Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

Как жили русские люди 90-110 лет назад. Воспоминания предка, от первого лица.

Опубликовано: 20.03.2016  /  Нет комментариев

Воспоминания моего деда фронтовика, записаны им самим в 60х годах и хранятся в семье

Настоящие воспоминания публикуются повторно на Конте в сокращенном виде, как комментарии на пост «Россия, которую мы предали» http://cont.ws/post/228008#com…

Детство

Родился Тарас 10 марта 1904г. в семейной бане на соломе. Роды принимала бабушка Анна Петровна (мать матери). Она была лучшей акушеркой во всем районе. Назвали новорожденного Тарасом согласно православной традиции наречения – по святцам.

/Примечание: Святцы или церковный календарь – это список святых, распределенный по месяцам и датам. Каждая дата в таком календаре — церковный праздник — день памяти соответствующего святого (приходящаяся в основном на день кончины святого). В течение многовековой истории своего существования святцы постоянно пополнялись новыми именами. Считалось, что через имя человеку передаются не только качества характера, но и судьба. http://www.detskiysad.ru/imena…/

В семье родителей Тараса — Марфы Климовны и Ивана Яковлевича родилось 20(21?) детей, из которых выжили 10 (тогда была высокая смертность в младенчестве и малом возрасте)

Отец Тараса «в молодости работал краснодеревщиком». Получив некоторый капиталец, «открыл бакалейную торговлю, которая обеспечивала многочисленную семью до начала мировой войны

Первые три – четыре года жизни Тарас «ходил в длинной самотканой рубашке без штанов, и как правило, босЫй начиная с того момента как сойдет снег и кончая началом заморозков(!). Закаленные были до пределов. Никаких болезней не знали. Корь переносили на ходу. Когда зимой ходили в баню, после пара катались голые в сугробах снега. Было здорово и весело.»

«Нас ребят мама рано стала приучать к домашней работе. В 4-5 лет пасли гусей, свиней, возили на поля навоз и делали другие мелкие работы по дому. В 7-10 лет пряли, ткали, вязали и помогали в уборке урожая» (сенокос, копка картофеля, уборка овса, ячменя).

Тарас пошел в начальную школу, судя по всему, в 7 лет.

Школьный период Тараса

Школа Тараса была в д. Тишино, в 3-х верстах от родной деревни Мирское. Учился он вместе с братом. Учительница Мария Петровна Гущина была строгая, за провинности вызывала родителей. Книги для учебы и развития брали в волостной библиотеке в 10 верстах от родной деревни. За активность Тарас был премирован библиотекарем собранием сочинения Герцена, произведения которого были запрещены правительством.

В 1914г. отца хотели призвать на мировую войну, но ему удалось отбиться от мобилизации, как отцу многодетного семейства. Под призыв попали старшие дети Иван и Стефан. Оба вернулись живыми и погибли во время ВОВ.

С началом Империалистической войны отец Тараса торговлю прекратил. В связи с большими налогами и уходом старших сыновей в действующую армию. Для содержания многочисленностью семьи, помимо торговли в лавочке, отец выезжал на зимы со старшими детьми (когда они подросли) на заработки в Витебск или Смоленск на мыловаренные заводы.

krestyane

Семья была самой многодетной в округе («во всей Смоленской губернии»). Несмотря на большое количество детей, не бедствовала. «Чтобы прокормить 21 чел. детей и взрослых требовалась большая изворотливость в жизни. Отец накопив немного деньжонок купил несколько десятин земли у помещика Вонляр??ярского в районе «Велевка», что в 6 верстах от Мирского. Купчая была очень хорошая – на 10 ч (или г?) рос лес, отличный ягодный, земляничный луг и заросли орешника. Мы очень любили в лесу собирать орехи, драть лыко, заготавливать в зиму дрова и косить траву. Сколько было земляники на этом лугу – крупной, душистой! Для нас детей это было самое приятное время года. А сколько диких пчел и меду находили на лугу! Много односельчан завидовали нашему достатку, а особенно нашей веселости, бодрости и дружной работе. Из молодых елей и осин срубили амбар, хлев, сени и двор, овин (гумно), два сеновала»

В хозяйстве, помимо земель, имелся скот (свиньи, лошади, коровы) и птица. Например гусей «водилось до двухсот» (детские воспоминания Тараса).

Старшие братья, когда женились стали готовить избы для выхода из семьи на самостоятельное житье. Каждый из них получил от отца свой надел земли. Участка в 1,2 га хватало для сытного житья одной семьи.

Из записей следует, что Тарас был неравнодушен к военной службе: в 11 лет, якобы, мечтал попасть на фронт, подростком помогал красногвардейцам в Смоленске в деревнях Слобода, Замоще, полустанок Лелеквинская рядом с его поселком Мирское — Пореченского уезда (в последующем Смоленского района). Это повлияло на то, что он в итоге выбрал профессию армейского пехотного командира (офицера). В детских воспоминаниях он описывает случай, произведший сильное на него впечатление — жестокое обращение полковника царской армии с солдатом, который по его приказу был избит 25 шомпольными ударами за малую оплошность.

/Примечание: Телесные наказания в Русской армии были к этому времени фактически запрещены за исключением военных тюрем (1904г.), но все равно в практике еще повсеместно применялись. А.Ф. Керенскому в 1917г. пришлось еще раз запретить средневековое наказание. Но и после этого в некоторых белых армиях в гражданскую войну солдаты поролись розгами./

В 1915г. после окончания начальной школы ему повезло — он нашел 15 рублей – по тем временам это были крупные средства («на них можно было купить 30 пудов /480кг/ зерна или 5-7 пар сапог»). Эти средства помогли продолжить учебу в Смоленске, где он поступил в торговое смоленское училище, сдав экзамены по русскому и математике. «Деньги я решил истратить на подготовку для поступления в одну из школ гор. Смоленска. Готовилось нас 4 человека, но принят был я один – сказалась хорошая начитанность и мое прилежание. Самостоятельно перерешал все примеры и задачи по задачнику Верещагина. Проштудировал учебник русского языка и литературы Салодовникова, что помогло выдержать экзамены в училище

Училище готовило приказчиков, завмагов, бухгалтеров, экономистов. Это давало законченное среднее образование. Жил он во время учебы в Смоленске в польско-литовской семье, где научился понимать польский язык и немного на нем разговаривать.

Директором торговой школы был Игнатюк — великан, ростом 2,25м. В последствие он стал заведующим ГубоблОНО /Губернский, в с 20-х годов — Областной, отдел народного образования/. В 1919г. его «осудили за пренебрежение к советским деньгам, которые он при выдаче зарплаты учителям заменил солью — в то время она была эквивалентна золоту.» Приговорен он был…. к смерти! После суда было послано прошение председателю Всероссийского ЦИК М.И. Калинину, который не найдя вины Игнатюка, его помиловал.

Курьер с решением опоздал на место казни за городом совсем немного — приговор успели привести в исполнение… «4 пули» оборвали жизнь ни в чем не виновного, нужного народу и государству человека. Такова трагическая судьба. В ней отразился весь ужас Гражданской войны и революционной жестокости, пережитых русским народом. Жизнь человеческая тогда ничего не стоила! Тарас об этой истории узнал от сына расстрелянного директора, с которым был дружен, а потом ее подтвердил его односельчанин – работник ЧК Аверьян Зелюченков.

Юность Тараса

В 1918г. в 8 км от родной деревни Тараса в имении в Новоселье была открыта средняя школа и он перешел в нее. Каждый день по 16 км ходил пешком, часто бегом, независимо от сезона. Из записей следует, что проявлял сильную тягу к знаниям:

Парнишка на переднем плане очень похож на моего деда в детстве

«Учиться мне всегда нравилось. Я был усидчив, и это помогало переходить из класса в класс, хотя многие сидели по два года в одном классе.

В этот период я зачитывался Шерлоком Холмсом, Нат-Пинкертоном, «Пещерой Лафайета» и разной легкой приключенческой литературой. Были и серьезные книги — «Антон Кречет» увлек меня и моих хозяев по квартире до умопомрачения.»

«Директором школы была Надежда Ионовна, очень хороший педагог по физике; по русскому языку и литературе был педагог Медведева, сестра нашего попа — она окончила институт благородных девиц, по математике — ее муж. Немецкий язык преподавала немка, которая в основном говорила только по-немецки

Уровень «состоятельности» того времени, по современным представлениям — нищеты, для обычных молодых людей описан так:

«Одевался зимой довольно бедно, но тепло. Обувь была пеньковая (коты), солдатское обмундирование, обмотки, старая шапка от прежних чинов старой армии. Летом белая холщёвая рубашка деревенского покрытия и шитья.»

/Примечание: Коты — умад. мужская верхняя обувь, калоши, кенги, обуваемые сверх сапог или бахил;| влад. поршни или берестяные лапти, с сборами./

«Надо сказать, что мы в детстве научились прясть, ткать, белить вытканное полотно. Бывало, оденешь вышитую белую рубашку, соломенную шляпу, брюки из черной крепкой материи и щеголяешь в этом убранстве, чему многие завидовали. Настоящий костюм мне сшили в 1921 году (в 18 лет!), когда я поступил в Смоленскую Губсовпартшколу

В 1921г Тарас в Смоленской Губсовпартшколе II ступени. «Проходили, кроме общеобразовательных предметов «Капитал» Карла Маркса, Каутского, Отто Бауэра, Гегеля, Сен Симона, «Азбуку коммунизма» Бухарина и Преображенского, историю Покровского и др. дисциплины. Политэкономию преподавал профессор Миллер, директором был Буйницкий, завучем — Гендерсон. В последствие направлен на экономические курсы бухгалтеров. Стажировку проходил при Губернском финансовом отделе. Сверял правильность заполнения отчетности нэпманами и подписывал эту выправленную отчетность от имени заведующего Губфинотдела. По работе приходилось посещать ряд предприятий и квартир нэпманов, которых за обман, очковтирательство и обжорство я возненавидел на всю жизнь

«Губсовпартшкола дала мне хорошее образование и самостоятельность мышления. После ее окончания в 1923г. поступил в только что открывшийся университет в Смоленске, который быстро закрыли из-за отсутствия базы и троцкисткого уклона»

«Пришлось работать зав. избачем и организатором комсомольской ячейки, и конечно помогать отцу по хозяйству

/Примечание: зав. избачем — заведующим избой-читальней, изба-читальня — центр просвещения в деревнях и сёлах СССР. Появились, видимо, еще в XIX веке в России, получили большое распространение в 1920-х годах и являлись одной из форм ликбеза (ликвидации безграмотности), а также политической пропаганды. К середине XX века их были тысячи по всей стране. C повышением уровня образованности населения, постепенно, к началу 1960-х годов функции изб-читален перешли к клубам, домам культуры и библиотекам.(Википедиа)./

О революционных событиях и гражданской войне записей нет. Как будто их и не было.

Молодые годы Тараса. Период единоличных крестьянских хозяйств.

В 1922г деревня, в которой жила семья «была разбита на хутора, которые существовали до 1933г., т.е. до организации колхоза, после чего опять сошлись в деревню. Крестьяне на хуторах быстро оправились и зажили хорошо. Мне приходилось помогать землемеру, разбивать деревню на участки. Участки – наделы выделялись в порядке торга. В начале шли хорошие земли – примерно ½ га на человека – эти земли были ближе к центру деревни. По мере удаления от центра цена земли падала, а в количественном отношении увеличивалась. Мы с отцом выжидали торга на земли более удалённые от деревни (на 2 километра). В результате получили 14 десятин /15,3 га/ на 10 человек, а старшие братья Стефан, Федор, Иван, на свои семьи получили наделы отдельно, ближе к деревне.

Мы быстро перестроились на новом месте. Земля ранее не получавшая вдоволь органических удобрений первый год плохо родила картофель, лен, овес и т.д. Но через три года, когда она стала правильно обрабатываться и получать вдоволь навоза, урожай сразу возрос и стал не хуже, чем вблизи старой деревни. Нам стали завидовать, хозяйство быстро пошло в гору. Хлеба, картофеля, фуража стали собирать вдоволь. Отец и мать очень были довольны, что сели именно на эти земли. У нас на хуторе была мокрая лощина, которая заросла ольхой и через три года эта ольха обеспечивала нас дровами

Патриархальный уклад деревни и ее разрушение.

«Надо сказать откровенно – хуторское землепользование приблизило к натуральному хозяйству, которое полностью обеспечивало потребности крестьянства, да и государство от этого только выигрывало, т.к. излишки хуторянин сдавал государству и возил на рынок. С организацией колхозов начался распад деревни. Молодежь уезжала в города, в деревне оставались только малые и старые. Многие деревни теперь вообще исчезли. Если взять наш Смоленский или Касплянский район — половина деревень уже не существует и трудно найти даже место, где они были, а те деревни, которые еще сохранили свое название, уменьшились в 10 раз по количеству домов и во много раз по населению.»

«Например, в моей родной деревне Мирское до революции насчитывалось 120 домов и около 750 чел. жителей. Теперь осталось 15 домов с 45 чел., из них трудоспособные — не более 15 чел.» (Запись сделана в конце 60-х годов.)

«Хорошо это или плохо, что население деревень резко уменьшилось, а города выросли? Ответить на этот вопрос не так просто. Знаю только, что деревня раньше была не та, что теперь. Крестьяне были народ темный, на 70% неграмотный или малограмотный. Грязь в домах и на улицах, часто телята, поросята, котные овцы находились в жилом доме. Полы мыли только к большим праздникам, соблюдали обряды церковные и общинные. Среда и пятница были днями, в которые считалось грешно кушать мясо, молоко и другие продукты животного происхождения. А кроме этого 4 недели постились летом, 6 недель в ноябре-декабре и 7 недель в марте-апреле (великий пост, когда мясные блюда были категорически запрещены православной церковью).» (Запись сделана в 1969-1972 годах).

 

Источник

Как жили русские люди 90-110 лет назад. Воспоминания предка, от первого лица.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Смерть царевича Ивана

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up