Loading...
You are here:  Home  >  История  >  ВОВ  >  Current Article

Красная армия против японских дотов

Опубликовано: 31.07.2017  /  Нет комментариев

9 августа в час ночи по хабаровскому времени началось наступление трёх фронтов Красной армии (Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных) в Маньчжурии. Советским солдатам предстояло пройти сквозь японские укрепления, которые готовились не один год. На нескольких конкретных примерах попробуем представить, с чем в августе 1945 года пришлось столкнуться красноармейцам в Маньчжурии и на Сахалине.

Японские укрепрайоны: сильные и слабые стороны

В японском укреплённом районе в Маньчжурии могла быть не одна сотня дотов и других сооружений. Опорные пункты готовились к круговой обороне. Железобетонные доты и укрытия связывались между собой системой замаскированных или крытых траншей с лёгкими сооружениями, бронеколпаками и открытыми огневыми площадками. Встречались железобетонные укрепления в несколько этажей. Толщина их стен и перекрытий доходила до 3–4 метров. Местами защита амбразур выполнялась двойной, в виде наружной бронезаслонки и бронещитков в узкой части амбразуры. Глубина земляной толщи над укрытиями достигала 10 метров. Некоторые опорные пункты прикрывал огонь казематных 280-мм, а иногда даже 410-мм орудий. Одна только амбразура для такого колоссального орудия имела размеры 7,5 на 14 метров.

Долговременное оборонительное сооружение для 410-мм орудия fortification.ru - Красная армия против японских дотов | Военно-исторический портал Warspot.ru
Долговременное оборонительное сооружение для 410-мм орудия
fortification.ru

Система огня тщательно продумывалась и создавалась с использованием особенностей местности. В итоге огонь из пушек, пулемётов и миномётов прикрывал промежутки между опорными пунктами, возможные подходы и мёртвые зоны перед ними, причём как перед передним краем, так и в глубине обороны. Особое внимание японские военные инженеры уделяли фланговому косоприцельному и кинжальному огню. В некоторых местах траншеи в несколько уровней и огневые точки на высотах легко обеспечивали огонь в два-три яруса. Хотя в ряде случаев советским войскам удалось находить и непростреливаемые зоны.

Существенным недостатком японской системы обороны было то, что большинство укрепрайонов не имело развитой противотанковой обороны на всю глубину. Качество бетона было невысоким. Японцам (по сравнению с европейскими армиями периода Второй мировой войны) не хватало мин, а вот других боеприпасов в укреплённых районах было запасено из расчёта на несколько дивизий в каждом.

Аэрофотосъёмка мест предстоящих боёв советской разведывательной авиацией проводилась вовремя и качественно. Однако японцы хорошо маскировали свои укрепления — строя их не по шаблону, а приспосабливая каждое конкретное сооружение к окружающей местности, накрывая сетками с вплетённой растительностью и бумагой. Мешали и густые леса. Поэтому многие укрепления, особенно в глубине территории, остались разведкой незамеченными. Умение японцев маскироваться отмечалось ещё в боях на Халхин-Голе. Поэтому, увы, нередко «недостроенные» по разведданным доты оказывались полностью готовыми, а вместо лёгких сооружений советская пехота натыкалась на тяжёлые, с массой подземных ходов.

Палка против брони

По итогам боёв начальником оперативного управления штаба Забайкальского фронта генерал-лейтенантом Павловским констатировалось:

«С такой техникой и в таком незначительном количестве Квантунская армия не могла не только рассчитывать на успех в борьбе с Красной Армией, но и вообще выиграть сколько-нибудь серьёзного современного боя».

Японцам оставалось надеяться лишь на отчаянное упорство обороны. В советских документах отмечалось, что осаждённые гарнизоны нередко сопротивлялись до последнего человека. Даже рядовой состав «в случае явной неизбежности попасть к нам в руки, подрывался гранатой или распарывал себе живот».

Однако и такое самопожертвование не работало против грамотной тактики. В первую ночь наступления, 9 августа, штурмовые группы 25-й армии просто бесшумно снимали часовых, врывались внутрь дотов, уничтожали их гарнизоны и затем подрывали укрепления.

10 августа один дот с четырьмя амбразурами и несколькими открытыми пулемётными площадками, прикрываемый колючей проволокой на трёх рядах железных кольев (гарнизон – 9 человек), был взят группой из 30 автоматчиков 622-го стрелкового полка. Дот с юга обстреливало три орудия 76-мм ЗИС-3, а с юго-востока — пара сорокапяток. Рота противотанковых ружей (ПТР) обеспечила выдвижение на позиции сначала орудий, а потом и автоматчиков. Пока огонь пушек отвлекал внимание японцев, солдаты стремительно бросились на штурм с юго-запада.

Японцы распознали хитрость, когда было уже слишком поздно. В упорном бою весь гарнизон дота (шесть солдат и три унтер-офицера) был уничтожен гранатами. Советские войска потеряли четырёх человек ранеными, захватили два ручных пулемёта, 9 винтовок, гранатомёт и стереотрубу, потратили 40 76-мм и 30 45-мм снарядов, 240 патронов к ПТР. Поразительно, но японский дот был обнаружен внезапно, и штурмовала его группа из резерва полка, командир которой придумал план буквально «на ходу».

В типичную штурмовую группу могли входить около 12 сапёров, 8 автоматчиков и одна-две могучих САУ ИСУ-152. Такая группа имела с собой около полутонны взрывчатки. Как правило, сапёрное отделение штурмового отряда несло, помимо личного оружия, четыре малых заряда (по 3 кг) взрывчатки, два-три больших 10-килограммовых заряда, десять зажигательных трубок, пару палок длиной в 4 м, по паре лопаток и фонариков. Каждый сапер нёс с собой пустой мешок.

Штурмовая группа делилась на подгруппы. Подгруппы разграждения (4 сапёра и отделение автоматчиков), прикрываемые огнём артиллерии и миномётов, искали мины и проделывали проходы в колючей проволоке. За ними на САУ выдвигались подгруппы атаки (2 сапёра, включая командира) и обеспечения (6 сапёров). Автоматчики из блокировочной подгруппы зачищали ходы сообщения, обходили конкретный дот и брали под наблюдение выходы из него, обстреливая их в случае необходимости. САУ подходили к доту, били по амбразурам или закрывали их корпусом. Сапёры из подгруппы атаки закидывали амбразуры гранатами, закрывали их боевой заслонкой при помощи шеста или забивали мешками с землёй, а затем закладывали внутрь взрывчатку.

Всё, что осталось от позиции японской 410-мм гаубицы

Броневые двери толщиной до 40 мм подрывались заранее подготовленными десятикилограммовыми зарядами в форме куба. Обычно при этом работала пара сапёров, заходящих к доту с тыла. Один сапёр спускался в траншею у самого входа, прячась за угол бетонной стены — входного коридора, а второй подавал ему готовый заряд с зажигательной трубкой. Трубку поджигали, и первый сапёр длинной палкой пододвигал заряд к двери. Если из амбразуры в двери стреляли, то ещё одна пара сапёров подавляла огонь. Вентиляционные решётки сносились зарядами в 1 кг, а потом внутрь одну за другой кидали 2–3 тротиловые шашки (либо сначала несколько килограмм взрывчатки, а затем на длинной бечёвке шашку с горящей трубкой). Уцелевшие добивались ручными гранатами и автоматами.

Для уничтожения отдельно стоящего бронеколпака хватало танка, отделения сапёров для проделывания проходов в заграждениях и отделения автоматчиков, охраняющих танк от гранатомётчиков. Подъехав к бронеколпаку, танк разбивал его несколькими выстрелами в упор или даже опрокидывал его несколькими последовательными наездами. Если танка под рукой не было, амбразуры затыкали мешками или шинелями, подрывали колпак зарядом весом 20–25 кг, после чего уничтожали и убежище под ним.

В некоторых случаях внутрь дотов заливали до пары тонн бензина или керосина.

«Враг был храбр. Тем больше наша слава»

Японское 150-мм орудие Тип 45, смонтированное в специальной бронебашенной установке с толщиной брони до 100 мм. Хутоусский укреплённый район rufort.info - Красная армия против японских дотов | Военно-исторический портал Warspot.ru
Японское 150-мм орудие Тип 45, смонтированное в специальной бронебашенной установке с толщиной брони до 100 мм. Хутоусский укреплённый район rufort.info

Однако случались и накладки. При штурме укреплённого района у города Хутоу на реке Уссури предполагалось, что для уничтожения его укреплений вполне хватит и 152-мм снарядов, но в реальности некоторые сооружения не поддавались даже подтянутым после первых неудач 203-мм гаубицам. Количество дотов на этом участке вдвое превысило данные разведки. Японская артиллерия оказалась неожиданно сильной и включала две 410-мм, две 305-мм и одну 240-мм батареи, не считая орудий меньших калибров. Наступающим советским войскам остро не хватало сапёров и обученных штурму укреплённых районов солдат. Впрочем, и просто живой силы было недостаточно – превосходство в пехоте здесь было всего лишь двукратным. Только 15 августа одна из высот девять раз переходила из рук в руки, но закрепиться на ней красноармейцам так и не удалось. В результате два батальона 1056-го стрелкового полка, атакуя неподавленные доты, потеряли 80% личного состава. В одном батальоне из четырёх командиров рот уцелел один, а сапёрная рота потеряла почти всех офицеров и сержантов убитыми и ранеными.

Но в целом внезапное нападение и здесь обеспечило советским войскам владение инициативой, нарушило системы наблюдения и управления японской артиллерии. Войска перегруппировали, пополнили, подтянули тяжёлую артиллерию, поставив её на прямую наводку. Солдат срочно обучали сапёрным премудростям. К 18:00 18 августа, после на редкость ожесточённых боёв, с укреплённым районом у Хутоу было покончено. Было захвачено, разбито и взорвано 183 дота, на которые Красная армия потратила в общей сложности свыше 40 тонн взрывчатки и около 10 тонн горючего.

Советский офицер на лёгком танке Т-26. Митинг в одной из танковых частей перед началом войны с Японией waralbum.ru - Красная армия против японских дотов | Военно-исторический портал Warspot.ru
Советский офицер на лёгком танке Т-26. Митинг в одной из танковых частей перед началом войны с Японией
waralbum.ru

При прорыве японских укреплений на Южном Сахалине хорошо показали себя танки Т-26, ветераны боёв Испании, Хасана и Халхин-Гола. Два батальона этих давно устаревших машин успешно справились с возложенной на них задачей, в том числе благодаря слабости противотанковой обороны японцев. Несмотря на действия в гористой местности, среди малопроходимых лесов и топких болот, Т-26 продемонстрировали достаточно хорошую манёвренность. Особенно эффективно действовали и приданные штурмовым группам Т-34. Танки не отрывались от пехоты, били в упор по амбразурам японских укреплений или просто закрывали их своим корпусом. Им помогали выделенные 45-мм орудия — пушки более крупных калибров было труднее выдвигать к полю боя.

Советские солдаты на одном из дотов Харамитогского укрепрайона, подорванном сапёрами 165-го стрелкового полка во время Южно-Сахалинской наступательной операции waralbum.ru - Красная армия против японских дотов | Военно-исторический портал Warspot.ru
Советские солдаты на одном из дотов Харамитогского укрепрайона, подорванном сапёрами 165-го стрелкового полка во время Южно-Сахалинской наступательной операции
waralbum.ru

Интересной деталью боёв Советско-японской войны выглядит использование противотанковых ружей против снайперов, о чём писала отечественная пресса:

«Осторожно углубившись в тайгу, Корольков выследил «кукушку». Велика была злоба и ненависть к врагу. Королькову захотелось не прострелить, а совсем снять голову у самурая. Бронебойщик навёл на врага противотанковое ружьё и выстрелил. Японец мешком упал на землю».

Источник

Красная армия против японских дотов
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Минное поле доктора Пасечной. Вековая история военного хирурга

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up