Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Да будет свет.

Опубликовано: 10.07.2016  /  Нет комментариев

Да будет свет.

1

«3 И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. (Пс. 32, 9.)»

Первая книга Моисеева. Бытие. Гл. 1

 

«Сегодня наблюдала за работой электрика

и поняла, что все провода делятся

на две категории:

«Вроде бы этот» и «Твою мать!»»

(из Интернета)

 

«По моим наблюдениям самую страшную

и нелепую электропроводку всегда можно

наблюдать дома у командиров ЭТГ»

(из моей лекции молодым офицерам)

 

Старший лейтенант Василий Васильевич стоял в глубоких и напряжённых раздумьях. Его благоверная супруга – Татьяна Михайловна – как–то недобро оглядывала пустые комнаты квартиры №13 в выделенной чете Савельевых в марте 2004 года бывшим политотделом, а ныне отделом воспитательной работы с личным составом 16-ой краснознамённой эскадры подводных лодок в доме №… по улице Петра Крашенинникова, что находится в славном микрорайоне Рыбачий не менее славного града Вилючинск (он жеПриморский) и ещё менее ласково – на своего супруга.

А было от чего задуматься командиру ЭТГ[1] – ни одна лампочка, вкрученная в патроны, одиноко свисающие с потолка двух небольших комнат, кухни, коридора, ванной и санузла загораться не желали упорно, а в розетках, что были закреплены в стенах пробником[2] проверено наличие напряжения, но оказалось, что индикатор упорно загораться нигде не возжелала. На всякий случай лампочку в пробнике заменили на «свежую», но всё равно в розетках как–то даже близко не наблюдалось напряжения. Из некоторых розеток чуть ли не строевым шагом выходили тараканы, а из двух горючими слезами невесть откуда капала водичка.

2

Хорошо, что старлею командир дал на сегодня выходной и с десяток бойцов, которые были рады избавиться от проворачивания оружия и технических средств, отработки по БЗЖ[3] и прочих элементов повседневной нелёгкой моряцкой подводнической службы, поэтому Василий Васильевич взял в себе в помощники одного своего подчинённого и приступил к привычной процедуре поиска причины отсутствия тока в электросети.

Пока бойцы родного экипажа затаскивали в «нехорошую» квартиру нехитрые пожитки супружеской четы командира ЭТГ подводной лодки «Б–…» Васисуалий (как его называл вечный метролог 182ой уже просто бригады подводных лодок капитан 2 ранга Пониковский Станислав Семёнович) не стал из этого делать трагедию, а решил справиться с задачей самостоятельно, не прибегая к профессиональной помощи электриков.

3

Для этого, порывшись в своей сумке, извлёк на свет Божий китайского производства тестер, воткнул в соответствующие разъёмы провода с наконечниками и приступил к поиску обрыва электропроводки, для чего им были выполнены совместно со своим подчинённым – командиром 1-го отделения электриков старшиной 2 статьи Павловым Игорем Фёдоровичем следующие мероприятия:

а) сразу после входа в квартиру (слева, если смотреть на выход) поставлен стул;

б) подчинённому были выданы электротехнические перчатки, отвёртка – индикатор, кусачки и пассатижи с изолированными в соответствии с ПЭЭК–91[4] ручками:

в) на стул был поставлен товарищ Павлов, который поднял руки вверх и открыл соединительную коробку, что была практически под самым потолком;

г) временно отключены питающие автоматы в щите на лестничной площадке;

д) руками с надетыми диэлектрическими перчатками аккуратно вытащен клубок проводов, спаянных совместными усилиями по обеспечению квартиру электроэнергией;

е) аккуратно провода раздвинуты в разные стороны и частично очищена «потёкшая» от чрезмерных усилия и токов изоляция;

ж) включены автоматы на площадке и тестером лично Васисуалием проверено наличие выходного напряжения на выходных клеммах автоматов;

з) убедившись, что из аппаратов славного китайского производства напряжение таки выходит, Васисуалий передал тестер всё того же китайского производства товарищу Игорю Фёдоровичу, который начал тыкать щупами в оголённые части проводов…

Итог – дисплей тестера показывал три нолика и ехидно улыбался. Старшина 2 статьи доложил об этом своему начальнику, но тот не поверил, сверг подчинённого с высоты стула, забрался на него (стул я имею в виду) сам и лично в течение пяти минут «прозвонил» все провода.

Дисплей тестера откровенно веселился, показывая всё те же три нолика…

Что в данном случае делает нормальный электрик?

Правильно – ищет обрыв провода.

А что для этого надо?

А ничего сложного –

а) взять щуп, установить его в изначальную точку (где гарантированно было напряжение) – к примеру «ноль» или «минус»,

б) удлинить второй щуп на длину, достаточную для того, чтобы дотянуться до ближайшей точки электропроводки, где напряжения не наблюдается;

в) установить тестор на «прозвонку»;

г) и наконец – прозвонить участок цепи;

д) то же самое выполнить, но первый щуп уже установить на точку «фаза» или «плюс»;

е) и повторить процедуру прозвонки…

Это и было произведено Васисуалием, но зуммер тестера нигде не прозвучал, явно указывая, что цепь разомкнута везде.

Это было непонятно выпускнику (ах, так хотелось написать Военно–Морского Инженерного Училища) Военного Института – точки есть, провода, когда их дёргаешь показывают, что целые, а не «звонятся». Однако, во всех случаях есть как минимум два выхода из любой ситуации. Поэтому Василий Васильевич не стал заморачиваться, а, порывшись в уже занесённых в квартиру ящиках, извлек на всеобщее обозрение моток кабеля. Взглянув в торец отреза, КЭТГ увидел, что сечение проводов – 4 «квадрата» (мм2), прикинул палец к носу и решил, что для временной переноски данный кабель подойдёт как никак лучше.

4

Электротехническим ножом зачистив концы жил с обоих сторон, Васисуалий отдал приказание старшине 2 статьи закрепить жилу в коричневой оболочке на «фазу», а с голубой – на «ноль», что и было выполнено мастерски и качественно Игорем Фёдоровичем.

Далее командир группы электриков не поленился снова взгромоздиться на стул, потрогал провода и смело подсоединил вторые «кончики» кабеля к двум проводам. В конце коридора (рядом с ванной комнатой) за ним наблюдала Татьяна Михайловна в ожидании момента – когда же «лампочки Ильича» засветятся в полную мощь…

Васисуалий отодвинулся от оголённых проводов со стула и скомандовал Павлову: «Включай»…

Тот щелкнул выключателями, под потолком в прихожей заискрило как на новогодней ёлке, затем через пару секунд раздался лёгкий хлопок, автоматы выключились, а коридорчик заполнили волны противно пахнувшего дымочка. Васисуалий инстинктивно отпрянул от источника сыпавшихся бодреньким водопадом искр и отклонил своё тело назад – подалее, но маленько не рассчитал. И всё бы было ничего, если бы стул не начал опрокидываться от резкого движения тела Василь Васильевича. Наконец земное притяжение победило и стул лёг обратной стороной спинки на дощатый пол. Вместе со стулом через несколько секунд в пол впечаталось тело и командира ЭТГ подводной лодки «Б–…». Раздался лёгкий стук затылка электрика об пол и сознание на некоторое время покинуло старшего лейтенанта. Старшина 2 стать не стал делать из падения начальника трагедию и благоразумно остался наблюдать за развитием событий на лестничной площадке.

5

Татьяна Михайловна с криком раненой рыси подлетела к распростёртому на досках пола телу супруга в полной уверенности, что уже стала вдовой, однако при ближайшем рассмотрении ею выяснилось, что благоверный дышит, хотя и пребывает в состоянии неглубокого аута. Вокруг тела главного электрика «потаённого судна» лежала пыль и гарь. Супруга сплюнула (мысленно, ессно), развернулась, ругая про себя своего незадачливого мужа, и пошла за совком и веником, чтобы привести полученную с таким трудом квартиру с очень «несчастливым» номером в Божеский вид

Наконец веки лежащего затрепетали и Васисуалий открыл глаза. «Твою мать, не туда подсоединил», – подумалось старлею, но ничего страшного в этом он не заметил. Потрясая головой, Василий поднялся с пола, прошёл к щиту на лестничной площадке, отодвинул тело Игоря Фёдоровича вправо и убедился, что выключатели автоматов смотрят вниз, после чего Васисуалий снова поднялся на стул, отсоединил слегка обгоревшие концы переноски, зачистил их и подсоединил уже к другой паре проводов.

Затем слез и скомандовал терпеливо ожидавшему на лестничной площадке старшине 2 статьи: «Включай!»

Тот снова щёлкнул автоматами и всё повторилось в точности, как и в первый раз – искромётные огни новогоднего фейерверка, хлопок, дымок и почёсывание рукой в затылке руководителя электротехнических работ, только вот падения не было – старлей стоял крепко на своих ногах, но это почему–то не продвигало весь процесс с мёртвой точки…

«Блин, не к тем проводам подключил, – констатировал муж начинавшей багроветь от благородного возмущения Татьяны Михайловны и в который раз смущённо почесал тыковку пятернёй. – Сейчас определимся…»

– Слышь, электрик хренов, почему короткое замыкание у тебя постоянно? – вопросила дражайшая половина в юбке незадачливого Доливо–Добровольского[5], Лосева[6] и Гоголеву[7] в одном лице, выказывая своим вопросом некоторые познания в развитии отечественной электротехники. – Давай делай, а то заставлю два пальца воткнуть в розетку и будешь стоять вместо торшера у моей кровати…

Василий Васильевич понял, что рассерженная супруга вовсе не шутит, а стоять вместо светильника ему никак не улыбалось, поэтому он вздохнул и продолжил свои эксперименты…

6

Когда подобная процедура повторилась в пятый раз, Василий Васильевич надолго и тяжко задумался – пар проводов больше не было, в коридоре стоял едкий запах подгоревшей проводки, в глазах плясали искры, а мозг отказывался что–либо понимать…

Татьяна Михайловна мужественно досмотрела «Маски–шоу» до конца, прокомментировала ситуацию в том духе, что плохому танцору понятно что мешают, и ушла на кухню, чтобы не дышать гадостью, плавно «вытекающему» из коридора на лестничную площадку…

Время приближалось к полудню. Бойцы покинули своего начальника, отправившись на обед,

чем ещё более оскорбили нежную, трепетную и ранимую душу Татьяны Михайловны

Решение к старлею никак не приходило. Электроны упорно не желали бегать по проводам, замурованным в стенах уже вслух проклинаемой Татьяной Михайловной квартиры, чтоб им (имеются в виду – квартира и отдел по воспитательной работе, которую эту квартиру выдал) «пусто было».

Василий Васильевич в очередной раз замерил напряжением тестером на выходе  из автома-

тов – цифры на дисплее показывали, что если не 220, но 200 вольт там на клеммах присутствовали. От автоматов провода шли, ныряли в стенку и где–то там посреди кирпича электроны устроили пикник и никуда двигаться упорно не желали.

7

Встал сакраментальный вопрос: «Что делать в этом случае?» Ибо свет нужен, плита работать упорно не желает, а, следовательно, обеда им, сердечным, не видать как собственных затылков…

Значит – как в игре «Кто хочет стать миллионером» – нужен «звонок другу», то есть совет компетентного товарища по поводу происходящего. Васисуалий позвонил своему механику, но тот сказал, что уезжает на 14-ый километр[8] за новым насосом, так что, мил друже, суетись сам…

КЭТГ с «десятки» оказался «кормящим» папой (жена уехала по каким–то неотложным делам женсовета корабля в Петропавловск–Камчатский), киндер – сам понимаешь – как энерджайзер – требует постоянного внимания – то есть культурно послал Васисуалия на хутор бабочек ловить…

Были перебраны практически все, оставался в телефоне Василия Васильевича последний номер – капитана 2 ранга Пониковского, который вечно «гнобил» Васисуалия за его неумение быстро соображать и стойкое нежелание сдавать зачёты по специальности и подымать свой профессиональный уровень. Но делать нечего – номер главного электрика был набран. После того, как Станислав Семёнович ответил. Васисуалий в мрачных тонах обрисовал «обстаконовку» и, холодея от мрачных предчувствий и обливаясь едва ли не предсмертным потом, попросил «ботик Петра I» (читай рассказ «Цирк уехал») о помощи. К удивлению старлея капитан 2 ранга спросил – куда идти и, получив адрес, сказал, что через 15 минут будет…

Пониковский поднимался на третий этаж старого дома не спеша, как он любил говорить – «с чувством, толком, расстановкой». Поднявшись на лестничную площадку, Станислав Семёнович повернул налево к открытым дверям, в которых сиротливо жалась к косяку фигура подчинённого.

– Какие проблемы? – вопросил главный метролог старшего лейтенанта. – Что сделал? Интересно – а с чего бы это ты такой напряжённый?

8

Василий Васильевич обрисовал картину и озвучил выполненные мероприятия.

– Ладно, если гора не идёт к Магомету, то будем озадачивать хохлушек с Тверской, – прокомментировал ситуацию Станислав Семёнович. – Залазь на стул и рассоединяй провода. Все.

Тут «ботик Петра I» заметил вышедшую посмотреть на обладателя нового голоса супругу старлея и вежливо поздоровался с дамой.

– Не журись, дывчина, сейчас разберёмся, а пока принеси–ка ручку, которая пишет, листок

бумаги, рулончик скотча, а ещё лучше – лейкопластыря, да ножницы не забудь прихватить…

Та, обрадовавшись, что дело может наконец–то сдвинуться с мёртвой точки, быстро нырнула

в одну из комнат и через минут пять вынесла Пониковскому и рулон лейкопластыря, и скотч, и остальное заказанное.

Главный электрик и начальник её супруга поблагодарил прекраснейшую из созданий Творца, принял из её рук истребованное и повернулся к Василию Васильевичу.

Тот уже закончил разъединять провода и стоял на стуле, ожидая следующих приказаний. Станислав Семёнович поинтересовался – сколько концов получилось и, узнав, что их ровно 10, не спеша и обстоятельно нарезал 10 тонких полосок лейкопластыря, пронумеровав их от «1» до «10», затем поочерёдно передал их Васисуалию, который под руководством своего начальника «отмаркировал» концы.

– Слазь, Завойский[9], на тебе листок – рисуй 10 кружочков, а затем план квартиры. В местах лампочек, выключателей и розеток – рисуй клеммы, а я пока пойду выключатели повскрываю и розетки. Как нарисуешь – вскрывай остальные соединительные коробки, разъединяй провода, зачищай концы и маркируй их…

Пока тот исполнял приказание, Станислав Семёнович рассказал вычитанную когда–то в одном техническом журнале об одном осуждённом к казни на электрическом стуле американце, который, когда его посадили в столь широко известное столярное изделие с проводами, решил подсказать руководителю казни причину отчего–то не сработавшей электросхемы стула. Начальник поверил осужденному – и точно – в указанном месте был обрыв кабеля, который устранили и закончили исполнение приговора, как того и требовало предписание. Вот уж действительно – во многия знания – тады может запахнуть и жареным…

9

В течение получаса вся «коммутационная аппаратура» была вскрыта, а на листе бумаги появилось куча маленьких кружочков. Пониковский осмотрел плоды рук своих и Васисуалия, затем вышел на площадку и позвонил в первую попавшуюся дверь, которую через пять минут открыла девушка с уже явно наметившимся животом. Станислав поздоровался с будущей мамой и попросил её – чтобы веселее было ожидать благоверного со службы – вскипятить им чайник «жареной воды», а то «так пить хочется, что живот от голода сводит и переночевать негде»…

Через 5 минут дама, назвавшаяся Валей¸ вынесла электрочайник, была приглашена к новоявленной соседке, и они вдвоём быстренько – на скорую руку – сварганили лёгкий обед, состоящий из 4-х «Кукси», по два куска хлеба на товарища, и после повторного нагрева водички – по кружке пайкового кофе, который Пониковский называл «пылью российских дорог» (читай рассказ «Государственные испытания»).

Пока корейская лапша, от которой дохнут крысы, заваривалась кипяточком, капитан 2 ранга развлекал двух дам и скромно стоявшего в сторонке старшего лейтенанта историями, которые в неимоверном количестве хранились в его памяти. Когда разговор зашёл по какому–то поводу, касавшегося жён декабристов (которые в 1925 году решили свергнуть Николая I, и тем самым разбудили Огарёва и Герцена), то Пониковский рассказал удивительную историю про одного господина, который руководил следствием по делу «декабристов», а им оказался не кто иной как Александр Христофорович Бенкендорф, который собрал всех обвиняемых на первый допрос и сказал бывшим «революционерам» буквально следующее:

«Вы утверждаете, что поднялись за свободу для крепостных и Конституцию?

Похвально.

Прошу тех из вас, кто дал эту самую свободу крепостным – да не  выгнал  их  на  улицу, чтобы те помирали, как бездомные собаки, с голоду под забором, а отпустил с землёй, подъёмными и посильной помощью – поднять руку. Если таковые имеются, дело в их отношении будет прекращено, так как они действительно поступают согласно собственной совести.

10

Я жду.

Нет никого?

Как странно

Я–то своих крепостных отпустил в Лифляндии в 1816-м, а в Тамбовской губернии в 1818-м. Все вышли с землёй, с начальными средствами. Я заплатил за каждого из них податей за пять лет вперёд в государственную казну. И я не считаю себя либералом или освободителем! Мне так выгоднее. Эти люди на себя лучше работают. Я зарабатываю на помоле, распилке леса и прочем для моих же бывших крестьян. Я уже все мои расходы покрыл и получил на всём этом прибыль. И я не выхожу на площадь с безумными заявлениями или протестами против Государя или, тем более, против Империи!..

Так как вы ничем не можете доказать, что дело сиё – политическое, судить мы вас будем как бунтовщиков и предателей Отечества, навроде Емельки Пугачёва. А теперь – всех по камерам! В одном этапе с уголовными пойдёте, сволочи!»

После чего главный электрик славной бывшей отдельной бригады приподнял крышку над ёмкостью с лапшой, убедился, что та готова к перемещению в желудок, и пригласил слушателей откушать – чем Боженька послал…

Окончив трапезу[10], женщины принялись за уборку кухонного стола и мытьё чашек, а электрики принялись за работу, которая продолжалась около полутора часов. Станислав Семёнович предварительно отзвонился своему начальнику – Воронову Викторову Васильевичу – и предупредил, что будет находиться в квартире у Савельева – а то там «полный завал» с электропроводкой. Затем, удлинив один из щупов, электромеханические силы «прозвонили» все концы и под чутким руководством Пониковского Васисуалий составил схему канализации электросетей вновь обретённой офицерской четой квартиры…

Дальше всё обстояло до предела будничо и прозаично. Отмаркированные концы были соединены в соответствии с разработанной Пониковским схемой, заизолированы, а к двум на входящей распределительной коробке подключена «переноска». Станислав Семёновчи самолично проверил отключение всех пакетников, выключателей и плиты, после чего дал ожидавшему его Васисуалию уже неоднократно в этот день звучавшую команду: «Включай!»

Тот щёлкнул пакетниками автоматов… и ничего не произошло. Ничто не коротило, искры не сыпались, дым идти не желал ниоткуда, вот только из кухни раздался вскрик Татьяны Михайловны, от греха подальше ушедшей из коридора. Муж с тревогой на озабоченном лице вбежал на кухню, вслед за ним туда же вошли Валентина и Станислав. Татьяна показывала на электроплиту, на которой уверенно и гордо горел оранжевый огонёк под первым справа «блином» нагревательного элемента, и блаженно улыбалась. И вот действительно – а что женщине для полного счастья надо?

Правильно – чтобы был свет и плита работала. Васисуалий подошёл к плите, отключил первый «блин», уже успевший ощутимо нагреться, и по очереди проверил работу остальных «нагревательных элементов». Плита  работала  как  часы, приводя в полное недоумение Пониковского,

ибо тот помнил, что кабеля на плиту не прозванивал (они запитывались отдельно), то  есть  плита не была подключена к сети.

По команде главного метролога Василий Васильевич поставил все переключатели плиты «в ноль» и выдернул общий штепсель плиты из розетки. Два электрика вооружились тестером и замерили напряжение в розетки. Экран показывал уверенные 200 вольт, что говорило явно о том, что питание подходит к плите из другого места.

«Кто сказал на Бога «рашпиль»? – задал непонятно кому вопрос в пространство, осмотрел квартиру, ничего не трогая и не включая, после чего подвёл резюме своим действиям. – Вот так слепых дерут во все щели…» и осёкся, встретившись с начинающей краснеть супругой своего подчинённого и вспыхнувшей, словно кумач над рядами атакующих Волочаевскую сопку подчинённых Блюхера, Валентиной

Далее под руководством выпускника СВВМИУ[11] снова были выключены автоматы, затем – по очереди были подключены розетки, предварительно очищенные от продуктов жизнедеятельности тараканов, а две, из которых сочилась водичка, были выдернуты из своих гнёзд, протёрты насухо и «прозвонены» на предмет сопротивления изоляции, а затем подключены к проводам и установлены на место.

В последнюю очередь дизельные электрики занялись освещением помещений, которое и закончили около 17 часов. После этого Станислав Семёнович не поленился забраться на стул, отсоединить «ноль» и «фазу» от пучка кабелей в соединительной коробке над дверью и просунул кабель в дырку от телевизионного кабеля, просверленную в косяке двери предыдущими жителями. После этого он подсоединил «штатно» концы кабеля с соответствующими кабелями в коробке, обжал соединения от всей души пассатижами и, не жалея изоленты, заизолировал места соединений, слез со стула и сказал стоявшей около входа в ванну Татьяне:

– Насяйник, принимай труды.

Затем подошёл к выключателю в прихожей, нажал на «пипку», переведя того в состояние «Вкл»[12] и повернулся к супругу счастливой новосёлки с приказом:

– Подать питание…

Васисуалий (не Лоханкин, а Савельев – прошу не путать) включил оба автомата и коридор залил яркий свет от 75-ватной лампочки, которую лодочный Вавилов[13] заблаговременно успел вкрутить, пока его начальник скакал с пола на стул и «прозванивал» кабеля…

Отклонив настойчивые просьбы Татьяны Михайловны остаться отужинать, Станислав Семёнович осмотрел электротехническое хозяйство квартиры, хмыкнул и ушёл к себе домой, не забыв напомнить последователю Чиколева[14], чтобы Василь Васильевич не забыл убрать «сопли»[15], а заменить их на штатный кабель, закрепить его как положено (чтобы не висел на стене как использованный презерватив на стене дома под окном блудницы) и не позорил высокое звание электрика Российского Военно–Морского Флота перед ним и женской половиной лестничной площадки…

Как уважаемый читатель уже догадался – через год, когда Пониковского по каким–то делам занесло в этот же дом (ему надо было встретиться по поводу передачи кое–какого технического имущества с отстойных атомных «раскладушек» на лодки 182-ой бригады с мужем уже родившей к тому времени сына Валентины, который тоже был родом из механического племени, только из дивизиона «отстоя»,), то подойдя к квартире со зловещим номером «13», в котором жила семья «страшного лейтенанта» Савельева В.В., капитан 2 ранга увидел, что «сопли» пребывали в девственном (имеется в виду – первоначальном) виде, единственное, чем их вид отличался от состояния годичной давности – это толстый слой пыли и грязи, покрывший изоляцию кабеля.

«Тяжело быть идиотом, ибо это – на всю жизнь», – подумал про себя готовящийся к увольнению в запас сын адмирала и смело надавил указательным пальцем на «пипку» звонка 14-ой квартиры…

 

[1] ЭТГ – электротехническая группа

[2] Пробник – патрон с лампочкой и с 2-мя проводами для проверки наличия напряжения в розетке или электросоединениях

[3] БЗЖ – борьба за живучесть

[4] ПЭЭК–91Правила эксплуатации электрооборудования кораблей 1991 года выпуска

[5] Впервые в мире осуществлена передача трехфазного тока на расстояние 170 км (Лауфен–Франкфурт, Германия). Автор этого проекта – русский инженер М.О. Доливо–Добровольский.

[6] Олег Лосев изобрел туннельный диод

[7] Александра Глаголева–Аркадьева стала первой всемирно известной русской женщиной–физиком, да еще получившей право занимать преподавательские должности в Московском университете. Научную деятельность она вела в области электромагнетизма. Она открыла единство световых и электромагнитных волн, и составила для них единую шкалу (1926 г.). Кроме того, Глаголева–Аркадьева сделала полную классификацию и оформление терминологии электромагнитных волн, разбив шкалу на части: низкочастотные волны, радиоволны, ультра–радиоволны, ИК–лучи, световые лучи, УФ–лучи, рентгеновские лучи, гамма–лучи. Ее исследования длились 25 лет.

[8] 14-ый км – склады техимущества.

[9] Евгений Завойский открыл электрический парамагнитный резонанс.

[10] Трапеза – «приём Асами земной пищи, утверждённой Творцом»

Т(вердо) + Ра(Изначальный Свет) + П(ища) + Е(сть) + З(емля) + А(съ)

[11] СВВМИУСевастопольское Высшее Военно–Морское Инженерное Училище, расположено в п. Голландия в городе–герое Севастополе.

[12] Вкл – включено.

[13] Сергей Вавилов, оптик, на основе его работ создана лампа дневного света

[14] Владимир Чиколев, электротехник, создал дуговую лампу с дифференциальным регулятором.

[15] Сопли – так на флоте частенько называют незакреплённые и болтающиеся провода.

Да будет свет.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 10.07.2016
  • Последнее изменение: Июль 10, 2016 @ 9:25 дп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Дед Мороз и Снегурочка

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up