Loading...
You are here:  Home  >  Политика  >  Внешняя политика  >  Current Article

Наука за рамками политики: Северный морской путь принадлежит России

Опубликовано: 14.03.2017  /  Нет комментариев

Sergej_Frolov

Корреспондент Федерального агентства новостей побеседовал с заведующим лабораторией изучения ледового плавания Арктического и антарктического научно-исследовательского института Сергеем Фроловым о статусе Северного морского пути (СМП) как единой национальной транспортной магистрали Российской Федерации. В ходе интервью обсуждались политические мотивы претензий зарубежных государств, направленных на оспаривание исключительного права России на управление СМП.

— Расскажите о состоянии СМП в настоящее время и перспективах его дальнейшего использования?

— Последние годы заметно достаточно серьезное оживление плавания по трассе СМП: увеличивается грузопоток, увеличивается количество судов, которые работают на трассе как под российским флагом, так и под иностранным. Кроме того, появляются новые трассы и пункты захода судов. Особенно это заметно в районах с интенсивной добычей углеводородов, потому что это основная статья генерального груза, который перевозится по трассе СМП. В то же время сохраняется и развивается транспортная система, которая существовала еще в советское время.

Мы прошли пик падения, который был на трассе СМП. И сейчас постепенно идет восстановление, потому что у нас самые большие объемы груза.

— Насколько реальны претензии зарубежных государств, направленные на оспаривание исключительного права России на управление СМП?

— Каких-то серьезных попыток оспорить наш приоритет я, честно говоря, не знаю. Да, были со стороны Запада какие-то маргинальные высказывания. Но ничего серьезного, я думаю, ожидать не приходится. Да, были какие-то разовые проходы по трассе иностранных судов, например китайских. Но это в основном, скажем так, ознакомительные проходы.

Но ничего серьезного я не вижу. Во-первых, потому что это экономика, политику мы оставим в стороне. Наши зарубежные партнеры очень хорошо считают деньги. И для того, чтобы претендовать на плавание по трассе СМП и каким-то образом влиять на судоходство, нужно сделать очень большие финансовые вливания, поскольку современные судоходные трассы в мировом океане позволяют транспортировать грузы значительно дешевле.

Во-вторых, Россия — субъект международного права. СМП входит в нашу экономическую зону. И по всем международным законодательствам «право первой ночи» наше. Никто не может его оспаривать и претендовать. У нас есть законы о СМП, у нас есть государственный орган, который регулирует правоплавание по трассе СМП.

Экономика прежде всего: почему никто не отнимет у России Северный морской путь

Федеральное агентство новостей / Андрей Ивашин

— Расскажите об экономико-правовых аспектах развития Северного морского пути (инфраструктура, ледокольный флот, экологические требования и т.д.), способны ли другие страны самостоятельно «потянуть» подобные масштабные мероприятия?

— Для того чтобы трасса СМП успешно функционировала, нужно ее поддерживать финансово. Начнем с ледокольного транспортного флота. К сожалению, действующие наши атомные ледоколы, которые являются необходимым звеном для обеспечения безопасности и эффективности судоходства, стареют. Им требуется замены. Три новых универсальных атомных ледокола, которые сейчас строятся на Балтийском заводе, выйдут не раньше 2019 года. То есть у нас может образоваться нехватка ледоколов, потому что бывают участки, которые перекрыты серьезными льдами и требуется ледокольное сопровождение. С транспортным флотом ситуация получше, поскольку применяются новые технологии и типы двигателей.

У нас, кстати, было объявлено о строительстве восьми аварийно-спасательных станций вдоль трассы. Аварийные ситуации будут возникать во льдах, поэтому одной авиации будет мало. Для спасения судна нужны те же самые ледоколы.

Инфраструктура строится. Но, к сожалению, остается очень много технических вопросов, которые не решены. Опять же, антироссийские санкции привели к тому, что часть компаний мирового уровня ушли из Арктики. У нас не хватает технологий для самостоятельной работы в Арктике, хотя разведка осуществляется ежегодно, в достаточно больших объемах. Но в будущем, когда технологии у нас будут для добычи, думаю, будут новые сооружения, транспортные системы, схемы. К этому времени подтянется транспортный и ледокольный флот. Перспективы есть.

Как я уже ранее сказал, чтобы протянуть СМП, нужны огромные финансовые вливания. Во-первых, Ни одна страна кроме России не обладает таким мощным ледокольным флотом. Атомных ледоколов вообще нигде в мире нет, только у нас. Во-вторых, транспортный флот. Суда, которые предназначены для работы во льдах, стоят гораздо дороже, чем обычные стандартные суда, которые эксплуатируются южнее, в открытых водах мирового океана. Это тоже дополнительные деньги. В-третьих, картографическое обеспечение. Безопасность у них стоит на первом месте. Это также стоит денег. Более того, ни одна страховая компания не будет без всего вышеперечисленного идти на риск. Страховые ставки будут очень большие.

Экономика прежде всего: почему никто не отнимет у России Северный морской путь

Федеральное агентство новостей / Андрей Ивашин

Нужно отметить, что все это может окупиться, если будет устойчивый груз. Разовые операции совершенно неэффективны и экономически невыгодны. Да и возить им нечего. Поэтому говорить они могут все что угодно, но тем не менее пока не будет устойчивого грузопотока, у них ничего не выйдет. Это очень дорого.

— Расскажите о вашей работе в Арктическом и антарктическом научно-исследовательском институте?

— Я возглавляю лабораторию ледового плавания. Она была организована еще в 60-х годах. Сотрудники нашей лаборатории занимаются изучением ледяного покрова. Основная наша цель — ледовые прогнозы, навигационные рекомендации. То есть найти оптимальную дорогу во льдах в прогнозируемых условиях для того, чтобы суда могли эффективно и безопасно осуществлять свои плавания.

Экономика прежде всего: почему никто не отнимет у России Северный морской путь

Rong Qihan

Кроме того, научный аспект — изучение ледового покрова. Один и тот же лед может по-разному влиять на различные суда. Поэтому мы разрабатываем различные алгоритмы для важной оценки на эффективность и безопасность движения судов во льдах. У нас есть свои определенные модели и методы. Но мы только рекомендуем, решение всегда принимает капитан, который может не согласиться с нашей оценкой. — Расскажите о совместных проектах зарубежных ученых с Арктическим и антарктическим научно-исследовательским институтом? Как вы считаете, наука и международная политика связаны между собой? Насколько известно, в условиях действующих санкций ряд крупных ученых из-за рубежа высказываются за их полную отмену и за укрепление международного сотрудничества с Россией.

— Наш институт имеет богатый опыт по вопросу международного сотрудничества. Очень много всяких проектов. Эта деятельность не прекращается даже с ведением санкций. У нас, например, есть российско-германская лаборатория, которая входит в состав нашего института. Там в основном работают молодые специалисты, которые проходят курс обучения и работают над своими темами. Общение с зарубежными коллегами проходит по разным направлениям.

Да, есть проекты, которые приостановились из-за санкций. Но существует очень много других международных проектов, над которыми наш институт работает. С иностранными учеными у нас очень хорошие отношение, даже чисто человеческие. Я думаю, все вернется на круги своя, даже в большем масштабе.

Алексей Громов
Наука за рамками политики: Северный морской путь принадлежит России
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

«Артек» отказался выдавать Латвии и Грузии сведения об отдыхавших детях

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup