Loading...
You are here:  Home  >  Военное дело  >  Current Article

Не надо стесняться наших пленных

Опубликовано: 08.10.2017  /  Нет комментариев

Попавшие в плен к ИГИЛ* россияне до последнего патрона прикрывали отход сирийских бойцов

Эта история на первый взгляд может показаться сказочной или слишком киношной. Но с другой стороны, опыт российской операции в Сирии показывает, что жизнь куда красочнее, чем кино. И на этой войне хватает таких сюжетов, какие не снились никаким сценаристам. Возьмите Александра Прохоренко, бойца Сил специальных операций, вызвавшего огонь артиллерии и авиации на себя. Ценой собственной жизни он предотвратил прорыв крупной банды боевиков под Пальмирой. Или окружение взвода военной полиции на наблюдательном посту в зоне деэскалации «Идлиб» — сериал можно снимать, не хуже, чем «Грозовые ворота».

Григорий Цуркану и Роман Заболотный не были военнослужащими Минобороны. В Сирию они поехали добровольцами. Но кто сказал, что в ополчении нет места подвигу? Этот рассказ одного из сирийских солдат был опубликован на арабском сайте Arabitoday.com. Перевод, сделанный телеграм-каналом Вестник Дамаска, передаем с оговорками — информация официально не подтверждена.

По словам бойца правительственных сил, вместе с россиянами они ехали на боевую задачу в деревню Шуля. В окрестностях деревни по ним открыли огонь из крупнокалиберных пулеметов.

«С левого фланга начались выстрелы из стрелкового оружия по нам и русским, около 30 боевиков пытались окружить нас с той стороны. Водитель «Урала» попытался оттащить машиной выведенный из строя микроавтобус, чтобы очистить дорогу перед нашей машиной, но безрезультатно.

Затем русские солдаты, их было где-то 10 (речь, видимо, о добровольцах — Ред.), вместо того, чтобы отступать или сбежать, бросились за песчаную насыпь на обочине и начали прикрывать наше отступление. Силы сторон были неравными: около 80 вооруженных боевиков, с тяжелым вооружением. Но они не ожидали такого сопротивления.

Дальше у русских солдат закончились боеприпасы, потому что я больше не слышал звука стрельбы. Через несколько минут я услышал крики, и, видимо, русские пошли в рукопашную, но боевиков было слишком много. Я всеми чувствами и мыслями сопереживаю вместе с их родственниками. Эти двое солдат показали себя настоящими воинами, даже находясь в плену. Я обязан своей жизнью этим солдатам, которые приняли бой, хотя они и были в меньшинстве и восхищен поступком, на который они пошли ради нашего спасения».

Возможно, это плод фантазии сирийских политруков, поднимающих таким образом боевой дух своих подразделений. А может, слегка приукрашенная правда, в которой раскрылся дух русского воинства. С присущими ему героизмом и самопожертвованием.

КП

P.S. Александр Коц, вчера в 19:40, Москва:

«Знаете, что самое неприятное в этой трагической истории? Реакция на нее официальных ведомств. Она даже не растерянная, она — брезгливо отстраненная. И в сонме мужественных, хорошо излагающих мысли лиц только Мария Захарова говорит хоть что-то.

Это ведь не рядовое событие, выбивающееся за грани банальных сводок ЧП. В беду попали граждане России, и не важно, как они оказались в Сирии и чем там занимались. В конце концов они же не за террористов воевали. И коль об этом стало известно на всю нашу великую страну, то и государство должно вести себя соответствующе. «Мы — большая держава, которая не разбрасывается человеческими ресурсами. Мы не знаем, что это за парни, и что они там делали, но мы делаем все возможное и невозможное, чтобы вытащить их из лап террористов. Ведь это граждане России. Мы, русские, на войне своих не бросаем». Как-то так хотелось бы. Тут патетики можно было бы не жалеть. И даже самый трагичный исход после этого воспринимается стоически — мы сделали, все что смогли.

Но вместо этого мы словно стесняемся их. Или отмахиваемся, как от прокаженных. Хотя я отлично знаю (просто поверьте мне на слово), что пока я пишу эти строки, для спасения граждан России на самом деле делается все возможное и невозможное. Что по линии дипломатических каналов, разведки, спецслужб сейчас подключены самые мощные механизмы, а на линии фронта люди готовы с боем отбивать своих сограждан. Но нам об этом (не в деталях, хотя бы в образных выражениях, хотя бы в намеках) государство почему-то не рассказывает.

А в информационном пространстве — лишь Захарова. И сирийское спецподразделение «Охотники на ИГИЛ», готовое заплатить террористам по миллиону долларов за «каждого освобожденного русского брата». Это очень трогательно, и мне бы хотелось, чтобы за этим стояло мое государство. В конце концов, никакие миллионы все равно не уберегут головорезов от российских «Калибров». Пусть подавятся.»

От себя: самое страшное во всей этой истории то, что многие ещё на стадии первых новостей по этой теме открестились от этих двух несчастых. Называли их идиотами и предателями. Ссылаясь при этом на каких-то мутных блогеров и свою интуицию. Причём, делали это так упоенно и вдохновенно, что кастрюлеголвые, тоже знатно оттоптавшиеся на этой теме — имели бледный вид.

Запомните! Русские друг за друга до последнего должны спина к спине стоять. И выцарапывать глаза и драть глотку каждому, кто на жизнь русскую замахнётся. А уж потом, после того, как враг будет повержен, можно и между собой разборки устроить. Если здоровье, силы и желание останется.

Никогда нельзя отказываться от своих. Что бы ни случилось.

Потому что это — обыкновенное предательство.

Прощения за которое, что самое страшное, зачастую потом просить не у кого.

У меня всё…

Источник

Не надо стесняться наших пленных
Средняя оценка: 4.8. Голосов: 12

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 месяц ago on 08.10.2017
  • Последнее изменение: Октябрь 8, 2017 @ 12:31 пп
  • Рубрика: Военное дело
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

На учениях в Кронштадте задействовали новейшую десантно-штурмовую лодку проекта 02800

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up