Loading...
You are here:  Home  >  История  >  СССР  >  Current Article

Как приморские пограничники послов в Ливане охраняли

Опубликовано: 09.01.2017  /  Нет комментариев

Чемпион Приморского края, Владивостока и Дальнего Востока по самбо, пограничник прапорщик Петр Чучуев в 1979 г. получил направление на учебу в московскую спецшколу. Закончив школу, был отправлен в Ливан для организации охраны посла СССР в Ливане.

Здание посольства РФ в Ливане. Фото РИА «Новости»

Здание посольства РФ в Ливане. Фото РИА «Новости»

Гражданская война в Ливане между суннитами, шиитами и христианами началась в 1975 г. В войну втянулись американцы, сирийцы и израильтяне. Израильтяне захватили Южный Ливан и передали его христианским сепаратистам. Но вскоре в Лондоне террористы убили посла Израиля и израильтяне вошли в Ливан, проведя операцию «Мир для Галлеи» по уничтожению боевиков Организации освобождения Палестины во главе с Ясером Арафатом. И обеспечения безопасности своих северных районов от боевиков.

Все иностранные посольства эвакуировались из столицы Ливана Бейрута, кроме советского, которое продолжало работу по поддержке палестинцев и Ясера Арафата. Даже просто своим присутствием выражая ему и моральную поддержку. Кроме палестинцев и ливанцев, израильтянам противостояла и сирийская армия.

Прибыв в Бейрут, Чучуев организовал оборону посольства на случай штурма со стороны израильтян, рассматривавшихся как враждебная сторона. Для этого даже жены сотрудников посольства получили оружие и каждой был определен сектор обороны на случай прорыва. В связи с тем, что незадолго до этого в Японии террористы вложили в конверт взрывчатку (пластиковый фосфор) и отправили ее в посольство СССР в Токио, Чучуев приступил к организации проверки всей входящей корреспонденции. В Токио, кстати, конверт взорвался в руках дипломата, причинив ему ожог первой степени.

В 1982 г. израильские БТР выдавили ворота посольства, а ворвавшиеся солдаты заняли все строения, кроме здания резиденции посла. Сотрудники посольства поместили жен в бомбоубежище, а сами заняли круговую оборону в здании. Израильтяне объявили вышедшему для переговоров консулу: «Еще раз сунешься — расстреляем. Понял?» Сами же они, заняв здания, принялись вести обстрел по позициям палестинцев. В результате ответного обстрела был ранен и один советский дипломат. Продержав посольство в осаде три дня, израильтяне ушли.

Прибывший вскоре в посольство Арафат сказал, что израильтяне планируют нападение на посольство опять, и предложил эвакуировать женщин. Женщины были препровождены на корабль, рядом с которым «невзначай» всплыла советская подводная лодка, не дав израильтянам совершить провокационные действия.

— За время службы много было и смешных случаев, — вспоминал Чучуев. — Как-то приехал посол на встречу с шиитами. Мы с ребятами, естественно, с ним. Приехали на место, посол вошел в здание, а я остался около машины. Надо сказать, что на нашей машине было огромное количество антенн. Стою, курю, подходит араб и спрашивает, зачем, мол, на машине так много антенн. А я и говорю, что посол — важное государственное лицо. Мало того, что он без охраны не выезжает, так и за каждым его шагом из самой Москвы следят через космические спутники, и эти антенны как раз и направлены на них. Долго арабы не могли прийти в себя от изумления, что советского посла даже через космическую связь оберегают.

Но в основном в посольстве было не до смеха. Кругом шла стрельба, снаряды падали и на территории диппредставительства, частенько вынося стекла из рам. Но однажды раздался мощный взрыв. Двери выбило, деревья в саду — выкорчевало. На территории упало 10 снарядов! Оказалось, что таким образом израильтяне хотели ликвидировать Арафата, приехавшего на встречу с послом.

Однажды на территорию посольства попали фосфорные снаряды. Вся территория была усеяна медными стаканчиками из-под выгоревшего фосфора. Все в посольстве набрали таких стаканчиков на сувениры. Взял и посол.

— Внуку подарю, — сказал он и ушел к себе в кабинет.

Один из сотрудников решил выбросить лишний стаканчик, но когда он упал на землю, то взорвался.

Пограничники бросились к послу.

— Александр Алексеевич, где стаканчик?

— На тумбочке лежит.

— Так он же сейчас взорвется!

Пограничник бросил стакан на улицу. Грянул взрыв. Абсолютно лысый посол улыбнулся:

— Ну, ты меня спас. У меня аж волосы дыбом встали.

Пришлось привлекать к уборке фосфорных стаканчиков саперов.

В Бейруте Чучуев провел четыре года. Незадолго до отъезда Чучуев заметил, что к посольству направляется отряд вооруженных израильтян. Пограничник пошел им на встречу.

«—Здравствуйте, товарищи евреи, — говорю им.

— Здравствуй, товарищ русский, — отвечает мне один из них на чистом русском языке.

— Ты откуда?

— Из Самары.

— Эмигрировал?

— Да. Как и положено настоящему еврею, теперь в армии служу. Слушай, как дела в Союзе? — поинтересовался.

— Ничего, спокойно.

Вот и поговорили».

После отъезда Чучуева из Бейрута 30 сентября 1985 г. террористы запрещенной в РФ организации «Хизбаллах» захватили четырех сотрудников советского посольства — врача Свирского, работников Каткова, Мырикова и Спирина. Катков был ранен при захвате и впоследствии добит боевиками.

«В середине дня я и еще один сотрудник посольства, Олег Спирин, на служебном «Датсуне» выехали в город, — вспоминал все обстоятельства захвата Валерий Мыриков. — Неожиданно из-за поворота на большой скорости выехал белый «мерседес» и преградил нам дорогу. Оттуда выскочили вооруженные люди, которые сразу открыли беспорядочную стрельбу. Затем они выволокли нас из машины, швырнули в салон «мерседеса» и дали по газам.

А через несколько часов в этом же районе террористы остановили «Ладу», в которой были врач посольства Николай Свирский и сотрудник консульского отдела Аркадий Катков. Аркадий попытался оказать сопротивление, однако бандиты церемониться не стали — прострелили ему ногу…

Нас держали поодиночке в совершенно не приспособленных для нормальной жизни помещениях, которые больше напоминали собачьи конуры, кормили раз в день. Каждый вечер нам завязывали глаза и куда-то везли. Мы думали, чтобы убивать…»

Вечером в день похищения террористы передали советскому посольству через прессу свой ультиматум: заложники будут освобождены, если Москва, надавив на Сирию, добьется отмены ввода сирийских войск в Ливан для проведения военной операции в районе североливанского города Триполи и зачистки пригородов Бейрута. Кроме того, похитители требовали, чтобы советское посольство в Бейруте — «рассадник антимусульманской заразы» — было эвакуировано в течение ближайших нескольких дней, иначе оно подвергнется штурму». (Находившиеся в то время в Сирии советские советники принимали участие непосредственно в военных действиях. Общее число советников и специалистов достигало тысячи человек. Работа советских советников велась в тесном взаимодействием с отцом нынешнего президента Сирии Хафезом Асадом).

Через несколько суток после похищения резиденту КГБ в Бейруте Ю. Н. Перфильеву удалось узнать, что организаторами захвата были Имад Мугние (по кличке Гиена), ранее служивший в охране Арафата, и его люди, в том числе бывший офицер личной охраны Арафата, некий Салями по кличке Хадж.

Узнав о захвате советских заложников, Ясер Арафат оказался в довольно щекотливой ситуации. С одной стороны, требования боевиков «Хизбаллах» были на руку лидеру ООП, с другой — участие в операции некоторых его бывших и настоящих сотрудников могло испортить отношения с Москвой. Однако к этому времени Арафат уже начал терять влияние даже среди своих бывших соратников и не мог оказать какого-либо давления на «Хизбаллах». В сложившейся ситуации он вынужден был вести двойную игру: занять выжидательную позицию и в то же время создать впечатление, что он делает все возможное для освобождения заложников. Такое положение дел продолжалось до тех пор, пока резидент КГБ Ю. Н. Перфильев лично не вступил в переговоры с лидером «Хизбаллах» шейхом Фадлаллой.

На второй встрече, состоявшейся 28 октября 1985 г., Ю. Н. Перфильев как бы между прочим проинформировал шейха Фадлаллу, что, если заложников не освободят, Советский Союз может «перейти к серьезным действиям с непредсказуемыми последствиями», причем не только относительно Ливана, но и в отношении Ирана. В частности, разведчик обронил, что одна из шиитских святынь, иранский город Кум, очень близок к границам СССР и «ошибка при запуске ракеты всегда может произойти». К этому времени подоспел и «сюрприз» Арафата: Гиена получил в подарок небольшую коробку… с отрезанной головой его дяди.

Рискованный шаг советского офицера КГБ и «посылка» от Арафата принесли ожидаемые результаты. Уже через день, 30 октября, в семь часов вечера, трое оставшихся в живых заложников были освобождены. Как заметил по этому поводу американский журналист Боб Вудворд, эта операция произвела большое впечатление на директора ЦРУ Уильяма Кейси, который «убедился в том, что Советы знали, как разговаривать с «Хизбаллах».

Помимо Ливана, пограничники-тихоокеанцы несли интернациональную службу при дипмиссиях Таджикистана, Кубы, Мозамбика, Эфиопии, Анголы, Йемена, Афганистана. Многие были отмечены высокими правительственными наградами. И, как отмечает Петр Чучуев: «Сегодня, вспоминая те времена, я могу сказать, что, если бы можно было все начать с нуля, я бы ничего не изменил. Там было интересно. В Ливане я многому научился, встретился с интересными и надежными людьми. Людьми, значительно повлиявшими на мою дальнейшую судьбу и ставшими мне настоящими друзьями, на которых я всегда и во всем могу положиться».

                                                                                                                                                                    Юрий УФИМЦЕВ

Источник

 

Как приморские пограничники послов в Ливане охраняли
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

За одного несбитого двух сбитых: как советские летчики защищали воздушное пространство в мирное время

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up