Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Current Article

Освобождение Гродно от поляков

Опубликовано: 23.09.2017  /  1 комментарий

22 сентября 1939 года наши войска освободили от польских войск город Гродно.

История Гродно официально начинается с 1128 года, когда внук Ярослава Мудрого князь Всеволод Давыдович получил в качестве приданого при женитьбе на дочери Владимира Мономаха Агафье город Городень, возвышающийся на высоком берегу Немана. После распада Руси в 1132 году город стал центром самостоятельного Городенского княжества, которое в 1270 году было захвачено Литвой. С 1569 года город, переименованный поляками в Гродну, вошёл в состав Речи Посполитой. В состав России Гродно вернулось в 1795 году, но в октябре 1920 года был захвачен польскими сепаратистами.
17 сентября 1939 года начался Освободительный Поход Красной Армии в Восточную Польшу, а уже 19 сентября 1939 моторизованная группа комбрига Розанова из состава 16-го стрелкового корпуса получила приказ командующего 11-й армией комдива Никифора Васильевича Медведева наступать из Лиды в направлении Скидель – Гродно. В группе насчитывалось 14 танков из 365-го танкового батальона 2-й сд и 317-го танкового батальона 100-й сд.
Мотогруппа Розанова должна была как можно скорее выйти на демаркационную линию и не дать полякам вывезти материальные ценности и угнать людей в немецкую часть бывшей Польши. Однако 18 сентября близ Гродно в Скидельском повяте белорусские крестьяне разоружили полицию, заняли почту и железнодорожную станцию. В ответ на это поляки направили в этот район карательную экспедицию. Пшеки лютовали. Понимая, что их время уходит, они стремились до подхода наших освободителей убить как можно больше белорусов. Врываясь в деревни, они сгоняли её жителей в амбар, они поджигали его вместе с людьми. За этим занятием их и застали наши танкисты. Сходу вступив в бой с одним из карательных отрядов, красноармейцы наголову разгромили его, а командовавшего им капитана Пржездзецкого и двух поручиков прилюдно повесили на стволах танковых сорокопяток. Рядовые уланы клялись в том, что все они рабочие и крестьяне, насильно мобилизованные польской военщиной, и их отпустили по домам. Однако по домам они не пошли, а поскакали прямиком во всё ещё занятый поляками Гродно.
Оказалось, что по иронии судьбы комендантом Гродно вместо бежавшего полковника Хельдут-Тарнасевича только что стал отец повешенного капитана бригадный генерал Вацлав Пржездзецкий. Узнав от улан какой пржездзец пришёл его сыну, генерал решил оборонять Гродно до последнего.
Город начали готовить к обороне. Улицы блокировались баррикадами, солдатам раздали бутылки с зажигательной смесью. Особое внимание уделялось защите мостов через Неман, а также защите города с востока и северо-востока. Гарнизон города состоял из ряда отдельных, небольших частей. Численность гарнизона достигала 2,5 тысячи человек. В его состав входили маршевый батальон 29-й пд, 31-й караульный батальон, карательный отряд подпоручика Иглевского, прибывший в Гродненское воеводство для массовой расправы с белорусами, личный состав 5-го авиационного полка из города Лиды, группы жандармерии и полиции, две зенитно-пулеметные роты, а также разбитые накануне и отпущенные по домам уланы. На вооружении гарнизона имелось 5 орудий, в том числе две зенитные пушки «Бофорс» калибра 40-мм.

Узнав о приближении Красной Армии проживавшие в городе белорусы подняли восстание. Они взяли тюрьму и начали освобождать заключённых. Однако справиться с гарнизоном восставшим не удалось – их блокировали на территории тюрьмы, и они сами фактически стали пленниками. Для того, чтобы уморить забаррикадировавшихся в тюрьме повстанцев и заключённых, Пржездзецкий запросил у командования боевые отравляющие вещества, но выполнить  этот заказ в условиях развала Польши оказалось невозможно.
Около 8 часов утра 20 сентября к южной части города подошли советские танки БТ-7. Это был разведбатальон под командованием майора Богданова. Около железнодорожной линии в плен попало два польских солдата, которые не успели даже предупредить защитников города. Южная часть города была атакована с ходу и взята без боя, но северную часть Гродно от южной отделял Неман. Под впечатлением от этого успеха майор решил взять город самостоятельно, не дожидаясь подхода основных сил: танковый взвод лейтенанта Чернова должен был форсировать Неман по железнодорожному мосту и занять вокзал, а взвод старшего лейтенанта Евсеева должен был занять почту и телеграф.
Атака наших танков через шоссейный мост была настолько неожиданной, что польские солдаты, занявшие оборону в казармах 81-го пехотного полка, без боя пропустили их через мост. Однако возле почты на площади Свободы был сожжён танк старшего лейтенанта Евсеева – один из «Бофорсов» перебил ему гусеницу, после чего солдаты забросали его бутылками. Следовавший за ним танк раздавил эту пушку, но и его закидали бутылками польские харцеры – аналог наших пионеров.
Чтобы не допустить роста потерь, Богданов принял решение вывести все танки обратно за мост и дождаться пехотного прикрытия.
После 10 часов утра в Гродно вошли основные силы 27-й лтбр – 1-й и 2-й батальоны — 42 танка и всего лишь около роты пехотинцев. Командир бригады полковник Ющук со штабом и командир 15-го тк комдив М. Петров также прибыли в Гродно. Часть танков начала обстрел польских пунктов защиты с противоположного берега. Позже к ним присоединилась артиллерия. В ответ поляки открыли огонь из второго «Бофорса» и пулеметов. Однако советский артиллерийский огонь был более метким. Дело в том, что этот огонь корректировали местные подпольщики по городскому телефону. Во время перестрелки танки вновь пытались пробиться в город, однако попытка закончилась неудачей: на находясь во главе колонны, командир танкового батальона майор Филипп Иванович Квитко открыл люк своей машины, чтобы подать команду следующим сзади танкам. В этот момент он и получил смертельное ранение. Бойцы бросились спасать командира, и колонна сначала остановилась, а потом и повернула обратно. В 9:40 утра первый батальон под командованием капитана Александра Голубчикова, действующий на правом фланге полка, достиг костёла и в бою взял 40 оказывавших сопротивление пленных.
Лишь к вечеру к городу подтянулась пехота – 119-й стрелковый полк. С 20 на 21 сентября, при помощи местных жителей в районе городского кладбища Неман форсировала группа младшего лейтенанта Шайхидинова. Она сумела закрепиться на противоположной стороне реки. К утру здесь сконцентрировалась два батальона красноармейцев. Третий же батальон полка должен был наступать через шоссейный мост.
Однако и к поляком подошло подкрепление кавалерийская бригада «Wołkowski» и группа кавгруппа ротмистра Вишаватага.
Утром 21 сентября штурм Гродно Красной Армией возобновился. Теперь танки сопровождались группами нашей пехоты. Около 9 часов утра атаку через мост начала группа 20-й мотобригады, тут же потерявшая два бронеавтомобиля.
В этот момент с востока в Гродно ворвалась та самая моторизованная группа комбрига Розанова. Навидавшись польских зверств, танкисты решили отплатить полякам той же монетой – отловленных с бутылками малолетних харцеров, они привязывали их к броне и атаковали под прикрытием этого живого щита.
К обеду с юга к городу подошла и группа 6-го кавалерийского корпуса. Она атаковала через шоссейный мост. Атаку 11 танков возглавил сам командир 6-го кавкорпуса комдив Андрей Иванович Ерёменко. Однако атаки танков были прекращены защитниками. Бетонные препятствия и сильный пулеметный огонь остановили атакующих. При этом были подбиты два броневика и два танка БТ-5. Сам Ерёменко был ранен в ногу.
Танки группы комбрига Розанова в середине дня заняли почту, электростанцию. Около 7 часов утра 22 сентября пришла информация об отступлении поляков из города. Советские войска приступили к очищению города от мелких группок защитников, которые не успели, или не захотели отступить из Гродно. В течение дня, в результате перестрелок в городе было ранено 7 красноармейцев из 101-го полка. Потери в боях за город (20-22 сентября) КМГ были очень большими: 57 человек убиты, 159 ранены. Было безвозвратно потеряно 2 танка, а ещё 17 танков и 4 бронемашины получили те или иные повреждения. Польские потери достигли 644 человек убитыми и 1543 пленными. В качестве трофеев были захвачены 514 винтовок, 50 револьверов, 146 пулеметов, одна зенитная пушка «Бофорса» и один миномёт.
Оказалось, что по иронии судьбы комендантом Гродно вместо бежавшего полковника Хельдут-Тарнасевича только что стал отец повешенного капитана бригадный генерал Вацлав Пржездзецкий. Услыхав от улан какой пржездзец пришёл его сыну, генерал решил оборонять Гродно до последнего.

Вацлав Пржездзецкий во главе своего штаба 
Город начали готовить к обороне. Улицы блокировались баррикадами, солдатам раздали бутылки с зажигательной смесью. Особое внимание уделялось защите мостов через Неман, а также защите города с востока и северо-востока. Гарнизон города состоял из ряда отдельных, небольших частей. Численность гарнизона достигала 2,5 тысячи человек. В его состав входили маршевый батальон 29-й пд, 31-й караульный батальон, карательный отряд подпоручика Иглевского, личный состав 5-го авиационного полка из города Лиды, группы жандармерии и полиции, две зенитно-пулеметные роты, а также разбитые накануне у отпущенные по домам уланы. На вооружении гарнизона имелось 5 орудий, в том числе две зенитные пушки «Бофорс» калибра 40-мм.
Около 8 часов утра 20 сентября к южной части города подошли советские танки БТ-7. Это был разведбатальон под командованием майора Богданова. Около железнодорожной линии в плен попало два польских солдата, которые не успели даже предупредить защитников города. Южная часть города была атакована с ходу и взята без боя, но северную часть Гродно от южной отделял Неман. Под впечатлением от этого успеха майор решил взять город самостоятельно, не дожидаясь подхода основных сил: танковый взвод лейтенанта Чернова должен был форсировать Неман по железнодорожному мосту и занять вокзал, а взвод старшего лейтенанта Евсеева должен был занять почту и телеграф.
Атака наших танков через шоссейный мост была настолько неожиданной, что польские солдаты, занявшие оборону в казармах 81-го пехотного полка, без боя пропустили их через мост. Однако возле почты на площади Свободы был сожжён танк старшего лейтенанта Евсеева – одной из пушек wz.36 ему перебило  гусеницу, после чего солдаты забросали его бутылками. Следовавший за ним танк раздавил эту пушку, но и его закидали бутылками польские харцеры – аналог наших пионеров.

Тот самый уцелевший Бофорс, впоследствии захваченный нашими войсками.
Чтобы не допустить роста потерь, Богданов принял решение вывести все танки обратно за мост и дождаться пехотного прикрытия.
После 10 часов утра в Гродно вошли основные силы 27-й лтбр – 1-й и 2-й батальоны — 42 танка и всего лишь около роты пехотинцев. Командир бригады полковник Ющук со штабом и командир 15-го тк комдив М. Петров также прибыли в Гродно. Часть танков начала обстрел польских пунктов защиты с противоположного берега. Позже к ним присоединилась артиллерия. В ответ поляки открыли огонь из «Бофорса» и пулеметов. Однако советский артиллерийский огонь был более метким. Дело в том, что этот огонь корректировали местные подпольщики по городскому телефону. Во время перестрелки танки вновь пытались пробиться в город, однако попытка закончилась неудачей – шедший в голове колонны командирский танк был подбит. Погиб командир танкового батальона майор Ф. И. Квитко.
Лишь к вечеру к городу подтянулась пехота – 119-й стрелковый полк. С 20 на 21 сентября, при помощи местных жителей в районе городского кладбища Неман форсировала группа младшего лейтенанта Шайхидинава. Она сумела закрепиться на противоположной стороне реки. К утру здесь сконцентрировалась два батальона красноармейцев. Третий же батальон полка должен был наступать через шоссейный мост.
Однако и к поляком подошло подкрепление кавалерийская бригада «Wołkowski» и группа кавгруппа ротмистра Вишаватага.
Утром 21 сентября штурм Гродно Красной Армией возобновился. Теперь танки сопровождались группами нашей пехоты. Около 9 часов утра атаку через мост начала группа 20-й мотобригады, тут же потерявшая два бронеавтомобиля.
В этот момент с востока в Гродно ворвалась та самая моторизованная группа комбрига Розанова. Навидавшись польских зверств, танкисты решили отплатить полякам той же монетой – отловленных с бутылками малолетних харцеров, они привязывали их к броне и атаковали под прикрытием этого живого щита.
К обеду с юга к городу подошла и группа 6-го кавалерийского корпуса. Она атаковала через шоссейный мост. Атаку 11 танков возглавил сам командир 6-го кавкорпуса комдив Андрей Иванович Ерёменко. Однако атаки танков были прекращены защитниками. Бетонные препятствия и сильный пулеметный огонь остановили атакующих. При этом были подбиты два броневика и два танка БТ-5. Сам Ерёменко был ранен в ногу.
Танки группы комбрига Розанова в середине дня заняли почту, электростанцию. Около 7 часов утра 22 сентября пришла информация об отступлении поляков из города. Советские войска приступили к очищению города от мелких группок защитников, которые не успели, или не захотели отступить из Гродно. В течение дня, в результате перестрелок в городе было ранено 7 красноармейцев из 101-го полка. Потери в боях за город (20-22 сентября) КМГ были очень большими: 57 человек убиты, 159 ранены. Было безвозвратно потеряно 2 танка, а ещё 17 танков и 4 бронемашины получили те или иные повреждения. Польские потери достигли 644 человек убитыми и 1543 пленными. В качестве трофеев были захвачены 514 винтовок, 50 револьверов, 146 пулеметов, одна зенитная пушка «Бофорса» и один миномет.

 

Источник

Освобождение Гродно от поляков
Средняя оценка: 5. Голосов: 1

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 2 месяца ago on 23.09.2017
  • Последнее изменение: Сентябрь 22, 2017 @ 10:38 пп
  • Рубрика: История
Загрузка...

1 комментарий

  1. Двойной текст, редакторы..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Флорентий Павленков — основатель серии ЖЗЛ

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up