Loading...
You are here:  Home  >  Россия Tрудовая  >  Профсоюзы  >  Current Article

Нет пророка в своем отечестве

Опубликовано: 12.01.2018  /  Нет комментариев

ГОЛОСОВАНИЕ ЗА БУДУЩЕЕ

Первые, самые бурные месяцы революции заканчивались. В ночь с 6 на 7 января 1918 года, после первого своего заседания было распущено Учредительное собрание. Этим актом было проведена, по выражению Льва Троцкого, “дополнительная революция”, окончательно утвердившая в России советскую власть.

Буквально в тот же день, 7 января 1918 года, в Петрограде в здании Николаевского кавалерийского училища начал работу I Всероссийский съезд профсоюзов. Это прошло в тени событий, связанных с разгоном Учредительного собрания. Однако от решений съезда, без преувеличения, зависела судьба не только профобъединений, но и советской власти. Если бы советское государство не получило профсоюзной поддержки, оно было бы обречено на поражение, а заявления об установлении диктатуры пролетариата теряли бы всякий смысл. Понимали это и оппозиционные партии.

Съезд неизбежно поставил перед рабочим движением один из важнейших вопросов: могут ли профсоюзы в революционную эпоху сохранять старые методы борьбы, приспособленные к нормальным условиям капитализма, и уклоняться от участия в строительстве новой жизни?

На съезде собрались 416 делегатов с решающими голосами и 75 с совещательными. Они представляли 162 союза с общей численностью 2,5 млн членов. Всего было представлено 20 из 22 областных объединений профсоюзов, 19 из 28 всероссийских объединений из однородных производств или профессий и 48 местных советов профсоюзов.

По различным причинам в работе съезда не смогли участвовать представители крупных профобъединений — железнодорожников, учителей, работников связи, финансово-банковских служащих, врачей. Большинство их руководителей были правыми эсерами и меньшевиками. Отсутствие делегатов от этих профсоюзов стало одной из причин поражения правого блока на съезде.

В чьих же руках находилось будущее российских профсоюзов? Из анкетных данных видно, что каждый второй делегат был моложе 30 лет, около 2/3 имели профсоюзный стаж менее года, 72% имели низший уровень образования или являлись самоучками.

На съезде сформировалось два блока. Левый блок включал большевиков, левых эсеров, эсеров-максималистов и анархо-синдикалистов — всего 254 человека. В случае необходимости левые могли обеспечить большинство при принятии решений.

Правый блок включал представителей пяти партий: Российской социал-демократической рабочей партии РСДРП (объединенной), РСДРП (интернационалистов), правых социалистов-революционеров, Всеобщего еврейского рабочего союза в Литве, Польше и России (Бунд) и членов плехановской организации “Единство”.

В повестке съезда значилось одиннадцать тем, но реально обсуждалось восемь.

Борьба развернулась вокруг одного центрального вопроса — “О задачах профессионального движения”. На первый взгляд может показаться, что спор велся между двумя непримиримыми лагерями: сторонниками огосударствления профсоюзов и приверженцами их независимости. В действительности все обстояло сложнее. Разброс мнений был широк, позиции союзников не совпадали, что предопределяло накал страстей и нетерпимость к инакомыслию.

СТАТЬ ЧАСТЬЮ ГОСУДАРСТВА И НЕ ВЫСТУПАТЬ

Несмотря на численное превосходство, большевики не имели единой точки зрения на будущее профсоюзного движения в советском государстве. Члены ЦК партии Владимир Ленин и Григорий Зиновьев выступали с радикальных позиций, предлагая ускоренно осуществить огосударствление профсоюзов, сосредоточить их работу на организации хозяйственной жизни страны, сделать обязательным профсоюзное членство для всех работающих. Логика такого подхода была проста: профсоюзы не смогут выступать против собственной власти.

Однако часть большевиков, в основном профактивистов, резко выступила против такого решения. 8 января на собрании фракции при голосовании относительно первого — радикального — варианта резолюции Зиновьева “О задачах профессионального движения”, поддержали ее 108 членов большевистской партии, 48 высказались против, 12 воздержались.

Наибольшее сопротивление позиции ЦК оказали председатель Московского совета профсоюзов Михаил Томский и глава Петроградского совета профсоюзов Давид Рязанов. Томскому удалось сделать почти невозможное, он встретился с Лениным и сумел убедить лидера партии в необходимости смягчения проекта резолюции.

Это один из немногих случаев, когда вождь рабочего класса согласился с доводами оппонентов. Было решено переработать резолюцию Зиновьева, отказавшись от немедленного юридического оформления профсоюзов в органы государственной власти. Однако направленность на огосударствление осталась. По сути, проект предлагал соединить новый тип государства с синдикализмом. Но большевики не могли дать ответ, в каких формах это должно происходить, полагаясь скорее на решительность действий и конкретную практику.

Своеобразной была позиция левых эсеров. Они выступали по отношению к большевикам как критически настроенный союзник. Левые эсеры поддерживали постепенный переход профсоюзов от независимой организации к государственной. При этом они считали, что профсоюзы должны слиться с Советами рабочих и крестьянских депутатов, полностью им подчинившись.

Несмотря на разногласия, левое крыло участников съезда цементировало то обстоятельство, что им противостояла группа правосоциалистических партий, имеющих свое видение перспектив профсоюзного движения.

“НЕ ДАВАТЬ СЕБЯ НА СЛУЖБУ ВЛАСТИ…”

Особую центристскую точку зрения занимал на съезде секретарь ВЦСПС Соломон Лозовский. В своих статьях он указывал: “Рабочая масса может предъявить к государству невыполнимые требования, и в этом случае профсоюз не сможет выступить как представитель рабочих, ибо он будет тем “нанимателем”, которому эти требования предъявляются”. Важнейшим условием жизнедеятельности профсоюзов Лозовский считал сохранение ими независимости и самостоятельности.

Это особое мнение было оценено “по достоинству”. За неделю до начала работы съезда Ленин собственноручно написал проект резолюции ЦК РСДРП(б) об исключении Лозовского из рядов партии. Однако и после этого инцидента секретарь ВЦСПС продолжал отстаивать свои убеждения. Он писал: “Сама жизнь, независимо от нашего желания, создаст организации, которые будут брать на себя защиту интересов рабочих против государственных учреждений”. Данная позиция отражала мнение тех участников съезда, кто не воспринимал радикализм большевиков, но и осуждал правые партии, не способные признать объективные процессы, происходившие в стране.

Самые правые ряды в Николаевском училище занимали меньшевики и правые эсеры. Большая часть делегатов группировалась вокруг Юлия Мартова. Суть его позиции сводилась к тому, чтобы обосновать принцип независимости профсоюзов. Лидер меньшевиков-интернационалистов доказывал, что “задачи профдвижения заключаются в том, чтобы не давать себя на службу власти, как зависимое учреждение, а принять участие во всей хозяйственной жизни постольку, поскольку элементы реализма… и подсчет реальных сил позволят профсоюзу, как самостоятельной организации, внести исправление в планы власти”. По сути это было проявление конструктивной оппозиции.

От имени “непримиримых” на съезде говорил бывший председатель ВЦСПС, меньшевик-оборонец Виктор Гриневич. В своем эмоциональном выступлении он охарактеризовал позицию большевиков как преступление против рабочего класса и призвал все социалистические партии бороться против того, чтобы на профдвижение была накинута удавка.

Выступая против потери независимости профсоюзов и основных прав рабочего класса — свободы забастовок и объединения, оратор говорил: “Отношение к свободе стачек, к свободе коалиций является для нас той лакмусовой бумажкой, которой мы определяем характер настоящего правительства”. Гриневич призвал профсоюзы к сохранению забастовочных фондов, своей независимости и единства.

ПУТЬ ПОБЕДИВШЕГО ПРОЛЕТАРИАТА

Кульминационными на съезде стали заседания 9 и 10 января. Именно в эти дни решался вопрос: с кем пойдет организованный рабочий класс?

В своих спорах с меньшевиками о “нейтральности” профсоюзов большевики ссылались на активное участие западноевропейских профлидеров от социалистических партий в деятельности правительств воюющих стран. Для российской социал-демократии не являлось секретом активное сотрудничество с властью в ходе I Мировой войны таких профсоюзных лидеров, как Карл Легин в Германии, Леон Жуо во Франции, Артур Гендерсон в Англии, Сэмюэль Гомперс в США.

После бурной дискуссии на голосование было выставлено три проекта резолюции: от фракции большевиков, от фракции левых эсеров и от группы “независимости профсоюзов”. Результаты оказались следующими. Из 416 делегатов в поименном голосовании участвовали только 328 человека, из которых за первую резолюцию высказались 182, за вторую — 20, за третью — 84, воздержались 42 делегата.

Решение съезда радикально изменило судьбу профсоюзного движения России. В резолюции указывалось: “Центр тяжести работы профсоюзов в настоящий момент должен быть перенесен в область организационно-хозяйственную”, а “идея нейтральности профсоюзов была и остается буржуазной идеей”.

Построенные по производственному принципу, профсоюзы должны были взять на себя главную работу по организации производства и воссозданию подорванных производительных сил страны. Главной задачей дня становилось энергичное участие профсоюзов в работе всех центров, регулирующих производство, создание рабочего контроля, регистрация и распределение рабочей силы, налаживание обмена между городом и деревней, участие в демобилизации промышленности, борьба с саботажем, введение всеобщей трудовой повинности.

Все другие решения съезда развивали положения основной резолюции, намечали методы укрепления диктатуры пролетариата через деятельность профсоюзов.

Победа большевиков была закреплена при выборах Всероссийского совета профессиональных союзов. В него вошло семь большевиков, три меньшевика, один левый эсер. Председателем ВЦСПС был избран Григорий Зиновьев.

С окончания съезда начинается становление и развитие принципиально нового типа профсоюзного движения, которое должно было способствовать укреплению страны, провозгласившей себя государством победившего пролетариата.

Автор статьи — к.и.н., профессор СПбГУП

Источник

Нет пророка в своем отечестве
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Профсоюзы Якутии собирают подписи против повышения пенсионного возраста

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up