Loading...
You are here:  Home  >  Экономика  >  Current Article

Почему у американца десять джинсов, а у меня одни. Бедность россиян сильно преувеличена

Опубликовано: 15.09.2017  /  Нет комментариев

«Правила ведения домашнего хозяйства» — это и есть буквально «экономика». От древнегреческого οἶκος — дом, хозяйство и νόμος — правило. Говорить, что экономика, к примеру, «падает» — несусветная глупость. «Правила» можно и нужно менять, но никак не «ронять». Здесь происходит смешение с понятием ВВП — внутренне-валового продукта, системой измерения, придуманной американцем Саймоном Кузнецом.

Ну, как «американцем»? Семён Абрамович Кузнец родился на территории современной Белоруссии в 1901 году. Успел поработать на большевиков, написав учёный трактат «Денежная заработная плата рабочих и служащих фабрично-заводской промышленности г. Харькова в 1920 г.». В 1922 году через Польшу он эмигрирует в США. Зачем? Глупый вопрос — к отцу, сбежавшему в Нью-Йорк за 12 лет до этого, присвоив казённые средства Азовско-Донского банка, где служил бухгалтером. Наверное, тоже причислил себя к «политическим беженцам» — тогда США уже критиковали «кровавый режим» Российской Империи за «карательную политику» по отношению к оппозиции и ограничение прав евреев (пресловутая «черта оседлости»). Но нас сейчас интересует экономика.

«Все знают» о «трудолюбивом, американском народе» и, как следствии экономическом могуществе США. Остальные народы, видать, были лоботрясы и бездельники, неспособные обеспечить себе достойное существование. Или львиная часть проблемы кроется в другом? Согласитесь, сложно хорошо играть на скрипочке и одновременно столь же успешно заниматься боксом, если по соседству обитают хулиганы. Приходится либо совмещать занятия, либо делать выбор в пользу того, что на данном этапе важнее. Естественно, скрипач, живущий «за каменной стеной» быстро обгонит своего конкурента, не отвлекаясь на разную «ерунду».

Первым поселенцам действительно приходилось проявлять чудеса трудового героизма, как и Робинзону Крузо, «вкалывавшему» на своём необитаемом острове с утра до вечера, чтобы элементарно выжить. А потом у него появился свой, собственной дикарь и «разгрузил» Робинзона от многих забот. В романе немного по-другому, но на то он и «литературный вымысел». Пройдут года, прежде чем дикарь с Робинзоном станут «одним народом», а тогда можно было не стесняться в создании «прибавочной стоимости» на халяву.

Впрочем мало произвести, надо ещё и сбыть — тоже важная составляющая экономической цепочки, иначе не появился бы «маркетинг». Как только запахло конкуренцией «импорта», в США разразилась Гражданская война с первопричиной: Север установил высокие таможенные пошлины на ввозимые товары, тем самым заставляя Юг насильно поддерживать «отечественного производителя». Кроме этого «недоразумения», никакие внешние «хулиганы» не мешали развивать «правила ведения домашнего хозяйства», совершенствуя их под себя. Прогрессу способствовало и «авторское право», вернее его отсутствие, как международного института. Любые достижения человечества были предоставлены «просто так» — бери, да пользуйся. Может поэтому, современный Китай без зазрения совести «копирует» всё подряд в отместку за недополученные прибыли со своих великих изобретений — бумаги и пороха? Шучу.

А теперь серьёзно. Мне импонирует английская поговорка: «Смотри на табло». Рассуждениям о «несовершенстве», «отсталости» и прочей «дремучести» нашего «домашнего хозяйства» (говорят же не только про «сейчас», но и вообще) противопоставлю простой факт, точнее три — 1917, 1941 и 1991. Приведите примеры другой страны, которая после таких ударов по экономике, осталась бы в строю мировых держав? Акцентирую — ТРЁХ ударов за ОДНО столетие!

Всё познаётся в сравнении — депрессия, конечно, отвратительное состояние. До тех самых пор, пока не попадёшь под каток. Особенно, когда «расстройство» возникает без уважительных причин на пустом месте. Объяснения, конечно, найдутся. Типа: у меня депрессия от нехватки «зелёного». Позвонил по телефону доверия, попросил, а они мне не доверяют!

 До Великой депрессии американцы не представляли, насколько они «круты». И никто не представлял. Пока в Департаменте коммерции США (министерстве торговли по-нашему) не решили найти какой-нибудь критерий, а то одни говорят: «выздоравливаем», другие, напротив: «нам звездец!» И кому верить? Правильно — ведущему специалисту департамента коммерции Саймону Смиту Кузнецу или по-старинке — Семёну Абрамовичу Кузнецу. В 1934 году он осчастливливает всех Валовым продуктом — совокупной стоимостью товаров и услуг за год. Позже он сообразит, какого джинна выпустил и сделает оговорку: корреляция между ВВП и благосостоянием отсутствует, не надо заниматься спекулятивным теоретизированием!

Перевожу: три официанта не важнее одного повара; квартира не становится просторнее от изменения цены; а вода из колодца также утоляет жажду, как и из купленной бутылки. Ещё глупее мерить длинной финансовой цепочки могущество и потенциал государства. В советском мультфильме удав получался самым длинным «в попугаях» — 38 и самым коротким в слонёнках — 2. По этой схеме какой-нибудь Люксембург, если брать количество банковских филиалов на квадратный километр, «покрывает» собой Китай, а офшорная зона некоторых островов по числу транзакций выглядит страшнее НАТО.

Как заставить человека трудиться, когда отменено рабство? Да ещё и эффективно? Правильно, дать ему кредит. Терять не страшно, когда ничего нет. А вот, вкусив благ, пусть и взаймы, расставаться с ними уже не хочется. Отказ в работе для американца в недалёком прошлом — настоящая катастрофа и не потому, что умер бы с голода, а потому что рушился целый мир, к которому он привык. Можно жить без ноги, но не без кредитной истории — это как изощрённая амнезия, стирающая не всё подряд, а только самое хорошее. Кредитная мотивация — отличный поршень для количественного и качественного рывка. Помножить на веру в Великую американскую мечту (как когда-то наши люди верили в возможность коммунизма) и получится мощная, созидательная сила. Но всё имеет срок годности: «Мечтаю зарабатывать миллионы долларов, как и мой папа! — Он столько зарабатывает? — Нет, он тоже мечтает…» С возрастом Великая американская мечта уходит туда же, куда и Санта-Клаус и прогресс разворачивается от полётов на Луну в сторону палки для селфи.

Кто не слышал: «Эмигранты построили Америку!» Верно, но они же её и угробят. Самая большая категория «новых американцев» проходит по графе «воссоединение с семьями». Приезжают и молодые, и пожилые, ни дня не работавшие на США, но, тем не менее, сразу претендующие на тот, или иной социальный пакет. Добавьте «грин-карту», лотерею, кого Бог пошлёт — может специалиста, а может и анархиста. Не забудем о категории «беженцы». Таким образом, на одной чаше весов все вышеперечисленные, а на второй эмигранты, прибывающие, согласно визам, «созидать». Угадайте, какая чаша перетянет с большим перевесом? Сводить разные поколения американцев к общему знаменателю «трудолюбия» то же самое, что ассоциировать «советский народ» и «российский». Очень уж отличаются побудительные мотивы: те эмигранты ехали «хорошо работать», эти — «хорошо жить». Однако корабль, каким бы устойчивым он ни был, нельзя нагружать до бесконечности.

Впрочем, на данном этапе его «пассажирам» завидуют многие. Ибо издалека видят их «сидящими на облаке» и потребляющими «нектар напополам с амброзией». А ведь это давно не так, Штатный «продукт», мягко говоря, не уникальный. Например, джинсы — символ, если они только у тебя. И просто штаны — когда на всех. Я упомянул советский фетиш материального счастья, соперничавший с пресловутой колбасой, потому что в первый свой визит задался целью уважить ностальгию и купить джинсы принципиально местные. Искал долго и настойчиво — накатила же блажь! В фешенебельных бутиках Нью-Йорка на Пятой авеню меня встречали те же этикетки, что и в «бутишной» Москве. В магазинах под вывеской «Товары, сделанные в США» продавались индейские ножи, ковбойские сапоги и шляпы «кооперативного производства». А массовые бренды предлагали настоящее «китайское качество», но зачем оно мне в Америке, когда и Россия завалена таким же?

Мой мелкий джинсовый «пунктик» показывает отсутствие различий между русским и американцем, если они оба в джинсах «Made in China». Другой вопрос, почему у него десять пар, а у меня одни?

Со времён «ракушек и камешков» деньги эволюционировали (деградировали?) в полное «ничто». Лишь несколько процентов всей МИРОВОЙ «наличности» — скаламбурю — представлены в наличии, то бишь в банкнотах и монетах. Остальное — электронные записи, цифры на мониторах, как в «гроссбухе» средневекового купца: принесено-выдано. Но у купца в сундуке лежало золото, более-менее постоянное мерило, дающее записям необходимый «вес». А вот, как не потерять «электронные циферки»?

После мировых войн Америка стала «сейфом», ведь где «сберегать ценности», как не за океанами, подальше от всех «разборок»? Да и «держателем общака» обычно назначают самого богатого — меньше соблазна и больше возможностей. В Штатной состоятельности сомнений не было. Во-первых, даже участвуя в схватке, Америка оставалась «над схваткой», в силу географического положения. Что позволяло больше торговать, чем воевать, соблюдая положительный баланс между прибылями и убытками. Во-вторых, внутри страны золото было выведено из обращения в пользу «национальных интересов».

В 1933 году грянул указ № 6102 президента Рузвельта, обязывающий население поменять рыжий металл на бумажные деньги по фиксированной стоимости и запрещавший использование золота при расчётах в дальнейшем. Кто спрятал более чем на 100 долларов — оказывался виноват: до 10 лет тюрьмы. Как только закончилась массовая «сдача», цена золота резко возросла, то есть государство забрало его у граждан значительно «ниже рынка». Старательно избегаю слова «конфискация». По результату — золото перестало быть легальным средством платежа на территории США, зато его запасы очень помогли в установлении «золотого стандарта» для «бумажного доллара». Это поистине конгениальная алхимия: забрать золото под бумагу и превратить бумагу в золото.

Горный курорт Бреттон-Вудс в штате Нью-Гемпшир, где представители 44 государств в июле 1944 года выработали соответствующие соглашения и приняли решение о создании Международного валютного фонда, стал точкой отсчёта новых взаимоотношений. По идее любая страна, покупая-продавая за доллары, в любой момент могла «махнуть» их на золото. Считалось, что в США сконцентрировано более половины мирового запаса этого металла и никто не сомневался в гарантиях, пока в августе 1971 года президент Никсон не объявил о запрете подобной конвертации. Между прочим, «дефолт» в переводе с английского означает: «невыполнение обязательств».

Теперь уже иностранные государства оказались в положении граждан США, когда тех лишили возможности оперировать золотом, оставив взамен доллары. Открылась эпоха «фидуциарных денег», обеспеченных ни чем, кроме веры людей (от лат. fiducia — доверие). Отксерокопированная купюра ничтожна в себестоимости, но пока её принимают за настоящую, она стоит указанного на ней номинала.

Впрочем, Америка пыталась соблюсти «политес», заключив соглашение с крупнейшим поставщиком нефти — Саудовской Аравией: мы у вас покупаем всю добычу, а вы 1) продаёте её исключительно за доллары и не за какие другие «коврижки»; 2) Выручку вкладываете в наши «долговые расписки» под хоть и маленькие, но проценты.

Возникло «чёрное золото» — иллюзия привязанности к нефтяным котировкам, ведь по заведённой традиции на биржах нефть торгуется за доллары, хотя она не изменит своих качеств при реализации за евро, рубли, или тугрики. Но арабам невыгодно рушить существующий порядок, так как они изначально «сидят» в валюте США и обладают значительной долей планетарной нефти. Одиночными инициативами отдельных стран, сложившуюся монополию не переломить, поэтому — доллары. Реквизит для «фокус-покуса».

Я хорошо помню заголовки, вроде: «В Москве продаётся квартира за 100 тысяч долларов!» — это подавалось, как нечто огромное и безумное. А потом подобные цифры стали «обычными» и даже «маленькими». Ценники «обросли нулями», ибо долларов в России стало слишком много. Но ведь не мы же «производим» валюту США? Объясняю на пальцах.

Деньги, когда их много, обесцениваются не сразу — должен пройти определённый цикл. Допустим, вся Америка стоит 100 долларов и в оборот запускается именно столько. Банкам нужна прибыль и процент за кредит не позволит купить десять пар джинсов дёшево. Но, если вкинуть в оборот не 100 долларов, а 200, банки снизят процент, ибо денег появится больше, чем надо, соответственно дополнительный объём придётся оперативно реализовывать.

«Обернувшись», лишние сто долларов вызовут 100% инфляцию — всё подорожает в два раза. Следовательно, избыток надо куда-то «откачать», тем более что цель — доступные кредиты — достигнута. «Насос» работает по нескольким принципам. Внутри страны — в пользу товаров «не повседневного спроса»: хлебушек и джинсы ценники сохраняют, зато «прёт» вверх, например, недвижимость и фондовый рынок. Или вы и впрямь думаете, что какая-нибудь виртуальная компания реально стоит столько, сколько ей приписывают по акциям? Ерунда, хотя бы потому, что 100% акций на практике не покупают, значит, заявленная «общая цифра» уже от лукавого.

На фондовом рынке платят за свою веру в то, что электронные записи «фидуциарных денег» будут хоть чем-то обеспечены — и чем громче истерия, тем крепче вера. За акции МММ их творца Сергея Мавроди посадили в тюрьму, хотя он объективно выполнял тогда для России полезную функцию — выводил из оборота инфляционные рубли, позволяя правительству «штамповать» и дальше. Сыгравшие в «пирамиду», очень помогли экономике за свой счёт. Финансовый «пузырь» лопается, лишние деньги исчезают.

Второй принцип «откачки» ещё лучше, ибо ведёт за пределы США. Любая чушь — ценность, когда нужна одновременно многим. А как без неё, ведь за золото уже давно не торгуют, а взаиморасчёты между странами идут ежесекундно? Вписавшись в «мировую экономику» мы, например, сами для себя установили неудобоваримые «правила домашнего хозяйства». Плачем, колемся, но продолжаем «кушать кактус».

Вот продаётся за рубеж единица товара за один доллар. Валютная выручка поступает в казначейство, откуда перетекает на счёт Центробанка по биржевому курсу. Появляется право выпустить определённое количество рублей для России, иначе они не появятся ни как — такие «правила» диктуют нам наши же законы. Возникает финансовая «шизофрения» — раздвоение: деньги внутри и снаружи. Ведь тот доллар — рублёвый донор никуда не исчез со счёта. Однако запустить его нельзя, пока рубли не соберутся «в кучку» для обратного обмена. А они здесь тоже требуются — надо и между собой рассчитываться. Выход? Золото-валютный резерв! С золотом более-менее понятно, а вот со второй частью…

Придумка замечательная! Лёжа мёртвым грузом в государственных «резервах» других стран (привет из Бреттон-Вудса), доллар, обеспечив дешёвые кредиты в Америке и покинув её, выводится также и из международного оборота, не позволяя совсем уж дискредитировать «американца». Не ругайте регулятор, он «играет», как его научили. По «правилам» нет у него другой печали, чем забота о рубле, по сути являющимся «выкидышем» доллара. Отечественный регулятор (а это не синоним «банка») НЕ МОЖЕТ нарушить паритет внутренних и внешних сумм, «потерять» номинальные доллары в рискованных сделках. По закону — не может и упрекать его в этом, что удивляться: вам отрезали ноги, и вы до сих пор не танцуете?

Россия вкладывается в облигации госдолга США вынужденно, так как это практически то же самое, что и Штатная валюта, только немного лучше, ибо минимальные проценты всё же лучше, чем вообще ничего. Приток американских излишков в «международную торговлю» слишком быстрый — расходы США растут и там нужно не допустить, чтобы американцы успели почувствовать их на себе. Соответственно, разгон массы «зарубежных долларов» ведёт к обесцениванию иностранных государственных резервов. Кредитуя США, подобное лечат подобным. То на то, но с небольшим «привеском».

Теперь почему джинсы «Made in China». Кажется просто: снижение издержек, рабочая сила, сокращение себестоимости? Нет, ещё проще! Китайские штаны обходятся США практически даром. Я покупаю у вас за рубль, вы «занимаете» мне его за долю копейки в месяц. По факту и «рупь» при мне, и джинсы на мне. Слышу, слышу, по меньшей мере, два возражения и отвечаю с менее значимого.

Все «частные лавочки» (фирмы и корпорации) преследующие — каждая свои личные выгоды — объединяет одно: дешёвые деньги! То, что ФРС (Центробанк США) тоже «частная лавочка», применимо лишь с частицей «якобы». ФРС подконтрольна Конгрессу США и Штатный парламент, в любой момент, способен законодательно изменить статус-кво. Но зачем, если все очень довольны друг другом. Чего стоит «производство нолей» на мониторах от дюжины каких-то «федеральных резервных банков», не подкреплённое всей государственной мощью! А «производство государственной мощи», в свою очередь, зависит от «производства нолей». Задачка первокласснику: на каком топливе дальше уедешь — дармовом или дорогом?

Смотрите насколько лихо: товары, де-факто сделанные не в США, но де-юре принадлежащие американским фирмам, на самом старте обгоняют иностранных конкурентов, кредитующихся своей валютой, но «через доллар», а посему дороже. Переводить заводы и фабрики на Штатную территорию, в сложившихся обстоятельствах, неразумно — к чему платить своим, когда чужие сделают за инфляционный доллар, сохранив в США «полновесный».

Вам не приходило в голову, зачем Америке ТАКОЙ долг? Принципиально не указываю величину, ибо никакого значения это не имеет. Но, вдруг, все государства скопом предъявят к США финансовые требования? Не ждите, не предъявят! Уже потому, что в «долговых расписках» прописан чёткий порядок их погашения. А, если попробуют — Америка всегда расплатится той валютой, которую она полностью контролирует. Именно поэтому облигации США и доллары США — одно и то же. При демарше все страны-кредиторы попадут на гиперинфляцию и их «валютными резервами» даже не подотрёшься — электронные записи не шуршат.

«Государства не люди, они не умирают», — высказался о долге США один «экономический» американец. И он почти прав, я бы добавил «быстро не умирают». Из фразы ясно — отдавать никто ничего не намерен. «Займ» нужен, как ещё одна форма стерилизации фидуциарных (пустых) денег. В отличие от других финансовых «пузырей» — более долгоиграющая. По той же причине не отдают и своим, ведь государственный долг США не только внешний, но и внутренний. Только вот нет товаров и услуг, способных наполнить внезапно проснувшиеся дополнительные «триллиарды». Они хорошо «поработали» на прошлое, но им нет места в будущем — пусть спят в абстрактном «пассиве».

Зато какие «пляски с бубнами» происходят в Конгрессе США, прежде чем проголосовать за повышение очередной допустимой «планки» госдолга. Сами же устанавливают предел, сами его периодически увеличивают, но «шаманство» необходимо, иначе у туземцев иссякнет иллюзия. Святая вера в то, что им должны, что «оно» где-то лежит и проценты «тикают».

Анекдот: «С головы крокодила до хвоста четыре метра, от хвоста до головы — метр. Простите, а такое возможно? Отстаньте, наш крокодил, как хотим, так и меряем!» Когда хотят ткнуть носом Россию, плюсуют её государственные обязательства вместе с долгами госкорпораций, хотя это далеко не одно и то же. Однако, пусть — она и с этим показателем далека от лидера «неплательщиков». Но ему-то каково, если продолжить логику!

Помним — каждый штат США не «регион», а государство со всеми вытекающими последствиями. На многих сайтах «крутится» в реальном времени счётчик US NATIONAL DEBT, но он отсчитывает лишь общий «американский долг» без учёта 50 штатов по отдельности. Способны зримо представить «прорву»?

Даже в усечённом виде, без Штатных «хвостов», американский DEBT поражает воображение. Как сделать его менее «пугательным»? Привязать к придуманному Семёном Абрамовичем Кузнецом (о нём говорилось выше) «Валовому внутреннему продукту» и пудрить мозги. Дескать, «ничего страшного», если ЭТО сопоставимо с ЭТИМ. «Рыночная стоимость всех товаров и услуг» (ВВП) против конкретной цифры долга. Весёлое против зелёного — «наш крокодил, как хотим, так и меряем»!

Классная тема! Жаль коммерческие банки ей не следуют при оценке возможностей потенциального заёмщика. Иначе отказов бы не было — надо только внутри семьи перейти на финансовые расчёты и брать, например, за пришитые пуговицы по «рыночной» стоимости. А в сексе, ориентироваться на заработки путан. Представляете, насколько вырастут внутрисемейные услуги, которые вы и предъявите в обеспечении коммерческого кредита. Увы и ах, «государства не люди» — тонко подмечено.

Чего боятся туземцы, обращённые в новую религию, где вместо цельного Бога выступает «невидимая рука рынка»? Они трепещут перед «Великой депрессией» планетарного масштаба. Американцы на своём опыте показали в 30-х годах прошлого столетия репетицию Апокалипсиса, когда всё было — денег не было. Рушились устои, хаос с дезорганизацией наступили неожиданно и больно, здоровых людей как бы «парализовало».

Человеку нужно чего-то, во имя чего он рано встаёт и поздно ложится. Вот Робинзон Крузо: «…моё время и мой труд стоили очень дёшево, так не всё ли равно, куда и на что они шли?» А вот он поверил, что сможет построить огромную лодку и покинуть остров: «Я тешился своей затеей, не давая себе труда рассчитать, хватит ли у меня сил, чтобы справиться с ней. И не то чтобы мысль о спуске на воду совсем не приходила мне в голову — нет, она приходила, но я не давал ей ходу, подавляя её всякий раз глупейшим доводом: «Прежде сделаем лодку, а там уж подумаем, как её спустить…»

Прежние религии обходились буквами, новый культ — цифрами. Объединить разные национальности, разных богов, разные представления о цивилизации на новом континенте могло только самое понятное всем. Рай не «после», а «до». Великая американская мечта! И они поверили: чем выше цифры, тем больше счастья. Упали цифры — возникла депрессия и не просто, а «Великая». Кстати, от Гражданской войны в США (1861−1865) до экономического кризиса (1929) прошло примерно столько же лет, сколько и у нас от гражданской войны (1918−1922) до «перестройки». Они ведь тоже потихоньку стали отходить от прежних догм («новый курс» Рузвельта) и неизвестно, как бы далеко зашли, если бы не Вторая мировая война с «перезагрузкой».

Дело в том, что «экономический рост» — это увеличение производства и потребления. На конвейере следующая деталь обходится дешевле предыдущей, то есть снижается себестоимость и «распухает» прибыль. Чем больше и быстрее «поток», тем скорее он смоет конкурента. Отсюда постоянная необходимость «расширения», под которую нужны деньги.

Деньги, «делающие» деньги, в конце концов, упираются в первый парадокс — цифровая прибыль становится «умозрительной». Обеспечение не поспевает за цифрами. Ресурсы (надо ж не только производить вещи, но и куда-то складывать их «обломки») истощаются, но более всего при «поедании самих себя» досаждает второй парадокс. Оказывается (кто бы мог подумать!) потребление лимитировано, ибо «потребитель», с точки зрения бесконечного «роста», далёк от идеала. Мало того, что не способен жрать по три обеда и носить по десять штанов сразу, так ещё и умирает, подлец! Монетарной пирамиде тесно в одном государстве, необходима «свежая кровь», иначе «депрессия». Давеча мы играли в покер между собой, а нынче откроем казино…

Вернёмся к «нашим джинсам». Итак, Китай понимает — если он опрокинет сложившиеся «правила» сегодня, завтра США перестанут у него покупать. А самому джинсы не нужны, по крайней мере, столько. Однако затрачены «человеко-часы», использованы природные ресурсы, стоят заводы, «заточен» персонал… Опять процитирую Робинзона Крузо: «Первую мою лодку я сделал таких огромных размеров, не рассчитав заблаговременно, буду ли я в состоянии спустить ее на воду, что принужден был оставить ее на месте постройки как памятник моей глупости…»

«Государства не люди» — Китай не может, вдруг, сбросить не самую плохую покерную комбинацию, которую с таким трудом собирал. Рядом другие игроки, которые непременно воспользуются моментом. В пределах «короткой жадности» он даже выигрывает, однако при «длинной жадности» в плюсе останется «казино». Потому что — повторяю заклинанием — «экономика» переводится с древнегреческого «правила ведения домашнего хозяйства».

«Глобальная экономика» то же, что и «планетарный колхоз»: человечество не единый «организм» и мизинец, порой, конфликтует с ухом. Горе эскимосу, если он, вдруг, заживёт по правилам домашнего хозяйства папуаса. Оба они, конечно, равные, да не одинаковые. Но вот что, действительно удобно в «глобальной экономике» с «долларом животворящим», так это «конкурировать». Очевидно, что улучшая свой товар, вы тем самым, вытесняете соперника. Но «улучшать» — долго и хлопотно. А, если применить обратную проекцию и ухудшить возможности конкурента? Тем более, дурачок сам попросился. Он-то не ведал, что вылезая из «грязи», угодит в дерьмо. Кредитное «вспомоществование» тоже неплохая «откачка» лишних денег, но это второстепенно. Основное — они насаждают отличные правила.

«Отличные» в смысле — от собственного хозяйства. Например, страна с огромной территорией, лежащая в северных широтах конкурентоспособна лишь при дешёвой энергетике. Логика абстрактной, цифровой прибыли изменит смысл её конкретного предназначения и энергетическая составляющая возрастёт в разы. При новом раскладе за производство товаров можно и не приниматься, они уже проиграли.

Фатальность? Отнюдь! «Правила домашнего хозяйства» не записаны в священных скрижалях огненными буквами, они вполне дополняемы и заменяемы. Для начала требуется хотя бы осознать себя в казино, общающимся в покерной терминологии и при этом, сокрушающимся, отчего «не прёт». Но то отдельная, большая тема. А здесь я лишь попытался ответить на вопрос, почему у американца на данном этапе десять джинсов, а у меня одни. Надеюсь, вы не восприняли это «одой о штанах»…

Источник

Почему у американца десять джинсов, а у меня одни. Бедность россиян сильно преувеличена
Средняя оценка: 4.9. Голосов: 47

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 2 месяца ago on 15.09.2017
  • Последнее изменение: Сентябрь 15, 2017 @ 9:47 пп
  • Рубрика: Экономика
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Россия живет в кредит, а свои миллиарды гонит на Запад

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up