Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Буратино

Опубликовано: 06.07.2016  /  Нет комментариев

Буратино.

«Устами младенца глаголет Истина»

Мудрость

buratino

Прекрасное место на планете – Камчатка, особенно бывшее озеро, именуемое Бечевинкой. Когда–то пришли люди, образно говоря, с лопатой, прокопали канал на перешейке и получилась бухта Финвал, в которую адмирал Флота Советского Союза товарищ Горшков засунул бригаду дизельных подводных лодок, ныне почившую в бозе на радость заокеанским «друзьям»…

1-2

Я уже описывал вкратце устройство нашего поселка в рассказе «Повод», так что повторяться не буду. Единственное, о чём я не упоминал, что с погодой у нас было немного напряжённо, особенно зимой. Снегу всегда выпадало много, ветер дул часто и с завидной постоянностью, и дул он всегда в лицо, в каком бы направлении ты не двигался.

30 декабря 19…года в зрительном зале средней школы был запланирован концерт художественной самодеятельности, организованный политотделом и местными талантами. Для того, чтобы зритель попал на сие мероприятие было необходимо:

– одеться потеплее (ибо зал не отапливался!);

– выдвинуться из подъезда, что было сопряжено с немалой затратой сил и энергии, так как обильно шёл снег и дул ветер, а дверь не желала открываться, побуждаемая к тому напором ветра и полуметровым слоем снега;

– повернуть налево (если вы жили в домах за №№–4, 6, 5, 3): направо (для жильцов домов №–7 и 8) или пройти прямо для аборигенов дома №–2 и «чудильника»;

– далее вы подходили к месту, где под метровым слоем снега виделся кусок теплового компенсатора (так называемый «карман») трубопровода горячей воды (в летний месяц он возвышался над дорогой на уровне 4 метров), поворачивали в сторону сопки и ползли вверх;

– после того, как вы упирались в угол школы, вы заворачивали чуть–чуть влево, продирались сквозь сугробы метров двадцать и поворачивали направо;

– кому везло – упирались в дверь, которая после некоторых усилий открывалась, и вы оказывались в зрительном зале.

Что и было сделано Станиславом Семёнович Пониковским в вышеперечисленном порядке.  Честно говоря, он не имел ни малейшего желания идти в промёрзший зал слушать новогодний концерт, ибо жена его улетела на Запад – в Севастополь, но суровое приказание начальника политотдела в те далёкие времена было яснее паровоза – прибыть и не чирикать…

Усевшись на стул, механик огляделся. Народ, по случаю концерта принарядившейся (себя, типа, показать и на других олухов посмотреть – особенно женская часть прибывших – где ещё похвастаешься обновками!), приглушенно шумел. Всем, особенно детям, приехавшим (в натуральном смысле этого слова – кто на санках, кто на лыжах, кто на аргамаке – ибо пешком они вряд ли бы дошли!) вместе с родителями, не терпелось увидеть начало концерта, широко разрекламированного нашим могучим политотделом. За кулисами слышался торопливый говорок находящихся там артистов. Все волновались, особенно дети и артисты…

1-3

Теперь немного отвлечёмся в сторону – опишем отца главного героя сего повествования. Был у нас в Бечевинке такой мичман – Евсов Лёша. Ничем особо не примечательный, нормальный хлопец. Был он начальником СРМ – судоремонтной мастерской, служил – как положено, в общем, парень – как парень. Но было у него 2 сына, из которых один, Славик, 5-ти лет от роду, стал настоящей знаменитостью в нашем посёлке именно после этого концерта…

Хотя и до этого был он известен в определённых кругах нашего посёлка тем, что умел… материться – причём делал это так непосредственно и в такие неожиданные моменты, что все просто диву давались. Что самое интересное – Лёха особенно не матерился, дома от него я в общении его с женой никогда матерных слов не слышал, жена его – Валя – была миловидной женщиной и, ессно, тоже не ругалась. Оставалось только догадываться – откуда молодое дарование 5-ти лет набиралось уму–разуму. Наверное, получалось как в том высказывании:

– Мальчик, где ты научился так ругаться матом?

– Этому нельзя научиться – это от Бога!

Правда, как я уже упоминал в своих рассказах, у нас на службе иногда приходится использовать «ненормативную» лексику, ибо бывают на службе (особенно под водой), когда невозможно долго объяснять что надо делать – проще матом – тогда до людей быстрее доходит. Помните:

– Многие возмущаются, что русские слишком часто ругаются матом.

– Нет, это американцы ругаются, а мы им разговариваем!

Американцы как–то решили просчитать – почему они победили японцев. Оказалось – для того, чтобы дать команду взводу и разъяснить командиру того же взвода цели, задачи и способы взятия сопки, японцам необходимо было порядка 100 слов. Американцем же – 60, то есть время на обдумывание, осознание и принятие решения у американцев было короче. Поэтому это и явилось одной из причин (не самой главной, но одной из важных) поражения японцев. Затем какому–то умнику на Потомаке (там, на этой речке, находится Пентагон – для тех кто не знал и забыл) пришла мысль в голову – а давайте посмотрим – а как дело будет с русскими.

Пригласили кое–кого «из наших, из славян», смывшихся не в «край обетованный» – и зачем им там под пулями арабов жить, – а тихую, загнивающую Америку; тот помог в составлении программы, запустили американцы своё детище в работу и через сутки работы электронной машины получили результат – «П…ец вам, америкосы!».

Америкосы – ребята прагматичные – опечалились, но не испугались выданного ответа…

Ступор у них наступил после того, как они попросили машину разъяснить – на чём основано её убеждение. Машина пожужжала слегонца и разъяснила олухам дяди Сэма, что… для разъяснение того же самого задания у русских (см. абзац выше) выходила фраза из 6 слов (в 10 раз меньше, чем у юсовцев): «Вперёд, суки! К утру чтоб было!» – и командир русского взвода отлично понимал – что и как надо делать…

А если к этому ещё добавить, что русские всегда всё делают не так, как запланировано, а через одно место, в связи с чем ни один пентагоновский компьютер не сможет никогда просчитать мотивы и поступки русского человека, особенно злого от того, что ему не дали пожрать, а гонят брать сопку, то картина для американцев становится ещё более апокалипсичней…

А вы – мат вреден!..

Вчера закончил писать этот рассказ, а сегодня решил его дополнить ремаркой по поводу мата. Меня часто ругают в Интернете за мои просторные комментарии, называя их «лекциями» и требуя (причём в категорической форме!), чтобы я писал «по–простому», так как «народ не понимает»… Хотелось им ответить по–простому: «Иди на…» – думаю, что они поняли бы – в какую сторону, но всё–таки воспитание сказалось…

Но тремя словами не всегда можно высказаться. Так вот, о нашем, о девичьем – о мате…

Меня всегда коробило пуританское отношение к этой части раздела «великого и могучего», которому даже бывший морской офицер Даль посвятил целый том своего Словаря. Выражаются на Руси все – и мужчины и женщины, но все делают вид, что услышанное слово их подвергает в ужас, особенно женский пол…

Понятен ёжик – надо знать – когда и с кем так можно общаться, тем паче, что данные слова являются энергетическими разрушителями; но и делать вид, что этих слов нет в природе – тоже, знаете ли, кощунственно. Начиная изучать Наследие Предков и общаясь с единомышленниками в Интернете как–то натолкнулся на ремарку одной женщины–филолога, которая и подстегнула мой интерес к более глубокому изучению Древнеславянского Языка. А статья была о… мате, в частности, о современном «названии» мужского и женского половых органов.

Памятуя о том, что данный рассказ могут прочитать и дети, полностью общеизвестные слова писать не буду, а ограничусь скромными точками между первыми и последними буквами. Итак, о чём было написано в комментарии той женщины–словесницы?

Начнём с мужиков («Во, и тут впереди нас лезут!» – подумается слабой частью Человечества!)

Слово из трёх букв, столь нежно пестуемое и лелеемое, и часто оставляемое на стенах и заборах представителями младого поколения во всех проекциях: «Х..» оказывается на самом деле всего лишь повелительным наклонением глагола «Ховать» – что означает «прятать», «хоронить».

Для доказательства не надо долго никуда ходить – в повелительном наклонении окончания «-овать», «-евать» заменяется на «-уй»: «рисОВАТЬ» – «рисУЙ», «дарОВАТЬ» – «дарУЙ», «танцЕВАТЬ» – «танцУЙ». Поэтому «хОВАТЬ» в повелительном наклонении и будет тем самым незабвенным, что означает: «прячь», «хорони»!

Но кто–то же вложил в этот глагол повелительного наклонения абсолютно другой смысл, хотя и похожий по существу, ибо что делает «младший брат» время коитуса[1]? Правильно – прячется и хоронится «во глубине» (чуть было не написал «сибирских руд» – вот оно – наследие советского образования) «сестрёнки» …

А у Древних Славян то, что делает «младший брат» с «сестрёнкой» называлось простым русским словом: «Удовольствие»:

«Уд(ы)+О(н)+Воль(ить)+С(обственных)+Т(елес)+В(едающе)+Ие(присоединение

Где слово «уды» – и было обозначением мужского полового органа, а само слово «удовольствие» дословно означало: «Дать волю удам (половой акт

Перейдём к «сестрёнке»…

По мнению автора той ремарки слово «п…а» скорее произошло от старословенского слова «ѣзда». Буква ѣ – сама напрашивает­ся, чтобы её прочитали как «пе», что потом тихонько трансформировалось в «пи» (которое в Старославянском Языке обозначало: «состояние гармонического покоя, равновесия», а гармония и равновесие в Мироздании наблюдается только при соединении ПоложительнойМужскойХа») Энергии с Женской (условно назовём её Отрицательнойно это не означает плохой! – по смыслу – противоположной Положительной) ЭнергиейТха»). Итак, получается, что слово «п…а» действительно происходит от старого написания сло­на «ѣзда» и обозначает «непоседу, юлу, егозу, елозу, резвушку, острушку, шалунью, бойкую баловницу». Это полностью соот­ветствует настоящей женской природе в постели при занятии любовью, точнее просто невозможно выразиться.

Теперь перейдём к матерному глаголу, обозначающему «совокупление» – «еб…ь»

Скорее всего, это слово происходит от другого рус­ского слова со сходным значением – еть (сравните с «есть»), которое встречается в собранных Афанасьевым сказках и в фривольных стихотворениях начала XIX века. В разговорном языке оно сохранилось в наше время в просто­народном выражении «ети твою мать», которое уже почти не несёт в себе матерного оттенка, потому что слово «еть» вышло из употребления и забылось. Вообще же это очень эротичное слово, как показывает его французская версия.

Во французском языке слово «еts» означает «прыжки, скачки, шалости, забавы», а глагол «еbattrе» – «резвиться, ве­селиться». Возможно, они появились в нём, после того как на­ши казаки побывали в Париже. Да-а – куда только русских не заносило попутным ветром…

«Однако, не всё так и плохо!» – подумалось графине…

Возьмём ещё одно общеизвестное слово «выябнуться». Пишу его полностью, ибо первоначальный смысл (Образ) его полностью извращён.

Как известно практически все старые слова Русского Языка – суть аббревиатура Образов.

Так и это слово – состоит из «Выя[2] + Б + Нут + Ь+ Ся», где «выя» – это шея – помните гоголевское – «и склонил он выю…»; «Б» – большой – в смысле много; «Нут» – Великое Ничто, ноль, окружность; «Ь» – сотворённый; «Ся» – сокращение слова «себя», то есть полный смысл данного слова – «понапрасну, безцельно вращать шеей». Но у многих слов было несколько значений. Так, это же слово можно определить и так: «Выя + Бнуть + Ся», где Образ «Бнуть» произошло, скорее всего от «блудъ» – «распутство, разврат» и поэтому сие слово можно определить как «распутно вращать шеей, недостойное поведение». Второй Образ данного слово уже несколько ближе к современному пониманию нынешнего понятия…

Но я несколько увлёкся – может и была права та «простая» из народа?…

К обильному познанию «специфических» оборотов и выражений, Славик ещё обладал и незаурядными познаниями в анатомии и гинекологии…

– С чего бы это – подумал наверняка читатель в недоумении, – эка заврался Станислав Семёнович!

Но не всё так просто в подлунном мире. Соседом у четы Евсовых был наш любитель погулять налево – врач–гинеколог Сергей Налётов (холостяк и сволочь) с подпольной кличкой «Залётов». Про его похождения я как–то (всклизь) упомянул в своём стихотворении «Про Бечевинку»…

Так вот Серёга частенько захаживал к соседу вечерком провести время за рюмкой чая и поболтать «за жизнь». Так как количество принятого Серёгой вовнутрь спиртного было прямо пропорционально степени болтливости, то он (Серёга) просвещал соседа (Лёху) по части гинекологии – начиная от воллюста[3]  и кончая эупареунией[4].

Во время лекций–монологов Славик неизменно находился рядом и жадно впитывал в себя медицинские термины и определения. Так что для него через год уже не было тайной за семью печатями – чем отличается, допустим, аноргазмия[5] от гифедонии[6] или менархе[7] от ретардации сексуальной[8].

Зачем было это знать Лёхе – непонятно, но наш эскулап после возлияний буквально сорил вокруг себя медицинскими терминами и определениями, однако же, не забывая и их комментировать…

Понятный ёжик, что Славик всё это дела впитывал в себя как губка – ибо всем известно, что ребёнок имеет в основном образную память, что позволяет ему «с лёту» запоминать такие вещи, на изучение и осмысливание которых у взрослых людей уже уходят годы…

Итак, читатель ты подготовлен…

Перенесёмся в актовый зал нашей средней школы, стылый и заполненный одетыми потеплее телами…

На сцене – пианино, рядом – стул, на котором восседает Юля – жена мичмана с БТВ (база

торпедного вооружения) – миловидное и кроткое существо ближе к 40-ка, которое в нашем рассказе будет просто декорацией…

Посредине сцены – типа занавеси, которая используется для проведения кукольных спектаклей. На сцене две гарны дывчины – Галина Львовна (воспитатель какой–то там группы в нашем детском саду, с красивой фигурой, одухотворённым предстоящим действом лицом, 30-ти лет) ещё одна тётя Юля – жена капитана 3 ранга (тоже симпатичная деваха (кстати, в Бечевинке я видел только одну некрасивую женщину – и то бывшую «модель»! – уж больно она много «штукатурки» на себя накладывала – аж собаки пугались…) с береговой базы, 28-ми лет).

Галина Львовна держит в руках куклу папы, блин, Карло на ниточках и проверяет всю конструкцию в действии. Справа от неё Юля (28-ми лет) забавляется с Буратиной, заставляя его совершать некие телодвижения в пространстве…

Рядом с пианино стоит Валерия Игоревна – жена механика с одной из лодок – и также упражняется с куклой Мальвины. Так как до них (как до Валерии Игоревны, так и Мальвины) очередь так и не дойдёт – оставим красавиц за занавеской – пусть тренируются…

Наконец, зал заполнен, на сцену выходит начальник политотдела (подпольная кличка «Нукакис» – за его извечный вопрос: «Ну как?») одной известной национальности (см. мой рассказ «Цирк уехал») и начинает вступительное слово…

Так как ни вступительное слово, ни он сам к сути рассказа не имеют никакого отношения – опустим за ненадобность. Вкратце скажем, что после спича замполита, вышла наша безсменная руководительница Женсовета – жена комбрига, к сожалению – ныне покойного, – и также произнесла приветственное слово….

Спич и выступления жены комбрига немного затягиваются. У народа начинают помалу замерзать ноги, а детишки их начинают  ерзать на родительских коленях и бегать (кто не сидит) – по коридору между рядами стульев и окнами. Наконец, «обязаловка» заканчивается, и замполит с женой комбрига усаживаются на свои места…

После чего начался спектакль. Люди поплотнее усаживаются в кресла, закрывают глаза и готовятся дремать. Дети успокаиваются и, вытянув головы (кто сидел уже на родительских коленях – а те кто бегал – протискиваются к своим родителям и взгромождаются для улучшения сектора обстрела – нет, елки палки, – обзора – ошибся по привычке), с замиранием сердец своих, неискушённых и чистых, ожидают начала действа…

Первое действие спектакли не осталось в памяти, хотя и Галина Львовна, и Юля старались как могли. Из зала за событиями, происходящими на сцене, с интересом наблюдали и переживали за бездетного папу Карлу только дети – взрослым спектакль был «фиолетово»…

Но первый акт мне напомнил выражение, услышанное как–то в передаче «Белый попугай» с Юрием Никулиным: «Объявление: «Творческое объединение «Папа Карло» настрогает Вам детей, из Вашего материала»»…

После первого акта – и после краткого перерыва – начался, ессно – как все уже догадались – второй, в течение которого и произошли самые важные события…

Итак, действие второе, если мне не изменяет память – папа Карло сидит в каморке с Буратино и, как понял Станислав Семёнович (который от холода никак не может уснуть), – собирается пить чай.

Юля тихонько бренькает на раздолбанном пианино, изображая музыкальное сопровождение спектакля. Артистки уверенно дёргают кукол за ниточки и произносят приличествующие случаю фразы. Народ, укутанный в тёплое, дремлет расслабленно в креслах. Их младые дети внимательно и прочувственно следят за перипетиями сюжета…

Окна покрылись уже довольно толстым слоем инея, а под потолком начинает образовываться что–то типа тумана…

Наконец Галина Львовна (ни о чём ещё не догадываясь!) произносит фразу (от имени папы Карлы):

– Сынок, давай будем пить чай!

Все расслаблены, в том числе и Лёха и Валя Евсовы, но в это время с колена дремлющего папы поднимается Славик Евсов, и на весь зал разносится его негодующий голос:

– Тётя Галя, а Буратино нельзя пить чай!

Народ вздрагивает, дети (особенно девочки – как же без их «мудрых» мыслей) обращаются к засыпающим было родителям, теребя их за выступающие части (нет, не тела – и пусть будет стыдно тому, кто подумал неверно – а одежды!), негодующе указывая на возмутителя спокойствия и прерывателя течения спектакля…

Станислав Семёныч, никогда не расстающийся с записной книжкой (как он её называл – «записаторской»), предусмотрительно, как будто предчувствуя интересное, хватает ручку и раскрывает кондуит на чистой странице – дабы сделать запись…

Тётя Галя чуть не давится, поперхнувшись…

Но, памятуя о том, что нельзя оставлять вопрос пытливого малыша без всякого внимания, вопрошает, не особенно понимая, что своим вопросом она способствует возникновению легенды:

Славик, а почему это нельзя?

Славик, набычившись, отвечает неразумному созданию 30-ти лет:

– А как же он будет писать, если у него письки нет – мочевой пузырь лопнет!

1-4

Тётя Галя впадает в ступор…

Её рот то открывается, то закрывается…

Лицо впавшей в прострацию начинает алеть, а глаза как у рака начинают потихоньку вылезать из орбит…

Понимая, что от не желающей думать тёти никакого толку не будет, Славик прерывает её муки:

– А вы дырочку внизу живота сделайте и сучочек вставьте!

Зал окончательно просыпается, ибо интересно становится – а что будет далее…

Замёрзшая ручка писать не хочет, но несколькими энергичными движениями Станислав Семёнович заставляет шарик вращаться, после чего начинает выводить буквы на листе, записывая

Диалог юного дарования с тётей Галей

Мама Валя, заранее предчувствуя неладное, дёргает за куртку своё создание, но Славика это только раззадоривает. Папа Лёха опускает голову – от греха подальше и чтобы не подумали, что это его чадо[9] стоит рядом и вопрошает…

Тётя Галя, с глазами ленивца в брачный период, не знает – что ответить ребёнку с пытливым умом, но затем, совершенно не въезжая, что проваливается в болото дискуссии с подкованным в анатомии хлопцем, выдаёт:

– Хорошо, Славик, мы попросим дядю Валеру (это матрос с бербазы, который был чем–то типа «народным умельцем» в Бечевинке) просверлить дырочку и вставить сучок…

Из зала раздаются смешки…

Народ просыпается окончательно…

Тётя Галя, думая, что уже на все вопросы ребёнка ответила, собирается продолжить спектакль далее, но просвещённый читатель знает – куда благими намерениями выложена дорога[10]

Вторая артистка (если кто забыл – тётя Юля, 28-ми лет), дёргающая за ниточки Буратино, вдыхает полную (прекрасную, надо отметить) грудь воздуха, чтобы произнести очередную  фра-

зу, и…

1-5

Но от Славика, находящегося в постоянном поиске Истины и Сущности Бытия, не так–то легко и просто отвязаться. На обдумывания ответа у Славика уходит секунд 30, после чего он с важным видом произносит:

– Тётя Галя, дырочку нельзя – он же не Мальвина! Надо, чтобы дядя Валера сделал вертикальный сектор градусов 30

В зале наступает гнетущая тишина – как перед штормовой…

Глаза тёти Гали округляются ещё больше…

Тётя Юля беззвучно выдыхает воздух, и её красивая грудь опускается, приводя всю мужскую часть зрителей в неописуемое волнение (помните незабвенное: «Если бы усилия, затраченные на изучение женской груди, были бы направлены на  программу  космических  исследований, то сейчас бы на Луне уже вовсю угощали лунатиков пельменями»)…

Совсем одуревшая тётя Галя не находит ничего более умного, как спросить вундеркинда:

– Господи, Славик, а сектор–то зачем?

Мама Валя чуть не силой пытается усадить юное создание на стул, но хлопец упрямо стоит на своём – в прямом и переносном смысле. Лёха закрывает руками лицо и опускает голову ещё ниже…

Славик смотрит на тётю Галю с сожалением – мол, что взять с бедной, – и отвечает:

– Как зачем? В нижнем положении – писать, переместит вверх – Мальвину е…ть. Только вы дяде Валере скажите, чтобы он сбоку в верхнем положении маленькую дырочку просверлил для стопора…

1-6

Зал начинает хохотать…

Буквы в записной книжке Пониковского начинают лезть одна на одну, ибо механика тоже сотрясает от смеха…

На глазах мамы Вали, тёти Гали и тёти Юли – слёзы блестят в свете ламп словно чистой воды бриллианты ….

Валерия Игоревна и Мальвина краснеют…

Вторая Юлия, бренчащая на пианино, прекращает играть и падает лицом на крышку пианино, содрогаясь всем телом…

Буратино, осознав, что речь идёт о нём, любимом, приветственно машет руками, понимая, что благодаря младому Кулибину он обретёт, наконец, мужские кондиции…

Папа Лёша сгибается чуть не перпендикулярно – дабы не видно было…

Из зала раздаётся удивлённый голос:

– Мужик, а стопор–то  зачем?

Слава за ответом долго в карман не лезет:

– Да что вам объяснять? Сунет Буратино Мальвине, обратно высовывать – писюн в Мальвине останется – и дальше–то как? Вставляй, выдёргивай – замучаешься…

1-7

Зал начинает постанывать…

У трёх женщин – слёзы ручьём, папа Лёша сливается с цветом сидений…

Пониковский писать прекращает, ибо написанное уже не смахивает даже на клинопись…

Но Славика несёт дальше:

– Тётя Галя, вы только скажите дяде Валере, чтобы он Буратине писюн отполировал…

Сквозь слёзы тётя Галя, уже вообще ничего и не о чём не соображающая, спрашивает юное дитя, приводя в ещё больший раж публику:

– А полировать–то зачем, Слава?

В ответ доносится многозначительное:

– Не зачем, а чем… Наждачкой… Вы же понимаете – во время копулятивных фрикций[11] (вот оно – наследие застольных бесед папы Лёши с соседом–гинекологом и одновременно тихим алкоголиком Серёгой!) у Мальвины во влагалище занозы останутся. А это уже алголагния[12]Буратино будет по х..ю, а дяде Серёже потом в нашем лазарете их у Мальвины выдёргивать придётся… Сами понимаете – в п…де ковыряться – это вам не болт на 32 на станке выточить…

1-8

Народ в конвульсиях падает…

Стёкла дрожат от дикого хохота, и отколовшиеся частицы инея опускаются на подоконники…

Смеётся даже суровый комбриг и его жена…

Нервно хихикает начпо известной национальности (без жены)…

У Пониковского не хватает воздуха, и «записаторская» книжка вместе с ручкой падают на пол, но сил их поднимать у механика уже нет…

Рыдающая мама Валя, красная как рак, хватает своё чадо на руки, но, поняв, что из середины ряда ей не выйти, опускает будущего гинеколога на пол и садится, утирая слёзы и размазывая чёрную тушь по всему лицу…

Сказку про Буратино заканчивают досрочно, минут через 30 – когда народ начинает потихоньку отходить от веселья…

Концерт тоже заканчивают, ибо большего никому уже ничего не надо, и праздник, по всеобщему мнению, благодаря Славе удался на славу…

 

[1] коитус – половой акт, половое сношение, совокупление.

[2] Выя – «Я то, что соединяет Небесное (главу) и Земное (тело)»

В(еды – связующее звено между двумя системами) + Ы(Еры – множественная структура; соединение) + Я(Арьвзаимосвязь Небесного (i) и Земного (а))

[3] воллюст – сладострастное чувство, сопровождающее половой акт.

[4] эупареуния – одновременное наступление оргазма у мужчины и женщины.

[5] аноргазмия –  отсутствие  оргазма при половых сношениях. Оргазм может наступать при других формах половой активности, например при эротических сновидениях, или не появляться никогда.

[6] гифедония (искажен. гилгедониягипогедонияполовая  гипестезия) – притупление остроты сладострастных ощущений

[7] менархе – первая менструация.

[8] ретардация сексуальная – задержка  сексуального  развития, в легких случаях выражающаяся  запаздыванием пробуждения полового влечения и наступления первых менструаций (у юношей первых эякуляций), в более тяжелых случаях к этому присоединяется недоразвитие вторичных половых признаков.

[9] Чадо

1) сын или дочь – ребёнок, не достигший возраста 12 лет.

2) «красота Божия добро оное», т.е. сотворено добрыми Богами и проявлено в новом виде, или «определённые Добром Земного Божества», то есть здесь Земные Боги (А) и Небесные (О) создали Доброе (Д), Чистое Светлое, Чадо.

Ч(ервль – красота) + А(Божия) + Д(обро) + О(ное)

[10] Для незнавших и к тому же подзабывших – в Ад.

[11] фрикции копулятивные – движения полового члена во влагалище, производимые во время полового акта.

[12] алголагния – сексуальное удовлетворение, испытываемое при причинении боли половому  партнеру.

Буратино
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 06.07.2016
  • Последнее изменение: Июль 6, 2016 @ 6:23 пп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Дед Мороз и Снегурочка

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up