Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Личность  >  Current Article

Миф о «сумасшедшем императоре» Павле I

Опубликовано: 23.04.2017  /  Нет комментариев

«Я желаю лучше быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за дело неправое. …
Я надеюсь, что потомство отнесется ко мне беспристрастнее».
Император Павел.

Русская история, являющаяся основой самосознания русского народа, его духа, постоянно подвергается атакам. Враги русской цивилизации создают т. н. чёрные мифы, которые разрушают образы русских правителей, полководцев, подвижников, очерняют подвиги и достижения нашего народа. Так, трудно найти в истории масштабную фальсификацию, подобную той, которой подверглась фигура русского государя Павла Первого. Это ставит его в ряд таких исторических личностей, как Иван Грозный и Иосиф Сталин, которые взывают больше всего ненависти у проводников воли хозяев западной цивилизации.

Павел правил гуманней, чем его мать Екатерина Вторая, особенно по отношению к простому люду, солдатам. А. И. Тургенев, оценивая деятельность императора, писал: «Народ был восхищен, был обрадован, приказания Его чтил благодеянием, с неба посланным… Дозволяю себе смело и безбоязненно сказать, что в первый год царствования Павла народ блаженствовал, находил суд и расправу без лихоимства, никто не осмеливался грабить, угнетать его…» Однако его прозвали «злодеем» за то, что он увольнял нерадивых сановников, начальников и даже выслал из столицы (!) в другие города европейской части России (вот это злодей!) несколько сотен человек.

Был сочинён миф о «сумасшествии» Павла. Его обвиняли в самодурстве. Так, на второй день царствования полицейские предлагали жителям столицы снять круглые шляпы, фраки и жилеты. Однако в этом не было ничего «сумасшедшего». Акция Петра I, когда жителям Москвы приказали в течение нескольких дней переодеться из русского платья в немецкое, почему-то ему в вину не ставится. Император Павел I приказал отнимать круглые шляпы, жилеты и отрезать воротники с фраков, потому что всё это символизировало французских революционеров-якобинцев. Если Павел только приказал снимать шляпы, то французские революционеры за подобные вещи (проявление приверженности павшей монархии) снимали головы, и пролили реки крови. Поэтому приказ императора не был «диким», он защищал «знаковое поле» России (символы имеют в жизни общества огромное значение, хотя большинство не видит этого).

Ещё одно «яркое доказательство» якобы ненормальности Павла — это отправка полка в Сибирь. Рассказывают исторический анекдот, когда Павел однажды на параде скомандовал не угодившему ему строевой подготовкой полку: «Шагом марш… в Сибирь». Однако это не исторический факт, а откровенная ложь, выдумка. Нет данных о таком приказе, исследователи не смогли установить название полка, которому император Павел I якобы отдал такой приказ.

Враги Павла ещё при его жизни, а после смерти особенно (стараясь прикрыть своё участие в заговоре и убийстве законного правителя России), распускали слухи, что он сошёл с ума. Каждый поступок императора дополняли такими подробностями, ретушировали, чтобы представить его больным. В результате дурная слава быстро разошлась по дворянским салонам России. А в Европе её с удовольствием подхватили. На Западе всегда с особенной радостью воспринимали любые дурные известия из России, перевирали факты (это не изменилось и в настоящее время). Так сложилась ситуация, что даже сейчас для большинства обывателей император Павел — это «дурачок на троне», царственный сумасброд или «сумрачный и подозрительный тиран», душивший любые проявления свободы.

Понятно, что Павел не был святым. Он имел вспыльчивый и раздражительный характер. В гневе допускал резкости. Однако тираном он не был. К тому же его постоянно обманывали и провоцировали тайные враги, желавшие его гибели. Князь П. П. Лопухин отмечал, что Павел был откровенным, необыкновенно добрым и благородным человеком (что подтверждается отсутствием казней даже откровенных вредителей и воров). Также отмечал его любезность и весьма острый и меткий ум. В хорошем расположении духа было труднее найти более приятного и блестящего собеседника, в это с Павлом не мог сравниться даже его сын — Александр Павлович.

Высокопоставленные заговорщики не только провоцировали Павла на вспышки гнева, но и часто от его имени проводили нелепые мероприятия, которые должны были утвердить в обществе мнение о его ненормальности, «тиранстве». Не могли же заговорщики сказать правду, что хотят устранить Павла за его желание быть «народным царем», проводящим курс в интересах всего общества, а не только узкой дворянской прослойки, а также за разрыв отношений с Англией. Поэтому у заговорщиков остался только путь обмана, самой наглой клеветы, провокаций и интриг. Пример современной Украины показывает, что при умелой пропаганде самая откровенная ложь будет принята обществом и станет реальностью.

Петербургский военный губернатор Пётр Пален (ведущий заговорщик) выполнял роль главного провокатора при Павле. Он знал, что стоит императору успокоиться, как он одумается и отменит отданное в пылу гнева указание. Поэтому Пален старался сразу выполнить высказанное в порыве гнева указание, прикидываясь «верным служакой». Павел, успокоившись, отменял приказ. В итоге у людей складывалось впечатление, что государь сам не знает, чего хочет. Так, однажды, стоя у одного из окон дворца, Павел заметил пьяного мужика и сказал: «Вот ведь идет мимо Царского дворца и шапки не снимет». Через некоторое время он заметил, что на площади перед Михайловским дворцом, зимой в сильный мороз, стоят люди без шапок. Павел спросил, почему люди без шапок, ведь на улице сильный мороз. Ему ответили, что по его повелению. «Никогда я этого не приказывал», — возмутился государь.

В качестве несомненного доказательства помешательства императора любят приводить его приказ перекрасить все дома и заборы Петербурга полосами, как в то время красили шлагбаумы. Однако этот приказ отдал петербургский генерал губернатор Николай Архаров, ближайший помощник организатора убийства Павла I — Палена. Любой здравый приказ при желании можно извратить так, что он покажется актом больного человека. Павла дискредитировали ещё в годы его правления, выставив ненормальным и деспотом. Эта оценка перекочевала в исторические труды и стала господствующей в общественном сознании.

family_of_paul_i_of_russia

Портрет Павла I с семьёй

О личности Павла

Верную оценку деятельности Павла дал русский историк В. О. Ключевский. Историк отмечал: «Собрав все анекдоты, подумаешь, что все это какая-то пестрая и довольно бессвязная сказка; между тем, в основе правительственной политики (императора Павла) внешней и внутренней, лежали серьезные помыслы и начала, заслуживающие наше полное сочувствие». Ключевский писал, что Павел Петрович был первым «противодворянским царем» этой эпохи, а «господство дворянства и господство, основанное на несправедливости, было больным местом русского общежития во вторую половину века». Руководящими побуждениями деятельности Павла было чувство порядка, дисциплины и равенства. Это был своего рода «рыцарь на троне», который пытался восстановить в империи порядок и социальную справедливость. По сути, император Павел I был первым царем, который пытался сойти с ложного пути, который проложил для России Петр I, «прорубив окно в Европу». Он планировал вернуть Россию к самобытным политическим конструкциям.

Личная жизнь государя складывалась весьма несчастливо. После рождения 1 октября 1754 г. Павла отняли у матери. Его воспитывала императрица Елизавета. Воспитателем юного наследника был Н. И. Панин. После смерти Елизаветы и убийства Петра III положение впечатлительного и талантливого ребенка мало изменилось. Он по-прежнему жил отдельно от матери. Екатерина не проявляла к нему внимания. Видимо, не любила ребёнка от ненавистного мужа. Павел это чувствовал и сторонился матери, замкнулся в себе. С годами отчуждение между ними только выросло. Его усилило знание того, что желание матери получить власть стало причиной гибели отца. Слухи о том, что Екатерина хочет лишить права на престол и его, укрепила неприязнь. Виновата в этом была Екатерина, которая не принимала участия в становлении личности Павла.

Когда Павел достиг совершеннолетия, его окружили соглядатаями. В тот век дворцовых переворотов его подозревали в желании захватить власть. Когда у Павла родился сын Александр, отношения ещё больше ухудшились. Екатерина II отняла у Павла сына и начала воспитывать его сама. Возникло ощущение, что она хочет передать власть внуку, а не сыну. Однако Александр вырос благородным юношей и не хотел, чтобы законные права отца были нарушены. Он говорил, что скорее покинет Россию, чем наденет корону, принадлежащую отцу.

Таким образом, до 42 лет Павел Петрович жил тихой семейной жизнью в Гатчине и Павловске. Он находился в двусмысленном положении законного наследника престола, которого в любой момент могут лишить законных прав. Такая двусмысленность практически любого человека лишит душевного спокойствия.

Павел был личностью высокого полета. Изучая его биографию, стоит помнить, что российская историография практически весь период своего существования стояла на точке зрения западников, людей, считавших, что Россия — это часть западной цивилизации и должна следовать за «передовыми державами». Основным мерилом личности русских правителей и государственных деятелей для них является их политический курс. Если царь действует во благо народа, то его клеймят «тираном», «сумасшедшим», подавляющем «свободу» небольшой прослойки населения, чьё существование тесно связано с Западом. Положительную оценку заслуживают деятели, чья деятельность ведёт к разрушению Великой России, которые ведут русскую цивилизацию по чуждому ей историческому пути, разрушая традиции и устои русского народа и государственности.

Поэтому стоит с большой осторожностью относиться к оценкам личности Павла. Очевидно, что Павел не был ненормальным. До того, как тяжелая жизнь подорвала его душевные силы и стала вызывать частые периоды раздражения, это был благородный человек. Многие из знавших близко императора Павла лиц, единодушно отмечали его рыцарские качества. Княгиня Ливен утверждала: «В основе его характера лежало величие и благородство — великодушный враг, чудный друг, он умел прощать с величием, а свою вину или несправедливость исправлял с большой искренностью». Современники отмечали великодушие, открытость и благородство Павла. Государственный деятель и писатель Яков Де Санглен в своих мемуарах отмечал: «Павел был рыцарем времен протекших».

Павел в совершенстве знал русский, славянский, французский и немецкий языки, владел латынью, хорошо знал историю и математику. Современники отмечали начитанность Павла, его бойкий, острый ум. Павел любил детей и охотно играл с маленькими воспитанницами Смольного института. С ними он веселился от души, имея редкие часы веселья и искренности в своей тяжелой, полной мучительных переживаний, жизни.

Восшествие на престол. Внутренняя политика

В 1796 году, после внезапной смерти Екатерины, Павел вступил на трон. Государь немедленно восстановил древний порядок наследования царской власти. Петровский закон 1721 года, который позволял государю выбирать наследника из числа лиц принадлежащих к царскому роду, был отменён.

Большое значение имел тот факт, что Павел Петрович собирался быть народным царем. Ещё до восшествия на престол, в 1776 году, он писал: «…Если бы мне надобно было образовать себе политическую партию, я мог бы молчать о беспорядках, чтобы пощадить известных лиц, но, будучи тем, что я еcмь, — для меня не существует ни партий, ни интересов, кроме интересов государства, а при моем характере мне тяжело видеть, что дела идут вкривь и вкось и что причиною тому небрежность и личные виды. Я желаю лучше быть ненавидимым за правое дело, чем любимым за дело неправое». Павел был радетелем за общее, правое дело.

Отрицательное отношение к Екатерине основывалось не только на личных переживаниях и трагедии гибели отца, но на образе действий, поведении матери-императрицы. По мнению Павла, Екатерины была только «дворянской царицей» и полностью зависела от дворянства. Это привело к искажению политической системы Российского царства.

Вступив на престол, Павел Петрович решил положить в основу своей государственной деятельности не отвлеченные философские и политические идеи западных мыслителей и их российских подражателей, а интересы русского народа. Он стремился улучшить социально-политическое положение большинства своих подданных. Жалованная грамота дворянству от 1784 года, которая создавала привилегированное положение дворян не только в личных правах, но и в местном управлении, была отменена. Павел пытался сокрушить сословные привилегии, восстановить правду и законность в Российском государстве. Отсюда и указание, чтобы крепостные крестьяне присягали ему наравне с прочими сословиями Российской империи. Понятно, что узкая группа высшей аристократии, привыкшая паразитировать на народе, этого простить государю не могла. Он стал её врагом. Высшие слои дворянства ожидали дальнейших привилегий, а не восстановления здоровой иерархии, порядка и законности. Они не желали служить, а хотели только пользоваться плодами своего высокого положения.

Как уже выше отмечалось, Павел Петрович был человеком благородным и добрым, он имел искренне желание принести добро людям. Задача это была сложная. Русское государство, несмотря на видимые успехи во внешней политике, пребывало в расстроенном состоянии. В высших кругах пробивались ростки «свободолюбивой» идеологии (тогдашнего либерализма), часть дворянства разложилась и не желала служить. Финансы России были совершенно расстроены, страна имела огромные долги. Многие начальники пользовались бесправным положение солдат и рекрутов, брали их себе в услужение, превращая солдат практически в своих крепостных. В 1795 году из 400 тыс. солдат около 50 тыс. находилось на такой «частной службе». В правление Екатерины II резко ухудшилось положение крестьян. Крестьянская война под предводительством Емельяна Пугачева была хорошим показателем настроений народных масс.

Если при Екатерине крестьянам даже запретили жаловаться на дворян, то Павел Петрович приказал привести крепостных к присяге. Этим он показал, что они для него такие же подданные, как и помещики. Губернаторы получили указание следить за тем, как владельцы обращаются с крепостными и обо всех злоупотреблениях немедленно сообщать государю. В одном из окон Зимнего Дворца даже поставили железный ящик, в который каждый мог бросить жалобу или прошение. Этот «железный ящик» стал целым символом эпохи. Его страшились первые вельможи и сановники.

Павел с большим уважением относился к крестьянству, понимая его значение для России. В своём Наставлении к детям он отмечал, что крестьянство содержит своими трудами все прочие части державы, поэтому оно «особого уважения достойно». В феврале 1797 года император Павел запретил продажу дворовых людей и крепостных без земли. Он запретил заставлять крестьян работать по праздникам. Казенные крестьяне получили самоуправление, по 15 десятин земли, им простили 7 млн. недоимок. Хлебная повинность, которая тяжелым грузом лежала на крестьянах, была заменена денежной. Чтобы удешевить цену на хлеб, государь приказал продавать его по специальным ценам из казенных хлебных магазинов. Цена на хлеб упала.

Исследователи отмечают, что эти указы вызвали большую благодарность у миллионов жителей России. Даже спустя столетие после убийства Павла крестьяне приходили поклониться гробнице народного царя и ставили ему свечи. Народ запомнил Павла как благодетеля, несмотря на всю краткость его правления. Понятно, что Павел успел сделать немного. Однако крестьянство (подавляющая часть населения России) за это короткое время получило больше, чем за всё долгое правление Екатерины II.

В сфере религии Павел также проявил себя терпимым и добрым человеком. Он прекратил преследования христиан-старообрядцев, которые, несмотря на тяжелые репрессии, сохраняли самобытность русского пути. В начале 1798 года в Нижегородской области, которая считалась центром старообрядчества, даже разрешили открыть свои церкви. Когда сгорел один из раскольничьих скитов на Керженце, старообрядцы попросили помощи у государя и получили её. Павел выделил пособие из своих личных средств.

Было прекращено давление и на православную церковь, которую в XVIII веке превратили в «духовное министерство». Когда церковь стала захудалым придатком государства, Павел стал возвращать церкви отобранное имущество, имения. Частично вернули права и привилегии. В первую очередь это касалось монастырей.

                                                                                                                                      Автор Самсонов Александр
Миф о «сумасшедшем императоре» Павле I
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Василий Шукшин: «Надо просто жить. Надо бы только умно жить!»

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup