Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Current Article

От бомбистки Наташи до «шахидки» Вари. Что роднит русских террористов вековой давности и сегодняшнюю «образованщину».

Опубликовано: 13.08.2017  /  Нет комментариев

Недавняя история о том, как умница, золотая медалистка, студентка философского факультета МГУ Варвара Караулова (на фото) была охмурена и завербована исламскими экстремистами-террористами и уже почти добралась до места террора, где должна была быть использована как пушечное, читай пластидное, мясо, взбудоражила общественность: насколько легко можно, оказывается, сознание молодого (любого?) человека переформатировать, запудрить мозги духовной человеконенавистнической отравой, сделать из него потенциального или реального убийцу десятков людей.

Однако если посмотреть на времена столетней давности, на страшный террор, в который впала русская интеллигенция, то начинаешь понимать, что работают какие-то мировые константы, что человек мало меняется или вообще не меняется, и что поле битвы добра и зла в каждом поколении остается тем же – это сердца, души, умы.

Сто лет прошло, что изменилось? И нам назидание: подумать только – Россия была мировым рекордсменом по политическому терроризму.

Спрашивают: чем отличается Александр Ульянов от своего младшего брата Владимира Ульянова? И отвечают: Александр, один из организаторов и руководителей террористической фракции «Народной воли», повешенный в Шлиссельбургской крепости в 1887 г. за подготовку покушения на российского императора Александра III, «по факту», был менее кровожаден.

Тут усматривается вектор развития…

* * *

Рассказывают удивительную, но и по-своему характерную историю.

В Рязани есть место, олицетворяющее «всю глубину страшного и загадочного эксперимента, поставленного над русской интеллигенцией в XX веке». Это Наташин парк – называемый, по мнению многих, не в честь женщины, которая пекла вкусные пироги для горожан, а в честь Натальи Климовой, террористки из радикального крыла эсеров-максималистов.

Наташа выросла в хорошей семье. Отец был адвокатом, членом Государственного Совета от Рязанской губернии, мать – известныим врачом. Н. Климова, выпускница женской гимназии, поступила в элитный столичный вуз и познакомилась с революционерами. В ее жизнь вошли не только чтения запрещенных брошюр, но и подпольные лаборатории со взрывчаткой. Ее любовником стал главарь знаменитой Боевой организации эсеров-бомбистов по кличке Медведь.

Наталья Климова.jpgАрестовали Наталью за знаменитое покушение на Столыпина, во время которого пострадало свыше ста человек, в большинстве – простых людей, сидевших в приемной, съехавшихся со своими бедами со всей России. Женщины, дети, старики – в них пришелся чудовищный заряд, части тел «разлетелись по всей округе».

Если всматриваться в лицо Натальи Климовой (на фото) и многих других бомбистов, возникает вопрос: откуда же в них столько жестокости?

Некоторые аналитики полагают: секрет в том, что мозг человека – особенно образованного, то есть способного воспринимать «печатный канал информации», – легко поддается «перепайке» и манипулированию.

Когда террористы бросили «адскую машинку» в карету Великого князя Сергея Александровича Романова и его разорвало на куски, московская профессура на глазах у студентов острила: «Его Высочество пораскинули мозгами». Смешно, не правда ли? Смеявшиеся и тогда считались «передовыми умами эпохи». И сейчас – только многократно усиленный современными СМИ – подобный смех поставлен во главу угла бытия современного русского человека. Нажмешь на кнопку телеящика, и обязательно попадешь – там иль сям – то ль на КВН, возведенный, похоже, чуть ли не в ранг государственной информационно-развлекательной доктрины, то ль на «Аншлаг», «Комеди-клаб», «Уральские пельмени», «6 кадров» и т.п. (качество этих передач не обсуждаем, оно разное).

Большинство российских террористок-смертниц были образованными и культурными девушками. Это был воистину «ИГИЛ того времени», у них из сознания было умело удалено табу на убийство детей, простых граждан. И всякий взрыв бомбы уносил жизни немалого числа людей, случайно или по служебной необходимости находившихся рядом с «объектом покушения».

Точно замечено: русская интеллигенция в начале XX века нарушила табу на жестокость и насилие. Либералы читали в газетах сообщения о политических убийствах высших чиновников Империи – и аплодировали. Уроженец Харькова, известный террорист и писатель Борис Савинков, был вхож в лучшие салоны, дружил с писательницей Зинаидой Гиппиус, был героем литературной хроники.

Пишут, что на даче Столыпина при взрыве 27 человек погибло сразу, еще 33 – тяжело ранено, многие потом скончались. Взрыв изувечил двенадцатилетнюю дочь премьер-министра и трехлетнего сына.

И что вы думаете! «Девушка с лицом ангела» была поднята русской интеллигенцией на щит «борца с режимом». «Страдалице режима» Климовой организовали побег за границу, где она как «героиня нашего времени» давала интервью прессе, выступала публично, активно посещала эмигрантские кружки.

Читать об этом жутко, словно в зеркале тут видны восторги нынешней псевдолиберальной интеллигенции.

Про «бумеранг» тоже верно сказано: пройдет совсем немного лет, и русская интеллигенция, нарушившая табу на жестокость, с лихвой хлебнет горькую чашу, а кто выпустил кровавого джинна из бутылки – сами умоются кровью.

Правота, на мой взгляд, на стороне тех, кто говорит о судьбе Натальи Климовой, девушки их приличной семьи, с открытым и даже милым лицом, в контексте технологий обработки сознания, «перепрошивки образованных мозгов». И это в самом деле сектантские техники обработки сознания и души, известные нам теперь, скажем, и по Украине, которую давно называют «полигоном для сект». В самом деле: вдруг светлая девушка «начинает бормотать бессмысленную абракадабру, и с улыбкой идет убивать детей и стариков, а потом поет за решеткой “Интернационал”».

Многие и сегодня, увы, утверждают, что «наташи климовы» (а также «саши ульяновы», «иваны каляевы», «степаны халтурины» и другие) встали на путь борьбы с существововшим политическим режимом вынужденно, не имея возможности других способов борьбы, что никакой «перепайки» мозгов у них не было и быть в то время не могло, что это были люди с осмысленным поведением, тяготевшие к «европейской системе ценностей», для них достоинство личности было главной и безусловной ценностью, а были они людьми, в большинстве своем совестливыми и нравственными. Тогда как «царский режим», с которым они боролись, был, по их убеждению, в высшей степени аморальным и безнравственным, что, кстати, якобы роднит его с нынешним политическим режимом.

Егор Друм пишет в Фейсбуке по этому поводу: «Оценка ситуации с позиций “совестливые и нравственные эльфийские силы Добра” против “аморального и безнравственного Зла” – это и есть та самая картинка, которую рисуют неофитам. Это не экспертная аргументация. Это жречество. Следующий шаг после такого – объяснить, что лучший способ избавить мир от Зла – надеть (и одеть на кого-то – М.С.) пояс шахида. Но если вы были столь совестливыми – зачем взорвали сто стариков, женщин и детей? Неужели Вы оправдываете их поступок?»

«Русский террор» рубежа XIX–XXI вв. должен бы заставить задуматься сегодня тех, кто считает идеологический террор исключительно порождением ислама. Антон Сумин, который напомнил нам про страшную историю Наташи Климовой, пишет в Фейсбуке: «Образ “русского террориста” в контексте мировой литературы того времени – очень интересный вопрос. И парадоксальней всего то, что “русского террора” не было. Вот география террора в начале века: Прибалтика, Польша, Финляндия, Кавказ… Ну и две столицы – Москва и Питер. (Не следует забывать и Харьков – М.С.) Еще очень сильно “зажигал” Урал, но там особая история – старообрядцы. Все купеческие династии, финансировавшие террор, со старообрядческими корнями. Россию эти ребята ненавидели, царь был для них “черт с рогами“, любой урядник – это бес, на кол его и в прорубь. Немудрено, что царскую семью было решено расстрелять именно в центре старообрядческого движения». Между прочим, следует помнить также, что семья человека, снесшего Ипатьевский дом, то есть место убиения царственных страстотерпцев, тоже имеет старобрядческие корни.

Н. Климова успеет побывать подругой Б. Савинкова, выйти в парижской эмиграции замуж за бежавшего в 1911 г. с Читинской каторги эсера Ивана Столярова, родить троих дочерей, порывалась после революции вернуться в Россию, но заболела «испанкой» (гриппом) и скончалась вместе с младшей дочерью в 1918 г.

Время раскололось сто лет назад, но, увы, не срослось до сих пор.

Нам всем есть над чем работать. В первую очередь – над собой.

Источник

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 4 дня ago on 13.08.2017
  • Последнее изменение: Август 12, 2017 @ 3:48 пп
  • Рубрика: Общество
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Всегда виноватый. О новом суде над полковником Квачковым

Читать далее →
Scroll Up

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup