Loading...
You are here:  Home  >  Политика  >  Внешняя политика  >  Current Article

Глобализация с евразийской спецификой

Опубликовано: 16.06.2018  /  Нет комментариев

Президент РФ Владимир Путин перед началом заседания Совета глав государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)/ Михаил Метцель/ТАСС

Шанхайский дух

Саммит ШОС проходил на контрасте с канадскими посиделками «Большой семерки» и, объективно говоря, не в пользу последней. «Семерка» прошла в атмосфере скандала и раздора, которые продолжаются и после ее завершения. Шанхайская «Восьмерка», а это Россия, Китай, Киргизия, Таджикистан, Казахстан, Узбекистан, Индия и Пакистан демонстрировала единство, взаимопонимание и «шанхайский дух»: уважение суверенитетов и поиск общей выгоды для всех участников.

Саммит в Циндао привел к трансформации структуры организации. «Речь идет о кардинально новых доктринах и организациях. После саммита в Циндао ШОС – это не старый ШОС, где было перетягивание одеяла между РФ и Китаем. Это четыре ядерные державы», — говорит «Эксперт Online» профессор РУДН Юрий Тавровский.

Инициатором превращения ШОС в глобальную евразийскую организацию был, прежде всего, Китай. Как известно, Си Цзиньпин в 2017 году провозгласил новую внешнюю политику КНР – более активную, более соответствующую статусу Китая как державы №2 (а то и №1) современного мира. А значит, Китай готов принимать большее участие в формировании основ порядка в этом мире. Тем более если речь идет о евразийском, «домашнем» регионе Китая. Который, по мнению Пекина, может к тому же стать неким тестовым полигоном для его глобальных амбиций. «На саммите в Циндао Си Цзиньпин сделал очень важное заявление о том, что нужно добиваться создания сообщества единой судьбы ШОС. Сам по себе этот лозунг – создание сообщества единой судьбы человечества – был утвержден в качестве важнейшего элемента внешнеполитической доктрины Китая на XIX съезде и стал одним из столпов всей внешней политики Китая. Употребляя его в отношении ШОС, Си показывает, что ШОС для него – один из механизмов достижения этой единой судьбы, в которой Китай, понятно, будет играть очень важную роль», — говорит Юрий Тавровский.

Именно поэтому ШОС сейчас, по всей видимости, под началом Китая более активно займется евразийскими процессами. Как экономическими (Пекин готов вкладывать десятки миллиардов долларов в региональные проекты), так и в области безопасности. Например, в Циндаоской декларации было указано, что ШОС будет бороться против трех сил зла: сепаратизма, экстремизма и терроризма. Которых, как известно, на евразийском пространстве предостаточно.

Впрочем, были и решения, которые в декларацию не включили. Например, о создании совместных силовых структур. «У ШОС нет своих вооруженных сил. И создание механизмов в области безопасности – это будущее, возможно недалекое. Ситуация в индо-тихоокеанском бассейне меняется очень быстро. И для РФ и Китая было бы правильным подумать о взаимодействии в области безопасности. Скорее всего, этот вопрос обсуждался во время закрытой части переговоров», — говорит Юрий Тавровский.

На примере переговоров о таких вопросах, проблемность которых не удается скрыть, мы со временем увидим, в какой мере новые планы ШОС являются обоюдными и для России, и для Китая, а в какой — его собственным глобалистским проектом (в той или иной мере разделяемым другими участниками). Пока что последний Москве скорее выгоден, но в вопросах военного строительства наша сторона подчиняться кому бы то ни было не привыкла и не будет.

Евразийский автобус не резиновый

Немаловажным вопросом для ШОС как для теперь глобальной структуры становится вопрос расширения. Как известно, в 2017 году ШОС расширилась за счет присоединения Индии и Пакистана. Одним из главных адвокатов расширения была Москва, которую беспокоила чрезмерная мощь Китая в организации. «Индия – наш стратегический партнер, ее участие в ШОС, во-первых, позволяет рассчитывать на улучшение ее отношений с другим нашим стратегическим партнером – Китаем, а во-вторых, создать баланс в организации. Членство Пакистана нам, в общем, особых выгод не несет, это был размен: Китай соглашается на принятие Индии, мы – на принятие Пакистана», — поясняет «Эксперт Online» научный сотрудник ИМЭМО Алексей Куприянов.

Это решение вызвало много вопросов. Ряд экспертов считали, что игра не стоила свеч. Что включение Индии и Пакистана станет концом шанхайского форума, ибо индо-пакистанские противоречия выплеснутся на переговорах и фактически заблокируют в Шанхайской организации сотрудничества весь процесс принятия решений. Однако этого не произошло. Индия и Пакистан вели себя крайне конструктивно, ничего не блокировали и поставили свои подписи под всеми итоговыми документами, принятыми в Циндао.

Более того, министр иностранных дел КНР Ван И уже заявил, что ШОС может стать площадкой для нормализации индо-пакистанских отношений. Собственно, уже стала. «В рамках учений ШОС впервые индийские и пакистанские солдаты будут участвовать вместе в маневрах», — поясняет Алексей Куприянов. Да, до нормализации — как до Китая пешком, однако даже просто стабилизация индо-пакистанских отношений уже станет серьезным подспорьем решению проблем безопасности в евразийском регионе. Более того, она серьезно облегчит сторонам борьбу с угрозами, исходящими из Афганистана (который, как известно, тоже является полем индо-пакистанского противостояния).

Некоторые эксперты считают, что Индией и Пакистаном расширение ШОС не должно ограничиваться, что организация может одновременно развиваться как интенсивно, так и экстенсивно. «Можно идти на двух ногах… Если добавится Иран, Армения, КНДР, Монголия – я не вижу проблем, которые понизят качество работы организации», — говорит Юрий Тавровский.

Очередь на вступление в ШОС действительно большая. Помимо уже упомянутого Ирана, интерес к вхождению в организацию уже выразил министр иностранных дел Камбоджи Прак Сокхон. По его словам, Камбоджа может стать мостиком между ШОС и АСЕАН. Китаю, конечно, это интересно – Камбоджа является одной из стран Юго-Восточной Азии, где влияние Пекина очень велико, и посему Китай использует ее для продвижения своих интересов в АСЕАН. Но вот насколько это надо России? Если Кремль действительно согласен с китайской позицией и хочет сделать из ШОС глобальную структуру – то, наверное, надо. Но если Москва рассматривает ШОС все-таки не как инструмент китайской глобальной экспансии, и не инструмент влияния на АСЕАН, а как формат для стабилизации ситуации в центральной части Евразии, то распыляться не стоило бы.

Геворг Мирзаян

Источник

Глобализация с евразийской спецификой
Средняя оценка: 4.3. Голосов: 4

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Иностранным судам разрешат проход по Севморпути

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up