Loading...
You are here:  Home  >  Международная панорама  >  Current Article

«Детские сады в Германии имеют так называемый интимный уголок»

Опубликовано: 14.10.2017  /  Нет комментариев

«После войны население ФРГ было подвергнуто сильному промыванию мозгов со стороны американской, антихристианской идеологии. Она пришла с культурной революцией 1968 года, когда родилось движение хиппи», – заявил газете ВЗГЛЯД депутат бундестага Вальдемар Хердт («Альтернатива для Германии»). Он считает, что немцы в Советском Союзе сохранили германскую идентичность лучше, чем жители самой ФРГ.

Накануне в Германии были объявлены официальные итоги выборов в бундестаг. За блок ХДС/ХСС проголосовали 32,9% избирателей, что на 8,6% меньше по сравнению с предыдущими выборами. «Альтернатива для Германии» (АдГ) получила 12,6%, прибавив с прошлых выборов те же самые 8 пунктов. Первое заседание парламента намечено на 24 октября.

Как пишет Deutsche Welle, по традиции правые должны сидеть по правую руку от президиума. Зал бундестага спланирован, однако, так, что чем правее места, тем ближе они к ложе правительства. Получается, что от кресел сопредседателей АдГ Александра Гауланда и Алисы Вайдель до кресла Ангелы Меркель рукой подать – буквально.

Но, похоже, в партии победные настроения уже стихают. В среду основательница АдГ Фрауке Петри объявила о создании собственной «Синей партии». По мнению Петри, АдГ стала слишком радикальной. Либеральная печать уже злорадно предрекает скорый распад партии, которая и впрямь выглядит довольно разношерстной.

О том, насколько правдоподобны ожидания раскола партии, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказывает один из избранных от «Альтернативы» депутатов бундестага, уроженец казахстанского села Забеловка, бывший гражданин СССР Вальдемар Хердт.

ВЗГЛЯД: Господин Хердт, большинство ваших коллег по фракции были избраны от бывшей ГДР, но вы победили в одном из округов Западной Германии. При этом вы – один из немногих русских немцев, избранных в бундестаг от «Альтернативы». В чем секрет успеха? Правда ли, что многие не только восточные, но и западные «немецкие немцы» увидели в АдГ партию, которая хранит верность традиционным национальным ценностям?

В. Х.: Да. Это единственная партия, которая действительно хочет вернуться к традиционным христианским ценностям, на которых построено все благосостояние этой страны.

Вальдемар Хердт<br>(фото: Michael Kappeler/DPA/Global  Look Press)

Вальдемар Хердт
(фото: Michael Kappeler/DPA/Global Look Press)

ВЗГЛЯД: Что, немцы в Советском Союзе сохранили германскую идентичность лучше, чем жители ФРГ?

В. Х.: Это неоспоримо, потому что по воле судьбы нам приходилось там оставаться немцами, чтобы выжить. Традиции, общение, пища, уважение к старшим, отношение к религии – все, что определяет идентичность любой этнической группы – мы сохранили лучше.

После войны население ФРГ было подвергнуто сильному промыванию мозгов со стороны американской, антихристианской идеологии. Она пришла с культурной революцией 1968 года, когда родилось движение хиппи. Потихоньку эти люди стали докторами, профессорами – и вошли в сферу образования, в политику. В течение этих 40 лет они продвигали идеологию мультикультурализма. Мы сейчас пожинаем плоды. Отсюда – демографический кризис, кризис идентичности.

ВЗГЛЯД: Вы известны не только как бизнесмен, но и как проповедник. На предвыборном митинге в начале сентября в Берлине вы заявили, что это Бог позвал вас в политику. А вы можете это доказать? Может, совсем наоборот – вы поддались соблазну власти?

В. Х.: Во-первых, я не собираюсь это никому доказывать. Это нельзя доказать. Это внутреннее убеждение, это вера. Как можно доказать веру? Никак! Можно верить или нет. Хотя то и другое – вера. Для меня однозначно то, что с приходом в политику я не выиграл, если говорить о материальной стороне, а скорее наоборот. Поэтому тут уж придется мне поверить.

ВЗГЛЯД: На том же митинге вы сказали, что «40 лет в этой стране дьявол готовит законы Содома и Гоморры», что Германия превратилась в поле битвы двух демонических идеологий – гендерного равенства и радикального ислама. И что дети в детских садах попадают под влияние демонического закона. Какой закон вы имели в виду?

В. Х.: Почти все детские сады в Германии имеют так называемый интимный уголок, где мальчики и девочки могут раздеться догола и изучать особенности разных полов. Для нормального разума разве это не демонизация детей?! Ведь мы с самого раннего возраста воруем у них это детство.


ВЗГЛЯД: «Интимные уголки» предусмотрены в обязательном порядке?
Еще в Казахстане нам рассказывали, что какой-то идеолог коммунизма говорил: «Если мы сможем сделать так, что до пяти лет ребенок ни разу не услышит о Боге, то он наш». То же самое делают и сейчас. Они пытаются с самого детства забрать у них что-то из сердца. Это страшно, опасно! Это приводит к тому, никто не хочет иметь семьи, никому не хочется брать на себя ответственность, нет ничего святого. Это дорога в ад, если по-мирски говорить. Законы Содома и Гоморры – это как раз то, к чему очень приближено германское законодательство.

В. Х.: В рекомендательном. Самого закона нет. А подзаконные акты рекомендуют, например, сексуальное образование в школе. На уроках детишкам начинают раздавать деревянные члены. Это все полная глупость! У меня тоже дети есть, я видел, что с ними делается после этого… Могу рассказать одну историю. Девочка пришла домой, и папа видит, что она на себя не похожа, не дает себя обнять, плачет. Явно что-то случилось на уроке. Когда он позвонил в школу, то учительница предложила обратиться за помощью к психиатру, телефон которого уже лежал у дочери в папке. То есть проводится урок, результат которого – обращение к психиатру.

ВЗГЛЯД: Ваша партия выступает против популяризации ЛГБТ-сообществ, однако одна из двух сопредседателей партии Алиса Вейдель – лесбиянка, живущая в лесбийском браке, причем пара воспитывает двух детей. Нет ли в этом лицемерия?

В. Х.: Это как раз здорово. Мы ничего не имеем против личной жизни. Каждый из нас вправе выбирать, как жить. Но мы против того, когда этот образ жизни становится политически пропагандируемым. Его ставят чуть ли не выше всех других образов жизни. Наша партия против этого, а не против людей, которые живут этим. Нужно смотреть прагматично.

Нашей стране нужны дети. А от этого образа жизни не происходит детей, поэтому государству нельзя его поддерживать.

Государство должно финансировать и поддерживать то, что обеспечивает ему дальнейшее существование. А эта идеология ведет к вымиранию. Это идеология смерти. Но и запрещать – это тоже не дело государства. Это вмешательство в личную жизнь.

ВЗГЛЯД: АдГ набрала популярность как партия протеста против наплыва мигрантов. Но, говорят, вы не сможете удержать популярность, поскольку у вас нет позитивной повестки…

В. Х.: Действительно, на волне протеста. Этот протест еще не дошел до своего пика. Мы все еще на этой волне. Если закон о воссоединении семей приведет на нашу территорию еще 1,5–2 млн беженцев, тогда протест достигнет своего апогея, чего не хотелось бы.

Но оставаться на волне протеста еще никому не удавалось. Поэтому на первых же двух заседаниях я предложил три серьезных программных темы. Они покажут, что мы не только указываем на проблемы, но и предлагаем их решить. Мы должны как можно быстрее перейти в разряд партий, разрешающих проблемы. Тогда у наших оппонентов не останется аргументов.

Мы единственная партия, которая готова увидеть в каждом беженце потенциал – и попробовать через создание совместных предприятий вернуть их в Ирак и Сирию. Надо начать обустраивать эти территории не миллиардными вложениями сверху, которые все равно не дойдут до рядовых людей через коррупционные каналы. Надо способствовать их добровольному возвращению на родину с помощью микрокредитов, выдаваемых там на месте. Тогда они сами вернутся домой, начнут там работать и строить. Это предлагает только наша партия.

ВЗГЛЯД: Вы не опасаетесь, что партия теперь незаметно бюрократизируется? За пару лет ваши коллеги превратятся в обычных партийных функционеров? Вас постепенно прикормят привилегиями?

В. Х.: Пока мы находимся в очень жесткой оппозиции. Нас никто прикармливать не будет. Нас будут пытаться нейтрализовать. Но это хорошая тренировка.

Мне лично политика как таковая была не нужна, у меня достаточно своих дел, которые позволяли спокойно жить. Я пришел в политику именно для того, чтобы что-то поменять в стране. Я понимаю, что все, что мы сейчас выстраиваем, можем очень скоро потерять. Никакое прикармливание таким людям, как я, которые пришли за идею, не грозит.

Хотя опасения имеют право на существование. Не все пришли за идею. Кто-то пришел за хорошей зарплатой. Хорошо, что эти четыре года мы будем в оппозиции. Будет время посмотреть, кто есть кто.

ВЗГЛЯД: Господин Хердт, как вы оцениваете поступок Фрауке Петри? Говорят, к «синим» уже переходят некоторые активисты АдГ.

В. Х.: Это было ожидаемо и наверняка давно запланировано. Она имеет право выражать свое политическое мнение. Ничего страшного в этом не вижу – нормальный демократический процесс. Если у нее получится, она найдет эту нишу, то здорово. Буду рад за нее.

Хотя… По-моему, люди не любят предателей. Так, как она поступила, особенно сама форма, это неправильно. Делать это демонстративно, устраивать спектакль, как мне кажется, с ее стороны было ошибкой. Она могла бы намного больше симпатизантов взять с собой, если бы сделала это красиво.

Но не думаю, что это сильно повредит «Альтернативе». Мы позиционируем себя как умеренных центристов, как партия патриотов с консервативными взглядами. Думаю, эта ниша закрыта. Фрауке Петри надо искать какую-то другую, но я не могу представить, какую.

ВЗГЛЯД: Но как отразится на репутации партии тот факт, что из нее ушла ее основательница?

В. Х.: Думаю, это не было свободным решением Петри. Было какое-то влияние – влияние извне. Популярности «Альтернативе» это однозначно не добавило, но в такой молодой партии, как наша, неизбежны чистки. Кто-то будет приходить и уходить. Каждый из нас имеет свое право и мнение. Этим и хороша наша партия.

Единственное, чего не хотелось бы, – это выносить сор из избы. Надо это решать на внутрипартийной площадке. Если ты смог убедить большинство, значит, ты двигаешься вперед. Если не смог убедить большинство – работай дальше.

ВЗГЛЯД: Правда ли, что многие русские немцы призывают к отмене санкций против Москвы? Это чисто моральная солидарность со своей бывшей страной или больше трезвый экономический расчет на выгодный бизнес с Россией?

В. Х.: Да, правда. И не только русские немцы. Этого хотят все здравомыслящие люди. В Германии понимают, что эти санкции нанесли стране не меньше вреда, чем России. Столько крестьянских хозяйств попало на грань банкротства! Мы добровольно отказались от огромного рынка, который так долго завоевывали для бизнеса. Это был провал дипломатии.

Избиратели понимают, что через нас могут высказываться, и поэтому голосовали за нас. Это моральный и коммерческий интерес. Мы хотим добрососедских отношений. А не методик, которые вообще нельзя назвать демократическими. Это глупость полная! Объявление санкций – это была мера, принятая под давлением. Она не принесла пользы ни российскому народу, ни украинскому народу, ни тем более немецкому народу. Эти вещи надо поменять.

Источник

«Детские сады в Германии имеют так называемый интимный уголок»
Средняя оценка: 5. Голосов: 1

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Афганистан просит Россию выгнать американцев

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up