Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Пляжные лекции. День 3.

Опубликовано: 08.07.2016  /  Нет комментариев

Пляжные лекции.

«Вы не поверите – и среди нас встречаются

даже очень и очень  милые дамочки…»

(Из лекции Везельвула)

День третий.

Часть 1.

Молодой человек, внушительные объёмы которого явно указывали – не мальчик идёт, но будущий муж, известный в определённых кругах Верхней и Нижней Голландий, а также Северной стороны и в районе площади Восставших как Станислав Семёнович Пониковский (подпольное имя – «папа») миновал нижнее КПП[1] бывшего места службы своего отца, носящее громкое название Севастопольское Высшее Военно–Морское Инженерное Училище, поздоровался со знакомым мореманом из комендантского взвода, который коротал время и срок своей службы на благо Советского Союза, и прошествовал внутрь охраняемого объекта.

Пройдя мимо стадиона с вытоптанной землёй вместо травяного покрытия, далее – мимо второй казармы и повернул вправо мимо памятника с барельефом вечно живущего Ильича, по лестнице спустился на нижний плац, где в 1984 году он – как старшина роты КМБ[2] будет гонять до седьмого пота новый набор будущих офицеров ВМФ, неспешно прошествовал по нему и подошёл к кафедре морской практики. Там находился пляж, на песочке которого лежали и загорали под лучами послеобеденного солнца тела ребят и девчат.

Поздоровавшись со всеми приветливо, Станислав Семёнович расстелил своё любимое покрывало, разоблачил телеса свои до плавок и прилёг для «прогрева организма» солнечными лучами. Рядом с ним на расстеленное на прогретом песочке покрывало улеглись «прожариться» вечные спутники сына отставного адмирала – с левого бока – как всегда, как всегда!, Везельвул[3], облачённый в новые синие плавки с широковещательной надписью спереди «Да здравствует Любовь в Аду», а к правому боку тела новоявленного студента прислонился Купидон в голубых плавках, имеющих – как и чертёнка – рисунок в виде перекрестья прицела и надпись: «Ворошиловский стрелок», и которые – как считало крылатое создание Богов – так шло к цвету его туники и крыльев, и над которыми так потешался его вечный оппонент из Мира Тёмной Нави, недвусмысленно намекая на половую ориентацию, чем постоянно выводил из равновесия психику помощника Амура[4].

Повысив температуру кожных покровов своего тела, товарищ Пониковский вышел на слип с вмурованным швеллером, предназначенным для направления килей шестивёсельных ялов (в данный момент находящихся внутри здания кафедры морпрактики) и медленно вошёл в воду. Затем он поплавал вместе со своими извечными спутниками минут двадцать, вышел из воды, прошёл по песочку к своему месту и улёгся на покрывало, не забыв оставить место для чертёнка с голубым летуном.

– Хорошо–то как, Господи, – донёсся до слуха юнака возглас чертёнка, который закончил елозить по покрывалу, устраиваясь поудобнее. – И где мою Лоллу носит–то?

– Что – потерял? – донеслось из эфира и рядом с распростёртым телом тоскующего влюблённого проявила себя в Мире Яви[5] его подружка. – Соскучался?

– Да ему обнимать некого, – рядом с чертовочкой, уже успевшей разоблачиться до серо–синего полосатого купальника, появилась её сестра Лилит, также облачённая в купальник, но только серо–зелёного цвета. – Вот и мается, болезный, от безделья. Нет чтобы сделать что–нибудь пакостное – так разлёгся в присутствии дам и пятачок воротит.

Везельвула подкинуло, проигнорировав слова своей бывшей противницы в «битве народов» (читай рассказ «Свидание») он приблизился к подруге, размахивая своим хвостом во все стороны, обнял её и запечатлел на её разрумянившейся щеке страстный поцелуй.

– Здравствуй, дорогая! Я рад видеть тебя. Пошли искупаемся, – предложил Лолле кавалер с рожками, а на её сестру посмотрел сурово и сказал:

– Пошли с нами – заодно и охолонешь, а то перегреешься[6], а твоя мама меня обвинять будет во всех смертных грехах…

Подхватив свою избранницу под левую ручку, а её сестру – под правую, чертёнок направился к морю.

А ты чего даму не приглашаешь? – раздался мелодичный девичий голосок, и Пониковский понял, что Лилит сопроводила на пляж девушка с розовыми крылышками. Купидон встал и обращаясь к Купиде, спросил:

– Как же вы Нину[7] одну оставили?, – намекая явно на то, что в ближайших окрестностей той и близко не было видно.

– Она с мамой поехала в город платье новое покупать, так что мы там не нужны были, поэтому отпросились и к вам направились – нам всё–таки интересно – что ещё нового жених Лоллы расскажет. А пока тоже пойдём искупаемся. – сказала розовый стрелок из люка и, схватив упирающегося Купидона за руку, потащила его к воде.

Станислав полежал ещё немного, затем встал и направился охладить свои члены в волнах бухты Голландия. Переступив через несколько лежащих тел, славный сын не менее славного адмирала решил по слипу не идти, а зайти в море левее – по песочку. Разогнавшись, он вошёл в воду и, преодолевая сопротивление аш два о с растворёнными в ней солями, устремился на глубину. Когда вода покрыла таз молодого человека, тот вскрикнул от боли и запрыгал на одной ноге, про себя ругаясь и морщась. Правой ноге потеплело и в воде начало расплываться красное пятно.

Помятуя о том, что солёная морская вода является наилучшим антисептиком, Пониковский не стал выходить на берег, а остался стоять и ждать – когда морская водичка окажет на место раны  своё благотворное воздействие

– Что случилось, Стас? – рядом с пораненым тут же появилась голова Везельвула в окружении своих подруг. – На мидию напоролся?

– Не похоже, – ответил ему Станислав. – Надо посмотреть – на что я там напоролся.

Набрав в лёгкие воздуха, парень нырнул. Вслед за ним опустились на дно и представители чертячьего племени. Увиденное на дне их поразило: из песка под острым углом торчало нечто длинное и ржавое. Станислав ухвалился за середину полоски стали и рванул её на себя. На удивление водолазов, полоска вышла из песка легко, лишь слегка замутив чистые воды. Пониковский с «сотоварищем» и его подружками вынырнул и поднял над водой выдернутое из песка. Оказалось, что правая нога Станислава напоролась на шашку, невесть коим образом оказавшуюся в этом месте и благополучно избежавшая контактов с ногами безчисленных любителей покупаться.

Благополучно доковылял до берега и выбравшись на сушу, будущий техник–судомеханик доскакал до своего «лежбища» на левой ноге, уселся на покрывало, подобно йогу вывернул свою ногу стопой вверх и осмотрел рану. Та оказалась небольшой и уже не кровоточила. Подхватив лежавший рядом с покрывалом кусок газеты, Станислав отряхнул его от песка, внимательно осмотрел на предмет чистоты. Оторвал от него «шматок маленький» и, предварительно обильно смочив собственной слюной, заклеил место пореза.

Посчитав операцию по «восстановлению технического состояния» своей ноги  законченной, Пониковский вернул стопе нормальное положение, вытянул ногу и прилёг на покрывало. С правой стороны к нему прислонились Купидон с Купидой, причём бывшие противники – никого не стесняясь – обнялись и склонили свои головы друг к другу и начали о чём–то шептаться, причём больше говорил голубой летун, а розовая его подружка мило улыбалась и стреляла на своего собеседника глазками.

– Когда свадьба? – поинтересовался Везельвул, но получив подзатыльник от своей возлюбленной, продолжать тему не стал.

– Нечего за другими подсматривать! – было заявлено ему сёстрами. – Давай продолжай свою  лекцию – зря мы что ли сюда летели?

Хвостатый профессор исчез из виду, через некоторое время появился с упомянутыми автором в рассказе «Пляжные лекции. День второй» необходимыми вещами, установил стулья, перед ними – стол, на который и водрузил знакомый уже читателям огромный фолиант…

 

Часть 2.

– Освежим в памяти нашей, дамы и господа, знания о братьях и сестричках наших старших, – начал третью лекцию оратор с пятачком и искоса взглянул на сидящую рядом с ним свою ненаглядную. – Напомню вам, что буквы «Азъ»[8] и «Буки»[9] мы уже прошли, теперь плавно перетечём к Букве «Веди»[10].

– Слышь, умник, а ну–ка проглаголь нам о лучшей половине Тёмной Нави – а то ты все нам мозги запудрил мужиками. Хочется о прекрасном что–нибудь услышать! – перебила оратора Лилит, горячо поддержанная Лоллой, сидящей, как и на прошлой лекции, рядом с профессором демонологии.

Везельвул призадумался, почесал свой пятачок кончиком хвоста своей соседки, а затем провозгласил:

– Любой каприз за ваши гроши. Повесьте ваши уши на гвоздь внимания и начнём с Божьей помощью. Де́виц на буквы А мы уже оглашали, так что начнём опять–таки с Буквицы «Боги» или как обозвал её наш скрытый последователь – Кирилл со своим братцем Мефодием – «Буки», то есть буквы.

Затем товарищ в панаме сел на свой стульчик, левой рукой обнял талию Лоллы, нежно прижав её стан к своему боку, и начал медленно перелистывать страницы.

– Вот и она, – громко провозгласил лектор и продолжил «с чувством, с толком, с расстановкой». –  Начнём, господа присяжные заседатели, с БарбелоА – демоницы, как вы уже сумели догадаться, женского пола. Считается, что до своего падения была красивейшим ангелом на Небесах, наряду с Люцифером (что было озвучено в уже упоминаемой мною книге «Modern Demonolatry»). Некоторые источники по–прежнему считают ее светлым ангелом изобилия, веры и честности.

1

– Следующая по списочку, – рогатый ухажёр девицы в сером купальнике перевернул страницу своего фолианта, – идёт Барбю, она же – Баркью – демон, популярный среди алхимиков. Барбю часто относят к женскому полу, хотя упоминают о его примечательной  бороде,  что  указывает

на гермафродитную природу демона.

Считается, что Барбю владеет тайной Философского камня. Она (он?) обучает тайнам трав, драгоценных камней, горным работам и металлургии. Упоминается у И. Виера. Д-р Папюс отождествляет Барбю с Бафометом тамплиеров.

2

– Переходим к третьей части марлезонского балета. – Лектор ненамного отвлёкся для того, чтолбы запечатлеть нежный поцелуй на мордочке своей подружки, что вызвало лёгкое недовольство слушателей.

Бенсозия – верховная дьяволица, председательствовавшая на французских шабашах ведьм в XIIXIV вв. Одна из ипостасей языческой лунной богини (Дианы). Ее имена также – Nocticula и Herodias. Бенсозия имеет власть над лошадьми и конями. Изображение Бенсозии в виде обнаженной женщины было найдено на барельефе древнего храма в Монтморилин (Пуату). I.M. Carlson (нет, не шведский летун с моторчиком) считает ее супругой Асмодея и Абезитибода одновременно.

3

Веррье – демоница второго порядка, дает знание растений и трав (Р. Дукант). Согласно «Histoire Admirable» С. Михаэлиса (1612), она была среди демонов, которые владели монахинями в Экс–ан–Провансе. Происходит из чина Начал. Веррье склоняет людей к нарушению обета послушания и неповиновению, делая шею жесткой, как железо, чтобы она не могла согнуться в поклоне. Ее небесный противостоятель – св. Бернар.

4-1 4-2

– Смотрим, кто там далее, – Везельвул в очередной раз перевернул страницу и хмыкнул. – Однако, Делепитора (Делепитор) – демоница, обучающая колдовству, согласно иерархии Р. Дуканта (1963), лидера современной демонолатрии.

От нас она далече, поэтому едем далее. А вот далее – суровая женщина по имени Елизаздра (Елизда) – одна из жён Дьявола. Она занималась расстановкой кадров у наших собратьев. За ее делами – не реки, а моря человеческой крови. Елизда была демоницей четырехметрового роста, на голове у нее было семь рогов, как у дикого оленя. Ведь недаром священномученик Киприан, который до того был одним из самых знаменитых колдунов, в своей молитве говорил: «Спаси, Господи, нас от дьявола и Елизды». Не спас, однако…

Везельвул снова отвлёкся от дел праведных, богоугодных для выражения своих чувств к своей пассии, что выразилось в очередном нежном поцелуе, против которого Лолла никак не возражала.

– Слышь, хвостатый, ты не на свидании, хорош целоваться, рассказывай дальше! – прекратил изъявление чувств своего «сотоварища» Купидон.

– Злые вы все – уйду скоро от вас, – ответил крылатому стрелку Везельвул, однако оторвался от Лоллы и заглянул в свой     кондуит. – А дальше по списочку, дамы и господа, – Ишет Зенуним или Эйшет Зенуним – демоница еврейского происхождения. Одна из ангелов проституции, согласно Каббале. Она считалась одной из жён Сатаны. Ишет Зенуним – спутница ангела воздуха и второго мужа Лилит, которому Иегова – он же Сатанаил – как писал любимый ученик Иешуа Гайностри в своей «Тайной книге Иоанна»[11] и отдал первую созданную Господом женщину, ибо от постоянных споров Лилит с Адамом о том кто там самый главный (ибо и в того и в ту Господь подсадил души ангелов второго неба) даже Сатанаил осатанел, – Самаэля, жена блуда, – рассматривая в едином аспекте, их называют «Зверем», Хивой (Чивой).

Да, лихое было время… Но не будем отвлекаться на второстепенное. Следующая красавица – это Ламия – демоница–вампир, издавна обитавшая в пещере. Первые упоминания о Ламии появились в греческой мифологии. Когда–то Ламия была королевой Ливии, прекрасной женщиной, у которой были дети от Зевса. Но когда Гера, жена Зевса, узнала об этом, то заставила королеву поглотить их.

5

И Ламии пришлось подчиниться, потому что нелегко противостоять натиску богини. Однако с тех пор Ламия начала по ночам отбирать у матерей их младенцев. Перед тем, как высосать кровь, она разрывала их похожими на когти ногтями. Когда–то милая королева стала ужасным зверем, умеющим по желанию изменять облик. Ламия была известна своей необычной чуткостью: даже когда спала, вынимала глаза, чтобы они всегда оставались начеку. Со временем этим именем стали называть колдуний, воровавших детей, а также женщин – демониц , которые, обернувшись красавицами, соблазняли своей пылкостью случайных мужчин. И только после того, как те выплескивали страсть, Ламия высасывала из них кровь, а затем и жизнь.

Тут Везельвул остановился и начал оглядываться.

– Что ищешь ты в краю далёком? – процитировала Мишаню Лермонтова Лилит.

– Испить бы, – сказал рогатый лектор и выразительно посмотрел на Стаса. Тот выдержал молящий взгляд баламута и ответил непреклонно:

– Кваса не будет – мы не на Учкуевке (читайте «Пляжные лекции. День 1»). Кому легко нынче? Правильно, – никому. Если хочешь пить – вон у здания кафедры морпрактики крантик заветный – сходи и напейся. Если не желаешь – вперёд и без песен!

Везельвул вздохнул и в очередной раз перевернул страницу.

– Ух ты, Лолла – глядь – не про твою сестрицу написано?

Та посмотрела в книгу и посоветовала своему ухажёру:

– Ты бы поаккуратней с ней, а то к нам не просто пушистый зверк придёт, а полный кердык[12] настанет. Шути с кем угодно – только не с ней…

Везельвул помрачнел, а затем сказал:

– Да уж… Итак, девочки и мальчики, следующая дама – Лилит (лат. Lamia, связывается с евр. Lyl, «ночь») – «ибо до Евы была Лилит»,– гласит древнееврейский текст. Легенда о ней вдохновила английского поэта Данте Габриэля Россетти (18281882), и он написал поэму «Райская обитель». Лилит была змея, она была первой женой Адама и подарила ему «Существ, что извивались в рощах и в воде, Сверкающих сынов, блестящих дочерей».

6

Еву Бог создал потом; чтобы отомстить женщине, жене Адама, Лилит уговорила ее отведать запретный плод и зачать Каина, брата и убийцу Авеля. Такова первоначальная форма мифа, которой следовал и которую развил Россетти. В течение средних веков под влиянием слова «лайил», что на древнееврейском означает «ночь», легенда приняла другой оборот. Лилит стала уже не змеей, а духом ночи. Иногда она – ангел, ведающий рождением людей, иногда демон, который осаждает спящих в одиночку или бредущих по дороге одиноких путников. В народном воображении она предстает в виде высокой молчаливой женщины с длинными черными распущенными волосами.

Лилит –  часто в форме множ. числа не только жен., но и муж. рода; народная этимология связывает с евр. «ночь», злой дух, обычно женского пола, в иудейской демонологии. В Библии упоминается однажды (Ис. 34, 14). Имя восходит к именам трёх шумерских демонов: Лилу, Лилиту и Ардат Лили; первый и второй – инкуб и суккуб. В роли суккуба Лилит выступает и в еврейской традиции: она овладевает мужчинами против их воли с целью родить от них детей. Поэтому ТалмудШаббат» 151 б) не рекомендует мужчинам ночевать в доме одним. Адам и Ева, будучи в «отлучении» в течение 130 лет, породили духов, дивов и лилит (множ. число муж. рода), сожительствуя с ними («Берешит рабба» 20; «Эрубин» 18 б). Однако в иудейском быту Лилит особенно известна как вредительница деторождения (ср. Ламашту). Считалось, что Лилит не только наводит порчу на младенцев и изводит их, но похищает (пьёт кровь новорожденных и высасывает мозг из костей) и подменяет их; ей также приписывались порча рожениц и бесплодие женщин. Согласно Талмуду, Лилит волосатая («Эрубин» 18 б), крылатая («Нидда» 24 б), она — мать Ахримана Баба Батра» 7 За). В арамейском переводе кн. Иова (1, 15) слово «Саба» переведено как «Лилит, царица Змаргада» (изумруда; вероятно, отождествление с царицей Савской).

Согласно одному преданию, Лилит была первой женой Адама: бог, сотворив Адама, сделал ему из глины жену и назвал её Лилит. У Адама с Лилит сразу же возник спор. Лилит утверждала, что они равны, так как оба сделаны из глины; не сумев убедить Адама, она улетела. В Красном море её настигли три ангела, посланные богом. Лилит отказалась вернуться и заявила, что создана, чтобы вредить новорожденным. Ангелы взяли с неё клятву в том, что она не войдёт в дом, в котором увидит их самих или их имена. Она приняла на себя наказание: отныне будут ежедневно умирать сто из её детей. В одном из заговоров для роженицы и новорожденных (в каббалистической книге «Разиэл», XIII в.), который повторяет этот сюжет, вместо Лилит выступает Первая Ева. Первая Ева упоминается и в «Берешит рабба» 12: о ней говорится, что она обратилась в прах еще до сотворения Евы. Согласно «Зогар» (11, 267 б), Лилит стала женой Самаэля, матерью демонов. Один из наиболее распространенных текстов заговоров для роженицы (известный на многих языках народов Ближнего Востока и Восточной Европы и применяемый позже против дурного глаза и разных болезней) рассказывает, как некий святой (Илья, Михаил, Сисиний и др.) в дороге (часто – спускаясь с горы) встретил ведьму (часто – у моря) и спросил, куда она направляется. Услышав, что она идёт в дом роженицы с целью повредить ей, он заставил её назвать все свои 9 (12, 40) имен и поклясться, что она не повредит роженице и младенцу, если увидит в доме все свои имена. Амулеты и заговоры для рожениц против Лилит должны были содержать не только имена трёх ангелов (пытавшихся возвратить Лилит), но и имена самой Лилит [некоторые из них: Батна (евр.-арам., «чрево»), Одемкраснота»), Аморфо (греч., «не имеющий формы»), «Мать, удушающая дитя», имя из сирийского текста]. Тексты заклинаний арамейских и мандейских магических чаш используют против Лилит формулу развода (свидетельство того, что Лилит воспринималась и как суккуб). Лилиты во главе с их матерью и предводительницей Руха (дух) часто упоминаются в мандейских текстах.

Благодаря большому интересу к каббале в Европе эпохи Возрождения предание о Лилит как первой жене Адама стало известно европейской литературе, где она обрела облик прекрасной, соблазнительной женщины. Такое представление о Лилит появляется и в средневековой еврейской литературе (хотя в еврейской традиции красивая внешность Лилит связана с ее способностью менять свой облик). Известны, например, рассказы о том, как Лилит в облике царицы Савской соблазнила бедняка из Вормса. О каббалисте Иосифе делла Рейна рассказывали, что он добровольно предался Лилит. Представление о прекрасной, магически соблазнительной Лилит лежит в основе рассказа А. Франса «Дочь Лилит» и поэмы А. Исаакяна «Лилит», где прекрасная, «неземная», сделанная из огня Лилит противопоставляется «простой», обыденной Еве. Такое же противопоставление Лилит Еве выступает в стихотворении М. Цветаевой «Попытка ревности». Шотл. писателю Дж. Макдональду принадлежит роман «Лилит»

Лилит (лат. Lamia, связывается с евр. Lyl, «ночь») – злой дух, обычно женского пола, в иудейской демонологии. Имя Лилит связано с именами трёх шумерских демонов – Лилу, Лилиту и Ардат Лили. Она овладевает мужчинами против их воли с целью родить от них детей. Поэтому Талмуд не рекомендует мужчинам ночевать в доме одним. Лилит особенно известна как вредительница деторождения. Считалось, что она не только наводит порчу на младенцев и изводит их, но похищает (пьёт кровь новорождённых и высасывает мозг из костей) и подменивает их, Лилит предпочитает мальчиков до семилетнего возраста. Ей также приписывались порча рожениц и бесплодие женщин. Согласно Талмуду она длинноволосая и крылатая. По поверьям её волосы обладают губительной силой. По некоторым приданиям Лилит была первой женой Адама: бог сотворив Адама, сделал ему из глины (или из пыли) жену и назвал её Лилит. У Адама с Лилит сразу же возник спор. Лилит утверждала, что они равны, так как оба сделаны из глины; не сумев убедить Адама, она улетела. В Красном море её настигли три ангела (Санви, Сансанви, Семангелаф), посланные богом. Её застали в тот момент, когда она метала икру, производя на свет множество демонов. Лилит отказалась вернуться в Эдем и заявила, что создана, чтобы вредить новорождённым. Ангелы взяли с неё клятву в том, что она не войдёт в дом, в котором увидит их самих или их имена. Она приняла на себя наказание: отныне будут ежедневно умирать сто из её детей.

Согласно «Зогар» она стала женой Самаэля, матерью демонов. Красивая внешность Лилит связана с её способностью менять свой облик. Известны, например, рассказы о том, как Лилит в образе царицы Савской соблазнила бедняка из Вормса. Один заговор для роженицы рассказывает, как святой Илья (Михаил, Сисиний или др.) спускаясь с горы в дороге встретил у моря ведьму и спросил, куда она направляется. Услышав, что она идёт в дом роженицы с целью повредить ей, он заставил её назвать все свои 9 имён и поклясться, что она не повредит роженице и младенцу, если увидит в доме свои имена. Амулеты и заговоры против Лилит должны были содержать не только имена трёх ангелов, пытавшыхся возвратить Лилит, но и имена самой Лилит. Некоторые из них: Батна (чрево), Одем (краснота), Аморфо (не имеющая формы). Лилит входила в число десяти архидьяволов.

Строки из «Фауста» Гёте о Лилит.

«Фауст

Кто там?

Мефистофель

Лилит.

Фауст

На мой вопрос,

Пожалуйста, ответь мне прямо.

Кто?

Мефистофель

Первая жена Адама.

Весь туалет её из кос.

Остерегись её волос:

Она не одного подростка

Сгубила этою причёской…»

Отрывок из Библии с упоминанием Лилит.

«14 И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и шедим[13] будут перекликаться один с другим; там будет отдыхать Лилит[14] и находить себе покой».

(Книга пророка Исайи, 34-я глава)

Отрывок из «Еврея Зюсса», Лиона Фейхтвангера.

«Зато она жадно и со скрытым страхом выслушала рассказ Зюсса о повелительнице демонов Лилит, первой жене Адама. Она, эта длинноволосая, крылатая первая жена Адама, не поладила со своим супругом, плотская близость с ним не дала ей тех радостей, которых она желала. Тогда она с помощью колдовства, произнеся запретное имя божье, улетела в Египет, страну злых чар. С той поры, возненавидя Еву и всякое здоровое супружество, она стала накликать на рожениц и на младенцев проклятия и злые напасти. Но в Египте её настигли посланные богом ей вослед три ангела – Сеной, Сансеной и Семангелоф. Сначала они хотели её утопить; но потом отпустили на свободу, заставив покляться клятвой демонов, что она не станет приносить вред ни роженице, ни младенцу, охраняемым именами трёх ангелов. Вот почему иудейские роженицы имеют при себе амулеты с именами трёх ангелов».

Отрывок из стихотворения М. Цветаевой «Попытка ревности».

«…Как живётся вам с товаром

Рыночным? Оброк – крутой?

После мраморов Каррары

Как живётся вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен

Бог – и начисто разбит!)

Как живётся вам с стотысячной –

Вам, познавшему Лилит!..»

– Всё, перерыв. Пошли купаться, – скомандовал Пониковский, тут же поднялся и пошагал к воде. Все остальные слушатели и лектор с подругой последовали за ним. Поплавав минут двадцать, существа Явного и Навного Миров вернулись к стасову покрывалу и ещё минут пятнадцать посвятили прогреву своих телес под лучами августовского солнца.

Наконец, Везельвул уселся за свой стол, не глядя обвил левой рукой стан своей подруги и продолжил:

Махаллат (Махалат, Махлат, Махла) – демоница еврейского происхождения. Одна из четырёх матерей демонов, жён Сатаны. Впервые упоминается в Талмуде. Махаллат была дочерью Асмодея и смертной женщины, но имела демоническую природу. Её мать была брошена Измаилом в пустыне, в момент когда она рожала Махаллат. В последствии она стала супругой демона и властительницей злых духов. Махаллат и ее дочь Аграт (ее еще называли Аграт Бат–Махлат) постоянно враждовали с Лилит. Лилит обладала войском, в которое входило 480 легионов злых духов и ангелов–разрушителей, а у Махлат было 478 легионов злых духов. Когда они заняты войной меж друг другом, молитвы Израиля достигают Небес, потому что главные обвинители людей отсутствуют. Махаллат представлялась в виде, нечто среднего между женщиной и змеёй.

– Блин, одни еврейки, – возмутилась Купида. – А когда про наших будет?

Везельвул злостно проигнорировал вопрос девицы с розовыми крылышками и продолжил:

– О, ещё одна крутая тётя – Наама (Наамах, евр. «наслаждение», она же Лилит Алимта (Олимта), евр. «жестокая Лилит») – архидемоница, последняя из десяти злых сефирот (элементалов).

7

Согласно Каббале Наама одна из 4-х ангелов проституции, помощниц (жён) Самаэля. Другие три – Лилит, Ишет Зенуним и Аграт–бат–махлат. Раввин Симеон называл Нааму матерью демонов, а раввин Хийа верил, что она великая соблазнительница и желанна не только для мужчин, но и для духов и демонов, и что она вместе с Лилит мучает и изводит детей и их матерей («Зогар»). Наама – жена Асмодея, дочь Митбаэль и Кафцифони, мать Алефпенеаша и младшая сестра Лилит (по другой версии, сестра Самаэля). Ночные демоны называются еще «дети Наамы». Из–за ночных демонов, кстати говоря, запрещается ходить по дорогам одному ночью. Обычно Нааму представляют как красивую женщину – до пояса. Ниже пояса она выглядит как пылающий факел.

А вот ей и под стать – Нега (лат. Nega евр. «чума») – одна из жён (любовниц) Сатаны, демоница чумы. Ей подвластны все мужчины–израильтяне – так им, обрезанным, и надоть!

Читаем далее. Что мы видим? – а видим мы Обизат (Обизут, лат. Obizuth) – демоницу, подобную Лилит, имеет много черт схожих с чертами суккуба. Упоминается в «Завете Соломона»:

«И передо мной появился дух в виде женщины, которая имела только голову с растрепанными волосами. И я спросил ее: «Кто ты?» А она ответила: «Нет, а ты сам кто? И почему ты интересуешься мной? Но, да будет тебе известно, я стою связанная перед тобой. Иди сейчас в свои королевские палаты и омой руки. Потом вернись сюда и снова спроси меня; и тогда ты узнаешь, О, царь, кто я есть». И я, Соломон, сделал все так, она посоветовала мне, потому что был мудр; чтобы я смог узнать о ее делах, и осудить их, и рассказать об этом людям. И я снова сел на свое место и спросил демоницу: «Кто ты?» И она ответила: «Люди зовут меня Обизат; и по ночам я не сплю, а брожу по всему миру, и прихожу к женщинам во время родов. И в предсказанный час, если мне везет, я душу ребенка. Но если нет – я перехожу в другое место. Поскольку хотя бы один раз за ночь мне должно повезти. Ибо я – свирепый дух, имеющий множество имен и форм. Я хожу туда–сюда. И я отправляюсь в путь на закате. Но хотя ты и наложил на меня печать кольцом Бога, ты не сможешь ничего сделать. Я не стою перед тобой, и ты не можешь командовать мною. Ибо я не делаю ничего другого, кроме того, что уничтожаю детей, делаю их глухими, слепыми, запечатываю их уста, разрушаю их мозг, причиняю боль их телам». Когда я, Соломон, услышал это, я поразился тому, как она выглядит, ибо все ее тело находилась в темноте. Но она смотрела на меня ярко зелеными глазами, и ее волосы были растрепаны как у дракона; а все остальное тело было невидимым. Насколько я слышал, у нее был звучный голос. И я хитро спросил ее: «Скажи мне, какой ангел имеет власть над тобой, O, злой дух?» Она ответила мне: «Божественный ангел по имени Афарот (Afarot), который соответствует имени Рафаел, тем, который препятствует мне сейчас и всегда. Если его имя знает какой–нибудь мужчина, и напишет его на женщине во время рождения ребенка, тогда я не смогу проникнуть в нее. У этого имени число 640». И я, Соломон, услышав это, прославил Бога, и приказывал, чтобы ей связали волосы и повесили ее перед Божьим Храмом; чтобы все дети Израиля, проходя мимо, могли видеть ее и прославлять Господа Бога Израиля, который с помощью этой печати дал мне эту власть вместе с мудростью и силой Бога».

–  «Следующий», – сказал заведующий, – сострил Везельвул, но тут же получил подзатыльник от Лоллы с пожеланием не отвлекаться на типа «юмор». – А вот и ваша соотечественница, – это уже было сказано Купидону с Купидой, – Оноскелис (греч. «та, у которой ослиные ноги») – демоница из «Завета Соломона». Она имела «очень симпатичный вид и светлую кожу, но ноги как у мула». Вот, что о ней говорит «Завет Соломона»: «И когда ее привели, я сказал ей: «Скажите мне, кто ты?» А она ответила: «Мое имя – Оноскелис. Я – дух, который воплощен в теле, живущий на земле тайно. Есть золотая пещера, где я лежу. Но у меня есть место, которое всегда меняется (у меня много характерных особенностей). Временами я душу мужчин петлей; временами – я их развращаю. Но чаще всего моим местожительством являются обрывы, пещеры, ущелья. Однако часто я в образе женщины общаюсь с мужчинами, и особенно с тем, у кого темная кожа. Поскольку они делят мою судьбу со мной; тогда они тайно или открыто поклоняются моей звезде, не зная что, вредят сами себе, и только возбуждают мой аппетит для того, чтобы вредить дальше. Поскольку они желают обеспечить себя деньгами для посмертной славы, я даю немного тем, кто поклоняется мне надлежащим образом». Соломон, спросил о ее рождении, и она ответила: «Я родилась от неуместного голоса, который также называют эхом человеческого сквернословия (демоница, рожденная эхом аналогична еврейской Bath Kol, «дочери голоса». В Гностическом Гимне к Гермесу, отредактированному Dieterich, Abrasax), оброненного в лесу. Потом Соломон спросил ее: ««Под какой звездой ты действуешь?» И она ответила мне: «Под звездой полной луны, потому что луна движется почти над всем». Тогда я сказал ей: «А какой ангел может победить тебя?» И она ответила: «Тот, что в тебе правит»«. Царь подумал, что она издевается над ним, и приказал стражнику ударить ее. Но она громко закричала и сказала: «Я подчиняюсь тебе, O, царь, благодаря мудрости Бога, данной тебе, и ангелу Joel». Тогда Соломон приказал, чтобы она вила веревки для канатов, используемых на строительстве божьего дома; и потом, когда он наложил на нее печать и связал ее, она покорилась и смирилась настолько, чтобы плести веревки день и ночь.

– А теперь о нас, бедных и вечно обижаемых! – СуккубыSukkubus – (по Каббалелилит) – духи–женщины, обольщающие мужчин и смущающие их сон. По терминологии средних веков, «инкубы и суккубы, демоны пьянства, обжорства, сладострастия и корыстолюбия, очень хитрые, свирепые и коварные, подстрекающие свою жертву к учинению ужасных злодеяний и ликующие при их исполнении».  Вместе с инкубам, они представляют искусителей, бесов, упоминаемых в Священном Писании, но они совершенно пасуют перед честным и праведным духом и ничего не могут сделать человеку, если он не предался порокам.  Суккубы или суккубусы, от латинского   «суккубаре» – «лежать под   чем–либо».

8

Суккубы, досаждавшие святым и отшельникам, но более всего молодым монахам, о чьем мучительном полнокровии выразительно повествуют «Письма темных людей», были по сути своей разжалованными в ранг демонов сиренами, наядами, перш и даже языческими богинями.

Конечно, сегодня можно предположить, что презрение к плоти, осуждение  земного не были детищами кучки фанатиков, навязавших свою волю огромной части человечества. Это презрение к плоти и плотским утехам рождалось не фанатизмом, а лишениями, становившимися   нормой для тысяч и тысяч обездоленных, и неприятием, отторжением мира изощреннейших утех и забав и «чудовищных сладострастий», где разнузданное распутство шло рука об руку с произволом и полнейшим пренебрежением к человеческому достоинству Мира, чьи зыбкие устои зиждились на крови и страданиях. Сочные зарисовки нравов времен Тиберии, Калигулы, Нерона, оставленные нам древнеримским писателем Светонием, красноречиво рассказывают о том, какую именно «плотскость, какую земную жизнь» отвергали ранние христиане. Светоний показал нам Рим, который не мог не вызывать у них отвращения.

Не   минуло   подобной участи и средневеково–христианское осуждение плоти. Проповедники с амвонов клеймили плотские страсти, обрушивались на танцы, отвращавшие от бога и разжигавшие чувства далекие от кротости и смирения: «Многовертимое плясание отлучает человека от Бога и во дно адово влечетне токмо сама будет пляшущая сведена во дно адово, но и ти (те), иже с любовью позорують (глядят) и в сластех раздвизаются на ню с похотиюПляшущая бо жена многим мужем жена есть, того дьявол прельстит во сне и наяву…»

И прельщал же! Чем настойчивее святые отцы стремились не думать о том, о чем им думать не полагалось, тем настырней были видения  соблазнительных женских ножек и прочих прелестей. Только кознями дьявола можно объяснить тот факт, что бывало, непослушная плоть побеждала самое отчаянное сопротивление. Только тем, что плоть оказывалась в цепких руках Сатаны и сонма его проворных помощников и помощниц.

Так закреплялось своеобразное отношение к плотской любви, суть которого язвительно и емко выразил Ф. Ницше: «Христианство  отравило Эроса: он, правда, не умер, но превратился в порок». Порок тем более соблазнительный, чем более бранимый и окутываемый тайной. Что ж запретный плод сладок, а скрываемое прельщает куда сильнее явного. В. Ключевский приводит остроумную легенду об одном богобоязненном царе, который с детства внушал сыну, что «черти – это девицы». Сын же увидев девиц, «сказал чересчур осторожному папаше напрямик, что черти понравились ему больше дьяволов».

Даже   представителям высших эшелонов церковной власти приходилось уступать призывам плоти и. выражаясь   современным языком, разделять в быту совсем иную систему ценностей, нежели та, что воспевалась с амвонов. Может быть, поэтому и в среде католических священнослужителей велись достаточно вольные разговоры о мужской силе, понимаемой весьма недвусмысленно.

И, тем не менее, все эти «ценности» располагались по ту сторону официальной морали. Поэтому–то столь рьяно атаковались происки неуемного Сатаны и его сподручных – ведьм.

Бесчинства  Сатаны  и очаровательных ведьмочек, сокрушавших самые неприступные мужские сердца, укрепляли представителей сильного пола в мысли о том, что влечение к женщине – дело рук нечистого. А уж самые прельстительные и самые желанные существа противоположного пола, так те, бесспорно, чаровницы–ведьмы. Сила же мужского пола – в способности устоять перед коварством их чар. Сила, одна мысль о которой приятно тешит самолюбие. Ведь, что ни говори, а дьявол, или падший ангел, стал таковым, как полагал богослов Ириней, из–за гордыни и похотливой погони не то что за ведьмами, а за простыми дочерьми человеческими. Разве вашему самолюбию не польстит мысль о том, что вы хоть в чем–то да выше ангела, хотя бы и падшего?

Везельвул прервался, сказав «Звиняйте», быстро сбегал к заветному крану и наконец–то напился, после чего вернулся на своё место и, перевернув несколько страниц, продолжил. – Шелковинки – в английском фольклоре – Interestingly, as we have here among British? [интересно, а среди нас есть тут англичане]

Англичан, понятный ёжик, среди слушателей не затесалось, поэтому лектор, который уже было потянулся своими губами к правой щёчке Лоллы, но увидев кулаки Пониковского, Купиды и Лилит, изменил своё решение и повернулся лицом к слушателям.

9

– If not – we better[15]. Женщины–брауни, которых называют шелковинки, потому что они носят шелковые платья. Шелковинки выполняют домашнюю работу и наказывают нерадивых слуг. Живут они не в домах, а на деревьях, и стерегут традиционные сказочные существа: драконы и сфинксы с туловищем птиц. Орнаментальное украшение жилища своих хозяев. Когда на них находит настроение попроказничать, они принимаются разбрасывать то, что сами недавно убирали. Если шелковинку обидеть, она, как и остальные брауни, превращается в боггарта. Справиться с разбушевавшейся шелковинкой можно, лишь пригрозив ей крестом из рябины.

– А теперь о наших, о славянках. Шишига, Шишиха, Шишица, Шишитиха – нечистый дух, чертовка; водяная чертовка; лешачиха;  злобная  нечисть в славянской мифологии.

10

Если живет в лесу – то нападает на случайно забредших людей, чтобы потом обглодать их косточки. По ночам любят шуметь и колобродить. По другому поверью шишиморы или шишиги – это озорные беспокойные домовые духи, глумящиеся над человеком, который делает дела, не помолившись. Можно сказать, что это – очень поучительные духи, правильные, к благочестивому распорядку жизни приучающие.

«Да чтоб ее лешие в лесу удавили, чтоб шишиги в реке утопили» (Ю. Урал); «Шошычиха, лешачиха – то онно» (Печ.); «Ягабиха страшна шошычиха. Баба–яга та же шошычиха и есть» (Печ.); «Шишига свадьбу играет» (чертова свадьба) [Даль, 1882]; «Вино жрут, как шишихи» (Печ.).

Шишига, как и другие наименования с корнем шиш– (см. шиш, шишок) – родовое, обобщающее название нечистой силы, которое может быть отнесено и к нечистому духу неопределенного облика, и к подпольнику, баннику, лешему и т.п.; шишига – злой дух в подполье дома (Арх.); нечистая сила в бане (Влад., Сарат.).

По мнению В. Даля, шишига – «нечистый, бес», а также «злой кикимора или домовой, нечистая сила, которого обычно поселяют в овине; овинный домовой» [Даль, 1882].

В великорусских поверьях шишига часто связана с водой, баней и напоминает русалку. Во Владимирской губернии на Троицу было принято тайно украшать березку для шишиг. Считалось, что во время праздника шишиги–нечистые пляшут перед такой березкой.

«Шишига предстает в образе скромной, робкой, застенчивой и неповоротливой женщины, живет в воде, в болоте, часто выходит из воды на берег, а в воде то полощется, то моетсяЖивет иногда в лесу. Любит баню и ходит в нее, если дверь в бане оставлена без молитвы» (Костр.).

Шишигу, похожую на кикимору–пустодомку, представляли ряженые во время Святок: ее изображали в «бабьем» сарафане, но без кики, с распущенными волосами; шишигой мог быть и парень, одетый по–старушечьи, в лохмотьях, с горшком на голове вместо кокошника, который разбивали [Маслова, 1984].

Шишихой, шишитихой, шошичихой может именоваться и чертовка, а также лесной, водяной дух (лешачиха, русалка); нечистый дух неопределенного, угрожающего облика, а на Печоре – даже Баба–Яга.

Везельвул оглянул аудиторию – все взгляды слушателей были сосредоточены на нём, и это чертёнку льстило. Он в очередной раз перевернул страницу и продолжил:

– А теперь снова про наших – но про татар. Убыры – ведьмы, в мифологии татар. Они подбивают людей на плохие дела. Также они могут оборачиваться волками, однако смертельно боятся солнечного света настолько сильно, что даже ради спасения своих волшебных беляшей они не могут остаться на солнечном свету.

11

Тут Лилит предложила снова пойти в водичку освежиться, с чем все тут  же согласились. Покрывало опустело, зато в бухте прибавилось тел. Наплававшись и наплескавшись, компания вернулась в «лекционный зал» и после недолгого обсыхания приготовилась слушать далее. Везельвул не заставил себя ждать, однако и не позабыв отметиться поцелуем в правую щёчку своей подружки. Затем он откашлялся и провозгласил:

Фараонка, Фараон, Фараончик – в славянской мифологии – фантастическое существо с человеческой головой, туловищем и рыбьим хвостом; русалка.

«А мужики видели, как из реки выходила женщина. Она первый раз вышла и говорит: «Фараон, фараон», – и ушла в воду» (Волог.).

Фараоны, мифические полулюди–полурыбы (и женского и мужского пола) – произошли от потонувшего в Чермном море (в Красном море) «войска фараонова» (при преследовании евреев, выводимых Моисеем из Египта).

12

В основе таких представлений лежат апокрифические легенды, возникшие в результате народной переработки библейского сюжета о переходе Мот через Красное море, когда вода расступилась, пропустила Моисея и ведом им народ, но сомкнулась над головами преследователей; «люди фараона обратишася рыбами», «у тех рыб главы человеческие, а ту лова нет, токмо ед глава, а зубы и нос человечи; а где уши, тут перья, а где потылица, тут же и не яст их никтоже».

Обратились рыбами и оружие, кони воинов: «…а на конских рыбах шер конская, а кожа на них толста на перст, ловят их и кожи в них снимают тело мечут, а в кожах перед ы и подошвы шьют; а воды те кожи не терпятв сухоноско, на год станут» (Сказание о переходе Чермного моря по списку 1602 г.) [Черепанова, 1983].

Образ «фараона лютого», по–видимому поразивший народное воображение нередко появляется в старинной русской литературе, в сказаниях, легендах «Переход библейско–книжного образа в сферу народных мифологических представлений осуществлялся несколькими путями: через официальную книжное» через литургику, через апокрифическую литературу, народную трансформацию духовной литературы, в частности, духовные стихи. В канонической церковной и светской книжности и сам библейский сюжет, и образ фараона, преследовавшего. В народных верованиях образы фараонов и фараонок сливаются с образами сеяных и русалок, однако из–за «книжного» происхождения представлений о («войске фараоновом» полулюди–полурыбы часто воображаются обитающими далеко, в морях; например, фараончики – «чудные белотелые девы с русыми кудрями, которые плавают в море. У них рыбьи хвосты» (Сарат.). В Новгородской губернии считали, что у фараонов только «голова человеческая», а остальное у них рыбье. Случается, что в ясную погоду они выскакивают из воды и кричат: «Царь Фараон в воде потонул»

«В ину пору корабль плывет, хоша по обнаковенной воде, но зато по сторонам–то его бесперечь выныривают чудовища: от головы до пояса человек, от пояса до ног – соминый плеск. Вынырнет это чудовище, встряхнет  длинными волосами, индо брызги на версту летят, да закричит глухим хриплым голосом: «Фараон!» Это фараоновы воины, что за Мысеим гнались, да потонули. В ину пору эти самые чудовища, их тоже зовут фараонами, ухватятся за корабль ручищами, словно граблями, да спрашивают: 

 «Когда Осподь с судом сойдет?» – «Завтра» либо «Послезавтра», – скажут с корабля, чтоб только отвязаться. Ну, и отстанут, а без того ни за что отстанут, такие привязчивые, право. Им, вишь, узаконено жить в море до преставленья света. Тогда, вишь, их рассудят с царем фараоном: из-за него  погибли и сделались получеловеками. Это море так и прозывается: фараонское море» [Железнов, 1910].

По рассказам жителей Смоленщины, фараоны – «египетские цыгане», по  мановению жезла Моисея. Они похожи на людей, но покрыты рыбьей чешуей, одноглазы, могут обитать лишь в воде. Фараоны любят ненастье, а в хорошую погоду интересуются «у своего фараона» – когда переменчивая погода. Его же они вопрошают и о конце света, ибо обречены существовать полурыбьем–получеловеческом обличье вплоть до Светопреставления. Фараонки опасны – они людоеды. Иногда их ловят и «показывают», содержа в чанах с водой [Добровольский, 1891].

Таким образом,  в народных повествованиях о фараонах и фараонках, наряду с «библейским происхождением», подчеркивается их принадлежность к безвременно погибшим, заклятым, проклятым людям, а так же особый, «глухой и хриплый», но влияющий на людские судьбы голос и дар пророчества, предвиденья.

Товарищ лектор тут ненадолго примолк, открыл новую страницу и продолжил:

Фея – в мифологии западноевропейских народов  сверхъестественные существа в обличие прекрасных молодых  женщин или   омерзительных старух (иногда – с крыльями). Наделены способностью  творить чудеса и менять  по желанию свой   внешний вид. Бывают как добрыми, так и  злыми.

13-2

Их название связано с латинским словом fatum (судьба, жребий). Феи считаются самыми многочисленными, самыми красивыми   примечательными из всех второстепенных сверхъестественных существ. Вера в них не ограничена какой–либо одной страной, или эпохой. Древние греки, эскимосы и краснокожие индейцы рассказывают истории о героях, завоевавших любовь этих созданий фантазии. В такой удаче таится, однако, опасность – когда прихоть феи удовлетворена, она с легкостью может своего любовника погубить.

Феи очень любят танцевать и устраивать веселые балы. Для этого они специально выравнивают поляны в лесу, чтобы  не было ни рытвин ни кочек, и эти  поляны становятся их   танцплощадками.   Едят феи цветочную пыльцу и пьют утреннюю росу.

Феи проводят все время, свободное от пляски и пения, в том, что сидят за пряжей или тканьем. Быстрота, тонкость и красота их работы вошли в пословицу. Их искусные руки, гласит предание, производят те плащи и ковры, одаренные всякими чудесными свойствами, те шапочки, колпачки–невидимки и тонкие сорочки, защищающие тело лучше всякой кольчуги, которыми феи часто дарят своих любимцев. Поселяне в Норвегии рассказывают, что «как идешь поутру мимо холмов, так очень часто слышишь, как феи там прядут: колесо так и поскрипывает – видно, что не застаивается, и работа идет не по–нашему».

13-1

Все феи и эльфы, без исключения, одарены способностью мгновенно являться, мгновенно исчезать и становиться невидимыми либо принимать на себя наружный вид разного рода животных или неодушевленных предметов. Первые два свойства – мгновенное появление и исчезновение – заключаются в их волшебной одежде.

Слово феяfae или фейриfaerie  пришло в английский язык со старофранцузского, которое в свою очередь пришло туда от латинского слова «Fata», которое упоминало три мифологические персонификации судьбы, греческих мойр (римские Парки), которые, как предполагалось, три ночи после рождения ребенка, определяли судьбу его жизни. Они обычно описывались как холодные, безжалостные старые ведьмы (в отличие от современного описания – красивые женщины с крыльями или без, маленького или большого размера).

Латинское слово fata дало современному итальянскому, каталонскому и португальскому fada и испанское hada, все это означает фею. Старофранцузский fae, имел значение «чародей». Таким образом faerie означал «очарование». Феи часто изображаются, очаровывающими людей, насылающими иллюзии, чтобы изменить эмоции и восприятие, для своих игр и проказ. Современный английский язык унаследовал два срока «Фея» и «фейри», наряду со всеми ассоциациями, приложенными к ним.

 «Там прогуливались феи, воздушные и   нежные, как сон. Их длинные волосы  отливали золотом, алые уста  улыбались; их  легкие платья, сотканные из лепестков роз и  лилий, были самых нежных оттенков.  Легкие и  воздушные, они носились, танцуя  в воздухе, чуть шурша своими легкими    крыльями, казавшимися  серебряными в блеске майского дняНе птичка, не   мотылек, а веселая крошечная голубая   девочка. У нее  серебряные крылышки, за  спиной и кудри, легкие, как пух. Я знаю ее – это фея голубого воздуха и весеннего  неба,  фея золотого солнца и майского праздника». (Л.А. Чарская «Сказки голубой феи»)15

После этого Везельвул долго шелестел страницами, но ничего нового из женской породы существ Навьего Мира ему, видимо, не попадалось.

– А больше никого я не вижу, – огорчённо сообщил слушателям сын хозяина Преисподней.

– Ну и слава Богам! Пора всем уже и по домам! – Пониковский решительно встал с покрывала, дождался когда существа Светлой и Тёмной Нави также покинут «лекционный зал», после чего вытряхнул покрывало от песка, сложил все причиндалы в пакет, оделся и неспешно направил свои стопы домой…

 

Примечания.

А Все данные по существам Мира Тёмной Нави взяты с

http://myfhology.info/monsters/demons/demon-list.html

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] КПП – контрольно – пропускной пункт.

[2] КМБ – курс молодого бойца

[3] Данные о Везельвуле, Купидоне, Лолле, Лилит и Купиде –см. рассказ «Пляжные лекции. День 1»

[4] Амур – Бог любви в древнем Риме

[5] Мир Яви – физический мир, в котором мы живём, который мы воспринимаем своими 5-ю органами чувств;

[6] перегрелся – явный намёк на то, что в соответствии с Библией температура в Аду на 80 градусов Цельсия ниже чем в Раю.. Температура Рая в Библии: «В то время свет луны будет как свет солнца, а солнечный свет будет в семь раз ярче, чем был. Солнечный свет одного дня будет равен свету семи дней» (Исайя, 30:26)

Начинаем считать: Рай получает от Луны столько излучения, сколько земля получает от Солнца; в добавок ещё 49 раз (7×7) больше, чем Земля получает от Солнца. Итого: 50 раз. Используя Закон Стефана–Больцмана (Н/Е)4 = 50, где Е – температура Земли в гр.К (300), получаем температуру Рая798 гр.К (525 гр.С)

Теперь об Аде (читаем «Откровение Иоанна Богослова»):

«Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, … участь в озере горящем огнём и серою», а также:

«А диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» (20:10)

«И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это – смерть вторая» (20:14)

Озеро с расплавленной серой означает, что его температура должна быть равна или ниже температуры плавления серы – то есть 444,6 гр.С.

Это говорит о том, что в Аду прохладнее чем в Раю аж почти на 80 гр.С

Насколько я помню – археологи, геофизики и геологи никогда не сообщали, что на нашей Матушке–Земле когда–либо жили люди при температуре свыше 525 гр.С – скорее это соответствует Венере.

[7] Нина Владимировна Кулёва – бывшая одноклассница, в которую Пониковский был безответно влюблен, и которая не обращала на нашего героя абсолютно никакого внимания

[8] «Азъ» – Бог, живущий на Земле, сотворяша.

[9] «Буки» («Боги» в Древне–Славянском языке) – вторая Буква в Церковно–Славянском алфавите. Образ – множество букв

[10] «Веди» – Истечение, но при этом приплюсовывется Цельный круг Мудрости (вверху справа); Внутреннее + Внешнее. Множество определенное (преобладание), собранное во едино; определенность; направленность; связующее звено между двумя системами (между прошлым и будущим, между светлым и темным, между излучением и поглощением и т. д.), т.е. это есть взаимосвязь

[11] XII. «Затем придумал Сатанаил и решил сотворить человека по образу своему и подобию, ибо видел он людей на земле созданных невидимым Отцом. И создал он два тела человеческих и повелел ангелам второго неба войти в глиняные тела. И Сатанаил назвал человека в образе мужчины – Адам, а в образе женщины – Лилит. И начали они спорить, кто из них старший, и спор их был великий, ибо созданы они по образу и подобию Сатанаила. И устал Сатанаил от споров их, и отдалил Адами от Лилит».

XIII. «И навел Сатанаил сон на Адама, и взял часть от него, и сделал другое тело, в образе женщины, и повелел ангелу первого неба войти в тело женщины, и назвал ее Ева. Ангел же первого неба горько возрыдал, увидев в себе смертный образ и будучи не сходного с ним образа. И повелел им Самаэль, ангел воздуха, сотворить плотское дело в глиняных телах, и не поняли они, как сотворить грех»

XVIII. «И затем я, Иоанн, спросил Господа: «Что стало с Лилит, после того, как Сатанаил отдалил ее от Адама?» И сказал мне Господь: «После того, как отделил Сатанаил Лилит от Адама, он отдал ее Самаэлю, ангелу воздуха, и стала Лилит женой его, и родила сына Саваофа. И вырос Саваоф, и дал ему Сатанаил власть над всем звездным воинством своим»»

[12] кердык – конец, смерть

[13] шедим – в синодальном переводе – «лешие»

[14] Лилит – в синодальном переводе – «ночное приведение»

[15] Если нет – нам же лучше (англ.)

Пляжные лекции. День 3.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 08.07.2016
  • Последнее изменение: Июль 8, 2016 @ 4:52 пп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Дед Мороз и Снегурочка

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up