Loading...
You are here:  Home  >  Международная панорама  >  Сирия  >  Current Article

Медленная смерть сирийского перемирия приближает гибридную войну с Россией

Опубликовано: 29.06.2016  /  Нет комментариев

Путин

БЕЙРУТ — Постепенно туман неопределенности и замешательства, висящий над Сирией, немного рассеивается. Пейзаж становится четче. С улучшением видимости мы можем увидеть немного яснее ход действий, подготавливаемый Ираном, Россией и сирийским правительством.

Россия выходит из внутренних дебатов о том, заинтересованы ли США по-настоящему в соглашении, или же только в том, чтобы нанести поражение России. И что же мы видим? Скептицизм. Россия скептически настроена в отношении того, что новый ракетный щит НАТО в Польше и Румынии плюс военные учения прямо рядом с ее границей являются чисто оборонительными действиями.

Иран, тем временем, изучает внутренности ядерного соглашения. Как выразился один хорошо осведомленный комментатор, Иран «холодно убийственен» в отношении злорадства в США по поводу того, что они «одурачили» Иран. Потому что в то время как Иран предпринял должным образом шаги, делающие для него невозможным создание ядерного оружия, он не получит теперь финансовой нормализации, которую он ожидал в рамках соглашения.

Вопрос не в медленном выполнении — я слышал непосредственно от банков в Европе, что их посетили чиновники американского Министерства финансов и предупредили открытым текстом, что любое значительное торговое сотрудничество с Ираном закрыто. Иран не включается в финансовую систему. Американские санкции остаются в силе, было сказано европейцам, и США введут штрафы против тех, кто будет нарушать эти санкции. Финансовые организации напуганы, особенно с учетом размера штрафов, которые вводились — почти 9 миллиардов долларов для французского банка BNP год назад.

Теоретически санкции были сняты. Но на практике, хотя его продажи сырой нефти достигают досанкционного уровня, Иран обнаружил, что в финансовом плане он остается значительно стреноженным. Америка, судя по всему, добилась двойного успеха: она ограничила ядерную программу Ирана, а Министерство финансов США выхолостило финансовую часть равноценного обмена ядерного соглашения, ограничив тем самым потенциальное финансовое укрепление Ирана, которого так опасались союзники Америки из стран Залива.

Французский президент Франсуа Олланд приветствует иранского президента Хасана Рухани в Париже 28 января. (AP Photo/Christophe Ena)

Некоторые иранские руководители чувствуют себя одураченными; некоторые вне себя от ярости. Другие просто считают, что США изначально нельзя было верить.

А Дамаск?  Он никогда не верил, что недавнее перемирие станет настоящим прекращением боевых действий, и многие обычные сирийцы теперь разделяют мнение их правительства, считая это просто еще одной американской уловкой. Они призывают свое правительство не тянуть резину — и освободить Алеппо. «Просто сделайте это» — это послание для сирийского правительства, которое я слышал на улицах. Ощущение вероломности Запада усиливается сообщениями о том, что в северной Сирии закрепляются американские, немецкие, французские и, возможно, бельгийские спецназовцы.

Все эти посягательства на сирийский суверенитет не кажутся временными, скорее, наоборот: здесь появляются тени Афганистана со всеми его «временными» базами НАТО. В любом случае не будет преувеличением сказать, что скептицизм в отношении мотивов Запада носится в воздухе — особенно после того, как Эштон Картер, министр обороны США, указал на возможность включения в борьбу НАТО.

Как написал Пат Лэнг, бывший офицер военной разведки США, на прошлой неделе:

Русские явно думали, что они могут заключить честное соглашение с [госсекретарем США Джоном] Керри [и президентом] Обамой. Ну что ж, они ошиблись. Поддерживаемые США джихадисты, связанные с «Джебхат аль-Нусра», сирийским крылом аль-Каиды … просто «присвоили» перемирие как хорошую возможность, чтобы заново подготовить, обеспечить и перегруппировать силы. США, должно быть, были соучастниками этой уловки. Возможно, русские научились на этом опыте.

Лэнг пишет дальше, что во время «перемирия» «турки, по-видимому с согласия США, вывезли 6000 человек на север из Сирии через турецкую границу … Они перевозили их на грузовиках и провезли их через провинцию Хатай в Турции, чтобы потом отправить их обратно в провинцию Алеппо и в сам город Алеппо». Сообщения в российских СМИ указывают, что джихадистами «Нусры», которые продолжали обстреливать сирийские правительственные войска во время «перемирия», напрямую командуют турецкие военные советники. А тем временем США поставили оппозиции около 3000 тонн оружия во время прекращения огня, согласно фирме I.H.S. Jane’s, специализирующейся на исследованиях в области безопасности.

Сирийцы несут раненого мужчину после воздушных ударов по контролируемым оппозицией районам Алеппо 5 июня. (Beha El-Halebi/Anadolu Agency/Getty Images)

Словом, перемирие провалилось. Оно не соблюдалось. США не предпринимали реальных усилий, чтобы отделить умеренных от «Нусры» вокруг Алеппо (как утверждает российский министр иностранных дел Сергей Лавров). Вместо этого США, по сообщениям, добивались исключения «Нусры» (из целей) любых российских или сирийских атак. Это напоминает одну старую шутку: «О, Господь, убереги меня от греха — но не сейчас!» Или, другими словами, «убереги нас от этих ужасных джихадистов-террористов, но не сейчас, так как «Нусра» слишком полезный инструмент, чтобы его потерять».

Перемирие не ускорило политическое решение, а союзники России — Иран и «Хезболлах» — уже заплатили и продолжат платить большую цену в виде потерь за прекращение продвижения к Алеппо. У оппозиции теперь имеется новый напор — и оружие.

Трудно представить, чтобы прекращение огня все еще имело значение для Москвы. Первоначальным намерением России было попытаться заставить Америку сотрудничать, прежде всего, в войне против джихадизма и, если брать шире, то принудить США и Европу признать, что их собственные интересы в области безопасности напрямую частично совпадают с интересами Москвы и что это совпадение очевидным образом свидетельствует о необходимости партнерства, а не конфронтации.

Текущая ситуация в Сирии не помогает достижению ни этой большой цели, ни второстепенной цели победы над радикальным джихадизмом. Скорее, она привела к призывам внутри России к менее примирительному подходу к США и чтобы Кремль признал, что НАТО готовится совсем не к партнерству, а к гибридной войне против России.

Также трудно представить, чтобы прекращение огня продолжало иметь значение и для Тегерана. В то время как ядерное соглашение с Ираном, казалось, давало обещание вернуть Иран обратно в мировую финансовую систему, такие ожидания теперь явно умерли. В результате Иран, скорее всего, больше не будет чувствовать себя связанным добровольными ограничениями в плане их участия в Сирии и в других частях Ближнего Востока. Дамаск тем временем лишь неохотно согласился оставить своих граждан в Алеппо в полузамороженной неопределенности. Иран и «Хезболлах» также отнеслись к этому неоднозначно.

Сирийские бойцы рядом с обломками правительственного военного самолета, который, по сообщениям, был сбит «Фронтом Нусра» 5 апреля. (OMAR HAJ KADOUR/AFP/Getty Images)

Все это указывает на возобновление военной эскалации этим летом. Российский президент Владимир Путин, вероятно, не захочет действовать до саммита ЕС в конце июня. Также он не захочет, чтобы Россия сильно фигурировала в качестве спорного вопроса во время американских президентских выборов. Однако он не может игнорировать давление тех в России, кто настаивает, что Америка планирует гибридную войну, к которой Россия не готова.

Комментатор по России Эрик Зюсс кратко изложил некоторые из этих соображений, написав, что «дела говорят громче, чем слова». Ранее в этом месяце, отмечает он, США отказались обсудить с Россией свою программу противоракетной обороны:

Беспокойство России заключается в том, что, если «защита от баллистических ракет» или система «противоракетной обороны», которую США сейчас начинают устанавливать на границе и рядом с границей России, будет работать, то тогда США смогут начать внезапную ядерную атаку против России, и эта система, которая разрабатывалась в течение десятилетий и технически называется «наземная система противоракетной обороны Иджис», уничтожит ракеты, которые Россия запустит в ответ, что затем оставит российское население совсем без возможности ответного удара.

Зюсс дальше приводит аргументы, что США, по-видимому, осуществляют новую ядерную стратегию, которая была предложена в статье 2006 года в журнале «Foreign Affairs» под заголовком «Рост ядерного превосходства США», и сворачивают более раннюю политику «взаимно гарантированного уничтожения». Новая стратегия, пишет Зюсс, отстаивает «намного более смелую стратегическую политику США против России на основе того, что, как утверждается, является технологическим превосходством Америки над российскими вооружениями — и, возможно, на основе ограниченного временного промежутка, когда этим можно воспользоваться, — прежде чем Россия подтянется и возможность сделать это исчезнет».

Так что же здесь происходит? Разве администрация США не видит, что втягивание России в изнурительную сирийскую трясину посредством умной игры с прекращением огня, позволяющей повстанцам получить преимущество, почти наверняка приведет к тому, что Россия и Иран усилят свое военное участие? И в России и в Иране идут разговоры о необходимости военного наращивания, чтобы попытаться закончить конфликт. Видят ли США, что в конечном итоге такая стратегия может еще больше впутать их — как и Россию и Иран — в конфликт? Понимают ли США намерение Саудовской Аравии удвоить ставки в Сирии и политическую заинтересованность турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в продолжении сирийского кризиса? Правильно ли оценивают США эти очень реальные опасности?

Думаю, что нет: политический расчет другой. Скорее всего, объяснение связано с президентскими выборами в США. Демократическая партия, если коротко, пытается украсть у Республиканской партии ее роль. Республиканская партия удерживает роль, согласно которой она является более надежной парой рук из двух партий в том, что касается безопасности Америки. Это является давней потенциальной слабостью демократов, которой охотно пользуются ее противники на выборах. Теперь, возможно, появился шанс украсть эту роль у республиканцев.

Вся эта пропаганда войны — американское игнорирование того, что они заставляют Иран чувствовать себя обманутым касательно ядерного соглашения; игнорирование того, что Россия, Иран и Дамаск возмущены тем, что прекращение огня в Сирии было не более чем умной ловушкой, чтобы остановить их военное наступление; игнорирование психологического воздействия учений НАТО на границах России; и возможных последствий отказа Обамы обсуждать систему ПРО — все это, скорее, демонстрирует жесткость и хитроумность демократов в противоположность Дональду Трампу.

Словом, демократы видят удобную возможность представить себя жесткими и надежными и превратить внешнюю политику в актив, а не в свою ахиллесову пяту.

Но если вся эта твердолобость — не более чем обнаружение Демократической партией кажущейся слабости в предвыборной кампании Трампа, является ли это внешнеполитическое позерство хорошо продуманным? Ответ на это заключается в том, что оно не бессмысленно; и оно несет с собой большие риски. На первый взгляд это позерство может показаться умным в контексте предвыборной кампании дома, где Россию многие рассматривают в негативном свете. Но за пределами страны, если сирийское перемирие посчитают не более чем циничным маневром США, чтобы втянуть Россию еще сильнее в сирийскую трясину, чтобы поставить Путина на место, то тогда наверняка последует эскалация. В Сирии предстоят жаркие месяцы. Россия снова постепенно включится в конфликт, и Иран и Ирак, скорее всего, также усилят свое участие.

Пожарные пытаются потушить огонь после воздушных ударов в Идлибе, Сирия, 12 июня. (Abdurrahman Sayid/Anadolu Agency/Getty Images)

В США, Турции и странах Залива есть люди, которые обрадуются такому обострению кризиса, надеясь, что он станет настолько непреодолимо серьезным, что ни один будущий американский президент, от любой партии, не сможет избежать призыва что-то предпринять, когда он вступит в должность. Таким образом США могут оказаться втянутыми в еще одну ближневосточную войну, которую нельзя выиграть.

Нам нужно также попытаться лучше понять более широкую опасность. Травля России под проблематичной рубрикой противодействия российской «агрессии» сейчас очень в моде. Но в России существует влиятельная и значительная группировка, которая теперь считает, что Запад планирует разрушительную гибридную военную и экономическую войну против нее. Если это не так, то почему тогда Запад так настойчиво стремится загнать Россию в угол? Чтобы просто научить ее почтению? Психологи предостерегают нас от таких стратегий, и Россия, наконец, перестраивает свою армию (и более нерешительно — свою экономику) как раз для того, чтобы сражаться за свой угол.

Как отметил еще один комментатор по России, Джон Хелмер, в своем блоге 30 мая, новые ракетные системы НАТО в Восточной Европе «являются враждебными действиями, без малого casus belli — поводом к войне». Согласно «Рейтер», Путин предупредил, что Румыния вскоре может «оказаться под прицелом» — новые установки ракет НАТО там вынудят Россию «предпринять определенные меры для обеспечения нашей безопасности».

«То же самое будет с Польшей», — добавил Путин.

Слышали этот звук? Это был звук войны, которая только что приблизилась на шаг — или два.

Алистер Крук. Бывший агент МИ-6; автор книги «Resistance: The Essence of Islamic Revolution»

Источник

 

Медленная смерть сирийского перемирия приближает гибридную войну с Россией
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

ВВС США пожаловались на невидимость истребителей РФ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up