Собственно, со его взрывом боевики окончательно поняли, что Осман им не удержать.

На тумбочке у операционного стола груда окровавленных тампонов и два потрепанных Корана. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

На тумбочке у операционного стола груда окровавленных тампонов и два потрепанных Корана.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Один из бойцов, парень с окладистой бородой, не характерной для армии САР, предлагает зайти в госпиталь боевиков:

— Там раньше была поликлиника, они ее закрыли и для себя переоборудовали. Там столько было аппаратуры, приборов всяких, лекарств.

У госпиталя задним бортом ко входу стоит старенький советский грузовик — кузов доверху набит какими-то медицинскими коробками и устройствами. Сирийская армия вывозит богатые трофеи, не часто такое случалось за пять лет войны. Спускаемся в подвал — даже то, что осталось, впечатляет. Коробки со шприцами, перевязочными средствами, лекарства, системы для переливания крови. Все сделано в Саудовской Аравии. На тумбочке у операционного стола груда окровавленных тампонов и два потрепанных Корана. На стенах — плакатики с логотипом: «Сирийско-американское медицинское общество» (САМО).

На стенах - плакатики с логотипом: «Сирийско-американское медицинское общество» (САМО). А это - уже маленькая сенсация. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

На стенах — плакатики с логотипом: «Сирийско-американское медицинское общество» (САМО). А это — уже маленькая сенсация.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

А это — уже маленькая сенсация. Эта организация зарегистрирована в американском штате Иллинойс в 2012 году. И поначалу занималась тем, что «обличала» режим Асада, якобы применявшего химическое оружие против боевиков. Подтверждения этому никто не нашел и САМО залегла на дно. А с началом российской операции в Сирии начала активно заниматься информационными вбросами о жертвах среди мирного населения от ударов Воздушно-космических сил. То, дескать, на рынок упадет бомба, то прямо в госпиталь общества. «Эта организация имеет отношение к медицине не больше, чем ИГИЛ к международному скаутскому движению, — сказал как-то про САМО официальный представитель Минобороны Игорь Конашенков. — Истинное же предназначение подобных структур – делать обезличенные информационные вбросы для последующего подхвата назначенными СМИ. По такой же схеме работают и другие подобные конторы, которые прославились тем, что обвиняли нас в бомбежках мирного населения еще за неделю до начала полетов российской авиагруппы в небе Сирии».

Сирийская армия вывозит богатые трофеи, не часто такое случалось за пять лет войны. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Сирийская армия вывозит богатые трофеи, не часто такое случалось за пять лет войны.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Похоже, общество это занималось не только информпропагандой, но и прямой помощью исламистам, оборудуя полевые госпиталя и поставляя необходимые медикаменты из Саудовской Аравии.

Судя по столам, накрытым на кухне, бегство из госпиталя было стремительное — крупные бобы покрылись белесой пленкой жира, а лепешки все еще мягкие…

Куда они бежали из Османа? Выбор небольшой — к иорданской границе, до которой всего 13 километров. Там еще осталось несколько поселков занятых боевиками. Но сирийские штабные офицеры, говорящие неплохо по-русски, теперь комментируют происходящее с каким-то радостным азартом:

Сирийские штабные офицеры, говорящие неплохо по-русски, теперь комментируют происходящее с каким-то радостным азартом Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Сирийские штабные офицеры, говорящие неплохо по-русски, теперь комментируют происходящее с каким-то радостным азартомФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

— Все, понимаете? Они (боевики — прим.автора) не ожидали такого сюрприза. Не думали, что здесь будет наступление. В Османе им было где повоевать, сами видели — дома с подвалами, центр города стоит на средневековых фундаментах из камня, с подвалами. Но они, сегодня утром сказали своим командирам по-рации: «Мы сделали все что могли, мы уходим».

Тот, кто не ушел, остался лежать в центре старинного города — на специальном кладбище мусалахинов (боевик по-арабски — прим.авт.). Кладбища борцов за «чистую веру» и всемирный халифат, узнать просто — многие могилы просто обложены кирпичом. Вместо памятника — камень или стоящая вертикально каменная плитка. Она ничем не закреплена и завалится плашмя уже с весенними дождями. Через год могила исчезнет бесследно — это значит, душа покинула этот мир. Трудно сказать, что ждет души этих людей в загробном мире. Судя по останкам очередного мертвого города — ничего хорошего.

 

Источник

Боевикам в Сирии помогают американские «медики»
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

«Склады с оружием были просто огромные»: эксклюзивные кадры RT из освобождённого сирийского Аль-Маядина

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup