Loading...
You are here:  Home  >  Военное дело  >  Флот  >  Current Article

На борту «будущего ледокольного флота»

Опубликовано: 20.04.2017  /  Нет комментариев

В последних числах марта в Архангельске состоялся международный арктический форум «Арктика территория диалога». В рамках форума работали экспозиции, на которых были показаны современные российские технологии для освоения Севера. Участники продемонстрировали отечественные прорывные технологии в сфере ответственного освоения ресурсов и охраны окружающей среды.

Yaroslav_Verzhbickij

Одним из самых крупных «натурных» объектов экспозиции стал ледокол флота ФГУП «Росморпорт» «Новороссийск». Во время Арктического форума появилась уникальная возможность попасть на ледокол, которой я и воспользовался.

На борту «Новороссийска» меня встретил капитан ледокола Ярослав Вержбицкий и рассказал о ледоколе, об экипаже и о суровых трудовых буднях.

— Ярослав Ярославович, расскажите, как вы стали капитаном ледокола «Новороссийск»? Долго к этому шли?

— В 1991 год закончил Государственную морскую академию имени адмирала С.О.Макарова в Санкт­-Петербурге. После этого работал, в основном, на небольших танкерах. В 2008 году получил возможность ознакомиться со спецификой работы на ледоколе. Капитаном стал в 2009 году на ледоколе «Санкт-­Петербург» проекта «Москва». После этого — опять же капитаном на ледоколе «Владивосток», затем «Новороссийск».

2. Ледокол «Новороссийск» у причала Красной пристани в Архангельске.

— «Новороссийск», как и «Владивосток», ледоколы одного проекта – 21900М. Есть ли между ними какие-нибудь отличия?

— От «Владивостока» никаких отличий нет, они совершенно одинаковые. Немножко отличается ледокол «Мурманск», он второй в серии. У него есть наружный лифт, который можно использовать для подъема людей с ограниченными возможностями, а на «Владивостоке» и «Новороссийске» такого нет.

3. Ходовой мостик ледокола.

— Как вы готовитесь к работе на новом ледоколе?

— Как я уже говорил, до «Новороссийска» я уже работал на ледоколе этого проекта. Они друг от друга практически не отличаются. Поэтому сложностей с тем, чтобы овладеть умением управлять новой техникой, у меня не возникло.

4. Центральный пульт управления на ходовом мостике.

— Расскажите об основных задачах ледокола «Новороссийск»

— Основная задача ­- ледокольное обеспечение движения судов на вход и на выход из порта. Проводить мы можем как методом лидирования, так и на буксире. Если совсем сложная ситуация, то берем на буксир, потому что зачастую балластные суда не могут идти самостоятельно, несмотря на достаточно широкий канал, либо в ситуации сильного сжатия.

5. Вертолётная площадка

— Есть ли у «Новороссийска» и ледоколов проекта 21900 какие-то особенности, которые могут отличать их от классических ледоколов?

-­ Ледоколы, построенные в последние годы, управляются с помощью поворотных винто­рулевых колонок или азиподов. Если классические ледоколы маневрируют посредством руля, то здесь вращаются сами винты, установленные на колонках. Таким образом ледокол и маневрирует.

6.

— Насколько востребована 16МВт установка?

— Ну, у нас уже получается не 16МВт, а 18МВт. Мощнее. 16МВт стоит на ледоколах «Москва» и «Санкт-Петербург». Сама установка востребована! Мы оказались в нужное время и в нужном месте. В Белом море обычно работают два линейных ледокола: «Диксон» и «Капитан Драницын». В этом году «Капитан Драницын» остался на зимовку на Чукотке, мы выполняем его работу.

7. Машинное отделение.

-Тяжело ли работать на ледоколе?

— Тяжело ли? Ну видите ли, если работа нравится, то она не будет тяжелой.

8. Ходовой мостик.

— Расскажите о своем рабочем графике. Судя по вашей работе в Белом море, вы почти не спите?

— То, что люди находятся здесь постоянно, это не означает, что они работают круглые сутки. Существует график, во время работы на ледоколе в навигацию люди работают четыре часа через восемь. То есть четыре часа работают и восемь отдыхают.

9. Ледоколы ФГУП «Росморпорт» «Новороссийск» и «Капитан Чадаев» во время проводки атомной подводной лодки «Орел».

— Есть ли на ледоколе российское оборудование?

— Сам ледокол построен в Выборге на Выборгском судостроительном заводе. На ледоколе много иностранного оборудования, но также немало и российского. Например, здесь много систем российской компании «Транзас», там и картография, и связь, и многое другое.

10. Пульт управления на левом крыле ходового мостика.

— Сколько человек в экипаже?

— Несмотря на размеры ледокола, весь экипаж насчитывает 29 человек. Благодаря современным технологиям, автоматизации, нет необходимости в большом количестве людей.

11. ЦПУ – центральный пост управления машинно-котельного отделения.

— Может ли в свободное время экипаж покидать ледокол?

— Если ледокол находится у причала, как сейчас, то у членов экипажа, которые не находятся на вахте или на рабочем дне, нет к этому никаких препятствий.

12. Мастерская и склад.

— Как экипаж отдыхает?

— Для отдыха экипажа на нашем ледоколе есть все необходимое. У каждого члена экипажа отдельная каюта, оборудованная санузлом. Также в каждой каюте есть розетка для интернета, у нас действует судовая сеть.

Кроме того, у нас есть сауна с бассейном, спортзал с тренажерами, бильярд, телевизоры почти в каждой каюте.

13. Каюта.

— Какой рейс вам запомнился больше всех?

— Больше всего мне запомнился рейс на ледоколе «Санкт-Петербург». Несколько лет назад его направили в порт Сабетта, и тогда я в первый раз увидел Арктику.

14. Медицинский блок.

— Скажите, попадали ли вы в критические ситуации и как вы из них выбирались?

— Слава Богу, таких безвыходных ситуаций не было. Мы пытаемся такие ситуации предотвращать. Если возникает такая ситуация, значит, была допущена какая-то недоработка. Нужно стараться все предусматривать заранее.

15. Стационар.

— Были трудности в Белом море?

— В этом году, по рассказам тех, кто здесь раньше работал, ситуация значительно легче, потому что в конце марта Белое море почти очистилось ото льда.

Лед остался только в горле Белого моря. Но трудности были. Когда мы вошли туда, там была сложная ледовая обстановка, были большие ледовые поля с торосами. Они создавали значительные сложности при проводке судов, несмотря на то, что ширина проводимых судов значительно уступала ширине ледокола. За нами оставался канал шириной порядка 26 метров, а суда, которые мы проводили в большинстве шириной 16-18 метров. Хотя им за нами было легко идти, наличие торосов зачастую усложняло их ход. И в этом отличие от ситуации в Финском заливе, где лед бывает толстый, но торосов в таком количестве не бывает.

16. Каюта для пассажира с ограниченными возможностями.

17. Санузел каюты для пассажира с ограниченными возможностями.

— Читал, что в Белом море вы не только проводите суда, но и проходите ледовые испытания?

— Нет, это неверно. Ледовые испытания у нас планируется в Карском море в апреле. Там в это время можно найти лед соответствующей толщины и прочности. Чтобы корректно провести ледовые испытания, мы должны работать по полутораметровому льду и непрерывно двигаться по метровому.

Также, когда мы пришли в Белое море, то в течении трех недель проводили испытания новейших беспилотных летательных аппаратов, построенных в России.

18. Многоцелевой беспилотный вертолет Camcopter S-100 на вертолетной площадке ледокола «Новороссийск».

— Были сложности с проходом в город Архангельск?

— Лед был не толстый, поэтому зайти сложностей не было. Перед нашим проходом судоходный канал Северной Двины был расширен с 20 метров до 26 таким способом, чтобы не повредить пешеходные переправы с материка на острова, которыми пользуются люди. От нас требовалась большая аккуратность при движении.

19. Столовая экипажа.

20. Камбуз.

— Во время международного арктического форума «Арктика — территория диалога» ледокол находится здесь как один из экспонатов выставки. Говорят, его использовали в роли гостиницы. Так ли это?

— Да, наш ледокол был в роли экспоната международного форума «Арктика – территория диалога». А по поводу гостиницы, это преувеличение. Здесь проживали только представители Росморпорта в количестве 10-12 человек.

21. Кают-компания.

— Есть ли у вас увлечения?

— Люблю читать.

22. Бассейн.

23. Сауна.

— Каким вы видите будущее ледокольного флота России?

— Мы сейчас на будущем ледокольного флота и находимся! Стоит отметить, что на Балтийском заводе строят еще более мощный дизель-электрический ледокол — «Виктор Черномырдин».

24. Бильярдная.

— Гордитесь ли вы своей работой?

— Да. Не только горжусь, а еще она мне нравится, и мне за нее еще и деньги платят.

25. Кормовая шахта трапов и спуско-подъемное устройство с рабочим катером.

— Как вы любите проводить свой отпуск и сколько он длится?

— Отпуск длится 28 дней. Также за время навигации накапливаются отгулы, которые можно брать и отдыхать. Живу я в пригороде Санкт-Петербурга, и мой отпуск – это приведение в божеский вид своего загородного дома и участка.

26. Вырез в кормовой части с «кринолином» для буксировки судов вплотную.

— Ярослав Ярославович, спасибо вам за интервью и экскурцию по ледоколу «Новороссийск». Впечатлен условиями для экипажа. Это не ледокол, а настоящий круизный лайнер для северных морей. Успехов вам в столь нужном деле!

Олег Кулешов

Источник

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 1, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...
Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

vmf_Lada

Российские подлодки обойдутся без воздуха

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup