Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Current Article

Как инвалиду выжить в дикой тайге

Опубликовано: 22.07.2017  /  Нет комментариев

Robinzonada_Foto_Marina_German_10-600x400

В этом году инвалиды со всего Кузбасса снова отправились в «Сибирскую робинзонаду». Ее создатель и бессменный руководитель Ольга Быкова рассказала корреспонденту «Правмира» о том, что это за проект и зачем людям с ограниченными физическими возможностями необходимо стрелять из водяных пистолетов, кидать старые клавиатуры и «мышки».

Я не знала, к чему вся эта затея приведет

– Дайте мне весло, – говорила Кира, садясь вместе с другими инвалидами на катамаран. – Я знаю, что я смогу! ДЦП – не повод для дискриминации!

Кира была уверена, что должна это сделать. Победить стихию. Победить саму себя. Взять в руки весло и пройти с ним 60 километров. Уже два раза Ольга Быкова отказывала в этом, стараясь сберечь ее и не навредить. Но глядя в горящие энтузиазмом глаза Киры, на третий – сдалась.

Пальцы белели от натуги, однако характер девушки был еще тверже. Через перекаты, через пороги и шиверы, через «волны с перехлестом». Суметь. Сделать. Выдержать и преодолеть. Воплотить в реальность то, что всегда было привилегией здоровых.

И Кире это удалось.

Таких, как она, в проектах Ольги Быковой – «Шагах по воде», в «Сибирской робинзонаде» – десятки. Представьте палаточный лагерь в лесу, где сушится белье на веревках, горит, потрескивая, костер и пахнет сухарями и салом. Только туристы здесь необычные – в инвалидных колясках, на костылях или протезах. «Дикое братство» – называют иногда они сами себя. «Робинзоны» – ласково зовут их организаторы.

Суть проекта проста: на протяжении девяти дней люди, имеющие заболевания опорно-двигательного аппарата, и слабовидящие живут в «диких» условиях. Причем цель программы даже не в том, чтобы научить инвалидов готовить на костре обед на 15-20 человек или создать им условия для отдыха на природе.

Ольга Быкова. Фото: Анна Андреева / nadezhda.me

Ольга Быкова уверена: самое важное – это работа в команде, опыт взаимодействия в которой инвалиды могут приобрести только здесь. В городе такой возможности они лишены.

Проект этот был задуман в 2000 году, когда сотрудники Новокузнецкой центральной городской библиотеки имени Гоголя выиграли Всероссийский грант по работе с социально незащищенными слоями населения. За помощью они обратились во Всероссийское общество инвалидов (ВОИ).

– Тогда мне было чуть за 50. Я работала с молодежью, была заместителем председателя областной организации ВОИ, но совершенно не предполагала, как именно все это будет реализовываться. Я понимала, что ходить мы никуда не сможем, потому что с нами в основном были «опорники», слабовидящие присоединились позже. Я даже не знала, сможет ли мой организм это выдержать, и тем более, как проживут эти дни ребята. Многие из них – инвалиды с детства, а им такие вещи даются намного тяжелее. У них нет навыка туристической жизни, как у меня, например, – говорит Ольга. – Хотя я и тогда уже с земли не могла самостоятельно подняться – только держась за костыли. А сейчас я и этого не могу…

Сама она уже на протяжении 40 лет имеет проблемы с опорно-двигательным аппаратом. Три года назад ей пришлось сесть в коляску, без которой Ольга теперь совершенно не может передвигаться, появились и серьезные проблемы со зрением. Тем не менее, ограниченные физические возможности не мешали ей ни тогда, ни сейчас собирать инвалидов в дикие условия, где нет водопровода, социальных служб или пандусов.

– Я была совершенно здоровым ребенком! До инвалидности у меня был даже разряд по спортивной гимнастике. Училась в металлургическом вузе, девочек там было мало, в основном парни. Мы с ними ходили везде – в походы, на сплавы. Словом, мне это было близко. Когда мы начали реализовывать опыт туристической работы с инвалидами, я больше теоретически понимала, какие нас ждут трудности. Но практика все быстро исправила! – смеется Ольга.

В самую первую «Робинзонаду» в 2002 году решено было подстраховаться от возможных трудностей, и на нее инвалиды поехали с военно-спортивным клубом «Патриот», который проводил в это время сборы на реке Терсь. Однако робинзоны расположились на другом берегу – чтобы все-таки попробовать прожить самостоятельно, не прибегая напрямую к помощи военных и кадет. И им это удалось!

– Волонтеры помогли нам только погрузиться и выгрузиться, все остальное мы делали сами! – рассказывает Ольга Быкова. – В первый раз у нас ребят было всего 17 человек и группа сопровождения – пять девчонок. Мы сформировали из них две команды, но у нас не было абсолютно ничего. Снаряжение собирали по знакомым, друзьям, однокурсникам. Однако для ребят, всю свою жизнь не покидавших квартиры, в лучшем случае – двора, этот опыт стал настоящим событием. Помню, когда мы только приехали, одного парня посадили на землю. И пока ему следом выносили коляску, он гладил траву и у него из глаз текли слезы…

Фото: Марина Герман

«Самое важное для нас – командный дух. Но не все оказываются готовы терпеть друг друга»

В этом году «Робинзонада» состоится уже в 16-й раз. Если на самый первый проект – что уж скрывать – с немалой долей сомнения ехала совсем небольшая группа, то в этом году желающих гораздо больше, чем заявленные в списках 51 участник. Всех взять не получается – не вмещает автобус. Возрастной состав проекта – молодежь от 18 до 35 лет. Просто потому, что любовь к туризму надо воспитывать с молодости – считает Быкова.

– В этом году у нас 15 новичков! По приезде мы поделим их на «тройки». Это очень важный момент, после которого они будут тянуть жребий, кто в какой команде окажется. Мы распределим их по физическим возможностям, чтобы в одну группу не попали только колясочники или слабовидящие. От этого зависит многое, сама жизнь в лагере, в первую очередь. И будут сразу же первые обиды – с этим хочу, а с этим не хочу. Я в этом плане очень жесткая – никаких замен. Исключение делаем только для семейных пар. Бывают конфликтные ситуации: например, два абсолютных лидера, которые не уступают друг другу. Или они поссорились в обычной жизни, обычно так ведут себя девочки. Поэтому мы стараемся узнавать как можно больше о них, собираем новичков и спрашиваем, кто им о «Робинзонаде» рассказал, как они себе ее представляют. Если они попадают к нам через соцзащиту, я там узнаю, что это за человек, – рассказывает Быкова.

После того, как автобусы привезут участников, начнется настоящая туристическая жизнь.

Здесь никто не будет делать скидку на то, что ты в коляске или на костылях, здесь все такие, все в равных условиях. Что говорить, понимание этого крайне мобилизует робинзонов!

После распределения на команды отряд должен будет поставить палатки, разложить вещи, придумать название, выбрать капитана и приготовить себе обед. Понятно, что более мобильные инвалиды возьмут на себя более тяжелую работу, но участвуют все – каждый в меру своих возможностей.

Фото: Марина Герман

– Несмотря на трудности, в лагере царит атмосфера дружелюбия. Первый день тяжелый, но он сразу сплачивает. И в этот же день проявляются лидеры, даже среди новичков. В той же Хакасии, например, ребята приезжают на «Робинзонаду», а для них все уже подготовлено. Там не бывает открытия без генератора, усилителя, микрофона и всего остального. А для нас это абсолютно неприемлемо, мы живем в условиях, приближенных к природным. Адаптация проходит по принципу «делай, как я». Глядя на «старичков», новенькие также учатся жизни в новых условиях. Они сами ставят свои палатки, сами решают, что и как часто готовить, или есть сырую лапшу. Мы в этот процесс не вмешиваемся.

Жизнь на «Робинзонаде» состоит из ежедневных заданий и конкурсов – спортивных, творческих, интеллектуальных. Рассчитаны они на работу всего коллектива. Ноу-хау «Робинзонады» – конкурс «технобум».

– Это кидание «дохлых» компьютерных мышей и дисков, толкание клавиатур. Повелось это с того момента, когда у нас еще никакого инвентаря не было. И потихоньку прижилось, потому что получилось очень интересно. И потом, где еще поиграть в детство, как не там? Стрелялки из водяного пистолета те же. Это очень здорово!

Фото: Марина Герман

«Ходячие обычно от нас уезжают»

С самого начала, подчеркивает Ольга, у робинзонов присутствует элемент состязательности. Но самое важное, чтобы за все это время соревнование не перешло во вражду между командами.

– Чего мы изначально боялись? Вдруг ребята не приживутся? А сейчас мы об этом думаем меньше всего, потому что у нас классные старички, которые многое берут на себя. Если раньше мы из команд не вылезали, все время помогали, то сейчас в этом нет необходимости. Все свои проблемы они решают самостоятельно.

Есть такие, кто 20 лет сидел дома и кому все мама приносила на блюдечке с голубой каемочкой, а потом они попадают на «Робинзонаду», где все нужно делать самому…

Поначалу им бывает очень сложно. Есть и такие, кто уезжает в первые дни. Причем уезжают те, кто на ногах, ходячие! И причина отъезда не в том, что им не комфортно физически, а в том, что не всем командный дух нравится. И такое бывает. В прошлом году мы были в Крапивинском районе, и уехали два парня как раз из этого района. Им так было проще. Как уедет тот же кемеровчанин, если мы в Таштаголе? Хочешь не хочешь, у нас нет машины тебя везти. А если тебе тяжело или не комфортно, то все такие вопросы решаемы. Сбегают, как правило, сельские. А городские как раз потому, что не хватает природы, с удовольствием едут.

Фото: Марина Герман

Неподготовленные ребята отсеиваются еще на уровне подачи заявки, говорит Ольга. Даже при подготовке к последней «Робинзонаде» один отказался от участия почти в последний момент потому, что узнал, что все эти дни ему придется провести в палатке.

– Есть и те, кто побывал один раз и больше не поехал. Например, Наташа Вахитова, тяжелая колясочница. Она все достойно выдержала на пятой «Робинзонаде»! Подняться с пола, сесть в коляску – все такие вещи ей помогали делать мальчишки. А на следующий год Наташа сказала: «Все было прекрасно, но я больше не поеду». Она просто городской житель, для нее эти условия противоестественны. Она не может выйти из палатки, не накрасившись. И я ничуть не в обиде на нее.

Фото: Марина Герман

Однако Ольга Быкова может быть и строгой – для тех, кто не желает следовать правилам «Робинзонады».

– За все эти 15 лет я двух человек из проекта выгнала! Что может стать причиной? Неадекватное отношение к товарищу. «Робинзонада» – это братство, это трепетное отношение друг к другу. Это даже болезнь, в некотором смысле. У нас в анкете есть пункт, что мы ведем здоровый образ жизни и доброжелательно относимся к окружающим. К нам как-то приезжал мальчик из Тувы, у него ДЦП, довольно легкое. Словом, он почти здоров. И оказался таким индивидуалистом! Его нельзя было отправить домой только потому, что ехать далеко! Еще выгнать могу за нетрезвость. Я считаю, дома – хоть до соплей напивайся, а на «Робинзонаде» не потерплю.

Ольга подчеркивает, такие случаи единичны. В основном, когда инвалиды едут на «Робинзонаду», они знают, какое поведение потребуется от них. И ведут себя соответственно. И даже влюбляются. И даже женятся.

– Мы как-то подсчитали, у нас сложилось семь семейных пар! Я считаю, ни одно брачное агентство не может похвастаться такими результатами! – смеется Быкова. – Нашему младшему робинзончику сейчас 12 лет!

Фото: Юрий Лобачев

«Часть своих сбережений я трачу на “Робинзонаду”»

Есть и финансовая – не менее важная сторона организации подобных проектов.

– Ходим, договариваемся, – рассказывает Быкова о том, где берут деньги на проект. – Сейчас нам обещали в благотворительном фонде, что дадут сладости на призовые места. Москва выделяет деньги, область выделяет, а до нас доходят копейки. На эту «Робинзонаду» мы подали смету на 123 тысячи, причем не пересчитывали ее с позапрошлого года, а нам областное ВОИ перечислило всего 70 тыс.!

Чаще всего Ольга тратит свои личные сбережения на проект. И в этом она честно признается, говоря, что копить приходится целый год, и не факт, что эти деньги к ней потом вернутся.

– А как иначе? С участников мы собираем только оргвзнос по 500 рублей – чтобы сделать ребятам футболки с логотипом, которые у них потом и остаются, – добавляет она.– Денег мало, я в этом году даже цветную бумагу не могу купить, так старую нашла по закромам и мультифорам, и сейчас сижу, делю на команды! Мы выдаем им одинаковый набор канцелярии, расходных материалов, снаряжения – палатки, спальники. Все эти вещи мы приобретали за счет того, что выигрывали гранты. Так у нас появились костровые принадлежности, котлы на 15 человек, туалеты. Если раньше у нас были детские стульчики с дырками, которые мы закрывали шалашиком или пленкой, то сейчас есть палаточка, в которой все сделано для того, чтобы можно было комфортно сходить в туалет.

Раньше все снаряжение хранилось в квартире у Ольги, просто так удобнее! Причем на полках в шкафах лежали не только палатки, спальники или котлы. Здесь же и театральный реквизит, который используется на протяжении года в постановках театра миниатюр «Крылья», и атрибуты для КВНа, в который с не меньшим упоением играют в течение года инвалиды.

Фото: Марина Герман

– Когда внук Саша был маленький, пришли мы с очередного сплава и все вещи, как обычно, затащили ко мне, – вспоминает Быкова. – А перед этим в квартире делали ремонт. Вот он заходит, видит все это и спрашивает: «Баба, если ты зал превратила в кладовку, мы зачем ремонт тебе-то делали?» У меня в «Робинзонаде» занята и дочь Юля, и внук, которого маленьким не с кем было оставить, поэтому он был с нами везде! Все эти ребята – это его друзья. С такой бабушкой, как я, это не удивительно. Хотя у нас мама и бабушка одна другую стоят! – смеется она.

 

Фотограф без рук и слепой снайпер

Нужна ли «Робинзонада» инвалидам? Есть ли необходимость везти их вдаль от цивилизации, от комфорта и привычной квартиры? Ольга Быкова уверена – однозначно надо.

– Здесь ты полностью раскрываешь себя с другой стороны. Особенно это относится к инвалидам с детства, которые и учатся-то на разных условиях: кто-то на домашнем обучении, кто-то в школе, и у них есть какая-то естественная замкнутость, некоторое отторжение внешнего мира. Мало таких, кто стал инвалидом в 25 лет. Но они сильно отличаются. Инвалидам с детства тяжелее, они жили только в этой реальности и не знают другой. Я ведь по себе сужу – когда-то и я была здоровым человеком… На «Робинзонаде» есть возможность проверить себя. Хоть березкой, но в театральном спектакле! Открываются возможности, которых нет в обычной жизни. А потом оказывается, что Дима Пахоруков, который тотально незрячий, два года подряд занимает первые места в дартсе! По звуку кидает, и попадает.

Ребята на проекте не чувствуют себя инвалидами, уверена Быкова. Да, у них есть естественные ограничения, когда, например, сходить на речку за водой могут не все. Однако это совсем не значит, что в природных условиях они не могут ничего.

Фото: Марина Герман

– Есть у нас Дима – фотограф, хотя он и без рук. Он окончил с отличием институт культуры. Шикарный фотограф, журналист! Без протезов он отлично фотографирует! Или Родион – наш музыкант. Он слабовидящий, но играет на гитаре, мандолине, балалайке. Стас приехал из Калачево. Парень инвалид с детства, на домашнем обучении, страшнейшее искривление позвоночника. Никогда бы и не подумали, что он так раскроется! Сейчас он чуть ли не прима в нашем театре. А где бы он так себя проявил, если он никогда не выходил из дома и не выезжал за пределы поселка?

Основное, что приобретают люди на «Робинзонадах», – это внутренняя свобода, считает Ольга. И желание «а я смогу».

Вряд ли инвалиды попробовали делать что-то подобное дома – выступать на театральных подмостках или стрелять по мишеням из пистолетов. А тут созданы все условия для того, чтобы попробовать себя в чем-то новом, непривычном, необычном.

– Да они пошли учиться в вузы, глядя друг на друга! Нам говорят: проводите «Робинзонаду» пораньше. А мы не можем раньше 4 июля, у ребят сессия! – восклицает Ольга Быкова. – Но не только они учатся друг у друга, также и я многому учусь у ребят. Даже тому, как держаться, когда мне тяжело. Мне стыдно бывает показать другим, какая я немощная. И вот этот опыт – он мне сильно помогает.

Фото: Марина Герман

Смешных случаев за 15 лет «Робинзонад» Ольга знает немало. Среди них – взорвавшиеся банки с тушенкой, которые с легкостью ушли «в народ» в виде истории о «кишках на ветках».

– Что там было на самом деле? Да вот девочкам нужно было соорудить завтрак. А готовить было лень. И они решили разогреть тушенку, положив банки в костер. Через некоторое время последовал взрыв…

В этом году у ребят впереди целых девять дней, на протяжении которых многие снова и снова будут проживать необычную жизнь туристов-отшельников. Несмотря на то, что эта «Робинзонада» уже 16-я по счету, здесь все будет, как в первый раз и для ребят, и для самих руководителей: конкурсы, песни у костра и небо в алмазах.

Как инвалиду выжить в дикой тайге
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 4 месяца ago on 22.07.2017
  • Последнее изменение: Июль 22, 2017 @ 9:12 дп
  • Рубрика: Общество
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Эффект «Спящих»: либеральную интеллигенцию лишили неприкосновенности

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up