Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

Мигрантский нож в спине царской России

Опубликовано: 29.03.2016  /  Нет комментариев

Tcarskaya_Rossiya_migranty

Сто лет назад наша страна уже прошла через эксперимент с использованием дешевой рабочей силы мигрантов.
Опыт был трагическим: десятки тысяч китайских гастарбайтеров огнем и мечом прошлись по России, истребляя мирное население.

В 1915 году из руской Маньчжурии начали ввозить китайских рабочих для строительства железной дороги Петроград — Мурманск, мурманского порта и других объектов государственной важности. Много китайских рабочих направлялось на различные горные промыслы Урала, на угольные шахты Донецкого бассейна, на лесоразработки в Белорусии и холодной Карелии. Наиболее грамотные китайцы отбирались для работы на различных предприятиях и заводах Москвы, Петрограда, Одессы, Луганска, Екатеринбурга. В 1916 году были даже созданы группы китайцев для рытья окопов для русской армии на германском фронте. Число «Ходя-ходя» растет в геометрической прогрессии: если к концу 1915 года в России насчитывалось 40 тысяч китайцев, то в 1916 – уже 75 тысяч человек, а весной 1917 года – уже 200 тысяч.
И вот, когда в 1917 году Российская империя рухнула, эти тысячи китайцев оказались в чужой стране без денег, без работы и без каких-либо перспектив вернуться домой. И в мгновение ока безобидные «Ходя-ходя» превратились в опасные банды, которые бесцельно бродили по русским городам, промышляя грабежами и насилием.

Первыми, кто заметил бесхозных китайцев, были большевики, позвавшие «братьев по классу» на службу в ЧОН — части особого назначения, карательные отряды Красной армии, которым поручалась самая «грязная работа». Чем хороши были китайцы? Основная масса китайцев не знала русского языка и не представляла страны, в которую они попали, ее религии, нравов и образа жизни. Поэтому они держались своих соплеменников, образовывая сплоченные закрытые группы с твердой дисциплиной. В отличие от руских, татар или украинцев, китайцы не уходили при случае домой, их дом был слишком далеко. Они не становились перебежчиками, потому что белые, осведомленные обо всех ужасах, которые творили «чоновцы», расстреливали китайцев без суда и следствия.
Итак, первым отрядом, где наняли китайских мигрантов на военную службу стал интернациональный отряд при 1-м корпусе – это личная ленинская гвардия. Потом этот отряд с переездом правительства в Москву переименовали в «Первый интернациональный легион Красной армии», который стал использоваться для охраны первых лиц. Так, например самый первый круг охраны Ленина состоял из 70 китайских телохранителей.

Также китайцы охраняли и товарища Троцкого, и Бухарина, и всех остальных видных партийцев.
В 1919 году разведка 1-го Добровольческого корпуса Кутепова собрала немало сведений, что порой русские красноармейцы отказывались выполнять палаческие функции в захваченных деревнях. Не помогало даже то, что палачей щедро поили водкой и давали поживиться одеждой расстрелянных. А вот «Ходя-ходя» без особых переживаний расстреливали, отрубали руки, выкалывали глаза и запарывали насмерть беременных женщин.

О том, как воевали китайцы, пишет в своем дневнике Анастасия Художина, жительница Владикавказа: «Бойня была страшная, потому что отряд китайцев, невесть откуда взявшийся в нашем городе, втащил на колокольню Александро-Невской церкви пулемет и стал всех кругом поливать огнем. «Дьяволы косые», — шипела мама и беспрестанно молилась. А китайцев этих была тьма-тьмущая, штук триста, не меньше».

И дальше: «Потом выяснилось, что перед уходом китайцы расстреляли уйму народа. Оказывается, они ходили ночью по домам – во Владикавказе было много отставных военных – и брали всех, кто служил в Белой армии или у кого находили наградное оружие либо фотографии сыновей в офицерской форме. Задерживали якобы для разбирательства и всех расстреливали за госпитальным кладбищем у кукурузных полей».

Самой же кровавой бандой мигрантов стал 1-й отдельный Китайский отряд ЧК Терской республики, которым командовал Пау Ти-Сан.

Это воинское формирование «прославилось» при подавлении Астраханского восстания 10 марта 1919 года. Даже на фоне красного террора, «Астраханский расстрел» выделялся своей беспримерной по своему размаху жесткостью и безумием. Все началось с того, что китайцы окружили мирный митинг у проходной завода. После отказа рабочих разойтись китайцы дали залп из винтовок, затем пустили в ход пулеметы и ручные гранаты. Погибли десятки рабочих, но, как выяснилось позже, расправа только набирала обороты.
Весь день китайцы охотились за мужчинами. Арестованных сначала просто расстреливали, потом – ради экономии патронов – стали топить. Очевидцы вспоминали, как арестованным связывали руки и ноги и прямо с пароходов и барж бросали в Волгу. Один из рабочих, оставшийся незамеченным в трюме, где-то около машины и оставшийся в живых рассказывал, что в одну ночь с парохода «Гоголь» было сброшено около ста восьмидесяти человек. А в городе в чрезвычайных комендатурах было так много расстрелянных, что их едва успевали свозить ночами на кладбище, где они грудами сваливались под видом «тифозных».
В ВЧК высшие посты занимали «мигранты»

После окончания Гражданской войны китайские наемники остались не у дел – и большая их часть стала стекаться в Москву, где образовалась вполне заметная китайская община (по результатам переписи населения 1926 года в России насчитывалось свыше 100 тысяч китайцев).
Век «Чайна-тауна» в Москве оказался недолог. Сергей Голицын писал: «Китайский генерал Чжан Дзолин бесцеремонно отобрал у нас КВЖД, построенную на царские деньги и проходившую по территории Маньчжурии. Обиду мы проглотили, но в отместку посадили всех китайцев в Москве и по всей стране».

Получил «по заслугам» и Пау Ти-Сан, организатор «Астраханских расстрелов». После войны он работал переводчиком Киевской объединенной школы командиров, проживал в Москве. 10 ноября 1925 года его арестовали и 19 апреля 1926 года Коллегией ОГПУ приговорили к расстрелу по обвинению в контрреволюционной террористической деятельности. Такая же участь постигла и остальных революционных китайцев.

Простых же китайских интернационалистов отправили в Китай для «экспорта революции» — помогать создавать китайскую Красную армию и бороться с международными империалистами в Азии. Таким образом, коммунисты убивали сразу двух зайцев: избавлялись от ставших ненужными и даже опасными союзников и «оказывали помощь» борющемуся за независимость Китаю. И к концу тридцатых годов от китайской диаспоры не осталось ничего, кроме потрепанных вееров и напоминания о том, что только сытое и здоровое общество может «переварить» огромный поток мигрантов. В стране с проблемной экономикой, с обществом, охваченным социальными недугами, мигранты становятся бомбой с часовым механизмом, которая рано или поздно взорвется, уничтожая и самих мигрантов, и тех людей, кто дал им работу и кров.
За понимание этого урока истории Россия заплатила слишком большую цену.
Антибольшевистские плакаты . Обратите внимание на фигуры китайцев , нарисованные внизу .

Владимир Тихомиров , «Историческая правда», фрагмент

 

Источник

Мигрантский нож в спине царской России
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Как американцы золото Российской Империи украли

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up