Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Взгляд в прошлое  >  Current Article

Почему Запад поддерживал и красных, и белых

Опубликовано: 31.05.2018  /  Нет комментариев

Хозяева Запада добились своего – разделили Россию и народ, стравили между собой. Одновременно началось нашествие с целью захвата русских земель и её богатств, окончательного решения «русского вопроса» — уничтожения Руси и русского народа как главного противника Запада на планете.

Причины и основные задачи интервенции

События в России развивались стремительно. Вслед за сменой власти столице последовала национализация промышленных предприятий, банков и прочей крупной частной собственности. Национализация коснулась огромных финансовых средств, которые западные державы вложили в Россию, не считая значительных кредитов и займов, военных поставок. Западники всегда трепетно относились к своим жизненным экономическим интересам. Речь шла о лишении не только вложенных многих сотен миллионов долларов, фунтов стерлингов и франков и баснословных процентов с них, но и перспектив дальнейшего экономического «освоения» России.

Кроме того, советское правительство вело переговоры с Германией о мире. Была потенциальная угроза, что красная Москва и Берлин смогут сделать то, что не смогли царская Россия и кайзеровская Германия – заключить стратегический союз, направленный против Франции, Англии и США. В России началась война красных с белыми, национал-сепаратистами. Большевики довольно быстро смогли разбить белых, белоказаков, украинских националистов и побеждали в Гражданской войне. Запад не мог допустить, чтобы в России быстро установился мир. Запад использовал повод для вторжения – якобы с целью поддержать белое движение, воюющее за «старую Россию» и навести порядок на территории своей бывшей союзницы. Уже в декабре 1917 года Англия и Франция заключили соглашение о подготовке военной интервенции и разделе России на сферы влияния. 15 марта 1918 года на Лондонской конференции представители Антанты решили не признавать мирный Брестский договор, подписанный Советской Россией с Германией, а также оказать военную помощь антибольшевистским силам.

Британский министр иностранных дел А. Дж. Бальфур сообщал на следующий день американскому правительству о решении глав трех государств Антанты: «Конференция считает, что есть только одно средство — союзная интервенция. Если Россия не может сама себе помочь, ей должны помочь ее друзья. Но помощь может быть оказана только двумя путями: через северные порты России в Европе и через ее восточные границы в Сибири. Из них Сибирь, пожалуй, наиболее важна и, вместе с тем, является наиболее доступной для тех сил, которыми могут располагать сейчас державы Антанты. И с точки зрения человеческого материала, и с точки зрения транспорта Япония может сейчас сделать в Сибири гораздо больше, чем Франция, Италия, Америка, Великобритания могут сделать в Мурманске и Архангельске». Япония должна была стать главной ударной силой Запада против Советской России на Дальнем Востоке и в Сибири (до Иркутска). Японская империя, молодой восточный хищник, желающий расширить свои владения с островов на северо-западе Тихого океана на азиатский континент, не была против.

Дальний Восток географически и по своему природному потенциалу оказался одним из самых привлекательных кусков русского пирога. По решению Парижской конференции руководящих кругов Антанты Дальний Восток становился «зоной действия» (зоной ответственности) США и Японии. Однако поучаствовать в военной интервенции здесь не отказались и другие страны Антанты: Англия, Франция, Италия, Румыния, Польша, Китай, хотя большинство из последних государств участвовали в интервенции на тихоокеанской окраине России чисто символически. В результате на Дальнем Востоке присутствовали американцы, англичане, французы, итальянцы, китайцы, румыны, поляки. Транссибирскую магистраль захватил Чехословацкий корпус. Англия получила в свою сферу влияния Туркестан, на Севере преобладали британцы и американцы (при участии французов, итальянцев, канадцев), на юге России, включая Украину – британцы и французы (при участии Греции, Румынии и Сербии), в Карелии – финские войска, в западных областях России (Украина и Белоруссия) – поляки, в северо-западных областях России, Прибалтике – эстонцы, латыши, литовцы и шведы.

При этом западные «друзья» не собирались помогать России. Во-первых, они хотели поделить шкуру русского медведя, расчленив Россию на сферы влияния. Поэтому нашествие сопровождалось колоссальным разграблением страны. С русского Севера, Закавказья, Туркестана, Малороссии-Украины, Крыма, Приморья, Сибири вывозили огромные богатства. Антанта быстро распределила зоны влияния, и вооруженная интервенция против советской России почти одновременно началась на Юге, Севере и Дальнем Востоке.

Во-вторых, сказывался тот фактор, что хищники не были едины между собой. Антанту несколько опередили Германия и Австро-Венгрия, чьи войска быстро оккупировали западные области русского государства, дойдя до Пскова, Севастополя и Дона, и Турция, чьи войска оккупировали Закавказье и взяли Баку с его нефтепромыслами. Германия не хотела уступать добычу, считая, что богатства России и право их использования принадлежат германцам, которые добились его в ходе упорных и кровопролитных сражений. Но и страны Антанты не собирались уступать грандиозный «трофей» Германии.

При этом это противостояние проявилось в советском руководстве. Так, когда стало ясно, что политика балансирования между двумя империалистическими лагерями провалилась и стала удобной ширмой для оккупантов, Ленин пресёк её. Он видел, что в сложившейся ситуации наиболее опасный противник Антанта. Германский блок проигрывал войну, был на пороге революции и развала. Вскоре советская Россия могла отказаться от «похабного мира» и вернуть утраченное. Если же американцы и британцы с союзниками закрепятся в России, то скинуть их будет очень трудно, если вообще возможно. Поэтому Ленин стал подумывать о союзе с Германией против Антанты (Брест 2). Западные спецслужбы не дремали и ответили: в июле был убит посол Германии Мирбах, что расстроило отношения Москвы и Берлина; в конце августа стреляли в Ленина. Ленин сразу после покушения находился без сознания: врачи обнаружили у него опасное ранение в шею под челюстью, кровь попала в лёгкое. Вторая пуля попала ему в руку, а третья — в женщину, разговаривавшую с Лениным в момент начала выстрелов. Очевидно, после устранения Ленина советскую Россию должен был возглавить Троцкий – ставленник хозяев Запада. Однако карты «пятой колонне» Запада спутал Дзержинский. Разгул западных спецслужб в России ему вовсе не нравился, не был он агентом Запада. Чекисты в сентябре 1918 года нанесли мощный удар по агентуре Антанты в Москве и Петрограде, произведя массовые аресты. Троцкий при поддержке Свердлова не смог заменить Ленина.

В-третьих, хозяева Запада собирались раз и навсегда решить «русский вопрос» — уничтожить русскую цивилизацию и народ как главного противника на планете. А затем на основе России и богатств построить свой мировой порядок – глобальную рабовладельческую цивилизацию. При этом существовал проект мирового порядка на основе марксизма, псевдокоммунизма. Для этого и хотели реализовать «мировую революцию», забросили в России отряды боевиков-революционеров во главе с Троцким, Свердловым. Население планеты оболванивали лозунгами «свободы, равенства и братства», а реальная власть оставалась у паразитарных кланов, правящих на Западе.

Поэтому ставку на Западе делали на разжигание Гражданской войны в России, которая стала угасать, так как белые и националисты-сепаратисты не имели поддержки в народе и проигрывали. Внешне это было удивительно: одни и те же западные державы поддерживали красных, белых и националистов. Так, когда Троцкий стал наркомом по военным и морским делам, главными помощниками и советниками Льва Давидовича при формировании Красной Армии стали иностранцы. А перед этим Троцкий так повёл внешнюю политику, что началось австро-германское наступление с отделением от России Малороссии-Украины, Бессарабии, Крыма, Белоруссии, Прибалтики, Финляндии и Закавказья. Также он под предлогом германской угрозы и необходимости играть на противоречиях империалистических лагерей открыл дорогу для оккупантов Антанты. Когда 1 марта 1918 года на рейд мурманского морского порта вошла эскадра стран Антанты, её командующий, британский адмирал Томас Кемп передал городским властям предложение о высадке десанта для обороны от наступающих немцев самого Мурманска и Мурманской железной дороги. Исполняющий обязанности председателя совета, бывший корабельный кочегар Алексей Юрьев сообщил об этом в Петроград и почти сразу получил от Льва Троцкого, исполнявшего обязанности наркома по иностранным делам, рекомендацию принять помощь союзников. В результате мурманский совет заключил соглашение о том, что высшая власть в Мурманске остается в руках совета, командование вооруженными силами будет осуществляться совместно с британцами и французами. Таким образом Троцкий открыл дорогу западным интервентам.

А в деле создания армии подключался полковник Робинс из американского Красного креста, французские представители Лавернь и Садуль. Прислали свою неофициальную миссию британцы – её возглавил Брюс Локарт. Кроме того, с Троцким тесно работали британские разведчики Хилл и Кроми. В составе миссии Локарта прибыл и Сидней Рейли, который быстро наладил связи с руководителем Высшего военного совета М. Д. Бонч-Бруевичем и управделами Совета Народных Комиссаров В. Д. Бонч-Бруевичем. При этом представители Антанты декларировали, что будто помогают большевикам создавать армию против германского блока. Мол, советская Россия вооружится, окрепнет и сможет возобновить войну против Германии вместе с Антантой.

Тут необходимо отметить интересный факт: ядро Красной Армии должно было стать интернациональным. То есть это было продолжение планов по созданию Союза Советских Социалистических Республик планеты (во главе с США и партнерами). В первую очередь использовались «интернационалисты» — латыши, эстонцы, китайцы, венгры и т. д. В состав красных войск вливали десятки тысяч германских и австро-венгерских пленных. Понятно, что Троцкий и его иностранные советники создавали эту армию не для защиты России, а против Руси-России и русских. Она не годилась для войны с регулярными армиями Германии или стран Антанты, только как каратели и оккупационные силы против русских.

Таким образом, хозяева Запада одной рукой помогали создавать и вооружать Красную Армию, которая должна была стать интернациональной, а не национальной, способствуя «мировой революции», а другой рукой направляли денежные средства и оружие Каледину, Деникину, белым правительствам Урала и Сибири, Колчаку. Древняя стратегия «разделяй, стравливай и властвуй» — в действии!

Суда стран Антанты в порту Мурманска

Интервенция

Дальний Восток. Интервенция стран Антанты на Дальнем Востоке началась под двумя благовидными предлогами. Во-первых, надо было защитить иностранных граждан на Дальнем Востоке и в Сибири. В этом особенно «заинтересована» была Япония, так только в одном портовом Владивостоке проживало немало японских граждан, которые начали оседать здесь еще до 1904 года (по официальным данным, во Владивостоке проживали 3283 человека, имевших японское гражданство). Во-вторых, Антанта взяла на себя обязательство оказать помощь в эвакуации из России Чехословацкого корпуса, воинские эшелоны которого к тому времени растянулись по железной дороге от берегов Волги до Западной Сибири.

Первыми на рейде Владивостока оказались не японские корабли, а американский крейсер «Бруклин», который прибыл туда ещё 11 ноября 1917 года. Он бросил якорь на виду города. На «Бруклине» держал свой флаг главнокомандующий Азиатским флотом США адмирал Найт. В конце декабря 1917 года и начале января 1918 года на владивостокский рейд прибыли японские крейсера «Асахи» и «Ивами», английский крейсер «Суффолк». На всех этих кораблях Антанты находились десантные силы, готовые по первому приказу сойти на берег. Союзники первоначально заинтересованно наблюдали за ходом Гражданской войны на русском Дальнем Востоке. Положение там складывалось не в пользу белых. На берег во Владивостоке интервенты пока не сходили из-за опасения того, что советское правительство может заключить с Германией и ее союзниками не только сепаратный мир, но и военный союз (мировая война ещё продолжалась).

События идущей в России Гражданской войны и заключение сепаратного мира в Брест-Литовске поторопили союзников по Антанте с началом открытую военную интервенцию. Красные начали на Дальнем Востоке одерживать верх над белыми. Белоказачьи атаманы Забайкальского войска Г. М. Семенов с его Особым маньчжурским отрядом (военным советником при Семенове в то время уже стал японский офицер Куроки), созданным в полосе КВЖД (в Забайкалье), Амурского казачьего войска И. М. Гамов (в Амурской области) и Уссурийского казачьего войска И. М. Калмыков (в Приморье) были разбиты красными и бежали на территорию соседней Маньчжурии. Там они нашли надежную базу и плацдарм для агрессии против советской России.

Это не устраивало Запад и Японию. Японское военное командование стало делать ставку на такую «сильную личность» на Дальнем Востоке, как полковник Семенов. Майор Куроки и японский генеральный консул в Маньчжурии знакомят полковника Семенова с влиятельным человеком в командных кругах императорской армии. Им был полковник Генерального штаба Куросава, будущий начальник японской военной миссии в Чите, позднее ставший генерал-квартирмейстером Главного штаба в Токио. У Семенова с японскими военными было достигнуто полное взаимопонимание. Японская сторона сразу же оказала белому атаману не только материальную и моральную, но и помощь войсками, которые вошли в состав Особого маньчжурского отряда. Об этом со всей откровенностью пишет сам Семенов: ««При штабе находился батальон японских добровольцев, в количестве до 600 человек, которые представлял собою подвижный резерв и бросался обычно на атакованный участок фронта, заменяя пехоту из добровольцев-китайцев, доблесть которых после трехмесячных непрерывных боев оставляла желать много лучшего. Японский батальон был создан по инициативе капитана Куроки, который командировал сотрудников своей миссии, г.г. Анжио и Сео Эйтаро, в южную Маньчжурию для привлечения добровольцев из числа резервистов. Они успешно справились с поставленной им задачей, завербовав на службу в отряд несколько сот только что окончивших службу солдат. Батальоном командовал доблестный офицер капитан Окумура. Японский батальон в короткое время заслужил репутацию самой крепкой и самой устойчивой части в отряде, и люди, составлявшие его, приучили нас, русских офицеров, солдат и казаков, смотреть на японцев как на верных и искренних друзей национальной России, которые верность своим обязательствам ставят выше всего на свете, выше даже собственной жизни. Таким образом, в степях сурового Забайкалья зародилась дружба и братство русских и японских солдат, которые были закреплены тяжелыми потерями, понесенными отрядом в этот период непрерывных боев с превосходными силами противника…»

Так белые и японцы стали «верными и искренними друзьями», хотя было очевидно, что Японская империя претендует на значительный кусок русских земель. Для схода с военных кораблей на русских берег «миротворческих сил» интервентов требовался только прямой и громкий для мировой общественности» предлог. И он не промедлил «случиться». В ночь на 5 апреля 1918 года «неизвестные лица» совершили вооруженное нападение с целью ограбления на владивостокское отделение японской торговой конторы «Исидо». В ходе этой бандитской акции злоумышленниками были убиты два японских гражданина. И сразу же эскадра кораблей стран Антанты пришла в движение и оказалась теперь уже не на внешнем рейде Владивостока, а у причалов ее внутренней гавани — бухты Золотой Рог.

5 апреля во Владивостоке высаживаются две роты японских пехотинцев и полурота британской морской пехоты, которые занимают важные пункты в порту и в центре города. Высадка производилась под прикрытием корабельных орудий, направленных на городские кварталы и крепостные сооружения Владивостока. Но какого-либо, даже невооруженного сопротивления интервенты по сути дела в безвластном портовом городе не встретили. Владивостокский совет военными силами почти не располагал. На следующий день с японских кораблей на берег высаживается десантный отряд из 250 моряков. Японцы захватили остров Русский с его крепостными укреплениями и артиллерийскими батареями, военными складами и казармами. Так без борьбы начиналась вооруженная интервенция Антанты на русском Дальнем Востоке. Адмирал Като, командовавший японским крейсерским отрядом, по приказу которого во Владивостоке был высажен десант, обратился к городскому населению с воззванием. В нем он извещал, что Страна восходящего солнца в его лице берет на себя охрану общественного порядка во Владивостоке и его окрестностях. Указывалась и причина такого решения: обеспечение личной безопасности многочисленных иностранных граждан, проживающих в портовом городе.

Начало высадки войск Антанты на юге Приморья послужило сигналом для наступательных действий белых войск. В апреле начал новое наступление на юге Забайкалья атаман Семенов и активизировал свои действия атаман Уссурийского казачьего войска Калмыков. И тот, и другой получили от интервентов помощь оружием и боеприпасами. В отряде Семенова были японские солдаты. Семеновские войска продвигались вдоль железной дороги, нацеливаясь на город Читу. В мае 1918 года атаман Семенов на станции Борзя объявил себя и близких к нему людей кадета С. А. Таскина и генерала И. Ф. Шильникова «Временным Забайкальским правительством». Это правительство только с весны до осени 1918 года получило от Японии военной и финансовой помощи почти на 4,5 млн. рублей. За этот же период Франция оказала помощь атаману Семенову на сумму свыше 4 млн. рублей. Помощь Великобритании оказалась гораздо скромнее — всего на 500 тыс. рублей.

А западные державы сделали ставку на своего наёмника – адмирала Колчака. Поэтому западники благосклонно отнеслись к перевороту в Омске и приходу к власти в Белом движении Сибири Колчака и объявлению его верховным правителем России. Японцы же предпочитали поддерживать на Востоке России власть белоказачьих атаманов Семенова, Калмыкова, Гамова и отдельных мелких правительств, которые были слабыми, не имели опоры в населении и вынуждены были во всём искать помощи у Японии. В Токио считали, что адмирал Колчак — «человек Вашингтона», и деятельность на посту Верховного правителя России может повредить стратегическим интересам Страны восходящего солнца на Дальнем Востоке. Поэтому Колчак по настоянию японского правительства был весной 1918 года удален из управления КВЖД (он руководил в нем военным отделом) и вплоть до октября этого года оставался не у дел. Колчак был ярым противником японской ориентации и надеялся на помощь западных держав.

Американские войска во Владивостоке. 1918

Самсонов Александр
Почему Запад поддерживал и красных, и белых
Средняя оценка: 5. Голосов: 3

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Обреченная на подвиг: как Россия оказалась одна против всей Европы

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up