Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

Лента за лентой

Опубликовано: 05.03.2018  /  Нет комментариев

ООО “Русская инжиниринговая компания” пыталась взыскать со своей кладовщицы 407 тысяч рублей за пропавшие ценности. Компания ссылалась на две инвентаризации, которые она проводила в январе и марте 2017 года. Во время инвентаризации якобы обнаружилась недостача материальных ценностей на сумму 653 тысячи рублей. Обоснование претензий именно к женщине простое — ее приняли в 2010 году на должность кладовщика, при этом был заключен договор материальной ответственности, в соответствии с которым работница приняла на себя полную материальную ответственность за недостачу вверенных ей товарно-материальных ценностей.

Что же произошло в деталях? Для процесса гидролиза в цехе использовалась алюминиевая лента и стальная полоса. По мысли работодателя, кладовщица недостаточно хорошо вела учет, вследствие чего пропало три тонны алюминиевой ленты.

— Мы пересчитали сумму насчитанного ущерба, на эти деньги можно купить 11 тонн алюминия, — рассказывает правовой инспектор Иркутского обкома ГПМР Анатолий Бурлаков.

Кладовщица действительно принимала алюминиевую ленту. Но принимала поштучно, без взвешивания, вес был написан на бирках, прикрепленных к каждой ленте. Лента не задерживается на складе, а сразу идет в работу, хранится в цехе на открытой площадке, и доступ к ней имеют все работники предприятия. Лишь потом мастер дает данные для списания. Видеонаблюдения нет.

— Она обратилась в профсоюзный комитет на алюминиевом заводе. Меня как правового инспектора привлекли к делу, — поясняет Бурлаков.

В суде профсоюз доказал, что спорные товарно-материальные ценности (ТМЦ) имеют большие габариты и вес. Для их взвешивания нужны крановые весы и стропальщики. Таковых в подчинении кладовщицы нет, а краном она управлять не умеет. Кроме алюминиевой ленты приходит с центрального склада и стальная полоса. Принимается также без взвешивания. Исключить недопоставки этих расходных материалов нельзя.

Материалы в цехе выдают без оформления первичной отчетности. Работники берут ленту и полосу “на глаз”, сама лента имеет разную толщину и, соответственно, разный расход на один и тот же вес. Ущерб образовался в результате списания ТМЦ в соответствии с бизнес-планом, а по факту ТМЦ расходовалось больше. Кроме того, данные расходились уже в инвентаризациях.

— Не было совпадения даже по описям инвентаризации, — говорит правовой инспектор. — В одних документах порядка 120 штук изделий указано, в других 90. Куда делись остальные — непонятно. На это судья сама внимание обратила.

Выяснилось, что, вопреки предписанию закона, на предприятии нет постоянно действующей инвентаризационной комиссии. А председателями “внеочередных” и не предусмотренных комиссий оказались материально ответственные за ленту люди. И они были, мягко говоря, заинтересованными лицами. Кладовщицу для инвентаризации не приглашали, ленту взвешивали на весах, не прошедших проверку.

То есть выяснить, было ли вообще у работодателя объявленное пропавшим имущество, — невозможно. Выяснить, сколько из этого имущества было израсходовано на технологические нужды, тоже оказалось невозможным. Никаких мер по сохранности имущества работодатель не предпринял, хотя это входит в его обязанности.

Грубо говоря, заинтересованные люди провели инвентаризацию, при которой был взят “с потолка” вес пришедших материалов и отнято умозрительное количество израсходованного. А в итоге кладовщице предъявили претензию на конкретную сумму. И единственная причина, по которой претензию решили предъявить только ей, в том, что нашли “материально-ответственное лицо”.

— У работницы зарплата тысяч 20 — 25, да еще возраст предпенсионный. Она понимала, что выйдет на пенсию — и, возможно, ей половину этой пенсии придется отдавать. Она сходила с нами на заседание, разволновалась там сильно. Мы решили на дальнейшие заседания ходить без нее, чтобы не нервировать. Судья тоже решила, что лучше будем разбираться спокойно.

По словам правового инспектора, рассмотрение длилось долго. Только в суде первой инстанции судье потребовалось четыре заседания, чтобы понять, в чем дело и как происходило хранение алюминия и стали. Привлекались свидетели. И суд первой инстанции, и областной суд однозначно встали на сторону работницы. Посчитали, что работодатель не исполнил своих обязательств по обеспечению сохранности товарно-материальных ценностей, что нельзя ставить в вину работнику.

— Сейчас женщину перевели на другую должность, теперь она не является материально ответственным лицом.

Источник

Лента за лентой
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Сенатор Лахова напомнила о потребительской корзине времен войны

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up