Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Current Article

Новый эксперимент над школой в России: рубить или считать по головам?

Опубликовано: 08.10.2017  /  Нет комментариев

Самообследования школ перевоплотились в самоотчеты муниципальных начальников… Муниципальные отчеты переродились в самопрезентацию региональных министерств образования и науки… На финише «преобразований» — селфи федеральных чиновников

 1 сентября за школьные парты село на сто десять тысяч первоклассников больше, чем годом ранее. К 2025 году в стране число учеников увеличится еще на 3,5 миллиона человек.
 Одновременно выросло и родительское беспокойство — в какой стране окажутся их дети по окончании школы? В буквальном и переносном смысле этого слова. Что будет происходить в самой школе и с самой школой. К чему надо быть готовым и можно ли подготовиться в принципе?

С новым министром образования вся система вновь пришла в предстартовое положение. О. Васильева уже заявила о необходимости изменений в законодательстве об образовании.

Ни одна из госпрограмм (и не только в сфере образования) не завершена, но в них постоянно вносятся структурные изменения. Рождаются новые приоритетные проекты. Критерии оценки то множатся, то меняются.

 Выпускников пропускаем через внешний контроль, ЕГЭ и пр., потому что ни вуз, ни государство учителям, видимо, давно не доверяют, зато начальникам из сферы образования верим на слово, оцениваем по их внутрисистемным докладам, построенным по принципу «сколько есть департаментов в ведомстве — столько и направлений».
 У публичных лиц из системы образования странный язык. Вроде бы русский, но не язык Пушкина или Достоевского. Напоминает речь персонажей Салтыкова-Щедрина. Не владеющим канцеляритом сразу не понять. Всё время возникает желание все перепроверить, потому что это не капитальнейшие доклады о проблемах и практике жизнеобразующей отрасли, а сплошь самоотчеты: о работе и обязательно о себе, любимом.

Российскую академию образования как основного эксперта не слышно ни в Федеральном Собрании, ни в общедоступных средствах массовой информации, в том числе на основных каналах телевидения. Интернет-сайт РАО не информативен.

Надежда на независимую оценку качества образования (НОКО) умерла, не успев родиться, после того как конкурс на проведение сбора и анализа информации о качестве образования в вузах выиграло Международное информационное агентство «Россия сегодня» (далее — МИА «Россия сегодня»), а независимая оценка качества школьного образования свелась к анализу полноты и актуальности данных школьных интернет-сайтов. Убедиться в том, что эта многосотмиллионная по затратам НОКО бесполезна для педагогической практики, может любой родитель и учитель, заглянув сайт bus.gov.ru.

В Минобрнауки вообще поставили производство самоотчетов на поток, приказав всем образовательным организациям заниматься самообследованием, а отчеты об этом представлять ежегодно к 1 августа. Сроки и форму самообследования, состав привлекаемых для его проведения лиц поручили определять в самой самообследуемой организации.

И, «вона! пошла писать губерния! — проговорил Чичиков, попятившись назад» …

Самообследования школ перевоплотились в самоотчеты муниципальных начальников.

Муниципальные отчеты переродились в самопрезентацию региональных министерств образования и науки.

На финише преобразований — селфи федеральных чиновников.

Только спустившись вниз с этой словесной вертикали, этаж за этажом, с уровня на уровень, можно надеяться на то, что откроется истина. Хотя бы в первом приближении. Иначе — не поймешь, что же такое, к примеру, «огосударствление школ через управление содержанием образования по примеру того, как сделано в Самарской губернии».

Так обозначила О. Васильева свой мегапроект (типа реновации С. Собянина). Вот сумбурный фрагмент ее выступления в Государственной думе 27 сентября про самарский опыт:

«Эксперимент идет с 2002 года. Через управление содержанием образования, через так называемые образовательные округа… Результат достаточно убедительный, во-первых, управленческая часть сократилась с 9 процентов до полутора процентов, и на протяжении последних шести лет этот регион дает ежегодно финалистов нашего Всероссийского конкурса «Учитель года» и давал полного финалиста два года назад. Это тоже очень качественные показатели».

То, что сократили аппарат, отлично. Приятно, что поволжские учителя такие молодцы.

Но это — всё, получается, что узнала министр из самоотчета самарского вице-губернатора на сочинском совещании, посвященном эффективности управления региональными системами образования.

Из СМИ можно узнать, что в Самарской области, чтобы качественное образование стало доступнее и качественнее, решили отобрать управление школами у органов местного самоуправления и переподчинить школы органам государственного управления субъекта Российской Федерации. Школы отобрали, но в процессе отбора и после него позабыли разъяснить, о какой доступности речь — о шаговой? О дистанционной? Легче приобретаемой? Для всех или для некоторых? Доступности вообще или элитарных и обласканных властью школ? И чем теперь будет отличаться учитель муниципальной школы, ставшей государственным образовательной организацией, от себя самого, но вчерашнего.

Чтобы не захлебнуться от переизбытка подчиненных, отобранных у 35 муниципалитетов, учредили 11 межмуниципальных образовательных округов. В муниципальной столице региона и в Тольятти (повезло или не повезло?) ничего не изменилось.

Прошло 17 лет, и теперь вице-губернатор утверждает, что качество образования улучшено.

«Например, снижен разрыв между «лучшими» и «худшими» образовательными учреждениями в условиях общей позитивной динамики образовательных результатов».

Про доступность качественного образования — ни слова. Позабыли о великой цели?

Почему О. Васильева не одернула самарских чиновников? Если есть «лучшие» и «худшие», между которыми сокращается разрыв, значит, число и тех, и других школ — константа, постоянная величина?

Почему в области вообще есть такое явление — худшая школа? Что сделано для того, чтобы помочь коллективам школ, оказавшимся в трудной жизненной ситуации? Почему все сокращенные педчиновники не перенаправлены в эти школы? В командировку? Почему весь высвобожденный денежный ресурс не отправлен вдогонку?

Ни в речи О. Васильевой, ни в докладах вице-губернаторов нет ответов. Только славословие в отношении эксперимента. Тем временем, сами того не ведая, подлинные итоги эксперимента разоблачили сами же начальники самарских территориальных управлений образовательных округов.

В докладе руководителя Южного управления министерства образования и науки Самарской области на августовском педсовете взволнованно сообщается, что на протяжении последних трех лет качество обучения в целом снижается.

В попытке понять причины в этом управлении впервые применена такая форма экспертизы, как посещение уроков учителей (знаков восклицания я бы поставил длиной во всю страницу — А.М.). После посещения уроков математики, физики, русского языка там выявлено (далее — цитаты из доклада):

«— неумение учителем проводить анализ собственного урока;

— отсутствие контроля за выполнением домашнего задания во время урока;

— недостаточный контроль за качеством проведения уроков со стороны администрации;

— неэффективное использование учебного времени урока и другие».

Руководитель Поволжского управления вообще выдал сенсацию: и у статусных школ области — низкая результативность.

На мой взгляд, наличие каких-либо статусных школ в Самарской и любой другой области — это антиконституционный беспредел. В Российской Федерации гарантируются, строго говоря, общедоступность и бесплатность госстандартного дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования. И уж точно к теме общедоступности, а теперь и качественного образования наличие статусных школ не только не имеет никакого отношения, но и им прямо противоречит.

Этих школ в губернии — гимназий, лицеев, академий — 83. В основном они сосредоточены в Самаре и автограде.

В прошлом году судьба первоклассника зависела от родительской клавиатурной гонки: надо было успеть заполнить и отправить электронное заявление о приеме ребенка в первый класс выбранного статусного учебного заведения. Для тренировки родительских навыков специалисты электронного ресурса с 14 ноября даже устраивали тренировки. А государственное бюджетное образовательное учреждение — Самарская государственная областная академия — проигнорировала электронную очередь. За неделю до объявленной даты начала записи детей (16 декабря) у порога учебного заведения начала формироваться живая очередь родителей.

 В МК.ru/Самара сохранилась заметка о том эпизоде, записанная со слов одной из родительниц.

«Ночь на 16 декабря провели в машинах, спасаясь от мороза, но не уезжали далеко. В 23.00 на сайте академии появилось короткое объявление такого содержания: «В связи с письменными обращениями большого числа родителей будущих первоклассников по поводу нездоровой ситуации, сложившейся из-за действий группы лиц, вокруг поступления, руководством СГОАН было принято решение о переносе приема заявлений с 16.12.2016 г. на иную дату. О принятом относительно новой даты решении будет сообщено дополнительно».

Все решили не разъезжаться, подождать до утра. Зная порядки этого учебного заведения, мы не исключали возможности провокации. Вдруг нас специально отправят по домам, а с утра примут других? Дождавшись рассвета, родители двинулись к дверям академии. Однако там их встретило то же объявление. «Прием переносится на неопределенную дату», — сообщила им проректор по учебной работе».

Понятно, что как-то этот конфликт разрешился.

Но вот что очень интересно. Министерство самарского образования и науки в этом году вдруг заметило, что результативность выпускников «статусных» школ оказалась ниже, чем в среднем по региону. Каждая пятая статусная школа в Самаре, каждая четвертая в Тольятти, все в Поволжском округе, половина из Кинельского имеют результативность ниже среднерегиональной по профильным предметам. А 31 статусная школа из 83 имеет результативность по непрофильным предметам на 10 и более процентов ниже по сравнению с среднеобластными данными.

В правительстве Самарской области не удовлетворены ситуацией в молодежной среде. У юношей и девушек слабо развита культура ответственного гражданского поведения. У значительной части молодежи отсутствуют стремление к общественной деятельности, навыки самоуправления. Растут риски социальных патологий — преступности, алкоголизма, наркомании. Снижается уровень культурного и физического развития молодежи. Доля молодежи, стремящейся к предпринимательству, в общей численности молодежи в Самарской области не превышает 1—2%. Продолжается миграция активной молодежи за пределы региона.

Вот такие факты обнаруживаются, если раскрутить спираль самоотчетов сверху и почти донизу. Эти факты — не из жизни школы, и не должны обидеть педагогов, поскольку никак их не касаются. Они из той надшкольной жизни, которой продолжает жить педагогическая надстройка. Там не решают задачи, а «решают вопросы», как они говорят. Функционируют, потому что процесс — это и есть цель.

О.Васильева уже приняла решение о тиражировании самарского «эксперимента», похоже, потому что «концепция» самарского эксперимента совпадает с ее «концепцией» перестройки системы управления содержанием образования.

Мне не удалось декодировать, расшифровать словосочетание «управление содержанием образования», поскольку такого понятия в законодательстве и в педагогике нет, зато понятие образования в законодательстве прописано ясно и не по-министерски.

Носителем содержания образования как системы компетенций и качеств и субъектом образования как процесса является обучаемый и воспитывающийся. Он — единственный значимый критерий ценности отечественного образования и структуры управления этой системой. Как личность, как индивид, как человек. Как гражданин Российской Федерацииставший таким по праву рождения в нашей стране.

В любом государстве, как говорил Р. Киплинг, есть два способа править: рубить людям головы или считать людей по головам.

Судя по всему, в школьном министерстве считают по-иному — по школьному поголовью. Этот способ продолжает тиражироваться по стране, в том числе — и благодаря селфи-докладам из захваленной Самарской области.

Что в этом процессе приветствуется, а что отрицается депутатами Государственной думы, обсудим в дальнейшем. На примере двух министров — пришедшего и ушедшего. Может, окажется, что и разницы-то никакой нет, и родителям надеяться надо будет не на статусную школу, а, как и прежде, на ту самую реальную скромную учительницу по соседству, обобщенный образ которой подарило нам советское кино.

Правда, О. Васильева считает, что никакого кино после «Доживем до понедельника» про школу и не снято. Снято. Еще как снято. Тот замечательный фильм вышел на экраны в 1968 году. После него были «Чучело», «Уроки французского», «Большая перемена», «Дорогая Елена Сергеевна», «Ключ без права передачи» …

А фильм, который так же возвышал бы Учителя, обязательно появится, но после того, как министры образования всех уровней будут хоть иногда и не в День учителя начинать свои выступления с именных, персональных, по имени-отчеству поклонов выдающимся нашим педагогам. Которые стесняются участвовать в конкурсах «профессионального мастерства» типа «учитель года» и не демонстрируют на публике свои личные таланты.

Учитель не тщеславен. Потому что главное в учительском труде — научить воспитанников учиться.

Источник

Новый эксперимент над школой в России: рубить или считать по головам?
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Эффект «Спящих»: либеральную интеллигенцию лишили неприкосновенности

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up