Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Мнение  >  Current Article

Напишем правдивую историю 90-х!

Опубликовано: 23.09.2015  /  Нет комментариев

Ностальгический флэшмоб в соцсетях расколол общественность на два лагеря: 90-е - это ветер свободы или гибель миллионов?

Ностальгический флэшмоб в соцсетях расколол общественность на два лагеря: 90-е — это ветер свободы или гибель миллионов?

Обозреватель «КП» Ульяна Скойбеда:

По соцсетям разошелся флэшмоб под лозунгом : «Хватит мазать черным цветом 90-е: публикуй фотки из молодости, ощути воздух свободы!». Цель очевидна: сыграть на ностальгии и вернуть.

Все вернуть. Разруху, развал, беспредел. Войну, голод.

Сотни людей поняли, что их используют втемную и запостили такой трупный дух бандитских разборок и запах голодных пустых макарон, что, кажется, и небо потемнело.

90-е ведь правда были темные, потому что денег не хватало на освещение. Фонари светили на улицах через один и еле-еле.

А кому есть что сказать нам – пишите. Многое еще не сказано. Про Ичкерию. Про опыты над детьми с экспериментальными прививками. Про пенсионеров, сжигавших себя на площади. Про секты.

Редактор отдела образования и науки «КП» Александр Милкус:

Как же надоели любители выискивать заговоры даже в два дня не вывезенном мусорном баке или в идиотской разметке на улице Самеда Варгуна! Вот сейчас — ужас-ужас-ужас. Враги придумали флэшмоб с размещением своей фотографии 90-х годов. Мол, это сделано для того, чтобы обелить времена Ельцина и показать, как тогда было хорошо и весело. А причем тут Ельцин? Плевать мне на Ельцина, и на Горбачева, и на Черненко с Крючковым (прости, господи). Ну так получилось, что они были моими современниками. И все. Ну мимо проходили где-то. Почему так много народу постит карточки? Потому что это было время юности, это было время, когда мы были молодыми, дети — маленькими, родители — авторитетами. И ностальгия по юности остается с человеком на какие бы она годы не пришлась — войны, мора, глада…

Да, в 90-е кто-то едва сводил концы с концами (такие есть и сейчас), кто-то быковал, кто-то жульничал. Но было (и остается) множество честных и умных людей, которые жили, любили, работали, строили отношения. И стирать с фотографий улыбки только потому, что в это же время где-то в Берлине пьяный Ельцин дирижировал оркестром… Нет уж, обойдетесь!

90-е годы. Галерист Марат Гельман и художник Александр Петлюра. Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

90-е годы. Галерист Марат Гельман и художник Александр Петлюра.
Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Заместитель главного редактора Евгений Сазонов:

Это было трудное время. Но это было замечательное время. Время неожиданной свободы, возможностей, открытий. И уверенности, что теперь ты можешь все, что перед тобой открыты все дороги. И теперь только от тебя зависит — какую жизнь выберешь ты. Не от комсомола, не от партии, а только от тебя. Жить хотелось, любить хотелось. Сахар был слаще, хотя и находился в дефиците. Причина простая — мы были рождены в СССР, но росли уже в России. И были так же молоды, как она. А молодость — лучшее время. Даже если она прошла в лихие поджарые девяностые.

А какими 90-е запомнили вы? Делитесь своими воспоминаниями в комментариях к этой статье и в соцсетях с хэштэгом #kponline

Напишем правдивую историю 90-х!

Эпоха 90-х стала самой обсуждаемой темой в социальных сетях, вот некоторые комментарии:

Дмитрий Ольшанский: Мне было весело в 1992, 1993 году. Идешь, бывало, в школу, выходишь из метро — а там пенсионерки на морозе стоят, водкой торгуют. Никаких тебе «предъявите ваш паспорт», никаких тебе «18 плюс», даже слов таких тогда никто не знал. Словом, берешь у пенсионерки «Пшеничную» — и вперед, к знаниям. Ну и к свободе. Очень хорошо. Вообще, когда одним плохо — другим хорошо, таков закон жизни… Я, пожалуй, не буду рассказывать о том, какие были прекрасные, свободные девяностые годы, и как мы тогда чудесно жили. Не получается у меня. У меня получается только думать о том, что когда одним хорошо — другим надо стоять на морозе, чтобы хватило на еду. Просто им не досталось свободы. Просто им не повезло.

Куликова Мария: «Про 90-е. Все, что не придумали бы сегодня либералы, оборачивается против них. Организовал ельцинский фонд шлешмоб с фотографиями из 90-х, а вспомнилась и другая реальность, которую многие не запечатлевали тогда на фото. Я тоже была тогда юной и молодой, казалось бы, самое замечательное время в жизни! Но я ненавижу то время всеми фибрами своей души. Я ненавижу 90-е за их фатальную безнадежность, когда в самом воздухе так явственно ощущалось, что нашей стране пришел конец…Многие юноши надевали треники и боксерки и, кося под крутых пацанов, шли трусить мелких лавочников на рынке, но тут же выхватывали по зубам от ментов, крышевавших ОПГ, которые давно этих лавочников под себя подгребли. Это была вполне обычная картина — идешь возле Центрального рынка Ростова и видишь, как менты кладут мордой на рельсы ребят, возомнивших из себя крутых бандитов. Как в магазин вваливается толпа бритоголовых и отводит на разговор директора магазина, чтобы выяснить, что они давно не первые. Каждый день кого-то убивали, взрывали, закапывали втайне на Левом берегу или на Северном кладбище».

1997 год, Москва. Журналисты телепередачи "Дорожный патруль" на месте двойного убийства. Фото: РИА Новости

1997 год, Москва. Журналисты телепередачи «Дорожный патруль» на месте двойного убийства.
Фото: РИА Новости

Елена Цыганова: «А если честно про 90-е! Самое позорное время в моей жизни. Все как с громадной цепи сорвались и начали тащить все подряд: воровать,грабить, убивать, завоняло кругом клеем, беспризорщина, грязные и вонючие, темные подъезды. Непонятные головы в телевизоре, но с понятными целями.Таких раньше в приличный дом за деньги не пускали. Просто рухнуло образование, пошли страннообразованные дети у которых отобрали ГОСТ образования и они начали изучать все, что захочет преподавать учитель (насмотрелась).Все, во что верилось, сразу кем-то перечеркнуто, все захотели быть свободными, сами не поняли, наверное, до сих пор от чего!

Петр Милованов: Это было время свободы и возможностей, кстати, больше никто никому ничего не обещал. Например, появилась возможность не драться с приличными людями за говяную колбасу в очереди, например, появилась возможность реализовать свои идеи.Например, появились возможность самому зарабатывать деньги, некоторые из них стали богатыми. Появилась возможность ездить по многим странам мира.

Ольга Сапожникова: Я помню свой день рождения в 91, не то 92 году — всё угощение составляли макароны по-флотски. Помню очередь в столовку МИТХТ за «ножками Буша», в которой мы с девчонками, сменяя друг друга, чтобы начальница не ругала за долгое отсутствие на рабочем месте, теряли час за часом…Мешок сырого сахара, купленный вскладчину на всю библиотеку, который мы рассыпАли по пакетам, чтобы отнести домой эту драгоценность. Талоны на всякое добро помню. Лица помню по-доброму. Время — не хочу помнить. Злое время. Злокачественное.

Российская армия в 1996 году. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Российская армия в 1996 году.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Кирилл Баранов: Вторые сутки подряд наблюдаю в ленте Фейсбука трогательные фотографии из 90-х годов. Люди участвуют в некотором флешмобе. Забавно, ностальгично…Нам хотят рассказать, что в 90-х было светло и красочно, что не надо мазать черной краской, что это было время свободы и возможностей и те, кто не смог адаптироваться, сами виноваты. В моей жизни тоже полно снимков из девяностых — и грустных, и смешных, и официальных. Только публиковать их как-то не тянет. Я бы опубликовал снимок байкера Рустама с 6-го этажа, которого выбросили из окна те, с кем он гонял по еще пустой Москве 1994-го. Но фотографии у меня нет. Я бы опубликовал фотографию бабушек, которые голодали и продавали свой урожай и старые книги по подписке у станции метро. Ты проходил мимо, видел знакомые лица, а потом через день кого-то уже не было и на ее место вставала другая бабуля. Но фотографии у меня нет….

Глеб Костин: Я родился гораздо раньше 1975, но никаких «страшных» воспоминаний о 90-х у меня нет. Тогда уж во всяком случае было лучше, чем сейчас. Не в смысле ям на улицах, а в плане тупо социального лифта. А за этот лифт можно простить все. Американцы вон ностальгируют по дикому западу, а это было похлеще бабушек у метро. Потому что именно благодаря дикому западу Америка и стала величайшей империей. А тот, кто мечтает об уютном болоте — и живет как жаба.

Ольга Золотухина: В начале 90-х дочери было 6-7 лет и она хотела на день рождения куклу Барби. Тогда моя зарплата (ведущего инженера спец. НИИ) составляла 900 руб. Столько же стоила Барби. Потом, чтобы прожить, мы отнесли мои золотые кольца в скупку. … А фотографировались счастливыми. Вот вам и летопись…

90-e

Москва. 1993 г. Первый заместитель председателя Совета министров Егор Гайдар на съезде народных депутатов делает доклад об экономическом положении. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Москва. 1993 г. Первый заместитель председателя Совета министров Егор Гайдар на съезде народных депутатов делает доклад об экономическом положении. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Оксана Рогова: 92 год. Второй курс института Культуры в Самаре. На горячее жареный лук на маргарине. Чай всегда без сахара. Мне повезло. Я танцевала в варьете. Один раз на выходе танцовщиц хватали «крутые» и силком запихивали в девятки и увозили. Я молодец. Умыла косметику. Ссутулилась. Сошла за уборщицу. Повезло в 93 уехать в Китай на гастроли. И так стыдно было быть из россии. Назывались кем угодно. Сегодня я РУССКАЯ из РОССИИ. Во всех 10 странах, в которых была за последние 13 лет.

90-e

Александр Майстренко: А мне вот 90-ые с теплотой вспоминаются, приставка Денди, жвачка Турбо, первые сигареты ‘555″… Кто то союз с теплотой вспоминает, потому что там его детство. И сейчас не лучше, чем в 90-ые или 70-е. Просто по-другому, в каждом времени есть плюсы и минусы.

90-e

Диана Удовиченко: Смотрю на флешмоб «фото из 90-х» и раздражает, знаете. У меня есть фото из 90-х, и я там офигенно красивая. Но постить не буду, ибо не понимаю этой ностальжи. Я лучше расскажу про 90-е во Владивостоке. 90-е во Владике — это в первую очередь разгул преступности. Когда тебя могли убить среди бела дня на улице либо в твоем же доме. Это два отморозка, которые днем разъезжали по городу, запихивали в машину красивых женщин, а потом выкидывали в центре, завернутыми в целлофан, искалеченными до неузнаваемости. И муж год не выпускал меня из дома одну, пока их не поймали. 90-е — это волна ограблений. У тебя есть импортная бытовая техника? У тебя ее нет. Потому что обязательно ограбят. И тоже среди бела дня. Заказал железную дверь, чтобы не ограбили? Значит, ограбят по наводке из мастерской. 90-е — это волна беженцев и просто иммигрантов. Я понимаю сейчас жителей Европы. У нас было так в 90-е. Когда дикие, озлобленные, аульные, устанавливали в городе свои законы.

Тоже 90-е. Палаточный лагерь у стен Кремля в Москве. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Тоже 90-е. Палаточный лагерь у стен Кремля в Москве Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Roman Kutuzov: Хотите о 90-х — так извольте. Вспоминаю, как мы, молодая семья с ребенком, понедельник и вторник посвящали мучительным размышлениям, к кому бы в среду-четверг-пятницу сходить в гости, чтобы поесть, потому что своя еда уже кончилась и деньги тоже. А еще вспоминаю, как, насмотревшись по телику рекламы заморского батончика «Сникерс», купили этот деликатес в ларьке за бешеные деньги и аккуратно порезали на тарелочке ножом на ломтики, чтобы вся семья могла попробовать, приобщиться к европейским ценностям, так сказать. А еще вспоминаю, что кусочек мяса покупали раз в неделю, как лакомство.

Galina Favorskaya: Всё так, конечно. Страна была в аду, но у каждого в 90-Х осталось и что-то хорошее. Это детство, молодость, первая любовь…. Невозможно жить только в негативных воспоминаниях! Личные фото людей не имеют отношения к фонду. Это история каждого.

Павел Вишняков: Не хочу вспоминать 90-е — ни с фотками, ни без. Для меня все эти годы спрессованы в одной ночной поездке по Мурманску — я извозил, жрать-то было нечего, зарплат не платили по 8 месяцев. В правом ухе у меня был ствол пистолета, а правый бок подкалывали ножом с заднего сиденья. Катались с двумя отмороженными всю ночь почти — они ларьки бомбили, выходя из машины по очереди, а потом я удрал от них, заработав пулевое отверстие в заднюю дверь своей восьмёрки. Дома оказался часов в 6.

Чечня, Грозный, 1997 г. Наказание шариатского суда. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Чечня, Грозный, 1997 г. Наказание шариатского суда. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Иван Лыкошин: А я все про флешмоб «90-е были лучшим временем на свете». Слабо Антону Долину отвести своего ребенка на выпускной в похоронном костюме с дырой на спине и в таких же ботинках с бумажной подошвой? Мы вот так делали. Дыру зашили — и вперед.

Monica Casper: В декабре 91-го я две недели жила в Москве у подруги детства моего отца. Она вставала в пять утра, чтобы по талонам получить масло. Я ждала визу в Италию. В то время наилучший вариант был просто уехать из этой страны. И все кто мог, уезжали. Помню магазины с абсолютно пустыми прилавками. Очереди часовые то за спичками, то за яйцами, то за порошком стиральным. Рэкет, бандюги, беспредел.

Andy Lopatin: Помню, как в районе Люблино г. Москвы стояли с родителями и новорожденным братом в очереди за маслом в декабре 91-го, в метель. 150 гр. масла на каждого члена семьи. До входа в магазин на улице стояли 2 часа — уйти нельзя, так как потом физически очень трудно было дойти до своих родителей. Через 2 часа вошли в магазин — стало полегче, так как он отапливался. Еще час занял путь внутри магазина — и это при том, что нам еще уступали очередь впереди стоящие люди. Еще час ушел на то, что бы стать пятыми в очереди. Тут наступил в магазине обеденный перерыв — никто, как вы понимаете, не расходился. Прошел еще час — окно открылось, нам выдали наши 600 гр сливочного масла. Сразу после нас какой-то человек пытался прорваться вне очереди — крики, ор толпы и завязалась потасовка. Мы еле вышли — серая озлобленная голодная толпа — 5 часов ожидания — 600 гр. масла.

Ekaterina Zakharova: Трудно это вспоминать…была дача и свои продукты…мама сама пекла хлеб, а жили на пенсию деда, родителям на заводе по полгода не платили, а ему как ветерану платили хорошую пенсию….Много чего не хочется вспоминать, но это мое детство….

Павел Алашкин: В 1991 году с мировых карт исчезла страна в которой я родился — СССР. Дальше началась самая настоящая смута, которая постепенно закончилась с приходом к власти ВВП.

Сейчас, про это мало кто вспоминает, а глядя на жизнерадостные фотографии, которые заполонили фейсбук можно подумать, что 90-е ничем не отличались от 0-х, 10-х годов этого века. Отличие колоссальные. 90-е породили разруху в промышленности и ЖКХ. Города стояли серые и гниющие, а улицы были заполнены гражданами, которые торговали и перепродавали все подряд. Относительно хорошо жили бандиты и кооператоры. Относительно, потому что ваз 21099 был показателем успеха и благополучия. В эти годы страна жила по понятиями. В 1994 году, оказавшись в центре Москвы я с удивлением наблюдал банды братков, которые спокойно рассекали по улицам на своих авто. Многие задумывались об эмиграции и уезжали. Веры в страну не было. Слава Богу, что это время закончилось. И слава Богу, что мы остались живыми. Но многие остались там не дожив до этого времени, потому что были убиты прямо на улицах из-за пачки сигарет. 90-е были тяжелым временем. И хорошо, что были.

Екатерина Мещерина: Ну так что? Не показывать теперь свою жизнь?? Она же была. Была разная. У меня 90-е попали на конец школы — институт. У некоторых реформаторов, кто сейчас особенно сильно ноет, жизнь тогда была очень даже шоколадная

Источник

Напишем правдивую историю 90-х!
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Рыжая бестия, Тихоня, Альфач и Опора: кто и как решал судьбу постсоветской России

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up