Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Current Article

Монумент вместо крыши. Как дончанин взял кредит и сделал памятник землякам

Опубликовано: 10.09.2017  /  Нет комментариев

Почему ростовский фермер потратил потребительский кредит на создание памятника погибшим во время войны, что он помнит о своих родных, защищавших Отечество и о чём ещё мечтает сельский меценат, выяснили «АиФ на Дону».

Перед Днём Победы за чертой хуторка Зайцевка, который раскинулся среди холмов, полей и петляющей между ними реки Кундрючья (Красносулинский район Ростовской области), открыли аккуратный монумент в честь бойцов, погибших тут 11-13 февраля далёкого 1943 года.Песок, изготовление небольших плит с изображением орденов времён Великой Отечественной оплатила поселковая администрация. Оттуда выделили деньги и на то, чтобы отсыпать щебнем дорожку к монументу.

Но всю остальную сумму, которая потребовалась, чтобы изготовить памятник фронтовикам, украсить его каменными звёздами, покрасить и прочее, внёс местный житель, фермер Александр Тищенко.Монумент обошёлся ему в 97 тысяч рублей — деньги, которые первоначально он взял в кредит, чтобы отремонтировать старую крышу своей фермы.

«Но я решил, что ферма подождёт. А памятник важнее», — просто объяснил он, пока по телефону мы договаривались о встрече.

«Они заслужили большего»

За время, которое пролетело с начала мая, простенький монумент похорошел. Жители Зайцевки посадили рядом кустики петуньи и тоненькую берёзу.

«По осени укореню ещё две берёзки по обе стороны от монумента. Пройдут годы, я состарюсь, когда-нибудь помру. А памятник будет стоять под сенью берёзок», — делится 50-летний Александр Георгиевич, с гордостью показывая монумент.

Александр Тищенко: Когда работал над памятником, вставали перед глазами отец, дядька, вспоминались рассказы о деде. Фото: Из личного архива Александра Тищенко

«А началось всё три года назад, — продолжает он. — Однажды по весне сильным дождём на этом холме размыло канавы. Ушаков Николай, местный наш, пас хуторских овец. Подойдя к неглубоким рвам, он вдруг увидел, что на дне то тут, то там белеют кости.

ия. К нам приехали поисковики из райцентра и историки. И вскоре установили: останки принадлежат бойцам 47-й Гвардейской мотострелковой дивизии, которые погибли в феврале 1943 года во время боёв за нашу деревню, продолжавшихся трое суток. Немцы окопались в хуторе. И только наши солдаты появлялись на бугре, открывали по ним шквальный огонь.

В той дивизии не было выходцев из наших мест, но все они стояли насмерть. Вокруг хутора погибли более 150 человек.

Найденные останки предали земле. А на холме, где их нашли, сделали очень скромный памятник. Это была насыпь, окружённая несколькими блоками. Сверху укрепили табличку, установили красный флаг. Но, проезжая мимо, я каждый раз возвращался домой больным, сердце ныло из-за того, что память павших увековечили чересчур скромно, что заслужили они большего…

Да и вставали перед глазами отец, дядька, вспоминались рассказы о деде».

Виктория Головко, «АиФ на Дону»: В связи с чем вы вспоминали близких людей, проезжая рядом с тем местом?

Александр Тищенко: Понимаете, они не понаслышке знали, какой была та война. Дядька с первого до последнего дня воевал в разведке. А отец, который пошёл на фронт рядовым, в 1941 году, в районе Бердичева, при отступлении попал в плен, позже немцы отправили его в концлагерь.

Помню, что он, например, рассказывал, как в концлагере они, военнопленные, спали в канавах, которые сами и выкапывали. Ложились, прижимались друг к другу: в мороз так и грелись. Папа вспоминал, что сначала в день умирали десятки советских пленных, а со временем — сотни… Отец трижды пытался бежать, при последней попытке гитлеровцы раздробили ему прикладами руку.

Он дожил почти до 80 лет. Был очень хорошим зоотехником: до войны окончил училище в Новочеркасске. До самой своей смерти он и то и дело тяжело болел. Но всё равно из последних сил работал в нашем, некогда богатейшем, гремевшем на всю округу колхозе «Родина», от которого почти ничего уже и нет.

Деда я не застал. Но мама рассказывала, что, когда к хутору подошли немцы, дед, рискуя жизнью, убежал прятать колхозное знамя в пещере среди наших зайцевских скал. Не хотел, чтобы оно досталось гитлеровцам.

Но я вернусь к тому скромному холмику, где нашли останки бойцов. В один из дней я поехал к главе поселения и попросил у неё разрешения поставить добротный монумент в память о солдатах. Подумал: будет памятник данью уважения павшим. Да и меня когда-нибудь помянут добрым словом. Внучки, например, скажут: «Этот монумент поставил наш дед». Глава поселения дала добро.

Спокойно не сидится

— Александр Георгиевич, монумент вы установили на деньги, которые взяли в кредит…

— Понимаете, мне действительно незадолго в банке одобрили потребительский займ, я собирался перекрыть ферму новой крышей. Но ничего, подождёт, и до крыши руки когда-нибудь дойдут (с улыбкой машет рукой).

Зато, имея нужную сумму, я смог быстро изготовить монумент.

Тищенко сам нарисовал эскиз будущего памятника. Нанял кран-манипулятор, чтобы поднять тяжёлые блоки: затем их использовали в качестве фундамента нового монумента. Купил и привёз камень, цемент, нанял двух рабочих, которые выложили из камня мемориал.

«Конечно, мы как могли экономили, — не скрывает он. — Один из рабочих сам прямо на месте раствор месил. Я выпилил болгаркой из камня красные звёзды, которыми мы украсили мемориал. Низ памятника я выкрасил в белый цвет, остальную часть покрыл специальной пропиткой. Надежда Александровна Маркина, глава администрации поселения, спасибо ей, распорядилась привезти песок, а потом и щебень для дорожки к монументу, и землю для клумбы, на которой уже растут цветы».

— Говорят, вы собираетесь как-то облагородить хутор, мечтаете построить ещё какой-то мемориал.

— Знаете, может, мне и впрямь не сидится. Делаю за двором детскую площадку для хуторской ребятни: уже сварил из арматуры первые качели. Один детский городок в Зайцевке есть, но на другом конце хутора.

А управлюсь с площадкой, возьмусь за другую мечту. Хочу сделать маленький памятник Александру Галатову — Герою Советского Союза, уроженцу Зайцевки. 18-летним в 1942 году он ушёл на фронт. А год спустя получил Звезду Героя. Был наводчиком противотанкового ружья, рядовым. В 1943-м в боях недалеко от Киева он особо отличился: одним из первых форсировал Днепр, пять суток отбивал атаки врага, уничтожил танк, другую бронетехнику противника. Но с войны не вернулся, считается пропавшим без вести в 1944 году.

Я хочу возле хуторского клуба установить скромный монумент в его честь. Украшу самодельной, выпиленной из камня Звездой Героя (уже над ней тружусь). Но воплотить затею в жизнь хуторяне мне, надеюсь, помогут.

Кстати

За установку памятника бойцам Великой Отечественной Александр Георгиевич получил Почётную грамоту – Ростовского обкома КПРФ. Ни районные, ни областные власти Тищенко даже не поблагодарили.

Монумент вместо крыши. Как дончанин взял кредит и сделал памятник землякам
Средняя оценка: 5. Голосов: 1

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 3 месяца ago on 10.09.2017
  • Последнее изменение: Сентябрь 10, 2017 @ 5:57 пп
  • Рубрика: Россия Tрудовая
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

«Дочка» Роснефти заказала на «Звезде» десять арктических танкеров

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up