Loading...
You are here:  Home  >  Военное дело  >  Флот  >  Current Article

К-219. Последний поход.

Опубликовано: 06.10.2016  /  Нет комментариев

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-219 после аварии

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-219 после аварии

АПЛ К-219 являлась ракетным подводным крейсером стратегического назначения (РПКСН) проекта 667АУ класса «Навага»/«Налим» (по классификации НАТО «Yankee»), предназначенным для скрытого нанесения первого или ответно-встречного ядерного удара. Район развертывания этих АПЛ удален на 2 800-3 600 км от восточного побережья США. Патрулирование АПЛ длилось до трех месяцев, в том числе месяц для входа и выхода из зоны патрулирования.

Вооружение АПЛ «К-219» составляли 16 баллистических ракет РСМ-25, с тремя ядерными боеголовками каждая, с дальностью стрельбы до 3000 км. Старт ракет осуществлялся только из-под воды. Имелось 6 торпедных аппаратов и 22 торпеды против подлодок и надводных кораблей, 2 из них — с ядерными зарядами. Силовая установка имела 2 водо-водяных реактора ВМ-2-4. Экипаж АПЛ — 119 человек: 32 офицера, 38 мичманов, 49 матросов. Автономность — 90 суток.

Лодка была заложена 28 мая 1970 года в цехе № 50 на Севмаше, г. Северодвинск, под заводским номером 460. Спуск на воду состоялся 31 декабря 1971 года. 8 февраля 1972 года К-219 вошла в состав Краснознаменного Северного флота с базированием в Гаджиево. Координаты города: 69°15’19» N; 33°19’00» E.

У АПЛ были конструктивные недостатки, в результате чего за время службы на борту К-219 отмечались сложности, связанные как с пусковыми установками ядерных ракет, так и с крышками ракетных шахт.

Так, 31 августа 1973 года была нарушена герметичность ракетной шахты № 15, в результате чего в нее начала проникать вода. Вода вступила в реакцию с компонентом ракетного топлива — димером двуокиси азота (утечки которого из ракетных двигателей в то время случались относительно часто), с образованием агрессивной азотной кислоты, повредившей топливопроводы ракеты РСМ-25. В результате произошел взрыв образовавшейся двухкомпонентной смеси. Один человек погиб, ракетная шахта была полностью затоплена. После происшествия ракетная шахта № 15 была выведена из использования, ракета изъята, а крышка наглухо приварена к корпусу.

В январе 1986 года во время учений была проблема с запуском ракеты. Потребовалась многочасовая работа экипажа, чтобы запустить ракету по полигону на Новой Земле. После пуска крейсеру пришлось всплыть и в условиях восьмибалльного шторма в надводном положении возвращаться на базу.

3 сентября 1986 года К-219 вышла из порта приписки Гаджиево и направилась на запад к побережью США для несения патрульной службы с 15 ядерными ракетами на борту. Это была тринадцатая боевая служба крейсера. Командиром крейсера в последнем походе был Игорь Британов, старшим помощником — Сергей Владимиров, командиром БЧ-2 (офицером по ракетным вооружениям) — Александр Петрачков.

Еще перед выходом в море команда ракетчиков знала о негерметичности ракетной шахты № 6. Личный состав неоднократно докладывал об этом своему непосредственному командиру БЧ-2 Петрачкову, но он успокаивал своих подчиненных и командиру корабля об этом не доложил. Вскоре после погружения в Баренцевом море течь в ракетной шахте № 6 усилилась, однако Петрачков снова не доложил об этом командиру Британову, опасаясь ответственности за возвращение крейсера на базу для ремонта [1. Игорь Курдин. Гибель АПЛ К-219. — Минск, 2000. http://submarine.id.ru/api/w115.shtml]. Более того, он отключил аварийную сигнализацию (ревун) по шахте № 6. Скрытие этого факта и привело к гибели корабля и личного состава.

В материалах комиссии по расследованию причин гибели К-219 отмечалось:

«В ходе подготовки к выходу в море на К-219 были заменены 12 офицеров из 32, в том числе старший помощник и помощник командира, командиры ракетной и минно-торпедной боевых частей, начальник радиотехнической службы, корабельный врач, командир электротехнического дивизиона, 4 командира отсеков. Из 38 мичманов заменены 12, в том числе оба старшины команд ракетной БЧ-2.» Это не могло не сказаться на взаимоотношениях некоторых членов экипажа.

Между островами Великобритании и Исландии К-219 была обнаружена гидроакустической системой СОСУС и ВМС США получили сообщение о входе неизвестной субмарины в Атлантику. 3 октября, за несколько часов до входа в зону патрулирования 680 миль на северо-восток от Бермудских островов, произошел гидроакустический контакт К-219 с подводной лодкой USS Augusta (SSN-710), следовавшей встречным курсом.

Рано утром, во время выполнения маневра «Сумасшедший Иван» (маневр с целью обнаружения следующей в кильватере лодки противника) ракетная шахта № 6 полностью разгерметизировалась и в нее хлынула вода. Попытки откачать воду результата не достигли. Далее все развивалось по сценарию 1973 года — образовалась взрывоопасная смесь из компонентов ракетного топлива. В связи с этим командир БЧ-2 Петрачков предложил всплыть до глубины 50 м, заполнить ракетную шахту водой и выстрелить ракету аварийным запуском маршевых двигателей. Смена глубины была нужна, чтобы ракета не разрушилась в шахте под действием высокого водяного давления.

Для заполнения ракетной шахты водой необходимо примерно 5 минут, но времени не хватило и в 5:37 московского времени, согласно записям в судовом журнале [1], ракета взорвалась прямо в шахте. Взрыв разрушил внешнюю стенку прочного корпуса и плутониевые боеголовки ракеты. Некоторые части ракеты вылетели в море, некоторые упали внутрь крейсера и, в реакции с водой, начали производить ядовитые газы. Начался пожар. При взрыве погибли три человека, включая и командира БЧ-2 Александра Петрачкова.

Впоследствии ведущий конструктор ЦКБ «Рубин» Владимир Барвиш разъяснил: «После проворачивания арматуры ракетных шахт 25 сентября 1986 года по чьей-то халатности остался недозакрытым клапан орошения по шахте номер 6. Учитывая негерметичность клапана первой дозы орошения, выявленную еще в базе, но не устраненную до этого момента, забортная вода сначала заполнила трубопровод орошения, а затем через клапан орошения КШ-4 начала поступать в шахту номер 6. По нашим расчетам, для полного затопления шахты понадобилось 7 суток...» [1]. И далее (там же): «Вахтенный журнал: «05.30. Глубина 46 метров… Осушена шахта номер 6. Остановлены насосы».

«Когда шахта оказалась полностью затопленной, ракету сдавило мощным давлением забортной воды, которое на глубине 85 метров сильно превосходило прочность ее корпуса. Быстрое осушение шахты двумя насосами привело к резкому распрямлению сжатого корпуса ракеты, и бак с окислителем попросту треснул… Ядовитая жидкость мгновенно заполнила шахту, одновременно превращаясь в сверхтоксичный, смертельный для людей газ..

Через пробоину на ракетной палубе, примерно в середине корпуса подлодки, поступила вода, в результате чего она мгновенно «провалилась» на глубину порядка 300 метров, что составило почти максимально допустимую глубину погружения. В момент взрыва подлодка дрейфовала и рули были в нейтральном положении. Когда АПЛ «провалилась» до глубины 350 метров, командир Британов решил продуть все цистерны, чтобы избавиться от балластной воды. Одновременно были запущены винты для выполнения режима экстренного всплытия, когда лодка по крутой траектории стремится к поверхности воды. Через две минуты, в 5:39:44 GMT после взрыва К-219 выскочила на поверхность воды в точке с координатами: 30°43’09” N; 54°24’06” W.

По команде из Москвы для оказания помощи терпящей бедствие подлодке в точку с координатами 31°00 N, 55°20 W были отправлены ближайшие к месту аварии суда «Красногвардейск», «Бакарица» и «Федор Бредихин.

На самой лодке шла борьба за спасение судна. В 17:15 был пущен насос аварийного слива окислителя ракетного топлива из шахты № 6 и включен насос орошения. Потом это сочтут принципиальной ошибкой и поставят в вину И. Британову и экипажу, так как аварийный слив окислителя предусмотрен только из исправной ракеты и никак не годился в данной ситуации.

Сразу в четвертом отсеке возник пожар, загорелись электрощиты на верхней палубе, так как их заливала вода из поврежденного трубопровода орошения. Из трюма опять пошел бурый дым. Вновь прозвучал сигнал «Аварийная тревога!». Насосы остановили и обесточили четвертый отсек. А через пять минут экипаж покинул полузатопленный загазованный четвертый (ракетный) отсек и задраил герметичные переборки. В горящий отсек был дан газ-огнегаситель системы ЛОХ. Из-за ядовитых газов лодка фактически была разделена на две независимые половины: командный и торпедный отсек в носу были изолированы ракетным отсеком от медицинского, реакторного, контрольного и турбинного отсеков в корме.

Аварийная ситуация вышла из-под контроля. В 18:50 сработала аварийная защита реактора правого борта, скорее всего, из-за того, что выгорели кабельные трассы в четвертом отсеке. Из-за отключения электропитания компенсирующие решетки, останавливающие реактор, остались в верхнем положении.

Вскоре термометр системы охлаждения ядерного реактора ВМ-4 показал резкое повышение температуры охлаждающей жидкости первого контура реактора, из-за чего был возможен расплав активной зоны реактора. Попытка заглушить реактор с пульта управления не удалась, и сделать это можно было только вручную, получив значительную дозу радиоактивного облучения.

В 20:45 офицер реакторного отсека Александр Беликов и 20-летний матрос Сергей Преминин вошли в реакторную камеру при температуре 70 °C, чтобы вручную опустить компенсационные решетки. Беликов смог опустить три из четырех компенсационных решетки, но потом потерял сознание. Матрос Преминин дважды входил в камеру, прежде чем он смог опустить последнюю, четвертую решетку, предотвратило расплав активной зоны реактора и новый морской «Чернобыль» у берегов США. Однако перекосившийся от жара люк отсека, разделяющего реакторную камеру от контрольного поста, матросы открыть не смогли и Преминин погиб от жары в отсеке.

Посмертно в июле 1987 г. Преминин был награжден орденом Красной Звезды за предотвращенную ценой своей жизни ядерную аварию в Гольфстриме, а в августе 1997 указом Президента РФ ему было присвоено звание «Герой Российской Федерации».

В это время к борту К-219 подошло первое судно Министерства Морского флота «Федор Бредихин», а в 21:30 к месту аварии АПЛ подошли еще два судна — «Красногвардейск» и «Бакарица». На корабли была передана просьба командира К-219 принять на борт тела трех погибших и эвакуировать девять особо пострадавших. Для обеспечения эвакуации лодка легла в дрейф.

В 23:30 была сброшена защита реактора левого борта и он был заглушен всеми штатными поглотителями. Установка переведена в режим расхолаживания.

Оценив масштаб повреждений и поняв, что нужно спасать измученных 17-часовой борьбой за живучесть лодки людей, командир К-219 И.А. Британов, не дожидаясь указаний из медлившей Москвы, в 23:35 отдал приказ эвакуировать экипаж на судно «Федор Бредихин». Эвакуация личного состава началась 3 октября в 23:55 и закончилась 4 октября в 02:20. На мостике подлодки остались лишь офицеры во главе с командиром — старший механик Игорь Красильников, старший помощник Сергей Владимиров, начхим Сергей Воробьев и помощник капитана Владимир Карпачев. Были собраны оставшиеся средства защиты: 15 ПДУ и 12 ИДА-59 сомнительной годности.

А 4 октября в 03:10 после получения разрешения командующего Северным флотом на эвакуацию офицеры покинули лодку, а командир остался на борту один, вооруженный пистолетом и ракетницей.

С наступлением утра 4 октября на подлодку высадился аварийная команда из состава экипажа. Был проведен осмотр подлодки и установлено, что пожар в ракетных отсеках продолжается.

Советские суда в районе аварии были уже не одни. Там находился подошедший буксир ВМС США USNS «Powhatan» (T-ATF-166), несколько дальше подводная лодка «Аугуста» (USS «Augusta», SSN-710). В небе постоянно кружил патрульный самолет Р-3С Orion с американского опорного пункта на Бермудских островах. Американцы явно намеревались захватить нашу подлодку.

Решено было отбуксировать К-219, но буксировку отложили до утра. На борту подлодки вновь остался один И. Британов. Он долго стоял на мостике, чтобы до наступления темноты все видели, прежде всего, американцы, что он на борту, а значит, продолжает командовать своим кораблем. 4 октября, 22:50 в 100 метрах от К-219 всплыла американская «Аугуста».

Утром 5 октября аварийная команда из 9 человек вернулась на подлодку. В 13:10 стратегические бомбардировщики Ту-95, прилетевшие из Калининграда, сбросили аварийные контейнеры на воду. Спасательные шлюпки сразу отбуксировали их к борту подлодки. Но почти все защитные аппараты были с пустыми баллонами. В 11 поднятых контейнерах оказался 31 защитный аппарат ИДА-59, и только девять из них были частично пригодны к использованию! Из шести УКВ-радиостанций три были просто без батареек! «Какая тыловая крыса готовила их?! Какой паразит и вредитель?!» — задавались вопросом подводники [1].

В 18:00 5 октября с теплохода «Красногвардейск» с помощью шлюпки завели буксир на АПЛ и начали движение. Москва приказала следовать на базу в Гаджиево. Это был явно абсурдный и просто безумный приказ: до базы было 7 000 км (4 300 миль), и с таким ходом и на таком буксире можно было дойти лишь к концу года, если дойти вообще.

При попытке буксировать К-219 с места аварии трос был оборван рубкой всплывшей подлодкой «Аугуста». В 06:19 6 октября командира Британов выпустил красную сигнальную ракету с борта К-219 и сообщил об обрыве буксирного троса американской подводной лодкой.

В английской версии Википедии (http://en.wikipedia.org/wiki/Soviet_submarine_K-219) говорится, что Москва, недовольная неспособностью И. Британова ликвидировать последствия аварии на подлодке и продолжить боевое патрулирование, приказала офицеру КГБ, отвечавшему за секретную часть К-219, Валерию Пшеничному принять команду на себя, перевести экипаж обратно на подлодку и продолжить патрулирование.

В русскоязычной Википедии приведена несколько иная и обтекаемая формулировка. Отмечается, что 6 октября был получен приказ из Москвы: «В связи с невозможностью дальнейшей буксировки, высадить экипаж на крейсер и следовать своим ходом в ближайший порт Советского Союза».

Однако за трое суток после взрыва смесь воды и окислителя просто разъела все, что могла на подлодке. В 08:30 6 октября ракетные отсеки стали быстро заполняться водой. В 09:45 с подлодки поступило сообщение о том, что АПЛ погружается. Аварийная команда из 9 человек покинула лодку на спасательном плоту. Командир остался на борту. Обстановка была доложена в Москву. В 10:44 девять человек с аварийного объекта были приняты на борт спасательной шлюпки. В 10:55 командир дал красную ракету и перешел на спасательный плот, когда ограждение рубки поравнялось с уровнем воды.

В результате утром 6 октября, еще до того, как приказ о следовании своим ходом в ближайший порт Советского Союза был объявлен, в 11:03 московского времени (8:03 GMT) лодка затонула в Атлантическом океане (в точке с координатами: 31°28’01» N; 54°41’03» W) на глубине 5500 метров, унеся с собой на 14 ракет с ядерными боеголовками и два ядерных реактора.

Существует версия, что командир Игорь Британов собственноручно отправил на дно К-219, так как понимал, что обречет весь экипаж на гибель, приказав вернуться на крейсер для бесплодной борьбы за его живучесть. Хотя наиболее вероятно, что К-219 затонула сама, приняв через ракетный отсек слишком много воды.

Однако на Родине подвиг командира Британова, спасшего почти весь экипаж и предотвратившего ядерную катастрофу мирового масштаба, оценили иначе. По возвращении в Советский Союз он ожидал суда в Свердловске до мая 1987 года, когда при новом Министре Обороны СССР Дмитрии Язове с него были сняты все обвинения. Но с флота И. Британов был уволен в запас по статье служебное несоответствие. В 1998 году министром обороны эта формулировка была отменена.

На подводном флоте, не только российском, но и вражеском американском, капитан 1-го ранга И.А. Британов и поныне пользуется заслуженным уважением.

Уже через несколько дней после аварии американская газета «Вашингтон пост» писала: «…Моделируя аварию, специалисты ВМС США пришли к заключению, что командир и экипаж подводной лодки заслуживают высокой оценки за то, что быстро сумели всплыть, а также за действия по борьбе с огнем».

Источник

 

К-219. Последний поход.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 06.10.2016
  • Последнее изменение: Октябрь 6, 2016 @ 6:51 пп
  • Рубрика: Флот
  • Теги: , ,
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Генштаб объявил о начале создания подлодок типа «Борей-Б»

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up