Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Current Article

Кто вывел таджиков на штурм крупнейшего рынка столицы?

Опубликовано: 28.09.2017  /  Нет комментариев

Про рынок «Москва» на прошлой неделе вспомнили и заговорили даже те, кто никогда на нем не был и рядом не проходил.

Вечером 20 сентября у его ворот собрались несколько сотен мигрантов. В основном этнические таджики. Разгоряченные мужчины требовали, чтобы им выдали охранников рынка, которые забили до смерти их земляка. Пошли сообщения, что накануне днем парня-грузчика отлупила местная охрана. Кто-то уточнил: мертвого грузчика чоповцы укрыли тряпками и выбросили в мусорку. Правда, уже через несколько часов стало известно, что мигрант, которого увезли на «Скорой», на самом деле жив и даже не в реанимации. А через пару дней 28-летнего Навруза Каримова и вовсе выписали. Но вечером 20-го толпа была так наэлектризована слухами, что разгонять ее пришлось росгвардейцами.

Полицейские на всякий случай еще пару дней подежурили у «Москвы». Сейчас все спокойно. Но столица в очередной раз увидела, как после нескольких телефонных звонков в одной точке оперативно собирается толпа приезжих. А сама «Москва», в которой, по разным оценкам, трудится до десятка тысяч мигрантов, оказалась автономной территорией, куда полиция входит только после резонансных ЧП.

СВОИ БОЛЬНИЦЫ, БАНКИ, ПАРИКМАХЕРСКИЕ…

Когда говорят, что рынок «Москва» это город в городе, именно это и имеют в виду — город в городе. В будни через него проходит 30 — 40 тысяч человек (это не считая торговцев, многочисленного обслуживающего персонала, тех же тачечников да уборщиков: их число около 10 тысяч). В выходные поток может достигать 70 — 90 тысяч. Это примерно как население подмосковного Реутова. Или Дмитрова. Или Лобни.

К слову, именно сюда, в Люблино, в основном и переехал с боями закрытый в 2009 году Черкизовский рынок. Переехали, как оказалось, не только торговцы, но и некоторые порядки.

«Москва» живет по своим законам. Есть всесильная администрация. Есть собственная полиция — ЧОП «Витязь». Есть условный департамент ЖКХ — несколько батальонов таджиков с метлами и стремянками. На задворках, куда обычные покупатели почти не ходят, можно без труда отыскать несколько круглосуточных продуктовых магазинов. Есть больницы. Банки. Парикмахерские. Гостиницы. Хостелы. Можно и не выходить за периметр.

В таком закрытом обществе хорошего мало. Мигрантам нет особого смысла интегрироваться в страну, где они зарабатывают деньги для своих семей. Даже язык можно не учить. Ну так, основные понятия. Немножко числительных.

На следующий день после осады «Москвы» силовики проверяли документы у всех мигрантов на рынке. Нелегалов тут же паковали в автозаки. Фото: Василий Кузьмиченок/ТАСС

На следующий день после осады «Москвы» силовики проверяли документы у всех мигрантов на рынке. Нелегалов тут же паковали в автозаки. Фото: Василий Кузьмиченок/ТАСС

ПРОСПЕКТЫ ШИРПОТРЕБА

Таджики в местной иерархии занимают нижнюю строчку. Самые низкооплачиваемые, самые бесправные работники. Грузчики, уборщики.

После недавних беспорядков от журналистов таджики-грузчики шарахаются как черт от ладана. По территории через каждую сотню метров шагают чоповцы, выглядывают. Поэтому бедные тачечники, едва заведешь с ними разговор, убегают со своей тележкой.

— Наших там (во время народной сходки у забора. — Ред.) не было, это все чужаки! — бросил один.

— Я вообще ничего не слышал, — врет другой и тоже убегает.

Рынок огромный. 175 000 квадратных метров торговых площадей. Основное здание, торговые проспекты и улочки, убегающие вдаль ряды китайского ширпотреба.

Кафешки — через каждый перекресток. У китайцев — свои. У мигрантов из Средней Азии — свои. Женщины в хиджабах. Суровые немногословные мужчины с щетиной цвета наждака.

На первый взгляд на рынке торгуют одни товарищи из Поднебесной. Многие так давно в России, что даже не нанимают «переводчиц» — веселых женщин с Украиныили из Молдавии, которые с шутками-прибаутками втюхают русскоязычным покупателям любой товар. Но если потусоваться в «Москве» денек-другой, начинаешь понимать, что даже здесь есть свои этнические кварталы. Например, на первом этаже обнаруживается целых два ряда павильонов, принадлежащих бизнесменам-киргизам. Продавцами работают тоже только свои. Основной товар — самопошив, который везут из Киргизии.

Обычно грузчики ходят в специальных фартуках. Но после 20 сентября они все опознавательные знаки сняли, чтобы не приставали журналисты. Фото: Александр РОГОЗА

Обычно грузчики ходят в специальных фартуках. Но после 20 сентября они все опознавательные знаки сняли, чтобы не приставали журналисты. Фото: Александр РОГОЗА

РОДОВАЯ ИЕРАРХИЯ

Разговорились с тетушкой лет 50, торгующей халатами.

— Я уже десять лет на этом рынке работаю, — говорит женщина. — И грузоперевозки с уборкой уже тогда были закреплены за таджиками. В этот бизнес никого больше никогда не пускали. Ни киргизов, ни узбеков. У таджиков своя мафия.

— Почему?

— Я думаю, приезжие из Киргизии не пошли бы работать на эти места. Грузчики зарабатывают копейки, хотя весь день на ногах.

Есть и другая причина. Киргизия входит в Евразийский экономический союз, приезжим оттуда не нужно покупать патент и легче найти легальную работу.

Потом женщина показывает мне, размахивая руками: во-о-он там несколько рядов, где работают азербайджанцы, вот там стоят вьетнамцы. Там немножко русских. Иногда попадаются точки, которые держат пробившиеся в «высшую лигу» таджики или узбеки.

— У нас так: когда кто-то попадает в хорошее место, он сначала тянет за собой людей из семьи, потом — из села, потом — из страны. Четкая родовая иерархия, — говорит мне правозащитница Гавхар Джураева. — Поэтому в каждой крупной бизнес-структуре можно отследить, кто где занял место первым. На рынках грузчики действительно в основном таджики. А например, в «Ашанах» этническая иерархия

несколько отличается. Большая часть сотрудников нижнего уровня — киргизы, которые когда-то получили российское гражданство по облегченной программе. Грузчиками и таксистами у больших моллов работают узбеки. Таджики там попадаются один на пятьдесят. Менеджеры и контролеры — молдаване и украинцы.

Сколько мигрантов из Средней Азии приезжают в Россию

Сколько мигрантов из Средней Азии приезжают в Россию

БАНГЛАДЕШ ДА КУБА

На втором этаже «Москвы» бьет ключом интернационал из дальнего зарубежья. Например, дешевой бытовой техникой вроде фенов, электрочайников или поддельными гаджетами торгуют мигранты из Бангладеш (государство в Южной Азии).

Прохожу мимо точки, где разливают чай с кофе. Слышу испанскую речь. Тусуются какие-то латиносы. Кто-то сидит на табуретках у рядов с мелочовкой, несколько человек — за прилавками.

— А это кто? — спрашиваю у азербайджанца из соседнего павильона.

— Кубинцы. Несколько когда-то устроились тут. Теперь к ним да и вообще на рынок челноки с Кубы приезжают.

Чудеса какие. Лететь через океан, пилить 10 тысяч километров из Гаваны в Москву за товаром?

— А что ты удивляешься, — продавец словно прочел мои мысли. — У них кризис. Они тут набирают самое дешевое. Везут домой перепродавать. Страна-то нищая. Так и крутятся.

СКОЛЬКО ПЛАТЯТ СМОТРЯЩИМ?

Таджики, как говорят, — самый бесправный на рынке клан. Но при этом самый крупный (если не считать китайцев). И уж точно самый организованный. По крайней мере только у них на всю «Москву» есть свои смотрящие. Это около двадцати бригадиров. Вся территория рынка условно поделена на участки, за каждым из которых следит конкретный бригадир. Несколько раз в день он накручивает по своей территории круги, приглядывает за порядком.

Как выстроена денежная пирамида этого маленького Таджикистана, рассказывает наш источник, хорошо знакомый с бизнес-моделью рынка.

— Когда грузчик приходит на рынок, его заставляют выкупить за 25 тысяч рублей старую телегу. Он ее как бы берет в аренду. Но бывают случаи, когда за какую-нибудь провинность человека уже через две-три недели с этого места выгоняют. Тачка остается у хозяев. И деньги ему никто не возвращает. На его место приходит другой мигрант. По 700 рублей в день грузчик должен отдавать бригадиру. Не важно, сколько он за день сделал рейсов и сколько заработал. Как вы понимаете, бригадиры оставляют себе не все. Часть денег уходит кому-то наверх.

На рынке «Москва» одних только таджикских грузчиков 3500 человек.

— Умножайте на сумму ежедневной взятки, — продолжает источник. — Больше двух миллионов рублей кому-то уходит! Ежедневно. Посчитайте, сколько это в месяц, в год. Каждый такой грузчик зарабатывает своим трудом до 60 — 70 тысяч рублей в месяц. Но в самом лучшем случае у него остается на руках только третья часть. Все остальное уходит крышам, бригадирам, посредникам.

Но и это не все.

— Я знаю, что были таджики, которые сначала уезжали в ИГИЛ (организация, запрещенная в России. — Ред.), потом возвращались назад. Многие из них были завербованы на территории Люблинского рынка.

— Где все это происходит?

— У рабочих есть свои общежития на территории рынка. Таджики живут вместе с таджиками, все земляки. Питаются в двух-трех кафе для своих, там нет случайных людей. Люди едят, разговаривают, с этого все и начинается. Есть молельные комнаты. Мигранты все время общаются только друг с другом.

Вечером 20 сентября у ворот рынка "Москва" собрались несколько сотен мигрантов. Фото: Михаил ФРОЛОВ

Вечером 20 сентября у ворот рынка «Москва» собрались несколько сотен мигрантов.Фото: МИХАИЛ ФРОЛОВ

КОМУ НУЖНА БЫЛА ЗАВАРУХА?

Торговцы с «Москвы» считают, что среди тех, кто 20 сентября пытался расшатать железный забор рынка, местных как раз не было. Даже грузчики бунтовать не пошли. Кто из страха, кто по другим соображениям. Толпу кто-то целенаправленно собрал через мессенджеры и соцсети, распаляя слухами.

— Еще днем стало понятно, что будет что-то нехорошее, — признался мне один из продавцов-кавказцев. — В два часа по громкой связи объявили, что сегодня короткий день, и попросили всех закрыть свои контейнеры. По рынку поползли какие-то слухи. Кто-то говорил, что убили не одного, а двух парней-таджиков.

В толпе, которая в сумерках собралась буквально за час, постоянно выкрикивали, что «нашего брата убили ни за что». В том, что грузчик умер, ни у кого не было ни малейших сомнений. Даже когда утром по телеканалам показывали, что Навруз Каримов жив-здоров, в таджикских соцсетях продолжали писать: «убили».

Правозащитница Гавхар Джураева считает, что скандал вокруг «Москвы» выгоден прежде всего диаспорам. Возможно, расчет был на то, что, напугав бизнесменов разгоряченной толпой, можно будет выторговать и себе какие-то преференции, как вариант — поставить собственных бригадиров, через которых идут потоки нигде не учтенного нала.

— Любой якобы стихийный протест — не стихийный, — говорит Джураева. — Это сшибка интересов тех, кто хочет иметь свой кусок пирога. Рынок слишком многим интересен. Диаспорам в том числе. А обычные люди, рабочие, становятся для них пушечным мясом.

Сейчас в полиции продолжают расследование сразу по двум уголовным делам: «побои» (ищут, кто все-таки избил грузчика Каримова) и «хулиганство» (разбираются с задержанными после попытки штурма «Москвы»).

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

«Гетто уже давно существует в пределах всего города»

— События в Люблине — это яркая иллюстрация того, какие процессы сегодня происходят в крупных городах России, — говорит начальник сектора демографии Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов. — Хотя нам и говорят, что нет каких-то замкнутых мигрантских поселений, где они жили бы обособленно. Но здесь надо разделять разные плоскости жизни приезжих. Первое — это трудовая, где как раз таки гетто есть — целые ниши экономики представлены только мигрантами, коренные жители оттуда вытеснены. Там существует демпинг заработков, криминал, теневой сектор. Что касается мест обитания, в эпоху поголовной мобильности общение между мигрантами происходит в соцсетях. Нет необходимости селиться в каком-то одном районе. Критическая масса мигрантов настолько превышена, что расползающаяся геттоизация касается всей Москвы. Да, в любом районе они разбавлены коренными москвичами, приезжими из российских регионов. Но если взять общее количество мигрантов в Москве, гетто уже давно существует в пределах всего города. Опасность очевидна. Достаточно посмотреть кадры, снятые у рынка «Москва», как мигранты быстро консолидируются. Это люди иной культуры, другой ментальности. Многие выходцы из сельских районов. Они более активны и сплоченны. Они могут адаптироваться к любой ситуации. У них есть люди, которые решают вопросы получения документов — подлинных или поддельных, трудоустройства, нелегального заработка. Это повальная коррупция. Они знают, как обходить закон, кого для этого стимулировать и сколько это стоит.

— Как решить проблему? Вводить визовый режим?

— Сейчас только этим вопрос уже не решить. Нужно устранять избыточную миграцию — взрывоопасную. А она почти вся взрывоопасная. Исключение могут составлять только граждане Беларуси, Молдавии, значительная часть граждан Украины. Что касается приезжих из Закавказья и Средней Азии, на мой взгляд, здесь нужно уже переходить к более решительным мерам.

ВОПРОС ДНЯ

Нужны ли нам такие рынки, как «Москва»?

Владимир СОЛОВЬЕВ, телеведущий:

— Нужны. Тем более в Москве. А все эти ЧП — результат действий преступной группировки, и разбираться должна полиция.

Владимир ПЛАТОНОВ, глава Московской торгово-промышленной палаты:

— Если бы торговые центры создавали для драк, их бы точно стоило закрыть. Но они нужны не для этого. Считаю, тут хорошо сработала полиция. И многих жертв удалось избежать.

Карен ШАХНАЗАРОВ, режиссер:

— Черкизовский рынок закрыли — и правильно сделали. Это рассадник криминала. «Москву» тоже надо бы закрыть…

Владимир ВИНОКУР, пародист:

— Закрывать такие торговые центры не вижу смысла… И рабочая сила нам тоже нужна. Просто надо, чтобы полицейские больше внимания уделяли мигрантам, работающим в торговле.

Ибрагим ХУДАЙБЕРДИЕВ, президент Всероссийского конгресса узбеков:

— Внутри Москвы скопления нелегальных мигрантов не нужны. Все крупные торговые центры надо перевести за МКАД.

Дмитрий ПОТАПЕНКО, предприниматель:

— Люди, которые трудятся на этих рынках, — самая дешевая рабочая сила. Эти рынки пользуются огромной популярностью у населения, особенно у тех, кто живет в регионах.

Юрий ЛОЗА, автор и исполнитель песен:

— Подобные торговые центры есть во всем мире. Надо перенимать опыт у европейских коллег, посоветоваться с ними, как сделать, чтобы такие группы мигрантов не устраивали разборок.

Анатолий ВАССЕРМАН, публицист:

— Чем больше торговый центр, тем он эффективнее. И опасаться их из-за конфликтов бессмысленно. Они бывают во всяких коллективах. Работодателям нужно навести порядок.

Леонид, слушатель Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM):

— Рынки нам нужны. Но допускать рабства, дискриминации или столкновений на межнациональной почве там нельзя, это может обернуться серьезными проблемами.

Источник

Кто вывел таджиков на штурм крупнейшего рынка столицы?
Средняя оценка: 5. Голосов: 3

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 2 месяца ago on 28.09.2017
  • Последнее изменение: Сентябрь 28, 2017 @ 2:20 пп
  • Рубрика: Общество
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Эффект «Спящих»: либеральную интеллигенцию лишили неприкосновенности

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up