Loading...
You are here:  Home  >  Военное дело  >  Флот  >  Current Article

На стапеле и на кульмане

Опубликовано: 01.02.2016  /  Нет комментариев

Эстафету поколений подхватывает «Хабаровск»

Минувший год показал, что у России есть достаточно современный и мощный флот, способный выполнять реальные задачи. Как учебные, когда стратегические ракетоносцы успешно поражали мишени в других частях света, в том числе залповыми пусками «Булавы», так и боевые.

Большие десантные корабли, не привлекая до поры до времени внимания, обеспечили развертывание целой военной базы в Сирии. Малые ракетные корабли из Каспия поразили жизненно важные объекты террористов запрещенного в России ИГ. Столь же высокоточной стрельбой на сотни километров из подводного положения, чуть ли не мимоходом, отметилась ДЭПЛ «Ростов-на-Дону», следовавшая с Севера к месту службы на ЧФ.

“ Стремительное развитие «москитного» флота стало одной из примет современной России ”
Данные эпизоды, получившие международный резонанс и заставившие весь мир убедиться, что перед Россией лучше не играть мускулами ни на суше, ни в воздухе, ни на море, обозначают основные тенденции пятого возрождения российского флота за его без малого 320-летнюю историю.

В прошлом году флот получил почти полсотни новых кораблей и вспомогательных судов, приблизившись к задаче, которую на майском совещании в Сочи с руководством Министерства обороны и представителями ОПК поставил президент Владимир Путин: «К концу года предстоит выйти на установленные параметры по современным образцам вооружения и военной техники. В Сухопутных войсках и ВВС их доля должна составить соответственно 32 и 33 процента. В ВДВ – 40 процентов, в Военно-морском флоте и Войсках ВКО – более половины».

Успешнее всего обновляется атомный подводный флот. Из восьми стратегических ракетоносцев проекта «Борей» и «Борей-А» (разработчик – ЦКБ МТ «Рубин»), которые запланировано построить, на боевую вахту уже заступили «Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Владимир Мономах».

flot_stapelВ разной степени готовности на Севмаше – «Князь Олег», «Князь Владимир», «Генералиссимус Суворов» и «Император Александр III». На повестке – закладка еще одного «Борея». На борту такого подводного крейсера 16–20 МБР «Булава» (каждая может нести по 6–10 ядерных боевых зарядов).

170-метровые водоизмещением 24 тысячи тонн «Бореи», способные погружаться на 450 метров и развивать скорость 29 узлов, до середины нынешнего века станут основой морских ядерных сил России. Пока эту миссию безупречно выполняют «Дельфины» проекта 667 БРДМ (по натовской классификации Delta-IV), которые проходят поэтапную модернизацию, в частности вооружаются более мощными ракетами «Синева».Стабилизировалось строительство и нового семейства универсальных ракетных подводных крейсеров «Ясень» водоизмещением свыше 13 тысяч тонн, погружающихся на 600-метровую глубину и разгоняющихся до 30 узлов. «Концептуально этот проект, головным кораблем которого стал атомный подводный крейсер «Северодвинск», оказался чуть впереди разработок многоцелевых атомоходов в США, – рассказал Владимир Дорофеев, генеральный директор проектанта – морского бюро машиностроения «Малахит». – Особенность «Ясеня» в том, что он оснащен комплексом оружия, который помимо торпедных аппаратов – они впервые в практике отечественного кораблестроения размещены под углом к диаметральной плоскости – включает еще и вертикальные пусковые установки крылатых ракет. Причем из одних и тех же установок и торпедных аппаратов без переоборудования корабля может применяться оружие разного назначения. То есть сегодня вышли с одним боекомплектом, чтобы решать задачи, допустим, по борьбе с надводными кораблями и подлодками, завтра перезагрузились и готовы залповым огнем поражать береговые цели. Механика и бортовое радиоэлектронное вооружение без проблем работают с разными типами оружия. В процессе государственных испытаний крейсера «Северодвинск» успешно осуществлены пуски крылатых ракет, предназначенных для поражения как надводных кораблей, так и береговых целей на большой дальности. С помощью этого корабля Военно-морской флот, наше государство смогут осуществлять новую функцию – нестратегического ядерного сдерживания за счет применения высокоточных крылатых ракет большой дальности».

Головной универсальный подводный крейсер «Северодвинск» заступил на боевое дежурство, а Севмаш строит четыре таких атомохода: «Казань», «Новосибирск», «Красноярск» и «Архангельск» и готовится к закладке еще одного.

На стапеле и на кульманеАПЛ четвертого поколения «Ясень» поддержат атомарины прошлых лет, которые, поэтапно перевооружаясь, находятся на службе: рубиновские проекты 949 и 949А, малахитовские 671РТМК и 971, лазуритовские 945 и 945А.

Одновременно на Севмаше строится самая секретная на сегодня атомная стратегическая подводная лодка «Хабаровск», разработчик – ЦКБ МТ «Рубин». Это атомарина, вероятно, уже пятого поколения, где активно используются роботизированные комплексы (подробнее – «Необходимая и достаточная»).

Между тем четвертое поколение неатомных подводных кораблей еще не вышло из стадии опытной эксплуатации, хотя головная рубиновская лодка «Санкт-Петербург» заложена 26 декабря 1997 года, а спущена на воду 28 октября 2004-го. Сам по себе проект «Лада», когда его представлял, будучи генеральным директором ЦКБ МТ «Рубин», академик Игорь Спасский, выглядел очень привлекательно: «Впервые отказались от двухкорпусной конструкции лодки – уменьшилось на 700 тонн водоизмещение, а отсюда улучшились весогабаритные характеристики, снизились шумность, электромагнитные поля, лодка сможет вдвое дольше находиться под водой. Главный показатель – скрытность – увеличен вдвое по сравнению с «Кило». «Лада» будет достойно конкурировать в мире».

Однако более сотни ноу-хау в условиях научно-технологической турбулентности России начала ХХI века приживается порой болезненно.

В этом плане у создателей морской техники, по словам главного инженера ЦКБ МТ «Рубин» Валентина Фролова, есть своя специфика: «В отличие от танко- и самолетостроения у нас нет опытных образцов, на которых все отрабатывается и доводится, после чего запускается в серию. У нас головной корабль является реальным морским полигонным испытателем».

В конце концов передовые технологии, накапливаемый опыт, мастерство ученых и производственников, взаимодействие с моряками победили. Проект «Лада» состоялся, что и подтвердил главком ВМФ России адмирал Виктор Чирков: «Подводные лодки 677-го проекта («Лада») – перспективные по своим характеристикам, значительно лучше предшественников. Чем мы сегодня занимаемся – внутренним насыщением подлодок современными механизмами, узлами. Ко всем предъявляем высокие требования по шумности, по возможностям обнаружения в подводной среде подлодок вероятного противника, а также по их поражению на более значительных дистанциях. Я сам и группы экспертов осуществляем поездки на все предприятия ОПК, которые занимаются подготовкой узлов и механизмов подводных лодок, и на месте смотрим, что нас устраивает, что – нет, и требуем от промышленности высокого качества».

На стапеле и на кульмане

Владимир Дорофеев: «Сегодня вышли с одним боекомплектом, чтобы решать задачи по борьбе с надводными кораблями, завтра перезагрузились и готовы залповым огнем поражать береговые цели». Фото: ic.news.mail.ru

На стапеле и на кульмане

Игорь Спасский: «Отказались от двухкорпусной конструкции лодки – снизили шумность, электромагнитные поля, лодка может вдвое дольше находиться под водой. Главный показатель – скрытность – увеличен вдвое». Фото: ИТАР-ТАСС

На стапеле и на кульмане

Александр Бузаков: «Дальность обнаружения противника увеличена. Идея простая: кто первый засек оппонента, тот выиграл дуэль». Фото: whoiswho.dp.ru

В ближайшее время моряки ждут воздухонезависимую энергетическую установку для этих кораблей, что обеспечит их длительное скрытное нахождение под водой, и тогда работа пойдет быстрее. Во всяком случае строительство уже серийных «Лад» – «Кронштадт» и «Великие Луки», находящихся в эллинге Адмиралтейских верфей, оживилось. Ожидается контракт на следующую подлодку.

Как планировалось, «Лада» станет самым массовым семейством среди неатомных субмарин, его корабли будут проходить службу на всех флотах.

При этом стоит отдать должное ответственности военных моряков, не пожелавших гнать в серию неотработанный проект, хотя горячие головы это и предлагали. Да и дизельный подводный флот России к концу 90-х скукожился. На ЧФ, к примеру, де-факто осталась боеспособной лишь одна ДЭПЛ «Алроса». Поэтому руководство страны еще задолго до присоединения Крыма приняло решение о создании на Черном море целого соединения из шести новых подлодок, нареченных в честь городов воинской славы. «Новороссийск», «Ростов-на-Дону», «Старый Оскол» и «Краснодар» уже переданы морякам. Крайние ПЛ из этой серии – «Великий Новгород» и «Колпино» строятся по графику. Все они улучшенной версии полюбившегося морякам проекта 636.3 «Варшавянка» (по классификации НАТО – Improved Kilo). ДЭПЛ водоизмещением 3950 тонн способна погружаться на 300-метровую глубину и двигаться со скоростью 20 узлов. Экипаж из 52 моряков может совершать полуторамесячные автономные походы. По словам генерального директора Адмиралтейских верфей Александра Бузакова, проект прошел глубокую модернизацию: «От предыдущих моделей отличается в первую очередь комплексом вооружений. Полностью изменена боевая информационно-управляющая система, появились непроникающие выдвижные устройства, что позволило высвободить дополнительные полезные объемы. Установлена новая аккумуляторная батарея с более длительным циклом эксплуатации. Улучшена конструкция главных электродвигателей. Но главное – лодка стала еще тише. То есть фактически ее шум ниже фона моря, в котором она находится: шум моря слышен, а ее нет. И дальность обнаружения противника увеличена. Идея простая: кто первый засек оппонента, тот выиграл дуэль. Вооружен корабль торпедами калибра 533 миллиметра (шесть аппаратов), минами и ударным ракетным комплексом «Калибр». Теперь он работает по наземным, надводным и подводным целям». Что и продемонстрировала ДЭПЛ «Ростов-на-Дону», ударившая ракетами из подводного положения по целям в окрестностях сирийского города Ракка – столицы «Исламского государства». Не исключено, что строительство «Варшавянок» будет продолжено и после «укомплектования» Черноморского флота.

Аплодисменты новому российскому оружию заслужили наши МРК проекта 21631 «Буян-М», когда 7 октября минувшего года четыре корабля синхронно выполнили 26 пусков крылатых ракет «Калибр» по позициям игиловских боевиков прямо из Каспийского моря. Как сообщил заместитель главкома ВМФ вице-адмирал Виктор Бурсук, до 2019 года флот получит порядка 10 таких МРК, а продолжением проекта «Буян-М» станут корветы легкого класса, разработанные ЦМКБ «Алмаз» и вооруженные теми же «Калибрами».

И пусть каждый из малых охотников несет меньше зарядов, чем бомбардировщик или крупный корабль, они в определенных условиях способны стать незаменимыми. Легендарный директор судостроительной фирмы «Алмаз» Анатолий Королев, сохранивший в разрушительные 90-е производство небольших, но юрких всепогодных боевых единиц, не без гордости говорил: «Любой крейсер или эсминец всегда на виду, под прицелом, его «ведут», а мои кораблики рассредоточатся по акватории – их не увидишь, за ними не угонишься, но каждый по команде готов выпустить боекомплект».

Стремительное развитие «москитного» флота стало одной из примет современной России. Морские рубежи надо было защищать, даже когда значительную часть кораблей сгноили на пирсах или пустили «на иголки». А МРК, корветы и катера относительно дешевые, цикл их создания короче, значит, построить их можно больше, а технологии XXI века позволяют «упаковать» мощное вооружение в скромные габариты. Не случайно эти типы строят и в Петербурге, и в Зеленодольске, и в Нижнем Новгороде, и в Комсомольске-на-Амуре, и во Владивостоке…

Обновление кораблей дальней морской зоны продвигается медленнее, чем хотелось. Главным образом из-за предательства нынешнего украинского руководства: наша страна, похоже, до конца верила, что соседи не станут рубить сук военно-технического сотрудничества, дающего реальные средства в их задыхающуюся экономику, – и по космической технике, и по двигателям для кораблей, самолетов и вертолетов. Но запуск производства отечественных энергетических установок, в том числе корабельных, на подходе. Под них уже готовятся корпуса в Петербурге и Калининграде.

Пока же головной фрегат проекта 22350 «Адмирал Флота Советского Союза Горшков» (разработка Северного ПКБ) – первый крупный надводный боевой корабль, заложенный на верфях России после распада СССР, проходит испытания на Севере, чтобы вступить в состав флота в этом году. В разной степени готовности на Северной верфи фрегаты «Адмирал флота Касатонов», «Адмирал Головко» и «Адмирал Флота Советского Союза Исаков». На данном этапе флот планирует заказать постройку восьми таких 135-метровых кораблей водоизмещением 4500 тонн, вооруженных 130-миллиметровой артустановкой, ракетами «Оникс» или «Калибр-НКЭ» и ЗРК «Полимент-Редут». В перспективе фрегат может стать самым массовым кораблем дальней морской зоны.

Одновременно на государственных испытаниях находится детище калининградского завода «Янтарь» – сторожевой корабль «Адмирал Григорович». Проект 124-метрового фрегата водоизмещением 3600 тонн с ракетным и артиллерийским вооружением, разработанный Северным ПКБ для Индии, после модернизации органично вписался в российскую программу кораблестроения под кодом 11356. Сторожевики «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров» готовятся к сдаче, строятся корабли, нареченные в честь адмиралов Г. И. Бутакова и В. И. Истомина.

Начинается долгожданное обновление десантных кораблей. На прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь» начались испытания головного корабля проекта 11711 «Иван Грен». Правда, не исключено, что помимо 120-метрового водоизмещением пять тысяч тонн «Грена» и его аналога БДК «Петр Моргунов» будет построена серия более крупных «морских десантников».

Возрождается и специализированный высокотехнологичный флот.

Под Новый год в состав ВМФ вошло спасательное судно проекта 21300 «Игорь Белоусов», созданное в содружестве ЦКМБ «Алмаз» и Адмиралтейских верфей для помощи аварийным подводным лодкам на полукилометровых глубинах. Первенец будет служить на ТОФ, но рассматриваются перспективы строительства спасателей для каждого из флотов.

Северная верфь и КБ «Айсберг» порадовали новым «морским разведчиком» – судном связи «Юрий Иванов» для обеспечения связи и управления силами флота, РЭБ, радио- и радиотехнической разведки, а также слежения за компонентами американской системы ПРО. В готовности серийный корабль проекта 18280 «Иван Хурст».

Средненевский судостроительный завод выполнил из немагнитных материалов головной тральщик проекта 12700 «Александр Обухов», уже построен и первый серийный корабль противоминной обороны «Георгий Курбатов».

В наши дни, впервые в послевоенные годы, обратили внимание на обновление вспомогательного флота.

Морской транспорт вооружения «Академик Ковалев» проекта 20180ТВ построен в центре судоремонта «Звездочка» в Северодвинске.

На ТОФ подняты флаги на двух рейдовых буксирах для обслуживания «Бореев».

Северная верфь испытывает головное судно тылового обеспечения проекта 23120 «Эльбрус» и готовит серийный «снабженец» «Всеволод Бобров».

Дизель-электрический ледокол «Илья Муромец» проекта 21180, заложенный на Адмиралтейских верфях, будет эффективно обеспечивать действия корабельных группировок в арктической зоне.

Церемония закладки новейшего морского танкера проекта 03182 «Михаил Барсков», приспособленного для работы в арктических льдах, прошла на заводе «Восточная верфь» во Владивостоке.

Невский судостроительно-судоремонтный завод строит универсальный танкер «Академик Пашин».

Второе рождение в ближайшие годы получит дальневосточная верфь «Звезда». До 2050-го здесь предусматривается возведение модульных многоцелевых платформ для подводных лодок и надводных кораблей, а также 116 судов и другой шельфовой техники.

На Северной верфи начинается сооружение нового судостроительного комплекса, которое обойдется в 31 миллиард рублей. Кроме современнейшего корпусообрабатывающего цеха, склада металла и логистического терминала здесь обоснуется крупнейший в стране сухой док длиной 400 и шириной 70 метров. Предполагается, что комплекс ежегодно сможет выпускать до восьми судов, в том числе и уникальные – 300-метровой длины.

Вероятнее всего, именно на Северной верфи в ближайшие годы начнется строительство эскадренного миноносца океанского класса. Подробности проекта «Лидер» пока не разглашаются. Известно, что корабль будет оснащен атомной энергетической установкой.

В Северодвинске в плановом порядке проводится модернизация крупных надводных кораблей: крейсеров 1164 «Атлант» («Москва», «Варяг» и «Маршал Устинов») – на «Звездочке» и ТАРК проекта 1144 «Орлан» («Адмирал Нахимов», «Петр Великий») – на Севмаше.

Но самым долгожданным событием в пятом возрождении российского флота станет строительство нового авианесущего крейсера с атомной энергетической установкой. Его водоизмещение – порядка 80 тысяч тонн. На борту океанского флагмана смогут обслуживаться до 90 летательных аппаратов, в том числе пятого поколения.

На обновление морской техники в Государственной программе вооружения до 2020 года предусмотрено пять триллионов рублей. Подобные траты понятны и объяснимы. Россия со всех сторон окружена морем. Однако в отличие от других стран нашим Вооруженным Силам приходится оборонять одновременно пять крупных морских театров (с учетом Каспия), а государству соответственно содержать пять самостоятельных флотов, консолидация сил которых одномоментно практически невозможна. Современный же флот должен и обеспечивать безопасность российской экономической зоны, и представлять интересы нашего государства, демонстрируя Андреевский флаг во всех районах Мирового океана.

Говоря о развитии ВМФ, министр обороны Сергей Шойгу отметил: «В результате реализации Госпрограммы вооружения до 2020 года на флот должны поступить восемь ракетных подводных крейсеров, 16 многоцелевых подводных лодок, 54 надводных боевых корабля различного класса». Выполнить эти планы с учетом беспрецедентного давления со стороны «вероятных друзей» во главе с США чрезвычайно сложно, но и по-другому нельзя. В конце концов дело не в контрольных цифрах. Главное – российский флот уверенно смотрит в будущее.

Алексей Захарцев

Подводный тихоход

У «Борея» может быть экономичная альтернатива

Тактика подводных ракетоносцев всегда была жестко привязана к дальности действия оружия, которое они несли на борту.

Немного истории. Первые дизельные ракетные лодки с комплексами Д-1 (ракета Р-11ФМ, дальность – 150 км, система надводного старта) были вынуждены подходить к противнику на «пистолетный выстрел», подвергая громадному риску не только выполнение боевого задания, но и собственное существование. По мере разработки более совершенных ракетных комплексов зоны пуска ракет удалялись от Американского континента в глубь Мирового океана, что снижало вероятность обнаружения и уничтожения их носителей. В середине 1963 года произошла революция – ракеты ушли под воду. Проект 629 с комплексом Д-4 (ракета Р-21, подводный старт, дальность – 1400 км) более 17 лет был рабочей лошадкой морской составляющей СЯС.

Проект 658 с комплексом Д-9 (ракета Р-29, подводный старт, дальность – 7800 км) еще более отодвинул районы боевого патрулирования от берегов противника и уменьшил уязвимость наших ракетоносцев. Оснащение атомных субмарин последних серий («Дельфин», «Борей») ракетами межконтинентального радиуса действия 8 тысяч – 11 тысяч километров («Булава», «Синева») произвело еще одну революцию в тактике ПЛАРБ. Появилась возможность поразить цели противника «с пирса». Не надо выходить в дальние районы боевого патрулирования, прорываться через стационарные системы ПЛО НАТО и США, уклоняться от охотящихся за нашими ракетоносцами надводных, подводных и воздушных сил противника. Достаточно спокойно дойти до стартовых позиций, расположенных в наших прибрежных районах, охраняемых отечественными ВМФ и ВВС от любых посягательств. Такая тактика резко повышает неуязвимость ПЛАРБ, значительно увеличивает срок их нахождения на боевых позициях за счет сокращения времени, необходимого для выхода в районы пусков и возвращения на базы для проведения ремонтных и регламентных работ.

Возникает принципиальный вопрос: зачем им ядерные реакторы, высокая подводная и надводная скорость, максимальная глубина погружения, если надо всего лишь выйти с базы, не спеша дойти до стартовых позиций и спокойно обосноваться на них в ожидании команды «Пуск». Использовать для этой цели лодки проекта «Борей», мягко говоря, расточительно, но альтернативы пока нет.

Требуется принципиально отличная от существующих конструкция, которую и лодкой трудно назвать. Это скорее ракетный подводный комплекс стратегического назначения (РПКСН), отличающийся от сухопутных аналогов способностью менять позиции под покровом моря. Ему не нужны большая скорость, высокопрочный корпус (достаточно глубин, с которых осуществляется подводный старт), мощная энергетическая установка. Ее возможностей должно быть достаточно для обеспечения функционирования комплекса и экипажа, передвижения на боевых позициях, которых определено несколько, чтобы менять их в течение дежурства, повышая скрытность. Необходимо уже сегодня профинансировать проектирование такой платформы с целью определения ее тактико-технических характеристик, сроков и стоимости строительства. С учетом ее оснащения (воздухонезависимая энергетическая установка, отсутствие систем дальней гидролокации и многого еще, что необходимо для прорыва вражеских систем ПЛО и выполнения боевых задач в Мировом океане и совершенно излишне для РПКСН, находящихся на охраняемых позициях у родных берегов) стоимость и скорость проектирования и постройки таких платформ будет в разы, если не на порядок меньше существующих и заложенных ПЛАБР. Переход на новую концепцию позволит резко увеличить неуязвимость нашей морской компоненты СЯС от быстрого глобального удара. По мере поступления на вооружение РПКСН высвободившиеся средства можно пустить на переоборудование находящихся в настоящее время на вооружении ПЛАРБ под другие задачи, более соответствующие их высоким тактико-техническим характеристикам, например оснащение их противокорабельными баллистическими ракетами типа китайских «Дунфэн-21Д». Потребуется пересмотреть состав сил, необходимых для надежной защиты районов дежурства РПКСН. В паре со «Статусом-6» новая конфигурация морской составляющей СЯС навсегда похоронит идею мгновенного глобального удара.

                                                                                                                                                              Алексей Захарцев, Борис Лозневой

На стапеле и на кульмане
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

В 2017 году корабли ТОФ провели в море более 9000 суток

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up