Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

Игры в цифровой песочнице

Опубликовано: 29.11.2017  /  Нет комментариев

Дискуссии начинаются перед заседанием РТК. На фото: министр труда Максим Топилин и председатель ФНПР Михаил Шмаков

ШТАБ РЕВОЛЮЦИИ

У некоторых членов правительства появилась новая игрушка: цифровизация. Она заменила уже не модные нанотехнологии. И не удивительно, что игрушка прижилась — ведь она приглянулась аж самому премьер-министру Дмитрию Медведеву, который недавно утвердил программу “Цифровая экономика РФ”. Причем утвердил с большими нарушениями. Документ не только не обсуждался Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений — на нем даже нет визы Минтруда!

О сути программы на заседании РТК рассказали замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Козырев и замминистра экономического развития Савва Шипов. Рассказывали так, что профсоюзная сторона долго гадала: это они серьезно или прикалываются с умными лицами? Кажется, работодатели размышляли о подобном же, ибо в какой-то момент просто начали смеяться в голос.

— Совсем скоро нам надо будет регулировать и отношения с роботами, — начал свое выступление Козырев. — Ученые из Йельского университета выяснили, что к 2027 году роботы заменят водителей грузовиков, в 2031 году — продавцов магазинов, в 2049 году — писателей. Если наступление роботов нельзя остановить, его надо возглавить, и сейчас я расскажу, как это можно сделать при помощи программы “Цифровая экономика”.

По его словам, “штабы этой революции” находятся в ведении бизнеса (в лице Автономной некоммерческой организации “Цифровая экономика”, созданной шестнадцатью крупнейшими российскими компаниями) и правительства (в лице подкомиссии по цифровой экономике при правительственной комиссии по информационным технологиям).

— Основная цель — в координации инициатив работодателей: как выстраивать регулирование, стимулирование и реформы в области цифровой экономики, — пояснил Козырев.

Штабы ориентируются на ту самую программу, о которой Алексей Козырев подробно рассказывать не стал, сообщив лишь, что она содержит пять разделов: нормативно-правовое регулирование, инфраструктура, кадры и образование, развитие цифровых технологий, кибербезопасность.

В принципе, желающие могут найти эту программу в интернете и ознакомиться. В ней много непонятного, странного и сюрреалистичного.

— Здесь формулировки, которые к жизни никакого отношения не имеют, — возмутилась вице-премьер Ольга Голодец. — Например: “не менее 60% компаний на рынке труда используют персональную траекторию развития вместо трудовых книжек”. Как такой документ мог появиться?

Вместо замминистра связи ей ответил глава РСПП Александр Шохин:

— Его подписал Медведев…

Кстати, ни профсоюзы, ни работодатели, представленные в трехсторонней комиссии, к разработке и обсуждению этого документа не привлекались. Так что Шохин тоже с интересом слушал, что же предлагает “штаб революции”.

— Это просто элементарная неграмотность! Кто писал этот документ? — продолжила Голодец. На сей раз ей ответил министр труда Максим Топилин:

— Похоже, роботы писали…

Огромный блок, связанный с развитием трудовых отношений, с Топилиным тоже никто не согласовывал. Голодец продолжала возмущаться:

— Вы готовите всех к светлому будущему, но мы хотим понимать, как это светлое будущее создается. Кто производит роботов?! Мы сейчас не можем найти рабочую силу, чтобы убирать урожай на полях, — кто у нас будет производить роботов? Вам рассказать, кто? Я была в Брянске и видела, как люди в своих гаражах собирают комбайны! Кто на промышленной основе поставит нам роботов для сельхозпредприятий, для опасных и вредных условий труда? Вот какие должны быть приоритеты. А вы пишете, что кто-то чему-то должен быть научен. У людей компетенции формируются, только если они ведут эту работу. У нас появились строители нового качества благодаря строительству Крымского моста! Вы — Минэкономразвития, и все ждут от вас предложений по развитию экономики. Но вы не предлагаете, как мы экономически будем двигаться. Вы встали на позицию сервиса и персонала, поэтому так и написан материал. А “сутевых” предложений в программе нет!

Савва Шипов попытался оправдаться. По его словам, суть программы в том, чтобы создать на территории РФ специальные правовые режимы, которые дадут возможность в конкретных отраслях или на конкретных территориях создавать современные бизнес-модели. Но при этом нельзя распространять цифровую экономику сразу на всю страну, нужно вначале обкатать ее в этих “правовых песочницах”, как он назвал экспериментальные районы.

Шипова закидали вопросами. Кто будет производить роботов? Что станет с работниками, чье место займут роботы? Как программа сопрягается с программой развития промышленности и с программой инновационного развития? А с программой роста производительности труда?

— Надо сопрячь! — заверил он всех. Правда, ему, кажется, не очень поверили.

Профсоюзная сторона заявила, что программа “Цифровая экономика РФ” принята с нарушением порядка ее разработки и рассмотрения, предусмотренного статьей 35.1 Трудового кодекса, поэтому необходимо отменить распоряжение правительства РФ от 28 июля 2017 года № 1632-р, которым она утверждена. Необходимо пересмотреть программу, исключив из нее меры, направленные на реформирование трудового законодательства и иных нормативных правовых актов в сфере труда.

— Все боятся прийти и сказать: царь, ну или вице-царь, мы тебя обманули! — сказал председатель ФНПР Михаил Шмаков.

КОНТРОЛЬ НАД ЧАЗАМИ

Еще один вопрос вызвал бурю возмущения — правда, уже между сторонами работодателей и профсоюзов. Это традиционный камень преткновения: деятельность частных агентств занятности (ЧАЗ).

С 1 января 2016 года Федеральная служба по труду и занятости проводит аккредитацию ЧАЗов на право осуществления деятельности по предоставлению труда работников. Согласно п. 6 Правил аккредитации, заявление о получении и продлении аккредитации, а также необходимые документы подаются в орган аккредитации лично руководителем ЧАЗа или уполномоченным. Из-за этого ЧАЗы сейчас несут большие расходы на командировки в Москву, где находится Роструд.

Поэтому “в целях совершенствования порядка предоставления необходимых документов” проектом постановления правительства РФ предлагается функции аккредитации ЧАЗ передать территориальным органам Роструда.

— Мы не можем поддержать подобное решение, поскольку в нем заложена возможность снижения контроля над аккредитацией частных агентств занятости, — заявил Шмаков.

К тому же профсоюзную сторону удивляет то, что, по информации представителя Роструда, в дальнейшем предполагается подавать документы на аккредитацию ЧАЗов в электронном виде через портал госуслуг. Какой тогда смысл передавать функции в территориальные органы Роструда?

Работодатели передачу полномочий в территориальные органы, конечно, поддержали и возмутились тем, что профсоюзы затягивают принятие данного решения. На что Шмаков заявил: жесткий контроль над деятельностью ЧАЗов — это принципиальная позиция профсоюзов, и они ее будут отстаивать.

ДО НУЛЯ

Директор департамента занятости населения Минтруда Михаил Кирсанов предложил принять величину допустимой доли иностранных работников на следующий год. Так, планируется три изменения по сравнению с прошлогодними показателями: на сухопутном пассажирском транспорте снизить долю с 30% до 28%, на автомобильном грузовом транспорте — с 30% до 28%, а в сфере выращивания овощей установить долю иностранных работников на уровне 50% по всей стране. Правда, для нескольких территорий предлагалось сделать исключения, разрешив привлекать для сбора урожая до 100% мигрантов: это Ставропольский, Хабаровский края, Архангельская, Волгоградская, Липецкая, Московская, Ростовская и Саратовская области.

Кирсанов пояснил, что с таким предложением выступил Минсельхоз, но когда Михаил Шмаков отказался поддерживать такое исключение, выступила представитель Минсельхоза, которая… также предложила ограничить мигрантов на полях — 50% без исключений! Она сослалась на то, что зарплата в агропромышленном комплексе в среднем одна из самых низких в стране. В южных регионах всего 8 — 9 тыс. рублей в месяц, при этом частники иногда расплачиваются не “живыми деньгами”, а продуктами.

— Если Минсельхоз за то, чтобы ограничить, — значит, ограничить! — поставила точку в обсуждении Ольга Голодец.

Глава ФНПР пошел еще дальше и предложил снизить с 15% до нуля долю иностранных работников в сфере торговли розничными алкогольными напитками и табачными изделиями. Он объяснил это тем, что в случае проверки и выявления нарушения хозяин торговой точки все сваливает на не говорящего по-русски мигранта. Того высылают из страны, и этим все заканчивается. Если бы продавцом был гражданин России, пришлось бы отвечать гораздо строже.

— Давайте здесь поставим нули, как и в розничной торговле лекарственными средствами в аптеках. Ведь что табак, что алкоголь — это в некотором роде лекарственные средства, — пошутил Шмаков.

В целом социальные партнеры согласились с предложением, хотя решили, что огульно его принимать нельзя, нужно проработать вопрос и, возможно, с 2019 года снизить долю мигрантов в торговле алкоголем и сигаретами до нуля.

— Мы должны понимать, что иностранная рабочая сила уводит доходы из страны. Это сомнительная экономия, — добавила Голодец.

Что касается потребности в привлечении иностранных работников по визам, то ее установили на уровне чуть больше 140 тыс. человек. Это минимальное количество за последние годы. В 2017 году мигрантов, приезжающих на работу по визам, было 177 тыс., в 2016 году — 214 тыс. человек.

Источник

Игры в цифровой песочнице
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Моряки с судна «Екатерина» просят помощи у профсоюза

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up