Loading...
You are here:  Home  >  История  >  ВОВ  >  Current Article

Кое-что про «странную войну»

Опубликовано: 30.12.2017  /  Нет комментариев

Недавно на каком-то из «познавательных» телеканалов мне попался документальный фильм, где рассказывали про «странную войну» 1940 года. Ладно бы если фильм был старый и советский, но фильм был совсем недавно снят во Франции. А повторяли в нём полную чушь, и никто даже не пытался задумываться. Когда-то мы, по наивности думали, что это только в СССР была сплошная пропаганда, а на Западе все говорят только правду и ничего не бояться. Щас! Оказалось, что там ещё хуже.

Даже удивительно, до чего сами французы не любят собственную историю.

Итак, давайте поговорим про «странную войну».

Начнем, пожалуй, с Советской военной энциклопедии, где написано:

«Странная война» 1939—1940 годов, распространённое в литературе название периода войны Франции и Англии против фашистской. Германии в начале 2-й мировой войны, с 3 сентября 1939 по 10 мая 1940 года. После нападения Германии на Польшу Франция и Англия, связанные с Польшей обязательствами о помощи в случае агрессии против неё, 3 сентября вынуждены были объявить войну Германии. Однако, стремясь направить германскую агрессию на Восток, против СССР, боевых действий они фактически не вели. Располагая подавляющим превосходством в силах и средствах (86 французским и 4 английскими дивизиям на западном фронте 3 сентября 1939 противостояли 23 немецкие дивизии), они ограничились лишь небольшим продвижением. Наступление 4-й французской армии в начале сентября в районе Саарбрюкена окончилось 12 сентября вклинением на 8—18 км в предполье «линии Зигфрида». 3 октября французское командование отвело свои войска на «линию Мажино». Пассивность Франции и Англии позволила  Германии быстро разгромить вооруженные силы Польши. После разгрома Польши на западном фронте продолжалось затишье, позволившее Германии сосредоточить войска и в мае 1940 нанести поражение англо-французской коалиции. «Странная война» явилась продолжением мюнхенской политики, предательством интересов малых стран, стремлением направить агрессию против СССР.

А вот, что писали по этому поводу сами немцы:

«И если мы еще в 1939 г. не потерпели поражения, то это только потому, что примерно 110 французских и английских дивизий, стоявших во время нашей войны с Польшей на Западе против 23 германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными»

Генерал-полковник Альфред Йодль,

В сентябре 1939 года начальник оперативного управления штаба Вермахта

Давайте попробуем разобраться.

Сразу предлагаю не рассматривать политические аспекты, Хотели или не хотели власти Франции и Великобритании спасать Польшу, всё равно никто не узнает никогда. Я бы не исключил и того, что в спасении Польши от разгрома никто не был заинтересован. Если вспомнить историю взаимоотношений с польским государством в Европе, то легко заметить, что поляки для Западной Европы всегда были каким-то третьим сортом на обочине, вечно чем-то недовольные и мутившие воду. Единственное, что ценили в поляках, это готовность выступать против России, для чего их активно использовали всегда. Собственно, что говорить, если и сегодня происходит всё то же самое. Так что, не исключено, что в существовании Польши никто не был заинтересован в 1939 году. Но моя статья не об этом.

Давайте разберемся по чисто военным аспектам. Возьмём фразу генерала А. Йодля. В ней всего две цифры и одна дата. Начнем с цифр. На 1 сентября в группе армий «С» было 32 пехотные дивизии, на 10 сентября их стало 44. Эти войска поддерживали 1338 самолетов. Почему Йодль пишет о 23 дивизиях непонятно. Вторая цифра ещё менее понятна. Получить цифру 110 никогда не удавалась, но тут уж неизвестно, как он «примерно» дивизии считал, да это и не принципиально, пусть будет 110. Вопрос в дате. Немецкие дивизии посчитаны, видимо на 1 сентября. А французские? Ответ содержится уже в самой фразе Йодля, там речь идет о французских и английских дивизиях. В сентябре эти английские дивизии, которые посчитал Йодль, еще предстояло сформировать. Английские войска реально появились во Франции в январе 1940 года. И не надо думать, что это были английские танки — танки были ещё в большинстве на заводах, в виде заготовок и отдельных деталей.  В январе прибывали инженерные части, которые начали строить военные городки, склады, дороги, англичане могли воевать только в комфортных условиях. Так что по поводу сентября и английской армии немцы что-то напутали. Может быть, у них с переводчиками было туго? В захваченных в 1940 году трофейных документах английской армии, они действительно могли встретить планы действий на сентябрь. В английской армии действительно готовились к активным боевым действиям против Германии в сентябре. Только это был сентябрь 1940 года.  А что касается сентября 1939 года… Дело в том, что английская армия не готова была воевать даже и в мае 1940 года, что мы и видим по результатам боевых действий. В победе немцев 1940 года, конечно, огромная заслуга Вермахта, но и воевать немцам пришлось с противником, который был совершенно не готов к войне.

Впрочем, бог с ними, с англичанами, в конце концов, английская армия это не главная сила на Западном фронте в начале Второй мировой войны.  Давайте про французскую армию.

То, что французские войска бездействовали не совсем верно.  Давайте еще раз процитируем:

После нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года Франция и Англия 3 сентября в соответствии  с союзническим договором объявляют войну Германии. Однако в первой декаде сентября никаких боевых действий французская армия не ведет. И только 13 сентября начинается шумно объявленное «Саарское наступление», силами 11 пехотных дивизий, в ходе которого, продвинувшиеся французские части 3-й армии без боя  занимают в лесу Варндт участок примерно 10 км. по фронту и около 5 км вглубь германской территории, а части 4-й армии заняли участок по фронту около 20 км и вглубь германской территории около 10 км., и вышли на рубеж Хорнбах -Брейтфурт-5 км. южнее Саарбрюкен.

В данной местности не было населенных пунктов, а немцы заблаговременно отвели назад свои пограничные посты. Французские войска не дошли даже до предполья Западного Вала.

На этом наступление закончилось.

Что скажите? Догадываюсь. Вы, наверное, скажите, что французы занимались ерундой, и вместо того, чтобы всеми силами ударить по немцам и разгромить их, они какой-то жалкий десяток дивизий использовали для имитации наступления.  Десять или одиннадцать дивизий, для такой страны как Франция, это действительно, мягко говоря, не много. А если ещё учесть, что непонятно как считали авторы этой цитаты, потому что дивизий было вдвое меньше, то, вроде как, и совсем все несерьёзно выглядит.

Но. Есть одно большое «но», потому что все относительно. Десять дивизий это, конечно очень мало, но извиняет французов то, что в «Саарском наступлении» они использовали все, подчеркиваю, все имеющиеся у них силы.  Это была вся французская армия на тот момент.

«Наступление» захлебнулось даже без сопротивления немецких войск. Оказалось, что французские войска просто неспособны проводить такие сложные операции. Не работала нормально связь, не было никакого взаимодействия даже на уровне полков, техника ломалась (если её вообще удавалось завести), снабжение не работало, с тыловым обеспечением просто беда, а медико-санитарные службы находились в таком состоянии,  что оставалось только радоваться тому, что реальных боев не было.

Давайте посмотрим состав французской армии в сентябре 1939 года:

10 пехотных дивизий (division d’infanterie): 10-я, 11-я, 13-я, 14-я, 19-я, 21-я, 23-я, 36-я, 42-я и 43-я;

7 моторизованных пехотных дивизий (division d’infanterie motorisee): 1-я, 3-я, 5-я, 9-я, 12-я, 15-я и 25-я;

2 альпийских пехотных дивизии (division d’infanterie alpine): 27-я и 31-я;

3 колониальных пехотных дивизии (division d’infanterie coloniale): 1-я, 3-я и 4-я;

3 северо-африканских пехотных дивизии (division d’infanterie nord-africaines): 1-я, 3-я и 4-я;

 2 легких механизированных дивизии (division legere mecanique ): 1-я и 2-я;

3 кавалерийских дивизии (division de cavalerie): 1-я, 2-я и 3-я.

Это все, что имелось во Франции в хоть каком-то виде, то есть имело в своем составе реальных людей. Разумеется, эти соединения не был укомплектованы полностью, но в них хотя бы было 40-50% штатного состава.  Всё остальное существовало только на бумаге.

Во Франции, конечно, была объявлена полная мобилизация. Народу, чтобы укомплектовать армию хватало.

Но, дело в том, что собрав в военном городке пятнадцать тысяч человек, и даже раздав им оружие, французское командование получало в каждом конкретном случае не дивизию, а воз и маленькую тележку разнообразных проблем. Людей надо было размещать, кормить, учить (они же ничего не умели). Учить их было сложно, поскольку некому — офицеры тоже ничего не умели. В результате, одев людей в военную форму, и раздав им оружие, они становились скорее опасными для окружающих, а не для немцев.

И я не преувеличиваю нисколько.  Это в СССР можно было сформировать дивизию за неделю с нуля. Потому что там все проходили военную службу, призывались на сборы, проходили регулярные учения, писались доктрины, планы и инструкции. А Франция жила два десятка лет по принципу «мы точно никогда теперь ни с кем воевать не будем». Как показывает печальный опыт, армию создавать долго, а разваливать быстро, и за два десятка лет политики могут сделать столько, что удивительно, как французская армия вообще могла воевать в 40-м году.

Конечно, во Франции немного про войну думали, и побежденной Германии боялись. Поэтому построили Линию Мажино. Правда, это тоже была больше показуха. При внимательно изучении Линия Мажино выглядит не такой грозной как в рекламных фильмах. При строительстве упор явно делался на создание удобных казарм, бань, клубов, словом максимально комфортных условий для тех, кому там предстоит находиться. Именно находится, потому что слово «воевать» явно не было наиважнейшим. Иначе бы озаботились тем, чтобы все эти сооружения хоть как-то вооружить. Притом, что для Линии Мажино было разработано десятка два специальных образцов вооружений, выпускалось почти всё это в количествах, меньших, чем сам перечень названий этих вооружений. В результате, в 40-м году, когда стало ясно, что придется воевать, на Линию Мажино стаскивали такую рухлядь, что она бы украсила любой музей.

Все же просто. Легко сравнить затраченные средства на строительство Линии Мажино и то, что было построено, чтобы поверить в данные  о том, что две три средств то ли, выражаясь современным языком, попадали в категорию нецелевого использования, то ли просто украли. Коррупцию же изобрели не сегодня, и даже не в Древнем Египте. В любом случае, какой бы не была Линия Мажино, но она уж никак не могла наступать на Германию.

http://www.militarymodelling.com/sites/1/images/article_images/SZCharB11…

Так вот, возвращаясь к дивизиям, которые на бумаге числились. Собрав кое-как людей, и хоть чему-то их обучив (не стрелять, а хотя бы строиться и выполнять команды), надо же было выдвигаться к линии фронта, точнее к границам. А это была такая проблема. Потому как пешком идти было слишком долго и мучительно, а железные дороги оказались совершенно к этому не готовы. Некоторые дивизии, которые начали отмобилизовывать в сентябре 1939 года, к маю 1940 года до фронта добраться не успели, хотя тот же самый Йодль, и все прочие историки, их сосчитали.

Но ладно ещё те дивизии, которые формировались из потомков д’Артаньяна в Гаскони и которым предстояло пересечь всю Францию.  Это же не из Сибири в Белоруссию войска перебрасывать.  Но в числе войск, которые должны были воевать против Вермахта в составе французской армии,  были части, у которых кадры были в Тунисе и Марокко.  Тоже не Камчатка, но были еще и сенегальские стрелки. Посмотрите на карте, где находится Сенегал. А если я вам скажу, что против немцев в мае 40-го года воевали две полубригады, укомплектованных малагасийцами? Малагасийцы, это те, кто с Мадагаскара, если кто-то не в курсе. Это уже можно не с Камчаткой сравнивать, это уже как Чукотка, если по-нашему.  К маю 1940 года малагасийцы уже прибыли. Но сами понимаете, что в сентябре 39-го они точно на Саарбрюкен наступать не могли.

Итак, если резюмировать, то в сентябре 1939 года французская армия имела три десятка дивизий (из них семь в Альпах), которые нужно было доукомплектовать личным составом, провести минимальное сколачивание соединений, перебросить их к границе

и начать что-то планировать. Успеть всё это сделать до того, как немцы разгромили Польшу, было нереально, и «Саарское наступление», над которым так посмеиваются, это была попытка сделать хоть что-то… даже не сделать, а обозначить.

Хотите несколько впечатляющих цифр по французской авиации? На 1 сентября 1939 года французские Военно-воздушные силы имели следующее количество боевых самолетов:

Истребители:

D.500/510 — 250

CR.714 — 50

H.75 — 42

MS.406 — 557

MB.151 — 1

Двухмоторные истребители:

Р.630/631 — 291

Бомбардировщики:

Амио.143 —  126

Р.540 — 85

MB.200 — 169

MB.210 — 250

Potez 633 — 22

LeO.45 — 10

Количество самолётов уже говорит само за себя. В Красной Армии бы над такими цифрами посмеялись.

А если говорить про качество. Из всего списка истребителей современными могли считаться только две модели. Это MB.151 и американский истребитель Curtiss P-36 Hawk, который во Франции получил обозначение H.75. Но американские самолеты французские летчики только начала осваивать. Ну, а про MB.151 сами понимаете…

Такие же самолеты как Dewoitine D.500 сильного впечатления не производят

В списке бомбардировщиков единственный современный самолет, это LeO.45, который пилоты ещё только начали осваивать. Potez 633 это легкий бомбардировщик на базе истребителя. Что касается всех остальных бомбардировщиков, то достаточно взглянуть на их внешний вид.

Единственные относительно многочисленные французские самолеты это тяжелые двухмоторные истребители  Р.630 и Р.631, но этот тип машин как раз «погоду не делал».

А у немцев, на той стороне фронта более тысячи вполне современных самолётов.

Французские конструкторы могли создавать замечательные самолеты, а французская промышленность могла их производить в огромных количествах.  Беда в том, что конструкторам очень долго не давали денег и заказов на создание самолетов, а промышленность очень некстати стали национализировать и реорганизовывать, что привело к полной неразберихе. Результатом было, например то, что построены были десятки отличных самолетов, с хорошим моторами, с совершенными приборами,  с отличными пушками, пулеметами и бомбами. Но к ним забыли сделать пропеллеры…

И точно так же было во всем. С танками, артиллерией, снабжением…

Интересный факт того времени. В одной французской газете от февраля 1940 года была опубликована заметка журналиста, побывавшего в одной из дивизий, находившихся на фронте. Журналист с возмущением писал о том, что солдатам запрещают вести бои с немцами, и даже отобрали у них патроны, кабы чего не вышло.

Точно не помню название газеты, но судя по тому, как французский журналист ненавидел французскую же армию, газету вполне можно было бы назвать «Эхо Парижа».  Статья эта вызвала много шума и возмущений,  который совершенно заглушили ответ военных.

Дело в том, что журналист действительно беседовал с солдатами, а на его вопрос, стреляли ли они  по немцам, солдаты сообщили, что стрелять они не могли, потому что у них нет патронов.  Вот только вывод журналист сделал неправильный (хотя едва ли он хотел делать правильные выводы), потому что отсутствие патронов объяснялись не тем, что их отобрали, а тем, что их ещё просто не подвезли.

Писать про французскую армию можно много, но боюсь, что я так уже утомил.

Во всяком случае, я надеюсь, я смог донести одно: в том, что касается «странной войны» 1939-1940 года, далеко не все так однозначно, как многие утверждают. Во всяком случае, есть целый ряд чисто военных аспектов, о которых уж точно забывают. А я напомнил.

Кирил Шишкин

Источник

Кое-что про «странную войну»
Средняя оценка: 5. Голосов: 116

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Первый позор Гитлера: как немцы просчитались в первый день войны

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up