Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Пляжные лекции. День 4.

Опубликовано: 08.07.2016  /  Нет комментариев

Пляжные лекции.

«Врага надоть знати лично по фэйсам …»

(Из лекции Везельвула)

 

День четвёртый.

Часть 1.

– Хорошо–то как, Господи, так бы всю жизнь и отдыхал!

– Это кто там Господа всуе вспоминает? – вопросил Везельвула[1] крылатая сущность, которая частенько отзывалась на именацию Купидон. – Ты–то с какого боку к нему дело имеешь?

– Всё, хватит препираться, по–тихому достали уже. Какая разница – имеет он отношение к христианству или нет – тем паче, что имеет отношение самое непосредственное – ибо христианство возвело чертей в ранг дьявольского отродья… А вот Славяне в нему относились несколько иначе – чертями называли тех, кто оказывался за чертой Кона.

Чёрт, Черт, «проклятый», в славянской мифологии – злой дух. Образ чёрта дохристианского происхождения, но христианские представления о Дьяволе оказали решающее воздействие на его позднейший облик: в фольклоре и народных картинках чёрт – антропоморфные существа, покрытые чёрной или серой шерстью, с рогами, хвостами и копытами.

«Нарисован черт, да такой страшной: черный, с рогами, хвостом и копытами» – так описан этот представитель нечисти в одной из русских сказок. Копыта его могут быть козлиными, коровьими или лошадиными – от этого нрав и зловредность дьявольского отродья не зависят. Чертей знают все славянские народы. Называли же их везде по–разному, тем более что поминать чёрта впрямую никогда не рекомендовалось – вмиг явится!

Обычно использовали прозвища–заместители, эвфемизмы: нежить, враг, лукавый, нечистый, немытик, игрец, окаянный.

Живут черти в лесах, на болотах, в заброшенных домах, даже в церквах, могут вселяться в человека.  Основное назначение чёрта – искушать человека, толкать его на дурные поступки, склонять к лени, жадности, злобе и прочим порокам и грехам. Искуситель нашептывает свои козни человеку в левое ухо, а ангел–хранитель наставляет на путь истинный, шепча в правое ухо.
В брак черти в основном вступают с ведьмами; когда чёрт с ведьмой венчаются, устраивают они игрища, пляски и шабаши, во время которых на перекрестках дорог возникают пыльные вихри. Если в такой вихрь бросить нож – острие окрасится кровью, смерч исчезнет, а на земле можно будет разглядеть отчетливые следы копыт.

Но, в общем, «не так страшен чёрт как, его малюют». Универсальное средство борьбы с чёртом – святая вода и крестное знамение.

Постоянное место обитания чёртаПекло (Ад), где он и его собратья всячески мучают грешные души. Однако чёрт может появиться в любом месте.

Известны две группы сюжетов о чёрте: первая, где чёрт представлен чрезвычайно опасным и почти равновеликим Богу, и вторая, повествующая о глупом чёрте.

Первая группа сюжетов опирается на библейские представления и притчи. В них отражаются христианские мифы о происхождении чёрта, как то, что черт это падший первоангел.

Вторая группа сюжетов представляет жизнь чертей в комическом аспекте: черти дерутся, женятся, играют в азартные игры, спорят с мужиком и солдатом.

В русской средневековой живописи облик чёрта отличается от человеческого остроголовостыо (или волосами, стоящими дыбом – шишом: отсюда эвфемизмы типа шиш, шишига), иногда – крыльями за спиной. У восточных славян черти – родовое понятие, часто включающее всю нечисть («нежить», «нечистики»): водяных, леших, домовых и т. д. Само происхождение нечисти в народных легендах связывается с ветхозаветным мифом о падших ангелах (в русских легендах чертиангелы, уставшие славить Бога): сброшенные с неба, они попадали кто в воду, кто в лес, кто в поле, превратившись в духов отдельных урочищ. Вместе с тем собственно черти отличаются от прочей нечисти и местами своего обитания (Преисподняя, где они мучают грешников, болото, перекрёстки и развилки дорог), и свободой передвижения (повсюду, вплоть до церкви ночью), и способностью к оборотничеству (превращаются в чёрную кошку, собаку, свинью, змея, чаще – в человека, странника, младенца, кузнеца, мельника, могут принимать облик знакомого – соседа, мужа и т.п.). С вездесущностыо чертей связаны запреты поминать их и многочисленные эвфемизмы: лукавый, враг, шут, окаяшка, чёрный, немытик, анчутка, куцый, корнахвостик, лысой, пралик и др. Черти в народных верованиях постоянно вмешиваются в жизнь людей, причиняют мелкие неприятности, принуждают к неоправданным поступкам («вводят во грех»), насылают морок, заставляют плутать пьяных, провоцируют на преступление, самоубийство (самоубийца чёрт «чёрту баран» или лошадь), пытаются заполучить Душу человека; свои Души продают черту колдуны и ведьмы (чертихи). Черти могут жить семьями, по другим поверьям чёрт соблазняют женщин, отчего рождаются уродливые дети, упыри (ср. западноевропейских инкубов). Когда чёрт вселяется в человека, тот заболевает, начинает кликушествовать. Черти могут также насылать непогоду, метель, сами превращаются в вихрь, срывающий крыши, приносящий болезни, уносящий проклятых детей; вихри – беснующиеся черти, чёртовы сватычёрт с ведьмой венчается»); если бросить в вихрь нож, он окрасится кровью. Черти особенно опасны в «нечистых» местах в определённое время суток (от полночи до первых петухов, реже – в полдень) или года (на Святки и в канун Купалы). В эти периоды возможно общение с нечистой силой и иным миром: тогда черти призываются в заговорах, во время гаданий и т.п. Однако – если внимательно читать русскую литературу – чертей очень легко обмануть – вспомним Пушкина с его Балдой или Гоголя с его кузнецом Вакулой

– Вот и я говорю – все нас, бедных, обижают, а ведь мы такие доверчивые, милые и ласковые – правда, Стасик? – прижался к выпуклому чреву Пониковского вечный баламут.

– Ага, пожалел волк кобылу…, – принялся снова за своё крылатый стрелок из лука, но прервался на полуслове. – Ух ты, какие нас гости посещают. К чему бы это?

– А что вы тут делаете на Учкуевке? Давно загораете? Что–то вас долго видно не было? А куда вы идёте?…, – эфир наполнился девичьими голосами.

В это время Пониковский, молодой человек 16 лет от роду и студент уже 2-го курса Севастопольского судостроительного техникума, что располагался на площади имени Павла Степановича Нахимова, в доме под нумером 2, шагал по песочку славного пляжа Учкуевка в поисках свободного места, где можно было бы расположиться под солнышком и позагорать. Мест практически не было. Зато глаза постоянно скользили по обнажённым до максимума  телам, расположившимся в хаотическом безпорядке на пляже.

«Да, это тебе не Брайтон Бич», – подумалось Пониковскому и в этот самый момент он увидел свободное место. Рванувшись вперёд и опередив какую–то тётю рубенсовских размеров с младенем лет четырёх, молодой человек занял место, площадью в 1,5 квадратных метра, и сурово из–подлобья взглянул на собравшуюся уже было возмутиться тётю. Та, увидев грозный взгляд хлопца, по весу ненамного уступавшего ей самой, решила уйти от греха подальше, ибо ничего хорошего взгляд карих очей молодого человека ей не предвещал.

Станислав осмотрелся, затем из «походной сумки» достал своё любимое покрывало и разложил его на песочке, после чего углы материи прижал подобранными в проходах между лежащими в окрестностях телами камнями. Далее он вытащил предусмотрительно захваченный с собою бидончик (я его уже описывал в предыдущих рассказах о пляжных лекциях), затем освободил левый  передний (по направлению к морю) угол покрывала и выкопал соответствующую размерам бидончика по «горлышко» ямку, куда и опустил алюминиевую тару ради приятного охлаждения.

Затем разоблачился до плавок, которые были предусмотрительно «задрапированы» надетыми поверх спортивными трусами, аккуратно уложил «форму одежды» в сумку, саму сумку обмотал китайским полотенцем и смело положил её у себя в изголовье, здраво рассудив, что не мешало бы вначале и прогреть бренные свои косточки перед началом купания…

– Так кто там нас сёдни посеьтил? – вопросил Купидона улёгшийся на покрывало пузом кверху Станислав и закрыл своё лицо вечно панамкой.

– Это мы: Лолла, Лилит и Купида. А с нами –  Азиза, Фиона, Зена, Алина, Селена и Вероника.

– Интересно девки пляшут… Понятно – Лолла – она ко мне, а вот, Лилит, ты–то что тут забыла со своей кривой «подругой»? Кулёву Нину блин Владимировну чтой–то я не вижу, –  серая сущность так и не смогла забыть «мамаево побоище» возле библиотеки в 1974 году (читай рассказ «Свидание»). – «Трёх богатырей»[2] тоже нет поблизости, вам чего от Стаса надо? – Везельвул явно был в обиде на женские сущности обеих Миров Нави. – Ваши хозяйки к Стасу «ноль внимания, фунт презрения», а вы липните к нам, как мухи на патоку. Что забыли здесь, убогие[3]?

Красны девицы стали объяснять наследнику заведующего Преисподней, что они – то к Станиславу Семёновичу – со всей душой, но Творцом им не дано сил и возможностей окончательно влиять на поведение своих хозяек, а поэтому Нина Владимировна – гуляет со своим новым ухажёром – чтоб «ему ни дна, ни покрышки, и чтобы он, козёл, себе руку сломал, падая с лестницы» – как выразилась Лилит, вот если мы бы знали тогда (это она про 1974 год напомнила хвостатому «сотоварищу» Стаса), всё было бы по другому… Остальные сущности прекрасных юных дев также подтвердили, что «бодливой корове Бог рог не дал», а посему их хозяйки Станислава в «упор не видят», ибо мысли в их головах гуляют где–то на природе, однако всё может и перевернуться, и – дай Боже – кто–нибудь из девиц да и «заметит» Станислава Семёновича

Везельвул осмотрел вновь прибывших и успокоился.

– Так чего хотели–то, красны девицы?

Вероника выступила вперёд и ответила:

– Нам Купида рассказывала, что ты им лекции читал в прошлом году по демонологии – вот нам тоже интересно послушать, а то на Олимпе за вечными пиршествами кроме похвальбы – как «мы тут всех одной левой порубили в сечку» – ничего и не услышишь. Расскажешь нам про кого–нибудь ещё?

Везельвул посмотрел на Стаса, но лицо того было скрыто панамкой, однако, Пониковский сказал, что он не против расширения своего кругозора благодаря искусству лектора, которому красавица – тут Пониковский снял панаму и указал на Лоллу – завсегда поможет, не правда ли? А пока не пойти ли всем искупаться?

Все дружно согласились и вскоре волны Черного моря были вспенены бросившимися в них телами…

Наплававшись и нанырявшись, Пониковский вылез на «брег морской» и пошёл к своему «лежбищу». Подойдя к покрывалу, молодой человек заметил, что супружеская чета, что лежала справа от него, удалилась не выдержав зноя, а место заняли две девушки лет 17-ти, которые внимательно осмотрели внушительный торс Станислава Семёновича, при этом сделав вид, что ничего и никого не видят, а после, повернувшись друг к другу, зашушукались – Стас так и не понял – то ли о погоде говорят, то ли его косточки перемывают. Но Пониковскому они были «до фонаря» – он отогнул край своего покрывала, извлёк из песка на свет Божий заветную ёмкость и, предупредив всех сущностей, чтобы не баловались, не ссорились, не мешали соседкам слева и не пугали детей малых справа (там лежала супружеская чета с двумя близнецами мужского пола, которые с увлечением ковырялись в песке), направился к заветной бочке, на жёлтом боку которой широковещательно красовалась надпись «Квас». На удивление за крантиком сидела «прошлогодняя» тётя, которая плохой памятью не страдала, а встретила Стаса как давнишнего знакомого и за определённую мзду наполнила бидончик драгоценной влагой.

Вернувшись на своё место, Станислав Семёнович установил бидончик в песочек, проверил плотное закрытие оного крышкой и скрыл его от взоров завидущих углом покрывала, а сверху смело водрузил камушек. Оглядев рассевшихся сущностей, Пониковский заметил, что Везельвул вместо подготовки аудитории к лекции усиленно обнимается с Лоллой и что–то смешное шепчет ей на ушко…

 

Часть 2.

– Хватит придуриваться, Везельвул. Давай начинай – не видишь, все уже собрались, одного тебя, баламута, ждут, – голос Пониковского был тих, но так требователен, что заставил двух юных красавиц слева, которые возымели непреодолимое желание понежиться под июльским солнышком рядом с могучими телесами говорящего, оглянуться в недоумении – где же этот Везельвул, которого так строго приструнивал молодой человек. Ясен перец, никого они не увидели, вследствие чего оглянувшийся Станислав Семёнович заметил в девичьих глазах искорки сомнений – а адекватен ли орёль комнатный, если говорит и выговаривает в эфир непонятно кому…

Тем временем профессор демонологии явил на всеобщее обозрение уже знакомые части  слушателей предметы – а именно кафедру, два стула, пляжный зонт и незнакомую книгу, которая размерами не уступала прошлогоднему фолианту…

– Что–то новенькое наблюдается, – прокомментировал появившуюся книгу Пониковский, чем снова заставил двух юных дев, лежащих по соседству, тревожно оглянуться и подумать – а не пора ли «Скорую помощь» вызывать явно перегревшемуся на солнышке телу. – Ну–ка розкажи нам, друже, – що це таке?[4]

– А це, шановний пане, книга обліку пантеону грецьких Богів – думаю, що пора і про Купідо-

нових товаришів згадати …[5]. После чего сынок завідувача Пекла[6] перешёл на русский язык.

– С какой буквы начнём? – вопросил он присутствующих, которые затем в течение 5 минут никак не могли прийти к консенсусу. Но все споры пресёк на корню Пониковский:

– Давай на Буквицу «Фертъ». Объясняю для непонятливых – что это такое:

16Фертъ (ф тв.) – указывает на раскрытие глубинного значения смысла слова, давая возможность, как говорил поэт, «дойти до самой сути».

Образ: значимость сути (то, что имеет определённое значение), стоять фертом (руки в бока)). Числовое значение – 500. Когда определение Буквицы соединялось с определением структуры, то происходило определение взаимодействия:

Фуструктурная форма, определяющая конкретику. «Фу, русским духом пахнет».

Финичего не представляющая из себя структура, бытийность. «Фи, какая фифочка».

Фактраскрытое и понятое по сути (ф) происшедшее, зафиксированное событие (акт).

Фигапустой путь. Еще говорили: «Шиш тебе», крест из пальцев, дорога в никуда.

Фигураопределение очертания у какой–то формы, но не сама форма.

Фиговый листочекбесполезный, безсмысленный.

Фигурантструктура, которая представляет что–то (утверждает), но не является сама этой структурой

В латинском Ф это F – полубытие (Буквица Есмь). А Буквица ФитаPh. Все всё поняли?

Получив утвердительные ответы, Пониковский передал слово лектору: «Давай, товарисч, вперёд – и с песней!»

Товарисч не преминул запечатлеть очередной страстный поцелуй на правой щеке своей возлюбленной, затем, обвив талию Лоллы своею левою рукою, правой открыл кондуит и начал:

– Першим номером у нас піде[7] господин Фаланг – в греческой мифологии брат Арахны. Он был превращен разгневанной Богиней Афиной в насекомое, фалангу, за то, что не отступился от сестры, которая дерзнула соревноваться с Богиней в мастерстве ткачества.

Далее по списочку идёт Фамирид, он же Тамирис, он же – нет, не Гоша, – прервал собравшуюся уже было пошутить Селену Везельвул. – А Тамир – в греческой мифологии фракийский певец, сын музыканта Филаммона и нимфы Аргиопы (Paus. IV 33, 3), считался наряду с Орфеем одним из отцов эпической поэзии. Фамирид отличался необыкновенной красотой и искусством игры на кифаре; он одержал ряд побед на Пифийских играх. По одной из версий мифа, Фамирид влюбился в красавца–юношу Гиакинфа, положив тем самым начало однополой любви.

– Так вот откуда геи пошли, – хмыкнула Вероника, но на неё тут же все зашикали, а лектор подытожил:

– Не забивай свою голову дурными мыслями, а то ориентацию в воздухе потеряешь: ибо что гей, что просто пидор – всё едино – козлы они, во времена батьки Петра Алексеевича их просто на кол сажали… Наиболее известен рассказ о дерзком поведении Фамирида, вызвавшем на соревнование самих муз. В случае победы Фамирид потребовал права стать возлюбленным каждой из них, а в случае поражения музы могли взять у него всё, что пожелают. Музы–победительницы в наказание за дерзость ослепили Фамирида, лишили его голоса и умения играть на кифаре (Нот. П. II 594 след.).

Вот и правильно сделали – нефиг лезть поперёд батьки в Пекло – так ему, гомосеку, и надоть…

Едем далее, сказала Пышка у Мопассана, надевая платье после коитуса…, – тут экскурс лектора во французскую литературу был прерван крепким подзатыльником Лоллы – дабы не заносило рогатого не в ту степь, после чего мысли Везельвула вернулись в наезженную колею лекции:

Фаон – в греческой мифологии лесбосец, который, перевозя Богиню Афродиту, не взял с неё платы и получил в награду чудесное снадобье, сделавшее его юным и прекрасным, так что все женщины в него влюблялись. По версии, изложенной Овидием, в Фаона влюбилась Сапфо и, отвергнутая им, бросилась в море с левкадской скалы (Ovid. Hero-id. XV).

1

– Может прервёмся минуток на тридцать? – раздался тихий голосок Алины, которая лежала отдельно от всех.

– И действительно, хорошая мысль, – поддержал Пониковский ангелочка в тёмно–голубом купальнике (под цвет её крыльев). – Перерыв. Всем купаться.

Соседские девушки ещё раз оглянулись вокруг и, по устойчивому мнению Станислава, окончательно убедились в том, что у их соседа по пляжу «тихо шифером шурша крыша едет не спеша». «Но это их проблемы», – подумал взглянувший на недоумённо крутящих головами юных прелестниц и сразу всё понявший Станислав и не спеша пошёл к воде…

Когда молодой человек вкупе со своими друзьями наплавались и остудили разогретые под жаркими лучами Ярилы–Солнца свои телеса, снова улеглись на покрывале и приготовились слушать лектора, который привычно занял своё место за кафедрой близ Лоллы, но не забывший нежно чмокнуть подругу свою в сером купальнике в мордочку и обнять её талию своею рукою, после чего перевернул страницу в объёмистой книге и продолжил свой рассказ:

– Доктор Иоханнес Фауст – хоть и не грек, но упомянем и его – знаменитый во всем мире колдун и алхимик, родился в Швабии, долго изучал теологию, медицину, астрологию и алхимию. Одолев эти науки и многие другие премудрости, добрался он и до черной магии.

Как к нему в Виттенберге попала Седьмая книга Моисея, не известно. Может быть, от самого дьявола, Черная Библия! Фауст долго о ней мечтал, наконец–то его желание исполнилось –пользующийся дурной славой том лежал перед ним раскрытым. 7 ночей при свете черной свечи доктор изучал его, испытывая дрожь во всем теле. Его бросало то в жар, то в холод, часто прерывалось дыхание, но он, поборов волнение, вновь и вновь погружался в чтение.

2-1

Страницы фолианта были испещрены магическими знаками, рисунками и формулами. Ах, какая находка! Не зря он так долго устремлял к ней свои мечты и надежды! Теперь ему открыт доступ к черным силам, повелевающим миром. Прочитанное, предрекает власть над духами.

 

7 долгих ночей Фауст не отрывался от книги, наконец, решил приступить к опытам, взял мел и циркуль, начертил на полу своего кабинета большой круг, а внутри его еще два, поменьше с единым центром, затем все пространство между кругами заполнил магическими знаками, как то предписывала Черная Библия.

2-2

«Пробило полночь!» – прокричал страж на улице.

Заветный миг настал! Доктор Фауст встал в центре волшебного круга, где он был в безопасности, и произнес первое заклинание. В дымоходе тут же завыл ветер, и из печи выскочила маленькая черная фигура, похожая на обезьяну, с горящими глазами и длинным хвостом. Обезьянье существо приблизилось к краю внешнего круга и квакающим голосом доложило:

– Прибыл по твоему распоряжению, мастер. Ты вызвал меня, и я явился по твоему зову. Зовут меня Витцлипутцли, я быстр, как стрела, приказывай же, я выполню любое твое повеление.

– Прочь с глаз моих! – отказался от услуг чертенка Фауст. – Зачем мне слуга, похожий на обезьяну? Вон, вон, отсюда!

Обезьянье существо исчезло. А доктор Фауст произнес второе заклинание. Вновь завыло в трубе, на этот раз сильней, чем прежде, и из печи выскочила черная лохматая фигура, наполовину – человек, наполовину – баран, с рогами и хвостом.

Человек–баран спокойно переступил внешний круг и остановился у второго. В кабинете неприятно запахло, известно, как пахнут бараны!

– Ты вызвал меня, мастер, и я тотчас явился, мое имя – Ауэрхан. Я быстр, как ветер. Приказывай мне, и я исполню все твои повеления.

– Прочь с глаз моих! – прогнал его Фауст. – Зачем мне слуга, от которого несет бараном? Вон, вон, отсюда!

Человек–баран пропал, запах испарился так же быстро, как и появился.

Доктор Фауст произнес третье, более длинное заклинание. Однако ни завывания ветра, ни громового удара не последовало. Может, он не правильно произнес волшебную формулу? Фауст собрался ее повторить, но тут вдруг кто–то постучался в дверь его кабинета. На пороге возник высокий, худой человек в студенческой одежде, который почтительно склонился перед Фаустом. Затем, хромая, человек вступил в круг, миновал первую черту, вторую и лишь перед третьей остановился.

– Я явился к тебе, мастер. Мое имя – Мефистофель, что значит хитрец или ловкач. Я легок и быстр, как мысль человека, могу сослужить тебе великую службу, хочешь, перенесу тебя куда угодно: в дальние страны, в давние эпохи, давно прошедшие времена. Ты будешь богат, тебя будут любить прекрасные женщины. Я сниму покровы со всех тайн на свете, помогу докопаться до сути всех явлений, разгадать все загадки природы.

– Так и быть, – согласился доктор Фауст. – Твои обещания звучат заманчиво, Мефистофель. – А чего же ты требуешь взамен?

Дьявол, а Мефистофель и был Дьяволом в человеческом облике, будто только и ждал этого вопроса.

– Всего лишь подпись, – ответил он вскользь и протянул доктору Фаусту неизвестно откуда взявшийся пергамент. – Мы заключим с тобой договор. Со своей стороны я обязуюсь служить тебе, мой господин и мастер, а ты отдаешь мне свою душу. Все остальное указано здесь, в контракте.

Доктор Фауст прочитал пергамент и узнал, что Мефистофель должен покорно исполнять все его просьбы, за одним лишь исключением – он не может повлиять на ход времени, продлевать либо сокращать его. Договор действителен в течение 24-х лет. По истечении срока Душа доктора Фауста попадет в Ад.

– Как видите, небольшая плата за мои услуги, – вкрадчиво промолвил Мефистофель.
Однако Фауст колебался: путешествия во времени, поездки в дальние страны, богатство и прекрасные женщины – стоят ли они его души?

– А тайны мироздания? – будто прочитав его мысли, выжидательно проговорил Мефистофель. – Ведь я открою тебе все чудеса и загадки природы, помогу проникнуть в суть вещей и явлений. Разве этого мало?

Какой блестящий выбор! Как заманчиво звучат эти слова для пытливого ума, который стремится докопаться до истины, познать тайны вселенной!

– Этого вполне достаточно, – согласился Фауст. – Давай сюда перо и чернила, Мефистофель!

– Чернила, мастер? Подобный контракт подписывают не чернилами, а кровью. – И Мефистофель протянул Фаусту гусиное перо и ножичек. – Небольшого надреза на руке будет достаточно.

Доктор засучил левый рукав и сделал надрез. Странно, но кровь не выступила. Может, то было последнее предупреждение, сигнал к отступлению?

– Твоя кровь застоялась, мастер. Сейчас она потечет. – Мефистофель вытянул губы и подул на руку Фауста. На месте надреза выступили капельки крови.  – Этого довольно, подписывай же, мастер!

Фауст повиновался. Он обмакнул перо в кровь и размашисто расписался на пергаменте. Итак, контракт был заключен, договор с Адом вступил в силу.

– Прекрасно! – Мефистофель потер руки. – С этого часа, мой господин, я повинуюсь твоим приказам и выполняю любое желание две дюжины лет подряд.

Двадцать четыре года – много это или мало? Когда срок только начинается, кажется, что впереди вечность…

А что же часы в кабинете? Отсчитывают ли они время? Доктору Фаусту вдруг показалось, что часы стали тикать необычно громко и пошли быстрее. А на улице раздался голос ночного стражника: «Пробило час!»

Истек первый час договора, пошел второй. Время побежало. Затем часы будут складываться в дни, дни – в недели, недели – в годы. Время неумолимо, оно течет, его не остановишь. Мефистофель насмешливо ухмыльнулся, а у Фауста где–то в глубине души пробежала дрожь.

В день своей смерти профессор Виттенбергского университета доктор Иоганн Фауст сделал студентам необычное заявление. Он сказал, что много лет назад продал душу и тело Дьяволу и теперь приближается час, когда срок этого договора истечет. В ту ночь студенты оставили учителя одного в зале. Вскоре раздался звук распахивающейся двери и сдавленный крик доктора Фауста: «Убивают! Убивают!» Затем все смолкло. Утром студенты увидели, что пол и стены зала забрызганы кровью. Во дворе, на куче навоза, лежал обезображенный труп их учителя.

Вымышленный образ Фауста, известного также как Фаустус, был в общих черт, срисован с реального доктора Георг (позднее – ИоганнаФауста (около 14801540), который не только преподавал в Виттенберге, но и занимался маги с и прорицанием.

Если верить легенде, он бросил теологию и занялся черной магией, с помощью которой  призвал к себе Мефистофеля. Слуга Дьявола обещал служить Фаусту 23 года, предложив ему власть и тайные знания в обмен на его Душу. Они заключи письменный договор, который Фауст подписал кровью. От Мефистофеля Фауст получил обширные познания в области оккультных наук и в результате прославился, как человек, способный вызвать дух Александра Македонского или сделать так, – среди зимы появлялись гроздья спелого винограда.

Спустя 23 года Фауст начал раскаиваться, но расторгнуть соглашение было невозможно. Час расплаты близился, и чернокнижник стал безудержно предаваться порокам. Наконец срок договора подошел концу. Мефистофель сказал Фаусту, чтобы тот приготовился к встрече с Дьяволом.

Легенда о чернокнижнике–маге, докторе Фаусте, продавшем свою Душу Дьяволу, возникла в XVI веке в Германии и вскоре распространилась по всей Европе. В Германии история о докторе Фаусте, ученике его Вагнере, забавном слуге Касперле и демоне Мефистофеле стала знаменитой благодаря кукольному театру. На этот сюжет английский драматург Кристофер Марло (15641593) создал драму «Трагическая история доктора Фауста».

В то же время во Франкфурте–на–Майне вышла книга Иоханна Шписа «История о докторе Иоанне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике», в которой было собрано множество народных легенд.

Великий немецкий поэт Иоганн Волъфгаиг Гете (17491832) написал на их основе гениальную драматическую поэму «Фауст». Вдохновленный поэмой Гете, А.С. Пушкин создал «Сцену из Фауста» (1825). С творением русского гения познакомился Гете и послал в дар Пушкину свое перо, которым писал «Фауста».

Знаменитый сюжет вдохновил французского композитора Шарля Гуно (18181893) на создание оперы «Фауст» (1859).

Тут Пониковский предложил честной компании прерваться ненадолго, дабы освежиться земным нектаром под условным названием «Квас бочковой» из заветного бидончика, который был предусмотрительно вытащен Стасом из песка. Слушатели не возражали, и молодой человек, достав и раскрыв свой складывающийся стаканчик, по очереди напоил сначала женскую часть аудитории, а затем – и мужскую.

– Теперь, – прервался ненадолго Везельвул – чтобы глотнуть из заветного стаканчика, услужливо поданного ему Станиславом кваску, и передать стакан Пониковскому, дабы и тот тоже утолил жажду, – плавно перетекаем к следующему персонажа. Фаустул – латинская мифология. Пастух, муж италийской  Акки Ларенции. Однажды Фаустул пас стадо и нашел Ромула и Рема. Он отдал близнецов жене, которая и воспитала их.

После этого товарища оглашаем некоего Фаэтона (греч. «пылающий») – сына Бога солнца Гелиоса. По Гомеру, он упросил своего отца доверить ему управление солнечной колесницей, но не справился с конями. Колесница промчалась близко от Земли, вызвав на ней пожары и засуху. Спасая ЗемлюЗевс ударил Фаэтона молнией и он упал в реку Эридан, которая поглотила его. Сестры Фаэтона, оплакивавшие его, превратились в тополя, а слезы их стали янтарем.

3

Эк занесло неразумного… Во уж воистину – дай балбесу «Феррари» – он обязательно в столб воткнётся… Итак, продолжим, дамы и господа… А следующим номером марлезонского балета у нас идёт некто Феникс

1) волшебная птица

Феникс – в монументальных изваяниях, каменных пирамидах и захороненных мумиях египтяне  стремились обрести вечность; вполне закономерно, что именно в их стране должен был возникнуть миф о циклически возрождающейся, бессмертной птице, хотя последующая разработка мифа совершена греками и римлянами. Адольв Эрман пишет, что в мифологии Гелиополиса Феникс (bnu) – это покровитель юбилеев, или больших временных циклов. Геродот в знаменитом пассаже ( II, 73) излагает с подчеркнутым скептицизмом первоначальную версию легенды:

«Есть там другая священная птица, имя ей Феникс. Сам я никогда ее не видел, кроме как нарисованной, ибо в Египте она появляется редко, один раз в 500 лет, как говорят жители Гелиополиса. По их словам,  она прилетает, когда умирает ее отец (то есть она сама) Ежели изображения верно показывают ее размеры и величину и наружность, оперение у нее частью золотистое, частью красное. Облик ее и размеры напоминают орла»

Так же в гадательных надписях Древнего Китая, созданных за 15 столетий до начала нашей эры, упоминается чудесная птица Феникс (по–китайски «фэнхуан»). Китайский словарь I века «Толкование знаков» («Шовэнь») так описывал птицу Феникс: «Спереди напоминает лебедя, со спины – единорога (цилиня), шея змея, хвост рыбы, окраска дракона, туловище черепахи,  петушиный клюв».

4-1 4-2

4-3

Повествует о царь–птице Фениксе и китайский «Каталог  морей и гор»: «В пятистах ли к востоку от горы Небесного Тигра находится гора Киноварной пещеры. на ее вершине много золота и нефрита. Там водиться птица, пятицветная, с разводами. Называется феникс. Узор на ее голове напоминает собою иероглиф «дэ», что значит «добродетель», а на крыльях–иероглиф «и» («справедливость»), на спине – иероглиф «ли» («благовоспитанность»), на груди – «жэнь» («Совершенство»), на животе – «синь» («честность»). Она ест и пьет как обычная птица. Сама поет и сама танцует. Когда ее увидят, в Поднебесной наступают спокойствие и  мир»

Для средневековых Китайцев птица Феникс олицетворяла супружескую верность и жизнь в благоденствии. Поэтому она нередко изображалась на свадебных нарядах, была символом невесты и императрицы.

Идущая от  древнего мудреца Конфуция поговорка «фениксы все не появляются» означает, что счастье все приходит и не приходит.

Не надо, однако, путать китайского Феникса с Фениксом европейским, известным по книгам древнегреческих авторов и средневековым трактатам, – это совсем другая птица.

5-1 5-2

В конце XVII века немецкий ученый Ф. Вольф собрал вместе все сведения, которые были к тому времени известны, о небесной птице Феникс. Итог поисков был опубликован в труде с замысловатым названием «Удивительный сад дикой природы, или О неразумности животных».

«Птицу Феникс считают самой удивительной из всех птиц небесных. Одни пишут, что живет она в Аравии, другие говорят об иных местах. Птица эта не размножается, как другие птицы, но возрождается после смерти из собственного пепла. 

Живет она 160 лет, а некоторые ученые утверждают что и дольше. Еще говорят о ней что она единственная во всех земле, поэтому видят ее очень редко. Отсюда и пошла поговорка: «Более редкостный, чем птица Феникс». Величиной Феникс с орла, шея блестящая, золотистая, в хвосте же есть розовые перья, лицо круглое, на голове хохолок.

В отличие от всех других птиц, рождается Феникс без спаривания. Происходит это так. Когда птица доживает до преклонного возраста и чувствует приближение смерти, она устраивает гнездо из трав и редких дорогих растений, таких как кофе, мирро, алоэ, которые легко воспламеняются. Потом садиться в гнездо и ждет, когда оно загорится. И вместе с гнездом сама сгорает дотла. После того как Феникс сгорит, появляется сначала червячок, а из этого червячка вырастает потом похожий на прежнего Феникс. Об этом писал Овидий.  

Далее эта новая птица устраивает сгоревшей удивительные похороны: переносит пепел сгоревшего гнезда в известный город Гелиополь (в Египте) и возлагает его  там  на алтарь. Делает она это следующим образом:

1) сплетает из пальмовых ветвей яйцевидный сосуд; 

2) пробует, сможет ли его поднять;

3) тщательно выравнивает сосуд и наполняет его пеплом сгоревшего гнезда;

4) аккуратно закрывает отверстие;

5) возлагает свою ношу на алтарь в храме Солнца в Гелиополе».

5-3

Еще одна версия описания Феникса оставлена нам в VI веке до Рождества Христова в апокрифе «Откровения Варуха» На вопрос Варуха, «что это за птицы», ангел ответил:  «Это хранительница мираЕсли бы не прикрывала (огненный зрак) солнца, то не был бы жив ни род человеческий, ни вся тварь на земле от жары солнечной».

Таким образом Феникс спасает людей от испепеляющего взгляда светила.

Есть описание Феникса а в старинном «Физиологе»: «Голова его украшена венцом, а на ногах сапоги, как у царя. Обитает же Феникс <…> около Солнечного города. Возлежит он 500 лет на кедрах ливанских без еды. Питается же от Святого Духа. <…> Бьет в урочный час колокол, и Феникс в церкви на алтаре обращается в пепел. А на утро находят (птицу) на прежнем месте в виде птенца, а еще через день – взрослою»…

Знали Феникса и на Руси. В «Голубиной книге» говориться: Феникс–птица – «всем птицам мати».  У нее «перья крепче стали и булату, режут ими кости и камни, а когда из–за моря гости приезжают – перья покупают и кроют или бархаты и атласы»

Так же Тертуллиан, св. Амвросий и Кирилл Иерусалимский приводит Феникса как доказательство воскресения плоти. Плиний высмеивает врачей, которые прописывают снадобья, изготовленные из гнезда и пепла Феникса.

Шекспир в заключении «Генриха VIII» (V,5) написал следующие прекрасные строки о Фениксе:

«Как девственница – Феникс, чудо птица, 

Себя сжигая, восстает из пепла 

Наследником, прекрасным, как сама…»

(Перевод Б. Томашевского)

Китайский Феникс

6-1 6-2

Фэнхуан, в древнекитайской мифологии чудесная царь–птица. В западноевропейской и русской литературе Фэнхуан обычно трактуется как птица Феникс. Наиболее ранние упоминания о Фэнхуане встречаются уже на иньских гадательных надписях (ок. XV в. до н.э.). Как предполагают исследователи, слово фэн (чудесная птица) первоначально было обозначением божества ветра – посланца Небесного владыки (Тянь–ди). Не исключено, что большое значение, которое древние китайцы придавали Фэнхуану, связано и с архаическими представлениями части иньских племен (особенно на п-ове Шаньдун), считавшей своим тотемом птицу. Этимология понятия хуан довольно сложна.

Некоторые ученые предполагают, что хуан – изначально это название особого гребня на голове птицы фэн, графически представляющего собой изображение восходящего солнца, лучи которого напоминают трезубец. Возможно, что еще одно свидетельство солярной природы образа птицы фэн – соотнесенность Фэнхуан со стихией огня в классификационной системе по пяти первоэлементам. В более поздних текстах фэн толкуется как самец, а хуан как самка. К рубежу н. э. появляются подробные описания внешнего облика Фэнхуана. Так, согласно словарю I в. «Шо вэнь» («Толкование знаков»), у Фэнхуана клюв петуха, зоб ласточки, шея змеи, на туловище узоры, как у дракона, хвост рыбы, спереди как лебедь, сзади как единорог–цилинь, спина черепахи. Согласно древним мифологическим преданиям, Фэнхуан – птица с разноцветным оперением – живёт в Дунфанцзюньцзы–чжиговосточном царстве совершенных людей»); вылетая оттуда, она парит за пределами Четырех морей (Сы хай), пролетает через гору Кунь–лунь, пьет воду у горы Чжичжу, стоящей средь водной стремнины, мочит крылья в водах Жошуй. Появление Фэнхуан считалось знаком наступления великого мира в Поднебесной. В качестве птицы, сопутствующей миру и процветанию, Фэнхуан упоминается в легендах о правителе Хуан–ди, государе Шуне и т.п.

Государь Фу–си по случаю прилета Фэнхуана создал специальную музыку. По некоторым косвенным записям прилет Фэнхуана, видимо, отождествлялся с началом дождей. Считалось, что Фэнхуан знает сезоны года и поэтому, согласно преданию, правитель Шао–хао назвал чиновника, ведающего календарем, – Фэнняоши (букв, «род птицы фэн»). Фэнхуан считался в средневековом Китае символом человеколюбия (жэнь) и одновременно – государя (наряду с драконом – лун), но чаще государыни–императрицы, а также вообще невесты.

Солярный  характер  образа  Фэнхуан и  указания  в древних источниках на то, что Фэнхуан

живет (или рождается) в Данъчжу (киноварной пещере), соотнесенной с югом, привело к контаминации образа Фэнхуан с образом Чжуняо (или Чжуцяо) – Красной птицы, символом юга. В средние века образ Фэнхуан часто использовался и в даосизме; в даосских легендах сообщалось о святых, разъезжающих по небу на Фэнхуане, в ряде преданий рассказывается о явлении женщинам во сне птицы Фэнхуан, после чего те рожали выдающихся сыновей. За этим можно видеть представление о Фэнхуане как о птице, связанной со светлым началом ян.

Образ Фэнхуана чрезвычайно популярен в китайском искусстве с глубокой древности. Примерно с эпохи Шан–Инь до нас дошли бронзовые сосуды с рельефами, изображающими Фэнхуана как птицу с пышным хвостом, огромными глазами и своеобразным гребнем типа трезубца на длинной ножке на голове. Есть основания предполагать, что определенное влияние на формирование образа Фэнхуана оказало представление о павлине. В старом Китае изготовление картин с изображением Фэнхуана было сосредоточено в городе Фэнхуанфу провинции Аньхуэй, что было связано с легендой о появлении Фэнхуана в этом городе, где Фэнхуан пропела на могиле отца Чжу Юань–чжана, после чего Чжу Юань–чжану удалось основать национальную династию Мин.

Египетский Феникс.

Бену – в египетской мифологии бог в виде цапли. Почитался в Гелиополе. Согласно мифу, Бену появился на возникшем из водного хаоса камне–обелиске «Бенбен», что знаменовало начало сотворения мира. Эпитет Бену – «тот, который из себя возник» («бен» означает «возникать»). Фетиши Бену – камень «Бен–бен» (являющийся также фетишем Ра) и дерево «Ишед» (на котором находится дом Бену). Бену считался ба (душой) Ра, впоследствии – Осириса и т. о. связан с культом мёртвых.

Древние греки называли Бену – Фениксом.

Одним из самых странных и не понятных мифов Древнего Египта является миф о Фениксе. Описание символики, связанной с этим образом, дано Рандлом Кларком: «Вообразите жердь, торчащую из вод Аббиса. На ней сидит серый Феникс, предвестник грядущего. Он раскрывает клюв и разрывает тишину первобытной ночи призывом к жизни и началу хода событии, «определяя, что должно быть, а что не должно». Феникс, таким образом, служит воплощением первоначального Логоса, слова, которое служит промежуточным звеном между божественным замыслом и воплощением этого замысла в жизнь… В каком–то смысле, когда Феникс издает свой крик, он устанавливает все [календарные] циклы, так что именно он определяет все деления времени, и потому его храм в Гелиополе стал центром определения календарных дат».

7

Эти слова подтверждают то, что упоминание о Фениксе тесно связано с эпохой царства фараонов, как мифических, так и исторических. Шахты погребальных камер царя и царицы имеют календарное значение, поскольку ориентированы на строго определенные звезды, и эта ориентация повторяется по циклическому закону в результате прецессии. Феникс провозглашает начало нового цикла и служит, таким образом, «связующим звеном» между пирамидой и звездами  Ориона, а в более общем значении, является «душой» Осириса–царя. В «Книге мертвых» (Глава 17) задается вопрос: «Кто он?.. Я великий Феникс из ГелиополяКто он? Он – Осирис…», и это практически не оставляет сомнений, кем на самом деле является египетский Феникс.

Феникс также выполняет другую важную функцию: эта космическая птица приносит в Египет из отдаленной волшебной страны, находящейся за пределами земного мира, дающую жизнь эссенцию «нике». Согласно Рандлу Кларку, эта страна «остров огня»… место вечного света за пределами Мира, где были рождены Боги, где они возрождаются к жизни и откуда они посылаются в мир». Допуская, что Феникс имеет отношение к душе Осириса, можно предположить, что место «где были рождены боги и где они возрождаются к жизни», это – Дуат.

Легенда о Фениксе была записана в гораздо более прозаической форме Геродотом, посетившим Египет:  «Существует [какая–то] священная птица, называемая Фениксом. Я сам никогда не видел ее, кроме как на изображениях, поскольку, согласно жителям Гелиополя, она появляется крайне редко, раз в пятьсот лет, после смерти своего родителя. Если изображение соответствует ее реальному облику, то можно сказать следующее: оперение птицы частично красное и частично золотое, хотя по форме и размерам она очень похожа на орла. Они (жители Гелиополя) рассказывают про Феникса сведения, которые я считаю невероятными: как они утверждают, Феникс прилетает из Аравии, неся в когтях своего родителя, завернутого в листья мирра, чтобы захоронить тело в Храме солнца. Для того, чтобы сделать это, Феникс сначала создает шар, потом проделывает в нем отверстие, помещает туда своего умершего родителя и закрывает его новыми листьями мирра. Шар при этом остается того же веса, что и был поначалу. Феникс несет этот шар, запечатанный так, как я говорил, в Египет и кладет в Храме солнца. Таким является их миф об этой птице».

Хотя история эта рассказана в обычном стиле греческих хроник, Геродот наверняка говорил о Фениксе со жрецами Гелиополя, и мы можем предположить, что он не имел оснований изменять факты. Но тем не менее не исключено, что он невольно перепутал некоторые понятия. Вместо «Аравия» мог быть «восток», земля за горизонтом, откуда поднимаются солнце и звезды, место, «где рождаются боги». Феникс прилетает в Египет отложить свое яйцо, слово же «шар» у Геродота имеет довольно широкий смысл. Геродот также пишет, что шар сделан из «мирра», растения, которое часто использовали при мумификации.

Так что же египтяне называли яйцом, или семенем феникса, которое было связано с душой Осириса и, следовательно, звездным ритуалом перерождения?

В Египте было еще одно название Феникса – «бенну». Джон Байнс, профессор египтологии Оксфордского университета, отметил, что корень «бен» использовался для выражения сексуальных, созидательных или связанных с оплодотворением понятий, к примеру, «оплодотворение», «осеменение», «копуляция» и т.д. Интересно, что в семитских языках слово «бен» означает «потомок» в смысле «сын». Прямая связь между птицей Феникс/Бенну и камнем Бснбсн, хранимом в храме Феникса/Бенну в Гелиополе, была описана в первой главе. Многие египтологи нашего времени считают, что камень Бенбен имел коническую форму. На очень древней стеле, датируемой Первой династией, Феникс изображен сидящим на каком–то предмете, который Рандл Кларк назвал «каменным гнездом». Позднее его стали изображать на пирамидионах, часто сидящим на Бенбене. Египтологи высказывали самые разные мнения по поводу того, чем или кем был феникс, и приходили к заключению, что он представлял в одно время душу Ра, в другое – душу Осириса и, кроме того – «Утреннюю звезду». Исследователями замечено, что «птица и камень – если это камень – тесно связаны друг с другом». Курт Сет, первый переводчик «Текстов пирамид», идентифицировал камень Бенбен со священными коническими камнями греков и сирийцев, которые имели связь с космосом. В самом деле, в ранних известных изображениях камня Бенбен с сидящим на нем Фениксом камень имеет не пирамидальную форму: его концы слегка округлены, и он больше напоминает конус. Также ясно, что камень Бенбен рассматривался строителями пирамид как реликвия огромного значения, такая ценная, что ее помещали в святая святых ГелиополяХрам Феникса; так же Бенбен ставили на самую вершину пирамид.

Отсюда можно сделать заключение, что Феникс являлся символом божественного созидания и возрождения и именно это магическое свойство отличает семя, хранимое в Гелиополе.

Гелиополь и храм Феникса.

Во времена возведения пирамид в Гелиополе не было еще ни одного обелиска – в городе стояла только одна грубо обработанная священная колонна, которая, по всей видимости, и дала городу его древнее имя Анну. Каира тогда еще не существовало, и именно Гелиополь служил религиозным центром страны. В Анну находился храм, посвященный Атуму, отцу богов. В эпоху пирамид Атума стали ассоциировать с солнечным богом Ра, и в последствии Ра полностью занял место Атума, однако в ранние времена, до эпохи пирамид, он считался «первым богом», чем–то вроде Бога–отца в христианстве. Атуму принадлежала главная созидательная роль после Солнца.

В Гелиополе существовал священный холм, с которого, как гласило предание, впервые поднялось Солнце, и именно на этом месте была возведена священная колонна во времена, предшествующие эпохе пирамид. В начале этой эпохи она была заменена еще более священной реликвией. Этой реликвией был Бенбен, таинственный камень конической формы; по причинам, которые мы затронем позже, Бенбен считался предметом внеземного происхождения. Камень находился в Храме Феникса (возможно, стоял на священной колонне), и служил символом этой легендарной космической птицы, способной к воскрешению и повторному рождению, олицетворяющей цикличность смены времен года. В искусстве Древнего Египта Феникса обычно изображали в виде серой цапли, возможно, из–за того, что эта цапля каждый год совершает перелеты. Существовало поверие, что появление Феникса в Гелиополе означает наступление нового цикла, или начало новой эры. Первое появление Феникса послужило причиной возникновения культа камня Бенбен, по–видимому, рассматриваемого как «семя» космической птицы. (Корень слова бенбен – «бен» – означает: человеческая сперма, эякуляция или оплодотворение матки). Таинственный камень исчез задолго до того, как Египет посетил Геродот, но его название перешло на камни–пирамидки, которые обычно ставились на вершины пирамид и, позднее, на верхушки обелисков.

8 Чем был Бенбен и какая роль ему предназначалась? Ясно, что он являлся главным предметом государственного культа, а этот культ и привел к возведению пирамид. Как мы говорили, город принадлежал жрецам, располагавшим колоссальной властью в эпоху пирамид, и нет сомнения, что сооружение пирамид происходило под их руководством. В слово «жрец» мы в наше время вкладываем несколько иное значение. Жрецы были весьма образованными людьми, посвященными в тайные знания – не только религиозные, но и астрономические, а также архитектурные (в том числе, возможно, и символической архитектуры), они владели иероглифами, «священным письмом» египтян.

Поскольку Осирис, или его «душа», отождествлялся с Фениксом, можно предположить, что камень Бенбен символизирует, помимо прочего, его семя и, таким образом, оплодотворяющую силу, которая дала возможность Исиде родить сына Гора.

Нам предстоит говорить только об антропоморфных божествах, и большей частью – об Осирисе, чья трагическая смерть и чудесное воскрешение послужили основой для мистерий древнего Египта.

Семя феникса, которое упало с неба – египетские метеоры.

Мы обычно считаем, что метеориты – это камни, которые падают с неба, хотя часто употребляют метафору «падающая звезда». Полет метеорита – очень впечатляющее зрелище. Эти небесные камни иногда оставляют за собой светящийся след, а их падение сопровождается громом. Метеориты входят в земную атмосферу на большой скорости, но затем замедляют свой ход в связи с сопротивлением воздуха и раскаляются до высокой температуры. Метеорит приобретает вид огненного шара, а облако раскаленных газов делает огненный шар еще больше. При прохождении через атмосферу возникает также ударная волна, которая производит звук, похожий на пушечный выстрел или удар грома, и, видимо, именно поэтому в древности метеориты ассоциировались с Богами грозы, такими, как Надцад в Финикии или Зевс в Греции.

Существует 2 типа метеоритов: каменные и железные. Железные, как правило, имеют черный цвет и размеры превышающие габариты каменных метеоритов, поскольку при ударе о землю они мало раскалываются или не раскалываются совсем. Входя в земную атмосферу, некоторые железные метеориты сохраняют положение и не вращаются, после падения передняя их часть расплавляется и смещается назад, и потому метеорит приобретает характерную форму конуса. Двумя экземплярами таких метеоритов являются «Морито» и «Вилламетт».

Имеются свидетельства о существовании в древности религиозных культов, в которых большое место занимают священные метеориты. Хорошо известно, что греки считали Дельфы центром мира. Однако камень–омфал, который отмечал это место, не являлся собственно дельфийским фетишем. Это грубый камень, по преданию брошенный на землю титаном Хроносом. Дельфийцы назвали его Зевсом Баетилским (слово «баетилос» историки употребляли для обозначения метеоритов). Камень имел размеры пушечного ядра и яйцеобразную форму. По этой характерной форме и по происхождению можно довольно уверенно сделать заключение, что Зевс Баетилский был метеоритом. Похожий камень показывали историку Павсанию (II в н.э.) в городе Гитиум; местные жители называли камень Зевс Каппотский (Зевс, упавший вниз). По всей видимости, это тоже был метеорит. И Плиний (12379 годы до н.э.) рассказывал о «камне, который упал с солнца» и которому поклонялись в Потидеях, а также о других камнях, которые упали недалеко от Геллеспонта.

Культ метеоритов был распространен также в Финикии и Сирии. В Эмессе, к примеру, существовало святилище бога Эла–Габала; священный реликт святилища описывался как «черный конический камень». Летописец Геродиан повествует, что жители Эмессы «официально считают, что он упал с неба…» Недалеко от Эмессы, в храме Зевса–Хадада, в Гелиополе–Баалбеке, находились «черные конические камни» м. Зевс–Касио, двойник Зевса–Хадада, имел свое святилище на горе Касио. В древней Фригии (ныне центральная Турция) великая мать всех богов Кибела, была представлена в храме черным камнем, который, как считалось, упал с неба. Культ Кибслы получил большое распространение, его переняли римляне и разнесли до Галлии и Альбиона (современных Франции и Англии).

Существует много других свидетельств о почитании метеоритов в самых разных местах планеты. Подобный культ легко понять, поскольку человек древности видел в метеоритах материальное воплощение небесных богов и, в частности, богов звездных. Конечно, в этом ряду убедительным звучит предположение, что и камень Бенбен мог быть просто метеоритом конической формы.

Конический метеорит играл большую роль в формировании религиозных воззрений и в культе возрождения. По этой теме были проведены очень глубокие исследования британским египтологом и прежним ассистентом Флиндерса Питри Г.А. Уэйнрайтом, который публиковал результаты своих исследований в «Journal of Egyptian Antiquities». Уэйнрайт проследил эволюцию египетского «метеоритного» культа и его связь с почитанием некоторых богов; в частности, он доказал, что «аниконическая» (подобная конусу) форма тебанского бога Амуна говорит о том, что сам «бог» был метеоритом, известным под названием Ка–мут–ф, причем, замечает Уэйнрайт, коническая форма очень характерна для метеоритов малой величины.

Железные кости египетских богов – камень Бен–Бен.

Хотя пирамиды сооружены до железного и даже бронзового века, египтянам в эру пирамид было известно метеоритное железо. Они называли это железо «бья», и, согласно Уэйнрайту, «метеориты состояли из «бья»». Слово «бья» часто встречается в «Текстах пирамид»: «Я чист, беру с собой мои железные (бья) кости, я расправляю свои нетленные члены, которые находятся в чреве Нут…» [Тексты пирамид, 530]

«Мои кости – железо (бья), и мои члены – неугасимые звезды». [Тексты пирамид, 1454]

«Кости царя – железные (бья), и его члены – неугасимые звезды…» [Тексты пирамид, 2051]

Как показывают эти отрывки, существовало убеждение, что, когда ушедшие цари перевоплощались в звезды, их кости становились бья, железом, небесным материалом, из которого некогда были созданы звездные Боги. Такие космические железные объекты, как метеориты, являлись единственным материальным свидетельством реальности земли в небесах, населенных звездами-душами царей, и легко понять, почему, по мнению древних, звезды состояли из «бья». Поскольку души ушедших царей – звезды, то их кости должны быть тоже из железа.

Это возвращает к камню Бенбен Гелиополя, который многие египтологи, ассоциирую с метеоритом. Валлис Бадж был первым, кто предположил, что камень Бенбен является реликвией, аналогичной Черному камню храма Кааба. Такая же мысль пришла в голову египтологу Ж.П. Лауеру. Возможно, примерно в III тысячелетии до н.э., возможно, во времена Второй или Третьей династий, недалеко от Мемфиса упал железный метеорит конической формы. Из изображений камня Бенбен можно судить, что метеорит весил от 6 до 15 тонн, и потому зрелище его падения должно было весьма впечатлять. Яркий шар с хвостом раскаленных газов наверняка могли видеть на большом пространстве, а звуковая волна распространялась очень далеко. Интересно замечание о том, что Феникс прилетел с востока, поскольку, согласно энциклопедии «Британника», все метеориты следуют со стороны солнца. Проследив, куда приземлился метеорит, наблюдатели увидели, что огненная птица исчезла, оставив после себя черное космическое яйцо, бья (железный конический метеорит). Затем египтяне, очевидно, перенесли метеорит в храм Атума и установили на священной колонне.

Птицу Феникс древние египтяне связывали с рождением и космическими циклами, которым подчиняется картина звездного неба. Похоже, что после долгого отсутствия Феникс вернулся, возвещая новый «золотой век». Р.Т. Рандл Кларк говорил о цикле 1460 лет, но позднее, в своей обширной работе о египетском Фениксе, кроме этой цифры назвал еще один цикл с периодом в 12.954 года. 14 столетий и 60 лет являются циклом Сотис, который основан на наблюдениях подъема Сириуса на восходе солнца и его перемещениях за один день каждые 4 года при 365-дневном календаре. Завершается полный цикл через 4×365 = 1460 лет.

Но откуда возник такой большой период в 12.954 года? Что это был за цикл? Имеет ли он отношение к Сириусу? Всем, кто имел дело с прецессией, эта цифра хорошо знакома. Это половина цикла прецессии, который составляет примерно 26.000 лет; и эта половина определяет время, когда звезда проходит от своего максимального положения на звездном небе до положения минимального.

Давайте возьмем для примера какую–либо гипотетическую звезду в начале цикла, в самом нижнем положении на небе. Предположим, что она пересекает при своем суточном движении линию меридиана, скажем, под 12 градусами к горизонту. Каждый год звезда будет подниматься немного выше, со скоростью приблизительно 12 угловых секунд в год. Чуть больше, чем за два столетия, звезда пересечет линию меридиана уже под 13 градусами, и этот угол будет постепенно увеличиваться. Приблизительно через 13.000 лет звезда достигнет своего максимума, скажем, 55 градусов над горизонтом. Затем начнется движение вниз с той же скоростью, до тех пор, пока звезда не достигнет своего самого нижнего положения на линии горизонта, то есть 12 градусов наклона. Это произойдет еще через 13.000 лет.

Селлорс доказала, что древние не только разделили Зодиак на 12 частей, но также знали и то, что солнце проходит 12 областей неба, находясь при этом в каждой области 2.160 лет. Если умножить 2.160 лет на 12, то получается 25.920, время цикла прецессии. Это очень большой срок, но его делили на периоды в 2.160 лет, а этот период в свою очередь, делили на 360 градусов, получая маленькие периоды по 72 года, ставшие базисными в концепции «вечного возвращения» первого золотого века.

Созвездие Феникс.

9-1 9-2

Созвездие Феникс (Phoenix) – видимое лишь в Южном полушарии. Оно состоит из 2-х переменных звезд 4 и 3 звездной величины. Площадь созвездия 469 квадратных градусов. Созвездие содержит 40 звёзд ярче 6-й видимой звёздной величины. Введено на рубеже XVIXVII вв. (упомянуто в «Атласе звёздного неба» Ж. Байера 1603 г.)

В период Римской империи птица Феникс была символом незыблемости Рима, в христианстве – символом Воскрешения Христа и триумфа вечной жизни над смертью. В алхимии Феникс соответствует красному цвету, возрождению вселенской жизни и успешному завершению процесса. Именем этого мифического персонажа названа малая планета (астероид) 4543 Phoinix. Неподалеку находится созвездие СкульптораЖуравля и Тукан, именно сюда притекает небесный Эридан со своей ярчайшей звездой Ахернар, из Северного полушария. Феникс удивительная мифическая птица, олицетворяющая возрождение, бессмертие и солнце. Как известно Феникс умирал на собственном костре, чтобы заново возродиться. Делал Феникс это каждые 500 лет. Подобная птица существовала почти во всех мифологиях древних народов и потому вполне заслуженно ее поместили на звездном небосклоне.

В системе интерпретации звёзд Д. Куталёва созвездие Феникса соотносится с обителью соуправителя Меркурия (Прозерпины, астероидов) в Близнецах, древесным знаком Клёна и Старшим Арканом Таро «Шут».

2) Феникс – один из сыновей финикийского царя Агенора, брат КадмаКилика и Европы. Посланный отцом вместе с братьями на поиски Европы, Феникс после долгих блужданий поселился на земле, которую назвал Финикией, основав город Сидон (Apollod. Ill I, 1);

3) сын беотийского царя Аминтора. По наиболее распространённой версии, наложница его отца Фтия (или Клития) пытается соблазнить Феникса, но не добившись успеха, ложно обвиняет его перед Аминтором (Apollod. Ill 13, 8).

10

По другой версии (Нот. II. IX 447-461), Феникс на самом деле овладевает наложницей отца, но делает это по просьбе матери, желающей из ревности отомстить своему супругу. Разгневанный Аминтор ослепляет Феникса, который находит убежище у Лелея (у Гомера ослепление и исцеление Феникса заменены проклятием со стороны Аминтора). Пелей поручает Фениксу воспитание Ахилла и со временем отдаёт ему власть над долопами.

Под Троей, куда Феникс отправляется вместе с Ахиллом, он пытается примирить Ахилла с Агамемноном (Нот. П. IX 474-605). После взятия Трои Феникс отправляется вместе с Неоптолемом кружным путём в своё царство, но по пути умирает в стране молоссов (в Эпире).

Наконец–то мы с ней покончили. А не пора ли нам скупнуться?

Все тут же сошлись во мнении, что – самая пора, после чего по команде Пониковского и под очередные недоумённые взгляды только что пришёдших к своему лежбищу после принятия морских ванн красавиц направились к лениво набегающим на «брег морской» волнам Чёрного моря

Везельвул под взглядами как следует накупавшихся слушателей, которые расположились в привычном порядке на покрывале, продолжил лекцию:

Феоклимен – в греческой мифологии:

1) в «Одиссее» Феоклимен – прорицатель родом из Аргоса, вынужденный покинуть родину из–за совершённого им убийства. В Пилосе он встречает Телемаха (сына Одиссея и Пенелопы), который даёт ему убежище и привозит с собой на Итаку. Здесь Феоклимен предсказывает Телемаху и Пенелопе скорое возвращение Одиссея, а женихам Пенелопы – неминуемо грозящую им гибель;

2) в трагедии Еврипида «Елена» Феоклимен – сын египетского царя Протея, под защитой которого находилась Елена (в то время как Парис владел лишь её призраком). После смерти отца Феоклимен принуждает Елену вступить с ним в брак, а всякого оказавшегося на египетской земле эллина велит казнить. Занесённому бурей в Египет Менелаю (мужу Елены) удаётся обмануть Феоклимена и скрыться с женой от греха подальше…

Далее идёт Ферет – сын Тиро от смертного супруга Кретея (Apollod. I 9, 11), царь и эпоним города Фер в Фессалии, отец Адмета. В трагедии Еврипида «Алкестида» Ферет изображён жизнелюбивым эгоистом, отказывающимся, несмотря на преклонный возраст, сойти в подземный мир вместо сына.

Вслед за ним записан Фестор – отец Феонои и Левкиппы. Когда пираты похитили Феоною, он бросился на поиски любимой дочери, но его корабль потерпел крушение. Выбравшись из моря на берег Фестора превратили в раба при дворце царя Икара. Дочь Фестора Феоноя, ставшая женой царя, не узнала отца. Вторая дочь, Левкиппа, продолжала поиски отца и сестры. Под видом юноши она добралась до дворца Икара. Феоноя влюбилась в мнимого юношу, но получила отказ на свои притязания. Вспыльчивая Феоноя подослала Фестора убить молодого пришельца, а он признал в нем свою дочь Левкиппу. После этого Феоноя узнала свою сестру и отца. Царь Икар отпустил их домой со всеми полагающимися родственными почестями.

Прервавшись на минутку, чтобы узнать – хорошо ли Лолле, не жарко ли серой девице, может надо чегой–то, но получив от неё заверения, что всё «нормуль и неча прерываться – и так времени мало осталось», лектор продолжил своё повествование:

Фиест – сын Пелопа и Гипподамии, брат Атрея. Чтобы доказать своё право на царский престол в Микенах, Фиест соблазнил жену Атрея Аэропу и при её помощи выкрал из стада Атрея златорунную овечку, обладатель которой должен был получить царскую власть. Однако обман был разоблачён Богами, а Атрей отомстил Фиесту, подав ему в качестве угощения мясо его собственных детей (Eur. El. 699-725; Orest. 995-1000; Apollod. epit. II 10- 12).

Фиест проклял род Атрея и обратился к дельфийскому оракулу с просьбой указать ему средство отмщения. Оракул велел ему вступить в сношение с собственной дочерью Пелопией, от которой родится будущий мститель – Эгисф. Эта черта в мифе, отражающая древнейшую стадию половых отношений и представлений о кровной мести внутри рода, в более поздней мифологической традиции была заменена версией о невольном насилии Фиеста над неузнанной им Пелопией, которая после изгнания Фиеста из Аргоса воспитывалась у царя Феспрота в Сикионе и считалась его дочерью (о её истинном происхождении никто не знал).

Зачав от Фиеста, Пелопия вскоре была выдана замуж за овдовевшего Атрея; рождённого ею сына она велела подбросить, но воспитанный пастухами юноша Эгисф привлёк внимание Атрея; он усыновил его и вскоре затем велел ему убить захваченного Фиеста, для чего вооружил Эгисфа мечом; этот меч Пелопия в ночь совершённого над ней насилия вырвала из ножен у Фиеста. По этому мечу Фиест узнал в Эгисфе своего сына и раскрыл перед ним преступление Атрея, который и погиб от руки Эгисфа (Hyg. Fab. 87, 88, 258; Apollod. epit. II 13-14). Фиест стал царём Микен, но впоследствии был изгнан царём Спарты Тиндареем, возвратившим царский трон в Микенах сыну Атрея Агамемнону. Могилу Фиеста еще во II в. показывали по дороге из Микен в Аргос.

Итак, вслед за этим греческим Павкой Морозовым идут Филемон и Бавкида – благочестивая супружеская чета из Фригии.

11

Однажды селение, где жили супруги, посетили под видом странников Зевс и Гермес, но ни в один из домов их не пустили; только Филемон и Бавкида гостеприимно открыли двери своей хижины и поделились всем, что имели. Боги покарали всех жителей селения за нечестивость, затопив их дома. Только хижина Филемона и Бавкиды уцелела и превратилась в великолепный храм, жрецами которого стали супруги. В награду за гостеприимство боги исполнили желание супругов, наградив их долголетием и дав им возможность умереть одновременно. Когда наступило время смерти, Филемона и Бавкиды они превратились в деревья, растущие из одного корня. Жители Фригии почитали эти деревья, украшая их венками.

Что–то мне это напоминает в еврейских верованиях…, – начал было Везельвул, но был прерван Пониковским, вернувшим лектора на грешную греческую землю замечанием, что неплохо бы и «продо́лжить и углу́бить» – как впоследствии будет выражаться меченый Дьяволом «архитектор Перестройки», но «чисто в натуре по греческой теме». Везельвул не стал развивать свою мысль и вернулся к теме лекции:

Филоктет – в греческой мифологии царь города Мелибеи. В «Илиаде» он назван предво-

дителем воинов из городов Мефоны, Мелибеи и Олизона (на юге полуострова Магнесия в Фессалии). Филоктету, как своему лучшему другу, Геракл доверил поджечь его погребальный костёр на горе Эте (в Эхалии) и подарил ему свой лук и не знающие промаха стрелы. По одному из вариантов мифа, Филоктет получил лук не от самого Геракла, а унаследовал его от своего отца, присутствовавшего при кончине героя (Apollod. II 7, 7). Будучи одним из женихов Елены, Филоктет потом принял участие в походе под Трою, возглавив ополчение на 7-и кораблях. Однако в пути его ужалила змея, и так как от незаживающей раны исходило нестерпимое зловоние, ахейцы вынуждены были оставить его на острове Лемнос. По одним источникам, это случилось на острове Тенедос (змея ужалила Филоктета во время жертвоприношения, которое ахейцы совершали в священном участке Аполлона, или во время последовавшего затем пира), по другим – на маленьком острове Хриса близ Лемноса (Филоктет случайно забрёл в участок местной богини, который охраняла змея. Soph. Phil. 263-270, 1326-1328). В историческое время (вплоть до I в.) на острове существовал алтарь Филоктета с возложенными на него медным изображением змеи и луком. Почти десять лет томился Филоктет от болей в одиночестве, добывая себе пропитание охотой на диких птиц. На 10-ом году Троянской войны жрец  Калхант (или пленённый ахейцами Елен) объявил, что Троя не может быть взята без лука и стрел Геракла, при помощи которых она однажды была завоёвана. Тогда греки отправили на Лемнос Одиссея и Диомеда, которые хитростью вошли в доверие к одинокому Филоктету и, воспользовавшись его забытьём во время одного из приступов боли, овладели его оружием. Потом им удалось убедить Филоктета следовать вместе с ними под Трою, где ему было обещано исцеление. В ахейском лагере Филоктет был вылечен одним из сыновей  Асклепия (источники называют то Махаона, то Подалирия), а затем в бою насмерть сразил своей стрелой Париса.

При захвате Трои Филоктет, однако, играет второстепенную роль. О его судьбе после окончания Троянской войны известно немного. Уплыв в Южную Италию, Филоктет после сражения с луканами поселился в Кримиссе (на западном побережье Тарентинского залива), где он в память о своих скитаниях основал святилище Аполлона–странника и посвятил богу свой лук. Это сказание отражает, скорее всего, распространение в ряде поселений Великой Греции культа Филоктета, занесённого сюда в историческое время греческими колонистами. Указание на то, что Филоктет является выходцем из Фессалии (где разыгралась также история Лелея и Фетиды), свидетельствует об очень древнем происхождении образа Филоктета. Возможно, что до включения в историю Троянской войны эпизода с деревянным конём (троянский конь) Филоктет был именно тем героем, который возглавлял решающий штурм Трои.

Миф о Филоктете был обработан в одноимённых трагедиях Эсхила, Софокла и Еврипида, затем афинским драматургом IVв. до н. э. Теодектом и римским поэтом Акцием. Сохранилась только трагедия Софокла, в которой на Лемнос отправляется не Диомед, а Неоптолем.

12-1 12-2

Везельвул протянул свою руку в направлении Станислава Семёновича, который понял, что сухость во рту начинает мешать лектору внятно излагать материал по теме. Пониковский не поленился достать из песочка заветный бидончик, оценил объём оставшейся жидкости и равномерно разделил её между участниками семинара по греческой мифологии. Везельвул, выпив жадно положенную ему порцию кваса (не забыв, как истинный мужчина, предложить свою порцию Лолле, от которой та вежливо отказалась), после сего серая личность с рожками продолжила:

– Теперь о следующем герое: Финей, в греческой мифологии:

1) слепой прорицатель, сын Агенора (вариант: Посейдона), царь города Салмидесса во Фракии. Он был женат на дочери Борея Клеопатре, от которой имел сыновей Плексиппа и Пандиона. Разойдясь с Клеопатрой, Финей женился на дочери Дардана Идее. По навету новой жены Финей ослепил сыновей (вариант: жестоко истязал их; Diod. IV 43). В наказание Зевс ослепил Финея (вариант: это сделал Посейдон за то, что Финей указал детям Фрикса морской путь из Колхиды в Элладу; Apollod. I 9, 21; III 15, 3). Боги наслали на Финея крылатых гарпий, которые похищали и грязнили его пищу, и Финея терзал постоянный голод. От гарпий Финейя избавили аргонавты Зет и Калаид (Бореады). В благодарность за это Финей рассказал аргонавтам, как проплыть мимо сдвигающихся скал Симплегад (Apollod. I 9, 22; Hyg. Fab. 19). По одной из версий, Финея ослепили Бореады – братья его отвергнутой первой жены Клеопатры, за жестокое обращение с их племянниками (Serv. Verg. Aen. Ill 209). По другому мифу, за это же его убил Геракл (Diod. IV 44);

2) один из пятидесяти сыновей аркадского царя Ликаона, отличавшийся, как и его братья, нечестивостью и заносчивостью. За это он был поражён молнией Зевса;

3) сын Бела и Анхинои (дочери Нила), внук Посейдона, брат Кефея. Когда Персей получил в жёны спасённую им Андромеду, ранее обручённый с ней Финей составил против Персея заговор. Тогда, показав Финею голову медузы Горгоны, Персей обратил его в камень.

13

После него – ух ты, мало уже осталось, – обрадовал лектор слушателей. – идёт Флегий – сын Ареса, отец Иксиона и Корониды. Хотя в «Илиаде» (XIII 301 след.) племя флегийцев локализуется в Фессалии, большинство поздних источников называют Флегия царём беотийского Орхомена.

Флегию приписываются всякого рода нечестивые поступки: попытка ограбить храм  Аполлона в Дельфах (Paus. IX 36, 2, за это он, видимо, терпит мучения в Аиде, Verg. Aen, VI 618-620); подготовка разбойничьего нападения на Пелопоннес, для чего Флегий совершает путешествие со шпионской целью (Paus. II 26, 3). Сопровождающая его Коронида разрешается от бремени Асклепием в Эпидавре (II 26, 4-8, здесь в историческое время было святилище Асклепия).

За ним бодренько озвучим упоминание о Форбанте – герое, почитавшимся на острове Родос. По указанию оракула он прибыл на остров, чтобы избавить его от змей. По другому варианту мифа, Форбант – знаменитый кулачный боец. В области Беотия он занимался разбоем на дороге, ведущей в знаменитому дельфийскому оракулу. За это Аполлон ранил его из лука.

Теперь – ещё об одном сыночке Богов – вот плодятся – как тараканы – Форонее – сыне Бога реки Инаха и нимфы Мелииясеневой»). Первый человек, живший в Пелопоннесе, его царь, научивший людей жить сообществами и пользоваться ремёслами. Жители Аргоса отрицали, что огонь дал людям Прометей, и изобретение огня приписывали Форонею. (II 19, 5).

И последний на Букову «Фертъ» из греческого Пантеона – это Фрасимед – сын Нестора, прибывший вместе с отцом и братом Антилохом под Трою. Он командует 15 кораблями и принимает участие во многих битвах (Нот. П. XIV 10-11; XVI 317-325). В послегомеровском эпосе Фрасимед фигурирует среди героев, сражавшихся за тело убитого Антилоха, и входит в число воинов, проникших в Трою в чреве деревянного коня. Фрасимед благополучно возвратился в Пилос, близ которого показывали его могилу.

Ну и на последок, уважаемые слушатели, немного из звёздной мифологии, – Везельвул привстал, и перед зрителями раскинулась  пространственная  карта  звёздного  неба. – Начинаем с Фаэтона – астероида в поясе между Марсом и Юпитером.

«Астероид» по–гречески, для тебя, Купидон, а то скоро не то что свой родной язык забудешь, а вообще говорить перестанешь – если так и дальше к Купиде прижиматься будешь, – и куда только Нина Владимировна смотрит, а? – эти слова чертёнок–профессор обратил к своему «сотоварищу», который блаженно закрыл глаза и обнимал свою «подругу» с розовыми крылышками, – итак, повторюсь специально для пернатых, значит «звездоподобный»: посмотрите – именно так это небесное тело выглядит, если смотреть в телескоп, – на импровизированной космической карте появилось изображение дрейфующего в просторах Космоса куска камня довольно приличных размеров.

14

Между Марсом и Юпитером расположен пояс из миллионов астероидов или малых  планет – мелких кусков камня или металла неправильной формы, оставшихся «лишними» при формировании Солнечной системы как считают учёные, или как греки считали – это обломки малой планеты Фаэтон, некогда существовавшей между Марсом и Юпитером (всем известен и греческий Фаэтон из легенд, который так же погиб как и эта якобы существовавшая планета), а вот наши братья, Славяне, знали, что это остатки одной из Лун Земли Деи, переведённой Славянскими Волхвами в Иное измерение, – Люции (или Люцифера, как её называли некоторые товарищи, которые нам совсем не товарищи!). Теперь же сильное притяжение Юпитера не дает собраться этим астероидам вместе и образовать новую планету типа Земли.

Далее отметим следующее небесное тело – Везельвул указал на точку в пространстве – ФебаЛуна планеты Сатурн. Там скучно и поэтому заострять ваше внимание на ней не будем. Следующий – сказал заведующий – мы видим не что иное, как Созвездие Феникс (Phoenix) – которое мы сможем увидеть лишь в Южном полушарии (я о нём уже упоминал ранее). Напомню для забывчивых: оно состоит из 2-х переменных звезд 4 и 3 звездной величины. Площадь созвездия 469 квадратных градусов. Созвездие содержит 40 звёзд ярче 6-й видимой звёздной величины. Введено на рубеже XVIXVII вв. (упомянуто в Атласе звёздного неба Ж.Байера 1603 г.)

В период Римской империи птица Феникс была символом незыблемости Рима, в христианстве – символом воскрешения Христа и триумфа вечной жизни над смертью. В алхимии Феникс соответствует красному цвету, возрождению вселенской жизни и успешному завершению процесса. Именем этого мифического персонажа названа малая планета (астероид) 4543 Phoinix. Неподалеку находится созвездие Скульптора, Журавля и Тукан, именно сюда притекает небесный Эридан со своей ярчайшей звездой Ахернар, из Северного полушария.

В Системе интерпретации звёзд Д. Куталёва созвездие Феникса соотносится с обителью соуправителя Меркурия (Прозерпины, астероидов) в Близнецах, древесным знаком Клёна и  Старшим Арканом Таро «Шут».

Возьмём что–нибудь поближе к нашей Матушке–Земле. Ага, видим – Фобос – спутник Марса. Открыт Холлом в 1877 г. Диаметр 27 км.

15-1

15-2

Состав коренные породы с большим содержанием пыли. В мифах и легендах Фобос вместе со своим братом Деймосом был сопровождающим Бога Ареса. Его имя означает Страх. На небосклоне все трое оказались так же рядом.

Ну вот и всё. На сегодня закончим на этом…

– Поблагодарим лектора, – произнёс Станислав Семёнович и добавил. – И все по домам, а то мне ещё вечером на огород идти, поливать много чего требуется… Валентине привет и мои наилучшие пожелания, – это уже относилось к Азизе и Веронике, но те сделали вид – будто и не слышали молодого человека…

Стол, стулья, фолиант, карта звёздного неба тут же исчезли из виду слушателей, которые зашевелились, задвигались, начав разминать затёкшие от долгого сидения и лежания члены свои. Пониковский поднялся, подождал пока сущности обоих Миров Нави разойдутся, поднял покрывало, вытряхнул его, затем сложил и поместил в сумку, после чего облачился сам и направился по песочку к лестнице ведущей к дороге, которая шла прямо к автобусной остановке «Интернат», огибая лежащие и чуть ли не дымящиеся под солнышком тела отдыхающих…

 

 

 

 

[1] Данные о Везельвуле, Купидоне, Лолле, Лилит, Купиде , Азизе, Фионе, Зене, Алине, Селене, Веронике, Кулёвой Н.В. – см. рассказы «Поездка в колхоз», «Свидание».

[2] Три богатыря – так Пониковский называл трёх подруг со своей группы – Николаеву В.Н., Зацепину В.А. и Миловидову Т.С. за их внешнюю схожесть

[3] убогий – приближенный к Богу. При разпространении христианства приобрело значение обратно противоположное –  «бедный, ничего не имеющий, больной»

[4] Ну–ка расскажи нам, дружище, – что это такое (укр.)

[5] А это, милостивый государь, книга учёта пантеона греческих Богов – думаю, что пора и про Купидоновых товарищей вспомнить (укр.)

[6] Заведующего Преисподней (укр.)

[7] Первым номером у нас пойдёт (укр.)

Пляжные лекции. День 4.
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 08.07.2016
  • Последнее изменение: Июль 8, 2016 @ 5:31 пп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Дед Мороз и Снегурочка

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up