Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

Либералы накануне русской революции

Опубликовано: 31.03.2017  /  Нет комментариев

Liberaly_revolyutsiya

«Союз 17 октября», или «Октябристы», — одна из крупнейших и влиятельных партий праволиберального толка — был основан в октябре 1905 года Петром Гейденом, Дмитрием Шиповым, Александром Гучковым, Михаилом Родзянко и другими представителями крупной русской буржуазии и либеральной части дворянства. На его учредительном съезде, который состоялся в феврале 1906 года, были приняты устав и программа партии, а также выбраны руководящие органы. Первоначально председателем партии избрали Дмитрия Шипова, затем с октября 1906 года её возглавил Александр Гучков, а с марта 1910 года лидером партии стал Михаил Родзянко. По мнению ряда историков (Валентин Дякин, Валентин Шелохаев), в рамках партии октябристов всегда существовало три основных течения: дворянско-земское, лидером которого выступал Дмитрий Шипов, торгово-промышленное во главе с Александром Гучковым и дворянско-бюрократическое, лидерами которого были барон Павел Корф и Михаил Красовский.

Группа депутатов Третьей Государственной думы - членов Союза 17 октябряГруппа депутатов Третьей Государственной думы — членов «Союза 17 октября»

Общая численность партии составляла 75 тыс. человек, среди которых блистали такие видные персоны, как князь Николай Волконский, известный русский юрист и адвокат Фёдор Плевако, выдающийся русский историк и юрист Василий Сергеевич, известный русский архитектор Леонтий Бенуа, крупнейший русский банкир и предприниматель Павел Рябушинский, выдающийся русский философ князь Евгений Трубецкой, владелец знаменитой ювелирной фирмы Карл Фаберже, и другие. Центральными печатными органами партии являлись газеты «Голос Москвы», «Утро России» и «Новое время».

Основные программные установки октябристов выглядели следующим образом:

1) превращение России в наследственную конституционную монархию с сохранением двухпалатного парламента в составе Государственной думы и Государственного совета;

2) отрицание парламентского строя, то есть «конституционного» права формирования правительства партией парламентского большинства;

3) отказ от любых форм автономий и государственного федерализма и сохранение единой и неделимой России;

4) законодательное закрепление гражданских и политических прав и свобод и введение цензового избирательного права;

5) проведение аграрной реформы и решение проблемы крестьянского землевладения через передачу крестьянским комитетам пустующих казённых и удельных земель, разрушение крестьянской поземельной общины и введение частной собственности на землю и т.д.

За время своего недолгого существования партия октябристов пережила два серьёзных раскола. Первый произошёл в июле 1906 года, когда из её рядов вышли видные земцы Дмитрий Шипов, Пётр Гейден, Евгений Трубецкой, Николай Львов и другие октябристы, основавшие более левую Партию мирного обновления, которая заняла промежуточное положение между октябристами и кадетами. В конце 1907 года в  III Государственной думе Партия мирного обновления объединилась с близкой ей по духу Партией демократических реформ, которую возглавлял влиятельный масон Максим Ковалевский, во фракцию прогрессистов, ставшую затем, в 1912 году, ядром новой Партии прогрессистов во главе с Александром Коноваловым и Иваном Ефремовым. Второй раскол в рядах октябристов произошёл в конце 1913 года, когда в рамках думской фракции возникли три постоянно конкурирующие группировки, которые условно можно обозначить как земцев-октябристов, правых октябристов и политического центра.

Партия октябристов всегда имела своё представительство в Государственной думе. Однако если в I и II государственных думах её фракция насчитывала от 16 до 32 членов, то после изменения избирательного закона и сокращения числа депутатских мандатов её представительство в III и IV государственных думах резко возросло: сначала их партийная фракция увеличилась до 154 членов, а после раскола партии — сократилась до 98 человек. Именно фракция октябристов фактически определяла характер всей законодательной работы российского парламента вплоть до начала Первой мировой. Обладая бесценной «золотой акцией», фракция октябристов попеременно блокировалась то с кадетами (Павел Милюков), то с умеренными националистами (Василий Шульгин). III Государственную думу возглавляли именно октябристы: Николай Хомяков (1907–1910), Александр Гучков (1910–1911) и Михаил Родзянко (1911–1912). Последний был и бессменным председателем IV Государственной думы (1912–1917).

Группа членов Союза 17 октября на вечере у члена Третьей Государственной думы А.И.ГучковаГруппа членов «Союза 17 октября» на вечере у члена Третьей Государственной думы Александра Гучкова

Между тем в августе 1915 года, после создания «Прогрессивного блока», партия октябристов фактически растворилась в этом блоке, и теперь её политический курс во многом определялся не мнением русского правительства и лидеров самой партии, а руководством объединённой масонской ложи «Великий восток народов России» (ВВНР), где первую скрипку играла руководящая «пятёрка» в составе Александра Керенского (трудовик), Николая Некрасова (кадет), Александра Коновалова (прогрессист), Михаила Терещенко (прогрессист) и Ивана Ефремова (прогрессист).

Вообще следует сказать, что последние исследования ряда видных историков, в частности, профессора Александра Пыжикова («Питер — Москва: схватка за Россию», 2014), убедительно показали, что существенную роль в организации «Прогрессивного блока» сыграло именно московское купечество (Александр Гучков, Павел Рябушинский, Александр Коновалов, Сергей Третьяков, Сергей Смирнов), которое крайне негативно относилось к имперской бюрократии и монархии вообще. Эта взаимная вражда между петербургскими и московскими банкирами шла ещё с конца прошлого столетия, но решающая схватка за власть началась в годы Первой мировой войны. Причём, что примечательно, в борьбе с сановным Петербургом московское купечество вполне сознательно пошло на политический союз с «мировой закулисой», в частности, «Товариществом братьев Нобелей».

Более того, очень любопытен тот недавно установленный факт, что главным инициатором создания «Прогрессивного блока» выступил не кто иной, как многолетний Главноуправляющий землеустройством и земледелием, член Госсовета, гофмейстер Александр Кривошеин, который был женат на дочке Саввы Морозова — одного из столпов московской купеческой корпорации. Именно этот «столыпинский любимец» летом 1915 года добился от Николая II отставки ряда членов царского правительства, в том числе военного министра Владимира Сухомлинова, министра внутренних дел Николая Маклакова, главы Святейшего синода Владимира Саблера, а также председателя Госсовета Ивана Щегловитова. Однако затем из-за нового конфликта с премьером Иваном Горемыкиным он тоже вышел в отставку и в октябре 1915 года сконцентрировал своё внимание на работе «Прогрессивного блока».

Партия конституционных демократов — Партия народной свободы (кадеты) —  крупнейшая партия либеральной интеллигенции и буржуазии — оформилась на базе «Союза земцев-конституционалистов» и «Союза освобождения» в середине октября 1905 года, когда в Петербурге прошёл её I учредительный съезд, на котором были утверждены устав и программные тезисы партии, а также избран временный ЦК. Окончательно партия кадетов сформировалась в ходе II партийного съезда, который прошёл в январе 1906 года. На этом съезде была утверждена программа партии и избран постоянный ЦК. Председателем партии выбрали князя Павла Долгорукова, а её секретарём стал князь Дмитрий Шаховской, но фактическим лидером партии, который в 1907 году официально возглавил её ЦК, являлся известный русский историк Павел Милюков. В состав ЦК и думской фракции партии кадетов входили многие видные представители русской интеллигенции: известные русские историки, либеральные профессора Василий Ключевский, Александр Корнилов и Александр Кизеветтер, академик Владимир Вернадский, известные русские юристы, профессора Сергей Муромцев, Лев Петражицкий и Василий Маклаков, видные представители земского движения Иван Петрункевич, Фёдор Родичев и Андрей Шингарёв… Поэтому довольно часто партию кадетов называли «профессорской партией». Центральными печатными органами партии являлись газета «Речь» и еженедельник «Вестник партии народной свободы».

Основные программные установки кадетов выглядели следующим образом:

1) принятие Конституции и законодательное закрепление принципа разделения властей;

2) установление конституционно-парламентской монархии, где парламент должен обладать исключительным правом формирования правительства, ответственного перед думским большинством;

3) сохранение унитарного государства, но предоставление компактно проживающим «инородцам» права на создание своих культурно-национальных автономий;

4) законодательное закрепление основных гражданских и политических прав и свобод и цензового избирательного права;

5) проведение аграрной реформы и решение проблемы крестьянского землевладения за счёт частичной конфискации помещичьих земель и безвозмездной передачи в государственный земельный фонд казённых, удельных и монастырских земель.

Партия кадетов всегда была представлена собственной фракцией во всех четырёх составах Государственной думы. Однако если изначально она занимала лидирующие позиции в русском парламенте, а её представители — профессора-юристы Сергей Муромцев и  Фёдор Головин — возглавляли I и II государственные думы, то в последующем она уступила своё первенство правым и октябристам. Причём довольно часто в III и IV государственных думах, где их фракция в союзе с прогрессистами насчитывала более 100 членов, она блокировалась с октябристами по тем вопросам, которые инициировались царским правительством.

В целом тактика кадетов всегда носила чисто конъюнктурный характер и резко менялась в зависимости от политической ситуации в стране. Например, сразу после разгона I Государственной думы, когда почти все члены кадетской фракции подписали знаменитое «Выборгское воззвание», они открыто встали в оппозицию к самодержавному режиму, поскольку надеялись ещё «половить рыбку в мутной воде» в условиях продолжавшейся революции. Хотя гораздо чаще, по образному выражению самого Петра Милюкова, кадеты были «оппозицией Его Величества, а не Его Величеству».

Манифест 17 октября 1905 года

В августе 1915 года лидер кадетов Милюков выступил инициатором создания в IV Государственной думе либерального «Прогрессивного блока», в состав которого вошли шесть думских фракций: кадеты, прогрессисты, левые октябристы, часть правых октябристов-земцев, центристы и левые националисты. Вне пределов блока остались только правые монархисты и националисты, а также социал-демократы-меньшевики и трудовики. Причём последние две фракции левого толка, хотя и называли этот фракционный союз «жёлтым блоком», фактически были солидарны с ним.

Говоря о политическом развитии России в начале ХХ века, мы не вправе обойти стороной вопрос о русских масонах. После официального закрытия в 1822 году всех масонских лож в России в 1870–1890-х годах адепты «вольных каменщиков» подвизались в многочисленных заграничных, прежде всего французских ложах, таких как «Взаимопомощь», «Соединённые друзья», «Космос», «Гора Синай» и других. Более того, один из видных представителей русского масонства Максим Ковалевский в 1901 году основал в Париже «Русскую школу общественных наук». Через неё прошло более 400 «студентов», многие из которых впоследствии составили костяк масонских лож в России. При этом необходимо особо отметить тот факт, что, по мнению большинства историков (Виктор Брачев, Виктор Острецов), именно в этот период были утрачены прежние традиции эзотерического масонства, и оно приобрело ярко выраженный политический характер, главной задачей которого стало «освобождение России от царского самодержавия».

В ноябре 1906 года в Москве и Петербурге открылись первые масонские ложи «Возрождение» и «Полярная звезда», в которые входили многие известные политики и деятели искусства. В мае 1908 года произошла инсталляция русских лож в состав «Великого востока Франции», а чуть позже открыты новые масонские ложи, в том числе «Северное сияние», «Заря Петербурга», «Истина», «Звено одной цепи», «Военная ложа».

В ноябре 1908 года в Санкт-Петербурге состоялся I съезд масонов, на котором присутствовали 60 «вольных каменщиков». На этом съезде были созданы два руководящих органа русского масонства: Верховный совет, председателем которого  избрали князя Сергея Урусова, и «Совет 18-ти» для братьев высоких степеней, который возглавил князь Давид Бебутов.

В феврале 1910 года по решению масонского конвента все ложи «Великого востока Франции» объявили себя «уснувшими» и прекратили своё существование. Усыпление старых франкмасонских лож позволило реформаторам во главе с одним из лидеров кадетов Николаем Некрасовым избавиться от мешавшего им балласта — адептов нравственного масонства — и существенно обновить свои ряды.

В 1910–1911 годах было создано несколько новых масонских лож, среди которых особое место занимали петербургские городская ложа «Малая медведица» и думская ложа «Роза», членами которой были кадеты (Николай Некрасов, Александр Колюбакин, Василий Степанов), прогрессисты (Александр Коновалов), меньшевики (Николай Чхеидзе, Евгений Гегечкори, Матвей Скобелев) и трудовики (Александр Керенский). Таким образом, начинается новый этап в развитии русского масонства, которое окончательно превратилось во влиятельную политическую силу.

Летом 1912 года состоялся учредительный съезд «Великого востока народов России» (ВВНР), объединивший все существующие масонские ложи и избравший Верховный совет, генеральным секретарём которого стал Николай Некрасов. Летом 1913 года прошёл II съезд «Великого востока народов России», на котором были приняты устав масонского ордена, определены его главные задачи и избран новый генеральный секретарь — Александр Колюбакин.

Зимой 1913–1914 годов в составе «Великого востока» возникла «Военная ложа», в которую, по уточнённым данным (Виктор Брачев), вошли многие известные генералы. Кроме того, членом «Военной ложи» являлся и один из лидеров октябристов Александр Гучков, традиционно поддерживавший самые тесные отношения с генералами и офицерами Генерального штаба и военного министерства.

Alexander_Guchkov2

Александр Гучков

По мнению большинства историков (Виталий Старцев, Виктор Брачев), с 1915 года происходит резкое полевение «Великого востока народов России», а его установки принимают более радикальный характер. В частности, если раньше масоны не ставили своей целью революционную смену самодержавного режима, то теперь уничтожение монархии путём государственного переворота объявлялось приоритетной задачей. Именно в этот период в масонские ложи вступают представители политических партий ярко выраженной левой направленности, а генеральным секретарём Верховного совета на III съезде «Великого востока народов России» (1916) избирается трудовик Александр Керенский.

Надо сказать, что в отечественной исторической науке существуют различные оценки российского масонства, его места и роли в русской истории. Одни историки, в основном представители патриотического направления в отечественной историографии (Николай Яковлев, Олег Платонов, Виктор Острецов), крайне негативно оценивают роль масонов в истории России, и особенно в трагических событиях 1917 года. Другие историки, представители как социалистического, так и либерального лагерей (Исаак Минц, Арон Аврех), отрицали значимую роль масонов в российской истории вообще и в событиях 1917 года в частности и называли любые попытки своих оппонентов опровергнуть это утверждение «метаморфозами масонской легенды». Наконец, третья группа историков (Виталий Старцев, Виктор Брачев) говорит о том, что нельзя как абсолютизировать значение и роль масонских лож в данный период, так и недооценивать их политического влияния и роли в русской революции.

Источник

Либералы накануне русской революции
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Миф о «русской оккупации» Кавказа

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up