Loading...
You are here:  Home  >  История  >  ВОВ  >  Current Article

Герой четырёх таранов

Опубликовано: 05.12.2017  /  Нет комментариев

Старший лейтенант Ковзан в 1942 году.

За годы Великой Отечественной наши лётчики таранили самолёты противника более 600 раз. 34 пилота совершили по два тарана, Ещё двое — Николай Васильевич Терёхин и Алексей Степанович Хлобыстов — совершили по три тарана, и для каждого из них третий таран закончился гибелью. Но был в нашей авиации лётчик, который таранил немцев четыре раза и при этом остался жив.

Борис Иванович Ковзан участвовал в войне с первого дня. К моменту начала Великой Отечественной он служил в 160-м истребительном авиаполку ВВС Белорусского особого военного округа и боевой счёт открыл на третий день войны, сбив вражеский бомбардировщик Do-215. Первый же свой таран он совершил 29 октября 1941, когда в составе 42-го истребительного авиаполка защищал небо Москвы. В тот день младший лейтенант Ковзан на самолёте МиГ-3 вылетел на сопровождение штурмовиков 74-го и 299-го штурмовых полков, обстреливавших колонны противника на подступах к городу Ефремов. Уклоняясь от огня наземной зенитки, Ковзан слегка приотстал от товарищей и на обратном пути его самолёт настигли четыре Me-109F-2 из состава I./JG51 — 1-й эскадрильи 51-й истребительной эскадры тогда ещё живого Вернера Мёльдерса. Одного из них с бортовым номером 9218 Ковзан сбил, а от остальных сумел оторваться, уйдя на недосягаемую для немецких самолётов высоту. Когда Ковзан уже подлетал к своему аэродрому, он разглядел ведущий воздушную разведку двухмоторный Me-110 с бортовым номером 4102 из состава 26-й эскадры тяжёлых истребителей (Zerstörergeschwader 26), носившей имя Хорста Весселя – штурмфюрера СА, убитого ротфронтовцами в 1930 году.

Немцы давно стремились обнаружить наш аэродром, и, похоже, этот разведчик был близок к выполнению поставленной ему задачи. Все патроны Ковзан уже успел израсходовать, и лётчик решил идти на таран. Однако пилот самолёта унтер-офицер Эрнст Мюллер об этом не знал. Мюллер, несмотря на низкое звание, был опытным лётчиком. Опытным и пуганым. 20 июля 1941 года его уже сбивали наши истребители. Когда тот день в районе деревни Большой Сабск в Ленинградской области его атаковал такой же МиГ-3, управляемый тогда лейтенантом 7-го истребительного авиаполка Павлом Никодимовичем Даргисом, уже сбивали наши истребители. В тот раз Мюллер понадеялся, что русский самолёт будет если не сбит, то хотя бы отогнан его стрелком-радистом ефрейтором Гербертом Путкаммером. Однако Даргис не испугался и, несмотря на плотный огонь спарки MG-17, вплотную подошёл к немецкому самолёту и сбил его огнём двух ШКАСов и крупнокалиберного УБ.

В тот день Путкаммер погиб, а сам Мюллер едва спасся на парашюте, и теперь, вместо того, чтобы дать своему новому стрелку ефрейтору Альфонсу Штиллю расстрелять приближающийся русский самолёт, он начал бешено маневрировать, не давая Штиллю прицелиться. Однако и этот приём Мюллера не спас: удар винтом, вращаемым 1350-сильным двигателем АМ-35А, отрубивший двухмоторному Мессеру хвостовой оперение, не оставил шансов ни ему, ни ему, ни ефрейтору Штиллю.

Ковзан таранит Ju-88 над Торжком 22 февраля 1942 года.

После этого тарана Ковзан совершил вынужденную посадку и был признан пропавшим без вести. Но через два дня его обнаружили у севшего на брюхо самолёта около деревни Титово. Лётчик, не получивший ранения, мог бы добраться до аэродрома пешком, но не решился бросить самолёт стоимостью 158 тысяч рублей. Винт удалось отремонтировать в колхозной кузнице по месту посадки, и самолёт вскоре вернулся в полк.

Вскоре 42-й иап убыл с фронта на переформирование, а Ковзан был переведён сначала в 184-й, а потом и в 744-й иап. Там он воевал уже на Як-1. Второй таран он совершил на нём. Произошло это 22 февраля 1942 года во время удержания немцев в Демянском котле. Перелетая с аэродрома Выползово на площадку Крестцы, вскоре после взлёта  Ковзан заметил бомбардировщик Ju-88 и решил его атаковать. Убив из бортового оружия обоих бортстрелков, он израсходовал весь боезапас и вынужден был добивать  Юнкерс таранным ударом. Отрубив ему хвост, Ковзан произвёл посадку на лыжи на повреждённом самолёте.

15 февраля за эти оба тарана Ковзан был удостоен ордена Ленина.

Як-1 из 744-го иап. На этом самолёте воевал однополчанин Ковзана командир эскадрильи старший лейтенант Павел Филиппович Заварухин


Третий таран для Ковзана также окончился удачно. 9 июля 1942 он вылетел на прикрытие пятёрки наших «пешек» в составе группы из шести истребителей. Будучи ведомым в ударной паре, Ковзан заметил два Me-109F, заходящих снизу в хвост ведущему. На фюзеляжах немецких самолётов красовались зелёныё сердца. Чтобы сорвать атаку Мессеров, Ковзан, сделав боевой разворот, пошёл в лобовую атаку. Однако Мессеры разделились и стали брать его в клещи. При  этом в самом начале боя немцы сумели пробить Яку систему охлаждения двигателя. Тем не менее, улучив момент, когда один из немцев после очередного виража не успел выровнять машину, Ковзан ударил вражеский самолёт правой плоскостью. Сорвавшись с высоты в три тысячи метров, немецкий самолёт врезался в землю у деревни Мятуново Любницкого района Новгородской области. Унтер-офицер Гейнц Грунд из 2-й группы 54-й истребительной эскадры погиб ещё в воздухе от разрыва сердца.

После этой воздушной победы Ковзан погнался и за вторым немцем, но в этот момент двигатель Яка окончательно перегрелся, и его заклинило, после чего Ковзан совершил вынужденную посадку на фюзеляж в 15 километрах от места падения самолета противника. Самолёт пошёл на списание, но у Ковзана не было ни царапины.

Именно после этого боя Ковзан был представлен к геройскому званию, но получил он его уже после четвёртого тарана, который он произвёл 13 августа 1942 года. В тот день, возвращаясь с задания, Ковзан вступил в бой с шестью немецкими истребителями. Получив ранение в голову и оставшись без боеприпасов Ковзан, сообщил по рации что покидает самолет и открыл уже фонарь, чтобы его покинуть. И в этот момент он увидел несущегося на него немецкого аса. Самолёты столкнулись лоб в лоб. Немецкий лётчик погиб сразу же, а Ковзана выбросило из самолёта через фонарь кабины. Падал он без сознания, но во время падения каким-то образом частично раскрылся его парашют. Приземлился лётчик прямо в болото, сломав ногу и несколько рёбер. Из болота его вытащили подоспевшие партизаны и переправили через линию фронта. В госпитале Ковзан провёл 10 месяцев, потерял правый глаз. Тем не менее, после госпиталя он вернулся в строй.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, капитану Ковзану Борису Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1103).

Ковзан в период заведования аэроклубом. На повседневный китель ради эффектного фото пришиты парадные погоны.

После войны до самой пенсии Ковзан работал начальником рязанского аэроклуба. Умер он в Минске 31 августа 1985 года в возрасте 63 лет.

Ковзан в Минске в день 40-летия Победы

Источник

Герой четырёх таранов
Средняя оценка: 5. Голосов: 3

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Иностранцы в Красной армии во время Великой Отечественной

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up