Loading...
You are here:  Home  >  Политика  >  Внешняя политика  >  Current Article

МИД РФ: не исключаем сокращения дипмиссии США еще на 150 человек

Опубликовано: 11.10.2017  /  Нет комментариев

Как в России, так и в США неоднократно заявляли, что отношения двух стран находятся в низшей точке со времен холодной войны. Проблем масса: эпопея вокруг дипломатической собственности и сокращение численности дипмиссий продолжаются с декабря прошлого года, взаимодействия по урегулированию ситуации в Сирии скорее нет, чем есть. Тем не менее в Москве рассчитывают, что преодолеть нынешний провал в отношениях рано или поздно все же удастся. О том, какой будет ответ Москвы на фактический захват российского генконсульства в Сан-Франциско, что американцы говорят о своих планах в отношении КНДР в рабочих контактах с российской стороной и к чему может привести выход Вашингтона из сделки по иранской ядерной программе, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Марии Киселевой рассказал директор департамента Северной Америки МИД РФ Георгий Борисенко.

— Одной из проблем, омрачающих и без того непростые отношения с Вашингтоном, является текущая ситуация вокруг российской дипсобственности в Соединенных Штатах. В прошлый понедельник стало известно об очередном незаконном проникновении на территорию закрытого консульства в Сан-Франциско. Готовит ли Россия в этой связи ответные шаги?

— Эта уже затянувшаяся проблема возникла еще в декабре прошлого года, когда администрация Барака Обамы объявила о высылке 35 наших дипломатов без возможности их замены и блокировании допуска к двум нашим загородным комплексам — под Вашингтоном и в районе Нью-Йорка. Оба эти комплекса находятся в нашей собственности. Интересно, что в своих нотах госдепартамент даже не написал причины своих шагов. При том, что публично звучала какофония относительно российского вмешательства в выборы, в нотах ничего про это не говорилось. У нас создалось ощущение, что наши госдеповские коллеги просто побоялись вписывать очевидную ложь в документы, потому что не хотели, чтобы потом, когда через несколько лет в Вашингтоне все придут в чувство, с них спросили бы за подобные официальные обвинения, не имеющие под собой никаких оснований.

Полиция и сотрудники госдепа США у здания российского торгового представительства в Вашингтоне

Больше полугода мы терпеливо ожидали, что неадекватные решения предыдущей администрации будут отменены, но этого так и не произошло. В итоге нам пришлось идти на ответные действия, в том числе учитывавшие, что численность персонала американских дипломатических учреждений в России превышала количество наших сотрудников в США почти в три раза.

Мы рассчитывали, что на этом ситуация как-то стабилизируется и мы сможем дальше выстраивать нормальные отношения, однако американцы пошли на новые враждебные шаги. Нам 31 августа объявили о том, что со 2 сентября должно быть закрыто генеральное консульство в Сан-Франциско и что у нас больше не будет доступа в это здание, как и в особняк торгового представительства России в Вашингтоне. При этом нам было заранее сказано, что если входные двери будут закрыты, то их взломают. Иначе говоря, проникновение на эти объекты представителей властей США произошло под прямой угрозой применения силы. Мы согласия на снятие с них дипломатического или консульского иммунитета, на вторжение туда никогда не давали.

2 октября американцы захватили также жилую часть генконсульства в Сан-Франциско и резиденцию генерального консула. Ворвались туда, вскрыв отмычками двери, после чего, как и 2 сентября, устроили тотальный обыск. Вошли рано утром, а свет там горел и всю следующую ночь.

Мы уже неоднократно говорили, что смешно говорить о каких-либо «инспекциях» или «турах», как пытался это подавать госдепартамент. Мы не приглашали туда американские спецслужбы. Здания, являющиеся нашей дипломатической собственностью, захвачены вопреки венским конвенциям, другим нормам международного права и законодательству самих США. Так что на данный момент у нас фактически отобрали пять объектов нашей государственной собственности.

Что касается ответа, мы сказали, в том числе публично, что в дипломатии существует нерушимый принцип взаимности, и американцы про это прекрасно знают. Если они вели себя подобным образом, значит, они согласны с тем, что мы можем поступить зеркально с их загранучреждениями в России. Что касается конкретных мер, то мы их рассмотрим, и если это потребуется, они будут применены.

Здание Генерального консульства Российской Федерации в Сан-Франциско

— Вариант закрытия одного из генконсульств США в России находится на повестке дня, он рассматривается?

— Мы не исключаем никаких вариантов, в том числе установление реального паритета по количеству сотрудников диппредставительств, как говорил наш президент. Цифра в 455 человек, к которой мы предложили американцам привести их персонал в России, с нашей стороны включала и сотрудников российского постоянного представительства при ООН в Нью-Йорке. Но они не занимаются двусторонними российско-американскими делами. То, что мы летом засчитали людей, работающих в постпредстве России при ООН, была сугубо наша добрая воля. Мы фактически дали американцам фору, пошли им навстречу. Раз они это не оценили, мы имеем полное право из этой цифры 455 вычесть то количество, которое соответствует числу сотрудников нашего постпредства. Тогда численность американского персонала в России должна опуститься на уровень 300 человек или ниже.

Мы посмотрим. Прорабатываем самые разные варианты и ничего не исключаем.

—  Когда Россия планирует подать иск в суд в связи с ситуацией вокруг российского генконсульства в Сан-Франциско? Или от этой идеи уже отказались?

— Нет, мы совершенно ни от чего не отказались. В соответствии с поручением президента России активно работаем над этим. Уже есть американские юристы, которые готовы с нами взаимодействовать. Но это процесс не быстрый. В любом случае исковая давность здесь достаточно солидная, поэтому никакой спешки нет. Работаем методично, последовательно, подбираем материалы с тем, чтобы максимально обосновать наш иск. Когда все будет готово, он будет подан.

Вынос личных вещей дипломатов из здания российского консульства в Сан-Франциско
— А в какую именно судебную инстанцию?

— Варианты существуют разные. В консультации с американскими адвокатами, которые будут с нами работать, будет определен и конкретный суд.

— Почему вы рассматриваете именно американский суд? Все-таки шансы победить в нем в данном случае, вероятно, не слишком велики…

— Мы посмотрим, как работает американская правовая система, насколько она беспристрастна и объективна. Если она действительно объективно будет подходить к этому разбирательству, то решение должно быть вынесено в нашу пользу. У нас фактически похищены объекты нашей недвижимости. Власти США говорят, что они не лишают нас права собственности, но при этом нас туда не пускают и не позволяют ею распоряжаться. Более того, нам постоянно настойчиво предлагают продать всю эту собственность. Это добавляет аргументов в пользу тезиса, что произошел рейдерский захват.

— И все-таки — почему не международный суд?

— Наши юристы работают с различными экспертами, чтобы прояснить возможности подать иск в той или иной юрисдикции. Но исходим из того, что в американском суде мы вполне можем добиться удовлетворения своих требований, если этот суд проявит непредвзятый подход.

— Последняя встреча замглавы МИДа России Сергея Рябкова и старшего заместителя госсекретаря США Томаса Шеннона состоялась в сентябре в Хельсинки. Готовятся ли в ближайшее время новые переговоры в этом формате?

— Сергей Алексеевич Рябков и Томас Шеннон расстались на том, что в перспективе они обязательно встретятся снова. Пока на данный момент конкретная дата новой встречи не назначена, да и не было договоренности, что такие консультации должны проходить, допустим, раз в месяц. Для того чтобы встречаться, необходима полновесная субстанция. На сегодня кардинальных изменений с момента последней встречи не произошло. Но мы не исключаем, что в течение ближайших недель может появиться необходимость в проведении такой встречи, если появятся новые моменты в позиции США.

— Встретятся ли главы внешнеполитических ведомств России и США Сергей Лавров и Рекс Тиллерсон на полях саммита АТЭС в ноябре во Вьетнаме?

— Исходим из того, что такая встреча не исключена. Но никаких договоренностей на сегодня нет. Они могут находиться в одно время в одном месте, поэтому контакт в том или ином виде возможен. Например, на саммите G20 в Гамбурге они встречались отдельно за несколько часов до переговоров лидеров.

— Уже довольно долгое время Россия и США обмениваются обвинениями в нарушении договора РСМД. Есть у Москвы конкретные доказательства, что Вашингтон этот договор нарушает?

— Американцы нам такие претензии предъявляют уже года четыре, но так и не показали никаких реальных доказательств, что мы где-то что-то нарушаем. Только какие-то снимки с Google Earth, на которых якобы изображены некие пусковые системы на земле. Но все очень размыто и совершенно не понятно, почему считается, что эти системы будут стрелять на дистанцию, нарушающую ДРСМД.

При этом сами американцы уже разместили напоказ всем на своей базе противоракетной обороны в Румынии, а в следующем году разместят и в Польше пусковые установки, которые по своим техническим характеристикам могут запускать не только перехватчики, но и ударные крылатые ракеты типа «Томагавк». Размещение таких пусковых установок на земле запрещено договором о РСМД. Они могут быть только на кораблях. Мы считаем происходящее нарушением ДРСМД, расцениваем это как прямую угрозу себе.

Американский ракетный комплекс средней дальности BGM-109G Gryphon

Вообще, наши эксперты исходят из того, что глобальная ПРО США является отнюдь не оборонительной, а наступательной системой. Ведь она может создать кое у кого иллюзию защищенности от ответного удара и, соответственно, подвигнуть горячие головы на применение стратегических вооружений. Поэтому мы и говорим, что развертывание американской ПРО существенно подрывает глобальную стабильность и создает угрозу для нашей национальной безопасности, тем более что мы прекрасно видим, что Соединенные Штаты буквально окружают нашу территорию объектами противоракетной обороны. Они уже стоят в Европе, хотят еще поставить комплексы THAAD в Южной Корее, в Японии тоже развертываются дополнительные радары.

Наши военные специалисты прекрасно понимают, что это направлено против нас. Да и американцы это уже особо не скрывают и практически перестали ссылаться на то, что их средства ПРО нацелены только на снятие ракетной угрозы со стороны Ирана.

— Система THAAD в Южной Корее тоже против России направлена?

— Формально ее разворачивают под предлогом опасности со стороны КНДР. Но дело в том, что эти средства совершенно не способны помешать Северной Корее нанести ответный удар в случае агрессии против нее. Граница на Корейском полуострове проходит так, что Сеул находится в радиусе действия дальнобойной артиллерии сопредельного государства. А никакие артиллерийские снаряды комплексы THAAD не перехватят. Соответственно, против КНДР они просто не нужны. Поэтому и мы, и наши партнеры в Китае прекрасно осознаем, что THAAD направлены против России и КНР.

Американский комплекс ПРО THAAD в Южной Корее

—  Заявляет ли американская сторона в контактах с Россией о конкретных планах военного ответа на действия Северной Кореи? Или Трамп все-таки блефует, угрожая полным уничтожением страны?

— В рабочих разговорах, как и в публичной риторике, американцы ничего не исключают. Говорят, что могут быть любые варианты. Но с нашей стороны постоянно подчеркивается, что это очень опасная игра, что необходимо незамедлительно снизить накал риторики, потому что даже вербальные обвинения взвинчивают ситуацию, не говоря уже о конкретных действиях, когда к берегам КНДР подтягиваются военно-морские армады.

Понятно, что если недалеко от северокорейского побережья будут находиться американские корабли по главе с авианосцем «Рональд Рейган», а они как раз сейчас туда подплывают, это создает возможность для провокаций. Ситуация очень опасная, она нас очень тревожит в том числе потому, что мы граничим с Северной Кореей. Мы это американцам многократно говорили, призывая их решать данную проблему исключительно политико-дипломатическими средствами. Считаем, что всегда можно договориться на взаимовыгодной основе, чтобы избежать катастрофического развития. Продолжаем работать с американскими коллегами, искать развязки.

— С приходом Трампа сомнению подвергается соглашение по иранской ядерной программе. Соединенные Штаты то угрожают разорвать договор, то говорят о необходимости повременить с подобными радикальными шагами. И вот на прошлой неделе стало известно, что Трамп намерен объявить об аннулировании ядерного соглашения с Ираном. Осуждает ли Россия односторонние планы США пересмотреть договор?

— Не могу сказать, что Россия должна здесь кого-то или что-то осуждать. Мы хотим, чтобы наши интересы учитывались, поэтому с уважением относимся к интересам любой страны. Другое дело, что мы не понимаем, в чем интерес у США выходить из сделки относительно иранской ядерной программы. Эта договоренность была достигнута в июле 2015 года усилиями всего международного сообщества, она отразила имевшееся на тот момент общее понимание того, как можно урегулировать данную ситуацию. Никаких других оптимальных вариантов до сих пор не представлено. Если США действительно выйдут из совместного всеобъемлющего плана действий, это поставит под вопрос возможность его реализации. Это может повлечь за собой, что и Иран откажется от выполнения своих обязательств, особенно если Соединенные Штаты примутся восстанавливать ранее отмененные санкции против Тегерана. У Ирана появится полное право прекратить исполнение договоренности.

Но разве кому-то выгодно, чтобы ядерная программа Ирана носила не только мирный характер? Зачем его толкать к тому, чтобы принять дополнительные меры по обеспечению своей безопасности? Нам это непонятно. Это же будет еще больше раскачивать ситуацию на Ближнем Востоке и скажется на стабильности в глобальном масштабе.

— Призывает ли российская сторона не торопиться с подобными преждевременными шагами?
— Мы за то, чтобы ядерная сделка, заключенная в 2015 году, обязательно оставалась в силе и исполнялась всеми сторонами. Многократно доводили такое мнение до американских партнеров в различных форматах, так что в Вашингтоне его хорошо знают. В нашем понимании это эффективная, работающая договоренность, отвечающая интересам всех сторон.

— В начале сентября Минюст США обязал компанию, обслуживающую телеканал RT America в США, включая его текущую деятельность и телепроизводство, зарегистрироваться как иностранному агенту. МИД России уже заявил о том, что законодательство позволяет осуществить зеркальные меры по отношению к иностранным СМИ в России. О каких ответных шагах здесь может идти речь?

— Есть, например, «Голос Америки», который действует в России. Есть американская радиостанция «Свобода». У американцев много таких пропагандистских ресурсов, которые они активно здесь используют. Если дойдет до каких-то действий, мешающих работе российских СМИ в США, мы вынуждены будем как-то реагировать на основе взаимности. Возможности существуют.

Поражает, что Соединенные Штаты всегда считали себя эталоном демократии и свободы слова, а теперь пытаются заткнуть рот телеканалу, который дает информацию, не полностью укладывающуюся в стандартное для США русло. Где же эта самая демократия?

Мы вообще во многом не узнаем США, которые отказываются от тех базисных основ, на которых строилась Америка. Это и свобода слова в контексте ситуации вокруг RT, и считавшийся прежде чуть ли не святым принцип неприкосновенности частной собственности, если говорить о незаконно отобранных у нас дипломатических объектах.

— Ранее парламент Канады принял аналог закона Магнитского. Расширим ли мы в ответ наш черный список граждан этой страны?

— Если в результате принятия этого закона последует расширение канадского черного списка в отношении граждан России, мы поступим зеркально. У нас вызывает сожаление, что власти Канады продолжают подрывать двусторонние отношения. Нам кажется, что, наоборот, нашим странам было бы гораздо выгоднее сотрудничать друг с другом, в том числе в борьбе с терроризмом, в экономической сфере, в освоении Арктики. Но в Оттаве пока перевешивают антироссийские эмоции. Это не совсем дальновидная политика. Конечно, властям Канады самим определять свою линию, но по существу канадская сторона идет по пути самоизоляции от России.

С нашей стороны существует полная открытость к взаимодействию с Канадой. Мы видим одни преимущества в нормальном сотрудничестве, в частности по антитеррору. Мы сами никаких ограничительных шагов инициативно не предпринимаем, только вынуждены отвечать на основе принципа взаимности.

— Как в разговорах с российской стороной США объясняют ранее обнародованные Минобороны России факты взаимодействия с ИГ*?

— Официально американцы, конечно, отрицают свое взаимодействие с ИГ*. Но мы, к сожалению, по опыту знаем, что США нередко взаимодействовали с различными экстремистскими группировками в Сирии. С удивлением наблюдали, как предыдущая администрация Барака Обамы оказывала реальную поддержку настоящим террористам, старалась прикрыть от наших ударов террористическую группировку «Джабхат ан-Нусра»*. А ведь это сирийское крыло «Аль-Каиды»* — организации, которая 11 сентября 2001 года совершила страшные теракты в США, убила почти три тысячи американцев. Любое содействие ей по американским законам — тяжкое преступление. Между тем при Обаме в Вашингтоне прекрасно знали, что к «Джабхат ан-Нусре»* постоянно попадало оружие, которое американцы передавали силам так называемой умеренной оппозиции. Потом либо некоторые из этих умеренных оппозиционеров переходили в ряды нусровцев с этим оснащением, либо в результате каких-либо стычек более способные в военном деле нусровцы просто отбирали оружие. Мы, честно говоря, поражены тем, что американская общественность до сих пор не обратила на это внимание.

— А как Россия оценивает действия США в Сирии при нынешней администрации?

— Безусловно, у нас возникает множество вопросов в отношении того, что американцы делают в Сирии. В отличие от российских сил, они находятся там в нарушение международного права. При этом даже устанавливают некие зоны, например в районе Ат-Танфа, куда не хотят пропускать силы законного правительства. Фактически это напоминает попытку раздела страны, раскола Сирии с тем, чтобы создать на какой-то ее части органы власти, подконтрольные США и их союзникам.

Наше Минобороны на основе имеющихся объективных данных обращает внимание на то, что на деле американцы и ориентированные на них оппозиционные подразделения практически не ведут борьбу с игиловцами. Это вызывает у нас удивление. Мы будем смотреть на дальнейшее развитие ситуации, но исходим из того, что любое заигрывание с террористами всегда опасно и обернется против тех, кто в такие игры играет.

— Угрожают ли действия США нашим военным в этой стране?

— Поддержка, которую США оказывают противостоящим законному правительству Сирии силам, не могут не вызывать нашей озабоченности. Многократно фиксировались факты, когда отряды так называемой умеренной оппозиции стреляли не по ИГ*, а сирийским войскам. Недавняя гибель генерал-лейтенанта Валерия Асапова вызывала большие вопросы. Откуда, каким образом те, кто вел огонь по командному пункту, получили информацию о его местонахождении. Вполне возможно, что использовались беспилотные разведывательные аппараты. Но тогда спрашивается, откуда они взялись, кто ими управлял?

Возложение венков и цветов к портрету погибшего в Сирии генерал-лейтенанта Валерия Асапова. 27 сентября 2017

Мы с 2014 года наблюдаем, как американские военные наносят удары по террористам фиктивно, для галочки. Это наводит на мысль, что Соединенные Штаты больше озабочены не борьбой с ИГ*, а свержением законного правительства в Дамаске. И сейчас США, похоже, продолжают стремиться к выполнению этой задачи, поставленной еще Обамой.

Мы многократно предлагали американским коллегам наладить реальное взаимодействие по борьбе с терроризмом, а не просто деконфликтинг, когда стороны пытаются соблюдать меры предосторожности, чтобы не задеть друг друга во время ведения боевых действий. Россия предлагала именно координировать удары по террористам. К сожалению, Соединенные Штаты от этого уходят.

Более того, Пентагону с 2014 года законодательно запрещено взаимодействовать с российскими коллегами. У нас это вызывает сожаление. Мы понимаем, что американские военные сами по себе осознают важность реальной координации, но они связаны по рукам и ногам. Почему Конгресс США запрещает им вместе с нами бороться против террористов, для чего игиловцев стараются уберечь от возмездия — вопрос к американским законодателям.

— То есть в настоящее время возможностей для такой тесной координации РФ и США нет?

— Мы видим такую возможность. Однако ее, к сожалению, не видят американские политики. В Вашингтоне пока еще не пришли к пониманию такой необходимости, хотя угроза-то общая. Было бы гораздо эффективнее совместными усилиями в сжатые сроки покончить с этим террористическим очагом.

Однако хочу подчеркнуть, что перспективы всегда существуют. Отношения между Россией и США сейчас трудные, напряженные, но тем не менее мы исходим из того, что рано или поздно они выправятся. Со своей стороны прекрасно понимаем преимущество тесного взаимодействия с Соединенными Штатами в различных областях. Хорошо осознаем, что США являются ведущей державой, обладающей колоссальным экономическим потенциалом, огромным политическим влиянием, не говоря уже о военной мощи. Мы всецело настроены на тесное взаимодействие с США, как и с любой другой страной мира. Но взаимодействие должно осуществляться на основе равноправия и учета наших интересов.

Сами готовы принимать во внимание интересы Вашингтона, но хотелось бы, чтобы и наши приоритеты учитывали. К сожалению, пока такого желания почти не замечаем, а без этого эффективного сотрудничества не выстроить. Однако очень рассчитываем, что нам удастся преодолеть нынешний провал в отношениях, и тогда откроются новые возможности.

Мы полностью поддерживаем настрой нового посла Соединенных Штатов Джона Хантсмана, который сказал, что хотел бы заняться укреплением взаимопонимания между нашими народами. Мы тоже всецело за это. Желаем ему успешной работы в России. В меру сил будем ему в этом помогать. Надеюсь, что точно так же американские власти будут помогать в работе нового посла России в США Анатолия Антонова.

*Террористические группировки, запрещены в России

Источник

МИД РФ: не исключаем сокращения дипмиссии США еще на 150 человек
Средняя оценка: 5. Голосов: 3

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 2 месяца ago on 11.10.2017
  • Последнее изменение: Октябрь 11, 2017 @ 12:37 пп
  • Рубрика: Внешняя политика
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Путин своим заявлением по Сирии оставил Запад в дураках

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up