Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Current Article

Можно ли в России жить так же, как в Германии, Франции и США?

Опубликовано: 05.10.2017  /  Нет комментариев

В начале 90-х многим казалось, что достаточно принять такие же законы, создать похожие условия для бизнеса и все расцветет, как на Западе. И будем жить, как там.

Однако это был очень примитивный взгляд на ситуацию.

Вот провели приватизацию, раздали предприятия частным собственникам, приняли «вашингтонский консенсус» и прочее-прочее. Но жить как в Германии и Франции после этого не стали. И как в США тем более.

Частные собственники, получив в свое распоряжение готовые предприятия, способные выпускать продукцию, вместо того, чтобы развивать их и зарабатывать на производстве, начали перепродавать, сносить и строить на их месте склады, торговые центры или сдавать в аренду под офисы.


Причин, конечно, у этого всего было много, в том числе и желание приватизаторов срубить деньги по-быстрому, пока представилась удобная возможность.

Однако спустя 10-20 лет, когда пыль улеглась и основная волна распродаж и сносов прошла, сохранившиеся предприятия все равно не начали развиваться (за редким исключением, преимущественно в сырьевом секторе, металлургии и некоторых других околосырьевых отраслях). И новые производства тоже не начали открываться, хотя вроде бы и законодательная база позволяет и правительство пытается как-то этому способствовать — приглашает инвесторов, рассказывает про перспективы, создает всяческие «территории опережающего развития».

Что мешает?

Коррупция? Высокая ключевая ставка? Экономическая неопределенность?
Курсовые, инфляционные и прочие риски?

Да, все перечисленное действительно сильно мешает развивать существующие производства и создавать новые. Но дело не только в этом.

Наглядное доказательство — сфера торговли, строительство и банковский сектор. На них влияют все те же факторы — и коррупция, и всевозможные риски, и неопределенность. Однако ритейл (и прочая торговля), строительство и банковский сектор на протяжении всех 26 лет развивались значительно быстрее производственного сектора. А уж как развивался сырьевой…

В чем причина?

Причина в том, что частный инвестор (собственник, предприниматель) вкладывает средства в тот вид бизнеса, который наиболее привлекателен по соотношению риск/доходность. То есть в тот, который принесет ему наибольший доход с поправкой на риск. Если доходность достаточно высока, то инвестор готов вкладывать средства даже в очень рискованные проекты. И наоборот, если доходность низкая, то и риск соответсвенно должен быть минимальным.

К примеру, на Западе тоже есть проекты с высоким уровнем риска — к таким относятся наукоемкие разработки, IT-проекты, стартапы. В некоторых из них риск провала может превышать 90%. Но и доходность в случае успеха составляет тысячи и десятки тысяч процентов, поэтому инвестор набирает пул из сотни подобных проектов и если хотя бы несколько окажутся успешными — это уже вернет все вложения и принесет прибыль.

В случае с российской экономикой доходность ритейла, сектора недвижимости и банковской сферы (особенно сферы микрокредитования) была достаточно высока, поэтому в нее и вкладывались все, у кого были инвестиционные средства. Поэтому данные сектора экономики и развивались, несмотря на коррупцию и прочие риски.

По совокупности факторов — доходность с поправкой на риск, скорость возврата инвестиций, объем и нек.др. — ритейл, недвижимость, банковский сектор, добыча и первичная переработка сырья — в российских условиях намного привлекательнее производства. Поэтому большая часть инвестиций идет не в производство, а в другие сферы.

Строить и развивать производство — долго, сложно и рискованно.

А учитывая длительный срок возврата инвестиций риски многократно возрастают. Вот поэтому инвесторы и обходят производственный сектор в России стороной.

Но и это еще не все проблемы.

Если сравнивать перспективы вложений в производство в Европе/США и России, то даже без учета рисков европейское и американское производство оказывается выгоднее. А китайское — еще выгоднее. Главная причина — в объеме доступного рынка сбыта.

Германия и Франция — ключевые страны Евросоюза, им открыт весь рынок Европы, а это более 500 миллионов потребителей, причем обеспеченных потребителей, что немаловажно. И рынок России для производителей из Германии и Франции тоже открыт. И многие другие рынки по всему миру.

Производителю из России выйти на рынок ЕС не так-то просто, не говоря уже о рынках США или Китая. И если даже пустят, то российская продукция с учетом транспортных затрат окажется дороже продукции местных производителей, даже при одинаковой себестоимости производства.

Но себестоимость производства в России и Европе тоже не будет одинаковой, потому что на себестоимость влияет объем выпуска. Чем выше объем — нем ниже стоимость единицы продукции. А объем у российского производителя будет ниже, чем у европейского ввиду меньшего начального рынка сбыта.

Европейскому производителю изначально открыт рынок с 500 миллионами потребителей, а российскому — только рынок со 150 миллионами. И покупательская способность у российских потребителей ниже, чем у европейских.

Поэтому даже без учета рисков российский производитель проигрывает европейскому, американскому и китайскому. Проигрывает по объему (емкости) первоначально доступного рынка, проигрывает по возможностям выхода на другие рынки, по транспортным (логистическим) издержкам, проигрывает по объему выпуска продукции, а значит и по себестоимости единицы, по конечной стоимости, которую производитель может установить. А если прибавить к этому более высокие риски (самые разные — политические, экономические, курсовые, коррупционные), да еще и более высокие ставки по кредитам — поражение получается полным, по всем составляющим.

И еще смежники в Европе расположены более компактно, что немаловажно.

Таким образом:

Российскому инвестору проще и выгоднее вкладывать средства в ритейл, недвижимость, сырьевой или банковский сектор, но не в производство.

Зарубежному инвестору проще и выгоднее вкладывать в европейское, американское или китайское производство, но только не в российское.

Получается, что среди частных инвесторов вкладываться в российское производство практически некому.

Исключение составляют предприятия отверточной сборки, в которые зарубежные производители готовы вкладываться по той простой причине, что они будут работать на комплектующих европейского производства, то есть ключевое производство останется в Европе, а в России будет наименее технологичная часть.

Есть и еще важные факторы, которые отличают Германию, Францию и США от России.

Германия и Франция — это ключевые страны Евросоюза и Еврозоны.

Они контролируют Европарламент и ЕЦБ, а значит имеют возможность проводить выгодную для себя экономическую политику в масштабе всего ЕС.

И они этим пользуются.

Именно поэтому Германия и Франция развиваются быстрее всех других стран ЕС. За счет своего доминирования в Евросоюзе (как политического, так и экономического) Германия и Франция «стянули» на себя не только значительную часть европейского производства, но и финансовый сектор.

Можно сказать, что Германия и Франция — это европейские гегемоны — как США, только в региональном европейском масштабе. Гегемончики.

Германия и Франция — управляющие страны 500-миллионного региона, которые как всякий управляющий получают за счет своей управленческой функции экономические и политические преимущества. А политические преимущества опять же конвертируются в экономические и финансовые.

И при этом не нужно забывать, что Германия и Франция — страны НАТО и политические партнеры США, что опять же дает им опредленные возможности и привилегии. Хотя и накладывает ряд ограничений (например, Оланд был вынужден послушно отказаться от поставки Мистралей в Россию, а Меркель — сглотнуть известие о том, что американцы прослушивали ее телефон).

Вся сумма перечисленных факторов — высокая ёмкость европейского рынка, экономическое и политическое доминирование в Евросоюзе, членство в НАТО и партнерство с США, большие финансовые возможности (получаемые в том числе и за счет доминирования в Еврозоне), обеспеченная этим возможность инвестирования в собственную экономику (в том числе в производство, которому открыт весь европейский рынок) — все это и делает Германию и Францию наиболее развитыми странами континентальной Европы и одними из наиболее развитых в мире, с высоким уровнем жизни.

Кроме этого, следует учитывать, что развитие Германии и Франции происходило непрерывно на протяжении последних 70 лет, в том числе за счет американских инвестиций в ФРГ, которые преследовали политические цели — создать экономический противовес соцблоку вообще и ГДР в частности.

Нужно учитывать и то, что во время Второй мировой войны западная часть Германии была разрушена меньше, чем восточная. И меньше, чем территория СССР, на которой проходили боевые действия.

Многое из сказанного применимо и к США, причем в еще большей степени.

В годы Второй мировой США не только не подвергались разрушениям, но и развивали промышленность, в том числе за счет военных поставок союзникам. После войны США участвовали в послевоенном восстановлении Европы — и тоже не даром, а получая оплату за поставленную продукцию и выдавая кредиты, по которым европейские страны платили с процентами.

США инвестировали в ФРГ, Японию, Южную Корею и другие страны — тоже не просто так, а получая с этого прибыль и развивая собственное производство.

Отдельного упоминания заслуживает долларовая система.

Доллар стал мировой валютой в 1944 году после подписания 43 государствами Бреттон-Вудских соглашений, в соответствии с которыми в международных расчетах стал использоваться доллар США.

Все американские доллары, которые обращаются за пределами США (в том числе номинально, находясь на счетах иностранных компаний в американских банках) — это деньги, которые Штаты «продали» другим странам, получив за это сырье и товары, либо получая с этого проценты.

Сколько за пределами США (как реально, так и условно) обращается долларов? Наверное несколько триллионов. Фактически это инвестиции, которые разные страны мира сделали в американскую экономику.

К этому нужно добавить весь объем проданных США гособлигаций — там тоже счет идет на триллионы долларов.

Еще существует такой механизм как экспорт инфляции — это когда ФРС осуществляет эмиссию доллара и его стоимость понижается. Снижение стоимости касается не только долларов, находящихся в обращении внутри США, но и за его пределами. Обесценивая доллар на несколько центов, США как бы снимают несколько центов со всех долларов в мире. То есть вынимают несколько процентов из всех карманов, в которых лежат доллары. Собирают своего рода дань.

На сколько за последние 70 лет с момента подписания Бреттон-Вудских соглашений обесценился доллар? Сколько за счет механизма экспорта инфляции США собрали своеобразной дани со всех зарубежных держателей своей валюты?

Суммируйте все это и получатся уже не триллионы, а десятки триллионов долларов, которые США собрали со всего мира за счет различных финансовых и экономических механизмов за последние 70 лет.

И не забудьте учесть, что США — это мировой гегемон, который пользуется своим экономическим и политическим доминированием в мире точно так же, как Германия и Франция в пределах Евросоюза.

Американские производители получают преимущества за счет доступа к рынкам сбыта в большинстве стран мира, а также за счет хороших финансовых условий в США, обеспеченных в том числе и тем, что доллар является мировой валютой.

США собирают со всего мира ренту за пользование долларом (через механизм экспорта инфляции), дают всем в долг свои доллары (которые выпускают почти без затрат), получают проценты по кредитам, дивиденды по инвестициям, ренту с размещенных в Китае и других странах производств, принадлежащих американским корпорациям и так далее.

Все это в совокупности и делает США одной из самых развитых стран с высоким уровнем жизни.

Так можно ли достичь такого же экономического развития и уровня жизни, как в Германии, Франции и США, банально скопировав их экономическую систему и применив к России?

Даже если представить, что в России внезапно исчезла коррупция, инфляция, ключевая ставка стала близка к нулю, снизились все политические риски — даже в этом совершенно фантастическом случае достичь уровня развития Германии, Франции и США при нынешней экономической системе не получится. А значит и жить как в Германии, Франции и США мы не будем.

Потому что частные инвесторы, хоть российские, хоть зарубежные, по собственному желанию инвестировать в российское производство так же, как в европейское, американское и китайское — не будут. Это менее выгодно — рынок сбыта меньше, логистика накладнее, себестоимость выше. Конкурировать с китайскими и европейскими производителями на их рынках не получится, а внутренний российский слишком мал.

В отличие от Германии и Франции, Россия не является региональным гегемончиком, даже на территории бывшего СССР, чтобы пользоваться этим и получать экономические и финансовые преимущества.

Тем более Россия не является мировым гегемоном вроде США, чтобы разными способами получать ренту со всего мира и тратить ее на собственное развитие, опережая таким образом всех остальных и получая за счет этого еще больше экономических, финансовых и политических преимуществ.

Значит ли это, что ничего нельзя поделать и мы никогда не будем жить как в Германии, Франции и тем более как в США?

При существующей экономической системе — не будем.

Мы уже достигли практического потолка действующей системы и выше него не поднимемся. Разве что на 10-20% за счет мучительной оптимизации экономики или за счет роста цен на нефть. Но это несущественно.

Можно, конечно, ждать взрыва Йеллоустоуна или распада Евросоюза — это несомненно изменит весь расклад, но полагаться исключительно на данные события несерьезно.

Что же надо сделать, чтобы экономика стала развиваться и достигла если не уровня США, то хотя бы уровня Франции?

Надо менять экономическое устройство.

Если частный инвестор не инвестирует в производство — этим должно заниматься государство, руководствуясь не соображениями конкуренции с европейскими производителями, а соображениями развития собственной экономики, занятости населения и обеспечения страны собственной продукцией (а значит обеспечения экономической независимости).

Это для частного инвестора важнее всего прибыль и короткий срок возврата вложений (особенно в условиях высоких рисков), а для государства существуют иные приоритеты.

Совсем забыть про объем выпуска (а значит себестоимость единицы) тоже нельзя, поэтому надо расширять доступный рынок, чтобы он был сопоставим с европейским. Как это сделать? За счет создания собственного экономического союза, в котором Россия сможет подобно Германии и Франции пользоваться положением ключевой страны.

А если хочется жить как в США, тогда надо стать таким же гегемоном, такой же сверхдержавой, сделать рубль второй мировой валютой и получать ренту с рублевых пользователей, проценты с кредитов, дивиденды с инвестиций, доход от продажи облигаций и все прочее, что получают Штаты.

И всем этим в свое время начинал заниматься Советский Союз.

Была даже такая организация — СЭВ. Просто СЭВ оказался значительно меньше западной системы, его функции были довольно примитивны, не все механизмы были правильно отстроены. А в 70-е годы СССР утратил позиции на таком важном направлении как автоматизация и развитие вычислительной техники, что негативно отразилось на дальнейшем развитии всей экономики.

Но главное в принципе:

Нельзя жить так же, как мировой гегемон, если вы сами не являетесь мировым гегемоном, со-гегемоном или хотя бы гегемончиком регионального уровня в каком-нибудь богатом регионе вроде Европы.

И тут есть только два выхода — либо пойти в вассалы к существующему гегемону и довольствоваться тем местом, на которое укажут, преданно виляя хвостом и благодарно принимая брошенные хозяином кости, либо… строить собственную экономическую и политическую систему.

Горбачев и Ельцин выбрали путь вассала. Куда этот путь привел и на какое место поставили России — мы с вами прекрасно видим. Это место европейского сырьевого придатка. И выше этого места подняться в роли вассала уже не дадут.

Если вас устраивает это место — тогда можете расслабиться и получать удовольствие, сидеть ровно и спать спокойно, но забудьте о том, чтобы Россия жила как Германия, Франция и тем более США — это в роли вассала просто невозможно.

Если же вас не устраивает то место, в котором оказалась Россия — тогда надо снова строить собственную экономическую и политическую систему, как бы сложно это не оказалось.

Источник

Можно ли в России жить так же, как в Германии, Франции и США?
Средняя оценка: 4.6. Голосов: 30

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 2 месяца ago on 05.10.2017
  • Последнее изменение: Октябрь 5, 2017 @ 12:52 пп
  • Рубрика: Россия Tрудовая
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

«Дочка» Роснефти заказала на «Звезде» десять арктических танкеров

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up