Loading...
You are here:  Home  >  Авторская колонка  >  Current Article

Поездка по ЮБК

Опубликовано: 18.10.2016  /  Нет комментариев

Поездка по ЮБК[1].

 

«Отличников боевой и политической подготовки

всегда необходимо всячески поощрять – но с умом!»

(Из моей  лекции молодым лейтенантам)

1

  1. Поехали…

14 мая 1978 года в день воскресный на площади Нахимова перед зданием Севастопольского судостроительного техникума было весьма оживлённо. Праздники (Первомай и День Победы – который совпадал с днём освобождения города–героя Севастополя от немецко–фашист-ских захватчиков и их сателлитовА уже прошли, а День пионерии[2] ещё не наступил) было довольно оживлённо. Перед входной дверью ССТ (просьба не путать с Севастопольским строительным техникумом, что располагался по ул. Пожарова в доме под номером 28А и который        к морю никакого отношения не имел за исключением проектировки и постройки зданий, относящихся к судоремонтным заводам, заводоуправлением или конторам всяких морских пароходств) группировались молодые ребята и девушки, между которых сновали с озабоченными лицами преподаватели и классные руководители, поминутно пересчитывая своих подопечных и ожидая каких–то команд сверху.

В стороне от основной группы стоял довольно упитанный парень, которого звали Пониковский Станислав Семёнович, в окружении своих товарищей – Зигматуллина Руслана Камильевича, коренастого и приземистого сына татарского народа и Матросова Александра Сергеевича, долговязого, но крепенького парубка откуда–то из степей и терриконов Донбасса. Всё внимание Станислава Семёновича было обращено в сторону «трёх богатырей» –  Николаевой Валентины Игоревны, Миловидовой Татьяны Сергеевны  и Зацепиной Виктории Игнатьевны (если их помнят поклонники моего таланта – а тех, кто не до сих пор ещё не удосужился прочитать мои произведения из серии «Техникум» – бодренько отсылаю не куда подальше на хутор (как некоторые подумали), а к моему повествованию под скромным названием «Поездка в колхоз») – поэтому, шановні читачі[3], я не буду описывать их внешность, хотя за минувшее время с сентября 1976 года девчата расцвели, похорошели и вступили в саму привлекательную для пытливого юношеского взора пору, из которых особенно его привлекала Валентина Николаева, ныне одетая в клетчатую рубашку, синие джинсы явно советского пошива, белые босоножки и панамку радикально бледно–голубого цвета, из–под которой виднелись солнцезащитные очки опять–таки советского радянського виробництва[4].

Девчата о чём–то тихонько переговаривались – словно не виделись уже пару тысчонок лет – и ясен пень – на Станислава Семёновича не обращали абсолютно никакого внимания.

Наконец подъехал автобус и неизменная руководительница механиков из группы М–216 Авраменкова Валерия Андреевна скомандовала посадку примерно таким же голосом и с такой же интонацией, как впоследствии бывший командир славной ПЛ 877 проекта «Б–229» Корчет Владимир Владимирович – в те времена ещё капитан 3 ранга (читайте рассказ «Приём топлива») – «Все вниз! Погружаемся!». Молодые подопечные преподавательницы теоретической механики и сопромата с шумом и гамом запрыгнули в автобус и после некоторых хаотичных телодвижений расселись по местам.

Станислав – по давней привычке быть или только первым, или же только последним – переместил свои телеса в нутро изделия венгерского автозавода «Икарус», внимательно (даже несколько сурово) оглядел салон и обнаружил, что прямо за рядом сидений, на которых сидели Таня Миловидова (у окна) и Виктория Зацепина, есть свободное место около прохода, а на втором месте, что было справа от пустого, расположился объект тайной страсти Пониковского в голубенькой панамке.

– Ух ты – классно, слышь, Стас, кажись повезло тебе на старость–то лет – шевели поршнями, а то займут место, – прокомментировал увидено Станиславом его верный «товарисч» Везельвул, тут же материализоввшийся на левом плече бывшего члена юношеской сборной Украины по японской национальной борьбе дзю–до. И надо же такому было случиться – сглазила серая сущность – как тут же рядом  Валентинй уселась Нина, блин, Владимировна Ломакина и тет жен принялась что–то шептать на ухо Николаевой

– Она там – что – профсоюзное собрание начала? – вопросила в пространство хвостатая и рогатая сущность, но ни от Станислава, ни от кого–либо ещё ответа так и не дождалась.

Станиславу же хотелось от все души провести своему профоргу – век бы её не видеть – приём под труднопроизносимым названием «окуриэридзимэ»[5], но славный сын славного адмирала взял себя в руки и прошёл с каменным выражением лица мимо склонившейся к голове самой–самой единственной, ненаглядной и неповторимой для Пониковского красавицы в группе и оживлённо что–то втолковывающей Николаевой профсоюзной активистки, прошёл пару рядов и, найдя свободный ряд, втиснул тело своё в промежуток между креслами и сел около окна.

– Что такое не везёт и как с ним бороться?

На сию реплику сын заведующего Преисподней – как и на предыдущую – также ответа не получил, после чего рогатая сущность оглядела салон автобуса и снова сотрясла воздушное пространство вопросом:

– И где это наше летающее пернатое?

– Мы тут, – раздался нестройный гул голосов и в воздухе проявился Купидон[6] в алой тунике в окружении Вероники[7], Алины[8] и Селены[9].

– Ну что – влип, хвостатый. Сейчас тебе покажут кузькину мать, – шепнул Станислав «сотоварисчу», но к тому быстро добавились Азиза[10], Фиона[11], Зена[12], Лилит[13] и Лолла[14].

– А где же Купида[15] – прибудет или нет она к нам? – обратился к Лилит жених её сестры, но  «подружка» Нины Владимировны Кулёвой (кто не ведает о ком речь – отсылаю к рассказу «Свидание») ответила, что та сопровождает хозяйку на свидание с каким–то козлом безрогим, который уж совсем запудрил голову юной девушке, а сам – юрод[16] поганый – гуляет ещё с одной девицей без стыда и совести, может Стас не пожалеет часок времени и объяснит популярно, что такое – с тем, чтобы больше не дурил девушке невинной голову

Однако Станиславу Семёновичу было влом делать какие–либо телодвижения по прояснению сознания бывшей своей соседки по школьной парте и обособливо – её «Казанове», о чём он добросовестно и объяснил сестре невесты «сотоварисча». Та было начала возражать, что не стоит забывать чуйства и «школьные года», но Пониковский не поленился объяснить довольно симпатичной представительнице Тёмной Нави, что он–де хлопец не злопамятный, хотя и не всегда добры1й, да и на память пока ещё не жалуется. Купида обиделась и, мелькнув розоватым пятном, залетела за спину Станислава и уселась в кругу крылатых представительниц из клана Амура.

Тем временем автобус тронулся, водитель не поленился «воткнуть» кассету в магнитофон и из динамиков донесся голос ударника группы «Eagles», исполняющий начинающую набирать с прошлого года популярность композицию «Hotel California».

Сидящие впереди Станислава девчата начали подпевать Дону Хенли[17] слова песни и в воздухе к ровному гулу мотора коллективного средства передвижения прибавилась разноголосица молодых девичьих голосков, старательно подпевающих вослед:

«On a dark desert highway

Cool wind in my hair

Warm smell of colitis

Rising up through the air

Up ahead in the distance

I saw a shimmering light

My head grew heavy and my sight grew dim

I had to stop for the night

 

There she stood in the doorway

I heard the mission bell

And I was thinking to myself

«This could be heaven or this could be hell»

Then she lit up a candle

And she showed me the way

There were voices down the corridor

I thought I heard them say…

 

Welcome to the Hotel California

Such a lovely place

(Such a lovely place)

Such a lovely face

Plenty of room at the Hotel California

Any time of year

(Any time of year)

You can find it here

 

Her mind is Tiffany twisted

She got a Mercedes Benz

She got a lot of pretty, pretty boys

That she calls friends

How they dance in the courtyard

Sweet summer sweat

Some dance to remember

Some dance to forget

 

So I called up the Captain

«Please bring me my wine»

He said: «We haven’t had that spirit here

Since nineteen sixty nine»

And still those voices are calling from far away

Wake you up in the middle of the night

Just to hear them say…

 

Welcome to the Hotel California

Such a lovely place

(Such a lovely place)

Such a lovely face

They livin’ it up at the Hotel California

What a nice surprise

(What a nice surprise)

Bring your alibis

 

Mirrors on the ceiling

The pink champagne on ice

And she said: «We are all just prisoners here

Of our own device»

And in the master’s chambers

They gathered for the feast

They stab it with their steely knives

But they just can’t kill the beast

 

Last thing I remember

I was running for the door

I had to find the passage back

To the place I was before

«Relax» said the night man

«We are programmed to receive

You can check out any time you like

But you can never leave!»

Пока звучала эта песня (6 минут 30 секунд – кто хочет может проверить данные в Викепедиисам автор не замерял с хронометром в руке, но в данном случае верит  интернетовской «побрехушке») автобус въехал на ул. генерала Острякова[18], который в годы Великой Отечественной войны командовал авиацией и погиб при обороне Севастополя.

– Интересно, а о чём он там поёт, а то мы только по–русски, по–гречески и по–латыни понимаем? – послышался голос дамы в синей тунике.

Станислав Семёнович не поленился перевести текст песни «подружке» Виктории Зацепиной:

«На тёмном пустынном шоссе

Ветер развевал мои волосы

Тёплый запах марихуаны

Ощущался в воздухе.

Недалеко впереди

Я увидел мигающий свет.

Я почувствовал усталость и меня клонило в сон

Поэтому мне пришлось остановиться на ночь.

 

Она стояла на пороге,

Я услышал звон колокольчика

И подумал про себя:

«Это – либо рай, либо ад».

Потом она зажгла свечу,

И показала мне путь.

В коридоре слышались голоса

Кажется, они говорили…

 

Добро пожаловать в отель «Калифорния»,

Такое прекрасное место,

(Такое прекрасное место),

Такое прекрасное лицо.

Свободный номер в отеле «Калифорния»

В любое время года

(В любое время года)

Вы всегда найдете здесь.

 

Она была помешана на Тиффани,

У неё был Мерседес Бенс,

И много очень милых, милых парней,

Которых она называла друзьями.

Как они танцевали во дворе!

Сладкий летний пот.

Некоторые танцуют, чтобы запомнить,

Некоторые – чтобы забыть.

 

Так что я позвал управляющего:

«Пожалуйста, принесите мне вина».

А он ответил: «У нас не было этого напитка

С 1969 года».

А те голоса всё продолжали звать издалека.

Они разбудили меня посреди ночи

И я услышал, как они говорили…

 

Добро пожаловать в отель «Калифорния»,

Такое прекрасное место,

(Такое прекрасное место),

Такое прекрасное лицо.

Они зажигают по полной в отеле «Калифорния»

Какой чудесный сюрприз!

(Какой чудесный сюрприз!)

Предъявите своё алиби.

 

На потолке зеркала,

Розовое шампанское во льду,

И она сказала: «Здесь мы просто узники,

По нашему собственному желанию».

В комнате хозяина

Они собрались, чтобы пировать.

Они резали тварь своими стальными ножами,

Но никак не могли убить животное.

 

Последнее, что я помню,

Это как я побежал к дверям.

Мне нужно было найти как выбраться отсюда

Чтобы вернуться туда, откуда я пришёл.

«Расслабьтесь», сказал сторож,

«Нас запрограммировали принимать гостей.

Вы можете освободить номер в любое время,

Но вы никогда не сможете уйти!»»

– Да-а-а, влип очкарик по полной, – прокомментировал перевод Везельвл, на минутку оторвавшись от своей ненаглядной.

– Закусывать надоть – и побольше, побольше, тогда и не будут страшилки приходить по ночам во сне! – добавила Селена и уселась рядом с Купидоном. – Слывшь, голубенький, а чегой–то мы сегодня такие смурные? – прищурившись и склоняя свою кучерявую головку на плечико летуну, добавила она.

Купидон ничего не ответил, так как на нюх не переваривал когда его называли «голубньким».

– Да не серчай, парниша, – ворковала дама в синем, кокетливо поправляя свою причёску.

– Слышь ты, императрица – нечего причёску под жену императора Клавдия подгонять – и так красивая, но на неё всё равно не дотягиваешь – тут Купидон материализовал в эфире изображение бюста женщины с завитыми как у Селены волосами.

2

– А кто это? – вопросила  Азиза и незамедлительно получила ответ знатока:

– Это Поппея Сабина – жена императора Клавдия и мать оболганного историками Нерона, которая и изобрела эту причёску – легкая челка на лбу, два объемных полушария, состоящие из параллельных полос завитых локонов, а по обе стороны шеи спускаются несколько змеевидных локонов. Тогда это было жутко модно, а сейчас – старовато…

– Много ты понимаешь в женских причёсках, чудо пернатое – одновременно произнесли Вероника, Алина, Селена, Лолла, Лилит, Азиза, Фиона и Зена.

– А мне и нодус нравится, – послышался ещё один женский голосок и перед присутствующими появилась Купида в неизменном своём розовом платьице –  «подружка» из Светлой Нави бывшей одноклассницы и по совместительству соседки по парте Станислава Пониковского Нины Владимировны Кулёвой, которая по заявлениям Лилит должна была гулять с каким – то оболтусом по улицам города–героя Севастополя.

Купидон внимательно посмотрел на свою бывшую противницу (читай рассказ «Свидание»), после чего ехидненько поинтересовался – во–первых: а с каких таких коврижек Купида не на боевом посту, а непонятно где и во–вторых: а что такое «нодус».

Девица в розовом и с «коконом» на голове объяснила, что: первое: оболтус на свидание не явился, оставив Нину в слезах и тоске по своей загубленной молодости, и второе: «нодус» – так назывался валик из волос, который делался надо лбом, а сзади волосы собирались в пучок – такая же причёска была у жены императора Октавиана Августа.

3

Тут Купида повернулась кругом, показывая себя во всей красе, а затем лёгким движением руки материализовала рядом с бюстом Поппеи ещё один – Ливии Друзиллы – как раз той самой упомянутой выше жены Октавиана.

Женская половина существ обоих половин Мира Нави сгрудилась в кучку, что–то оживлённо обсуждая – как догадался Станислав – явно не причёски древних римлянок – а что делать с тем оболтусом, который так ранил по своей дурости трепетное и нежное сердце Нины Владимировны.

– Да и хрен с ней, Стас, не расстраивайся, будет и на нашей улице в Преисподней праздник! – утешил сына отставного адмирала Везельвул и сел на левое плечо Пониковского–младшего, по привычке подперев подбородок кончиком хвоста. Купидон приземлился на «родное» правое плечо, облокотился спиною об ухо Станислава, сложил руки на груди, закрыл глаза и сделал вид, что задремал…

В это время из магнитофона полилась музыка ансамбля «Smokie», исполняющего прошлогодний хит «What can I do»

«Every dream that I dream

Seems to float on by

Like a cloud in the wind

Way up in the sky.

Every move that I make

Seems to be the wrong way

Like a cold black night

After a summer’s day.

 

What can I do?

What can I do?

Nothing’s the same as it used to be…

Nothing’s the same as it used to be…

What can I do?

 

I used to play my guitar

 

With a smile on my face,

Now everything’s changed

My whole life’s rearranged.

From the day I was born

Title jinx was my name,

Though I tried and I tried

 

That name still remained

 

What can I do?

What can I do?

Nothing’s the same as it used to be…

Nothing’s the same as it used to be…

What can I do?

 

What can I do?

 

I hear voices all singing

But no one’s there,

It’s the ghost of my life

Bringing past tense to mind.

Lock and key here ties me

From the freedom and sin.

Oh come let me in

I’ll start all over again…

 

What can I do?

What can I do?

Nothing’s the same as it used to be…

 

What can I do?»

Девицы перестали шептаться и всем интересующаяся Селена попросила просветить и их тоже – о чём надрывается мужичок. Станислав не стал из себя корчить Зою Космодемьянскую, а бодренько перетолмачил песню на язык родных берёз:

«Что мне делать?»

«Каждая моя мечта,

Кажется, проплывает мимо,

Как облако на ветру,

Высоко в небе.

Каждый шаг, что я делаю,

Кажется, пройден по неверному пути.

Как холодная темная ночь

После летнего дня.

 

Что мне делать?

Что мне делать?

Все не так, как было…

Все не так, как было…

Что мне делать?

 

Раньше я играл на своей гитаре

С улыбкой на лице.

Теперь все изменилось.

Нарушен весь уклад моей жизни.

С того дня, когда я родился,

Мое имя было Тайтл Джинкс.*

Хотя я очень старался,

Это имя так и осталось.

 

Что мне делать?

Что мне делать?

Все не так, как было…

Все не так, как было…

Что мне делать?

 

Что мне делать?

 

Я слышу поющие голоса,

А никого там нет.

Это призрак моей жизни

Возвращает прошлое в мои мысли.

Замок и ключ здесь связывают меня

От свободы и греха.

Позволь мне войти.

Я начну все сначала.

 

Что мне делать?

Что мне делать?

Все не так, как было…

 

Что мне делать?»

– И действительно – что делать–то? А куда, кстати говоря мы едем? – спросила Купида, присаживаясь рядом с Селеной.

– На экскурсию в Воронцовский дворец, – ответила та.

В это время автобус выехал за пределы Севастополя и направился к 5-му километру, на котором располагалось вынесенное за пределы города кладбище[19]

В этот момент из динамика потекла музыка очередного хита Мирей Мотье 1975 года – «Мамушка»

«Mamouchka Mamouchka

Tu m’as porté dans ton ventre et tes bras

Mamouchka Mamouchka

Cette chanson est pour toi

Quand il me parle

Je le regarde

Et j’ai mon rêve devant moi

La forêt blanche

Sur nous se penche

Et près de lui je ne sais plus qu’il fait froid

L’amour conduit un traîneau de louage

Et mon cœur bat au galop des chevaux

 

Mamouchka Mamouchka

Toi qui m’as pris avant lui dans tes bras

Mamouchka Mamouchka

J’ai des nouvelles pour toi

Au mois d’octobre

Je mets ta robe

Celle que tu portais déjà

Dans ton jeune âge

Pour ton mariage

Et ce jour-là tout le village dansera

Notre maison quittera mon enfance

Lorsque ta main coiffera mes cheveux

 

Mamouchka Mamouchka

Prie pour nous deux je prierai pour nous trois

Mamouchka Mamouchka

Vois je te quitte déjà»

Пониковский заявил, что он французском – ни в зуб ногой, поэтому о чём там пела певица – не ведает. Тут вмешалась в разговор Зена и перетолмачила для присутствующих песню[20]:

«Мамушка»[21]

«Мамушка, мамушка,

Ты носила меня под своим сердцем и на руках,

Мамушка, мамушка,

Эта песня для тебя

 

Когда он говорит со мной,

Я не свожу с него глаз,

И моя мечта передо мной!

Белоснежный лес

Склоняется над нами,

Но рядом с ним я не чувствую холода,

Любовь правит нанятыми санями,

И мое сердце бьется в такт лошадиному галопу

 

Мамушка, мамушка,

Ты обнимала меня до того как я узнала его объятия,

Мамушка, мамушка,

У меня есть новость для тебя

В октябре

Я наряжусь в платье,

Которое ты уже надевала

В юности

На свою свадьбу,

И в этот день вся деревня будет танцевать,

Мое детство покинет наш дом,

Как только твоя рука расплетет мою косу[22]

 

Мамушка, мамушка,

Молись за нас двоих, а я буду молиться за нас троих

Мамушка, мамушка,

Видишь, я уже тебя покидаю»

Присутствующие поблагодарили дружно даму в синем платьице. Та скромно поклонилась и отлетела в сторонку. Пониковский замолчал и сквозь прищуренные веки смотрел на пробегавшие картины природы – виноградники, скалы, глинистая земля…

– И как тут люди жили? Воды мало, земля – камень, тоска…, – удивилась Вероника

– Да они с помощью Богов своих греческих и какой–то матери все успевали делать, – подначил «подружку» Валентины Николаевой Везельвул.

Купидон встрепенулся и гневно возразил:

– Наши римские Боги могущественней были!

Везельвул не преминул чмокнуть в щёчку Лоллу и ехидненько спросил своего визави:

– Это с каких таких коврижек–то? Интересно – чем это ваши Боги римские такие сильные?

Купидон взлетел под крышку автобуса и затараторил:

– А вот и потому! Потому что наши Боги победили греческих. Сейчас перечислю их – и сразу все всё поймёте…

Пониковский прислушался к спору своих «сотоварищей», а потом спросил подчинённого Амура:

– Слышь, Казаков[23], хватить якать. Это ты хорошо придумал перечислить всех – поэтому, голубь наш сизокрылый, – не стесняйся и давай–ка прочитай нам лекцию о сотрудниках Пантеона римских Богов – чтобы мы в курсах были. Заодно и посмотрим – настоль ли они крутые были…

В это время автобус миновал кольцо и выехал на ялтинскую дорогу. Купидон исчез на некоторое время, но затем появился с кучей приспособлений под мышкой и начал готовить место лектора

Для этого он на окно повесил нечто вроде экрана, спереди поставил столик и водрузил на него бутылочку с притёртой крышкой, покрутил кулаком перед носом тут же подскочившего к столику Везельвула, имевшего благородную цель ознакомиться с содержимым ёмкости – понятное дела – угостить дам, затем поставил рядом с нею нечто вроде мониторчика, затем повернулся к Пониковскому, который в это время указывал рукой вправо и сообщал своим спутникам и спутницам, что они имеют честь наблюдать дорогу, ведущую к известной бухте Ласпи. Затем, набрав побольше воздуха в грудь, Станислав Семёнович продолжил повествование:

Бухта Ласпи является одним из наиболее ярких и прекрасных мест всего крымского побережья. Очаровывающая красота природы, изумрудного цвета вода в бухте, напоенный ароматом крымских можжевеловых рощ воздух, неповторимый вид, Крымские горы – все это делает местность сказочно красивой и привлекательной. Ласпинская бухта, с ее широким галечным пляжем и прекрасным климатом, упирается в круто обрывающийся мыс Айя, высокий и статный. У подножья мыса, прямо над небольшой бухтой размещается курортное поселение Батилиман, так любимое туристами, но на данный момент закрытое – там погранзона, так что туда лучше не соваться без пропусков – «заметут» зелёнофуражечники и долго будут мозги «канифолить».

4

Ласпи

Территориально Ласпи находится где–то посередине между Севастополем и Ялтой (30 и 40 км соответственно). По климатическим условиям это место уникальное – зона субтропиков, где зимняя температура ниже отметки в 5 градусов выше нуля не опускается. Расположенная между мысами Айя с Сарычом, бухта защищена от холодных сильных ветров, легкий морской бриз, который тут наблюдается, делает воздух свежим. Благодаря столь уникальным и очень комфортным климатическим условиям отправляться на отдых в в Крыму в бухту Ласпи можно в любое время года – здесь хорошо всегда.

5

Бухта Ласпи

Теперь остановимся на особенностях местности сей. В летнее время с утра до вечера в бухте дуют морские бризы, насыщая тем самым воздух ионами йода, брома, магния, др. микроэлементов, ночью они же несут на море особенную прохладу горного крымского леса. Ветра данного направления являются опасными для стоящих на якоре, а вот для отдыхающих они ничем не угрожают. В большинстве случаев бухта служит спокойным и надежным убежищем, в особенности в зимнее время года, когда в районе побережья господствуют восточные ветры.

Местность территориально от Айя до Сарыча еще часто называют не иначе как “Крымская Африка”, причем эта метафора употребляется достаточно часто. Причины возникновения данного названия следует искать в обилии солнца и специфической растительности, которая стойко приспосабливается к местным условиям.

6

Ласпи Крым

Растительный мир в Ласпи разнообразен. Нижние части склонов и глинистые обрывы покрыты мелким кустарником, различной травянистой растительностью. Визитной карточкой ласпинского леса считается древовидный можжевельник – возраст некоторых экземпляров составляет ориентировочно 46 десятков лет, что, конечно же, очень много.

7

Бухта Ласпи в Крыму

Встречается в регионе вечнозеленый небольшой кустарник с ланцетовидными очень жесткими листьями, оканчивающимися мелкими ягодками насыщенного красного цвета и острыми иголками. Кстати, эти иголки называются иглица понтийская – поклонники фитодизайна их просто обожают. В долине с ее уникальным климатом произрастают красивейшие реликтовые растения, земляничник мелкоплодный, можжевельник, сосна Станкевича, пираканта, ладанник, жасмин, пара десятков орхидей.

Бухта Ласпи имеет достаточно небольшую глубину, на дне моря находятся галька и песок. Вода здесь очень чистая – настолько, что в бухте обустроены экспериментальные мидиевые «плантации», используемые для выращивания дорогих деликатесных моллюсков.

8

бухта Ласпи Крым

Открывающийся на бухту и побережье вид просто таки захватывает! Обращаю ваше внимание,  друзья мои, на то, что морская бухта открыта ветрам. На берегах хаосы диких глыб из известняка и сланца чередуются с уютными маленькими и большими пляжами, намытыми небольшой галькой, удобными для детского и взрослого купания.

9

Уникальное место Ласпи

Самый известный большой ласпинский пляж располагается в глубине бухты. В длину он составляет около полукилометра, ширина –  метров 1015, однако его размеры существенно изменяются – все благодаря «настроению» властного моря. Берега разделяются долинами, опускающимися к оврагам по крутым склонам. Они чаще всего совершенно сухие в летнее время года, а в сильные дожди и при таянье снегов наполняются водой. По склонам движутся сильные селевые потоки, естественно, сопровождаемые оползнями – собственно, отсюда происходит и название «Ласпи», что означает «грязь». В XVIII веке после сильного землетрясения густо заселенная ранее долина стала полностью безлюдной.

10

Ласпи на закате

Обожают регион Ласпи в Крыму подводные пловцы, ныряльщики, дайвингеры, поскольку кристально чистая морская вода здесь позволяет ознакомиться с самыми разнообразными обитателями морского южного побережья Крыма. Кроме того, Ласпи является еще и значимым историческим местом –  на отвесных скалах вы увидите остатки храма, возведенного еще в ХXV веках, средневековые разрушенные укрепления, старинную часовню. Отдых в Ласпи – это ваша уникальная возможность забыть о проблемах, полноценно слиться с природой, максимально отдохнуть душой и сердцем.

11

Крым Ласпи

Теперь немного истории. В рассказах балаклавских старых рыбаков, посещавших Ласпи в прошлом веке в 2030-е гг., встречались традиционные названия ветров, понятные морякам Черного и Средиземного морей – это левант, трамантата, широкко. В советские годы здесь действовал бронхо–легочный детский санаторий, в котором успешно излечивались заболевания дыхательных путей (особую целебную роль играет реликтовая можжевеловая роща). Сейчас на месте бывшего санатория располагается круглогодичный оздоровительный детский центр «Ласпи». Слева от дороги вы можете наблюдать лес, в котором и я когда–то провёл одну смену в детском пионерском лагере «Ласпи–2», так что места эти для меня очень даже и знакомы.

Чистейший воздух, чистая прозрачная морская вода, незабываемые потрясающие по своей красоте пейзажи вечнозеленых деревьев, Крымские горы, «плантации» для селективного выращивания мидий – в Ласпийской долине есть все.

В это время автобус начал затяжной подъём. Пониковский прервался, затем осмотрелся, после чего сказал Купидону:

– Тебя за язык никто не тянул – сам вызвался. Так что – давай начинай лекцию про богов своих римских – и нам будет веселей, да и время в пути быстрее пролетит, а то скоро уже Ласпинский перевал, а там – спуск, глядишь – скоро и цель нашей поездки…

 

часть 2.

Лекция о римском Пантеоне Богов.

Автобус, как я уже упомянул в конце 1-ой части, начал подъём в горку, но Пониковский, уже столько раз ездивший по этой дороге вместе с отцом (даже пару раз – самостоятельно), осо́бо в красоты окружающего пейзажа не всматривался, а приготовился прослушать доклад своего пернатого «сотоварища». Рядом с ним на свободном месте расселись все остальные – но не вперемешку, а отдельно – крылатые на вершине спинки свободного сиденья, а хвостатые – на подлокотниках, Везельвул же в обнимку со своей невестой и её сестрой, которая делала вид, что не видит в этом никакого святотатства – как всегда – пристроился на левом плече Станислава.

– Ну–с, товарищи мои, начнём потихоньку в алфавитном порядке, – произнёс бодрым голосом Купидон, пошевелил голубенькими крылышками, осмотрел себя на предмет «нарушений формы одежды», зачем–то передвинул с места на место перед собой странной формы бутылочку – как он сам объяснил – это с «нектаром богов» – чтобы горло не просохло, которую поставил на столик, довольно хлипкий         с виду, но уверенно державший сосуд с голубенькой крышкой, затем жестом фокусника включил экран, который висел на окне («чтобы свет в глаза не бил» – как было заявлено), после чего включил стоящий на столике мониторчик (как у современного планшета), на экране которого начал проступать текст на греческом языке, затем достал из эфира стрелу (хвостатые существа Тёмной Нави тут же насторожились, но затем расслабились, понимая, что стрела была предназначена не им, хвостатым и рогатым, а только в качестве указки), откашлялся, посмотрел на мониторчик, ещё раз проверил наличие сосуда с живительной влагой, взглянул снова на экран, после чего строго осмотрел аудиторию – мол, все готовы впитывать знания?

Присутствующие были готовы, а Лилит указала лектору на недопустимость затягивания времени – не в хоккей играет в конце матча с перевесом в одну шайбу – так что хватить тянуть кота за хвост и начинай–ка, мил друг пернатый, говорить.

Купидон злостно проигнорировал замечания сестры невесты своего «сотоварища», но откашлялся и начал следующими словами:

– Первым в нашем списочке значится АбундацияБогиня изобилия, считалась спутницей Цереры (о которой – позже), олицетворяла извечное стремление людей к богатству и процветанию; ее изображали с рогом изобилия, из которого сыплются золотые монеты.

 

– Ну и идее она, красавица наша. Сюда её пригласите – нам золотые денюжки ой как понадобятся, – перебила оратора «подружка» из Тёмной Нави Виктории Зацепиной, но крылатый оратор посмотрел довольно строго на серую проказницу, помахал ей стрелой, которой пользовался вместо указки и как ни в чём ни бывало продолжил своё повествование, указывая уже на сменившуюся картинку на экране:

Аврора – в нашей мифологии – Богиня утренней зари, кроткая и очень нежная как бутон розы. Сравнивается с греческой Эос и полностью идеинтична своими функциями ей.

 

Далее – после очередной смены картинки на экране – Купидон бросил взгляд на мониторчик и провозгласил, указывая стрелой на сурового дядьку с ледяными волосами:

Аквилон – у нас – Бог северного ветра у древних римлян, соответствует греческому Борею.

 

Все слушатели ощутили как по салону пронёсся ледяной ветерок. Но картинка на экране сменилась и в салоне сразу потеплело, а Купидон продолжил знакомить группу слушателей:

– А теперь наш босс и начальник –  Амур – Бог любви у древних римлян, соответствует греческому Эросу (Эроту).

 

– Ага, и гдей–то он шляется – вон Стас сохнет по Валентине, а твоего Амура, как и тебя, стрекозла вместе с зелёной как нос у лягушки Вероникой – днём с огнём не сыскать, вечно оговорки у вас всякие – то лук мокрый, то ветер в лицо, то стрелы – как и вы сами – тупые…

Лолла тут же дала подзатыльник возмущённому Везельвулу и сказала, что если тот ещё раз влезет со своими репликами и будет мешать товарисчу выступать – то с ним – как с врагом народа – со всей пролетарской ненавистью… Везельвул прервал угрозы своей возлюбленной страстным поцелуем (не забывая при этом – вот же проказник! – обнимать и Лилит), а Купидон невозмутимо продолжил, показывая указкой на появившуюся картинку довольно симпатичной девушки:

Анна ПереннаБогиня года, дающая долголетие, счастье и здоровье. Ее чествовали ранней весной, когда устраивалось веселое празднество. Позже ее считали сестрой Дидоны, Анной, которая бежала из Карфагена в Италию к Энею и, спасаясь от преследования его жены, бросилась в реку. В память об этом ее стали почитать как нимфу реки Нумиций.

 

Картинка юной девы сменилась изображением ещё одной красавицы.

АстартаБогиня любви и плодородия у финикийцев, которые жили колониями на берегах Средиземного моря. Вместе с финикийским алфавитом в Древнюю Грецию пришли и мифы об Астарте. В Греции Астарта отождествлялась с Афродитой. У той и у другой Богини был один и тот же возлюбленный Адонис. В Древнем Риме Астарту сближали с Богиней Венерой и с одноименной планетой. Однако раньше финикийцев этой богине поклонялись в Вавилоне, там ее называли Иштар и связывали с Луной, а не с Венерой.

 

Теперь на экране появился накаченный парнишка, про которого Купидон поведал следующее:

Аполлон (Феб, (Мусагет как предводитель муз)), греч. – один из главных и древнейших греческих Богов, первоначально считался охранителем стад, позже он стал Богом света, покровителем переселенцев, а затем предсказателем будущего и Богом поэзии, музыки и всех искусств. Аполлон родился на острове Делос, куда его мать Латона (Лето) попала случайно, гонимая Богиней Ге́рои за то, что осмелилась полюбить мужа Геры, громовержца Зевса. Когда родился златокудрый Аполлон, угрюмые скалы острова Делос преобразились, природа ликовала, потоки яркого света залили скалы, долину и море. Юный Аполлон понесся по небу с кифарой в руках, с серебряным луком за плечами. Те, кто пел гимн в его честь, от имени Аполлона учили смертных: «познай самого себя», «избегай излишеств», «лучшее – мера». Аполлон охотнее прибегал к кифаре, чем к луку. Но иногда приходилось применять и лук, так покарал он не в меру возгордившуюся Ниобею, но самым страшным был его суд над грозным Пифоном, который преследовал его мать еще до его рождения. Пифон – порождение мрака, обосновался в глубоком и темном ущелье недалеко от Дельф. Когда он выползал из ущелья, все живое трепетало от страха. Когда Аполлон приблизился к Пифону, его тело, покрытое чешуей, извивалось, открытая пасть уже готова была поглотить храбреца, но тут зазвенела тетива серебряного лука и множество золотых стрел пронзили могучее тело Пифона.

Аполлон отпраздновал победу над чудовищем, основав в Дельфах святилище и оракул, чтобы прорицать волю отца своего Зевса, а в честь самого Аполлона был построен первый в Греции храм по проекту самого Аполлона: чудесные пчелы принесли слепленный из воска образец и он долго витал в воздухе, пока люди не поняли замысел: основную красоту должны были создавать стройные колонны с прекрасными капителями в коринфском стиле. Тысячи людей со всех концов Древней Греции стекались в Дельфы, к подножию горы Парнас, месту обитания Аполлона и муз, чтобы спросить бога о своем будущем и будущем городов–государств, расположенных в Элладе.

Жрица, пифия, так она называлась по имени змея Пифона, останки которого тлели в ущелье, вступала во внутреннюю часть храма Аполлона, она садилась на треножник и впадала в забытье от паров газа, который вырывался из расщелины скалы, находившейся под храмом. Жрец подходил к затвору, за которым находилась пифия, и передавал вопрос очередного паломника. Слова едва доносились до ее сознания. Она отвечала отрывистыми, бессвязными фразами. Жрец слушал их, записывал, придавая им связность и объявлял вопрошавшему.

Кроме оракула греков привлекали светлые и радостные службы Богу. Огромное количество гимнов слагали и исполняли кифареды (играющие на кифаре) и хоры мальчиков и юношей. Вокруг храма произрастала красивая лавровая роща, которая нравилась паломникам. Лавровым венком был украшен Аполлон и те греки, которые побеждали в исполнении гимнов и в олимпийских играх, ведь в лавр превратилась прекрасная Дафна, которую полюбил Аполлон. Его прославляли и собственные знаменитые дети: Асклепий – искусством врачевания и Орфей – замечательным пением. На острове Делос, родине Аполлона, один раз в четыре года устраивали празднества, в которых участвовали представители всех городов Эллады. Во время этих празднеств не разрешались войны и казни. Аполлону воздавали  почести не только греки, но и римляне. В Риме был выстроен храм его имени и были учреждены гимнастические и артистические состязания, вековые игры, проводившиеся в Риме раз в 100 лет, которые длились 3 дня и 3 ночи. Гомер написал прекрасный гимн Аполлону:

«Феб! Воспевает и лебедь тебя под плескание крыльев, 

С водоворотов Пенейских взлетая на берег высокий. 

Также и сладкоречивый певец с многозвучною лирой 

Первым всегда и последним тебя воспевает, владыка. 

Радуйся много! Да склонит тебя моя песня на милость!»

Аполлон – олимпийский Бог, включивший в свой классический образ архаические и хтонические черты до–греческого и малоазийского развития (отсюда разнообразие его функций – как губительных, так и благодетельных, сочетание в нём мрачных и светлых сторон). Данные греческого языка не позволяют раскрыть этимологию имени Апполон, что свидетельствует о неиндоевропейском происхождении образа. Попытки древних авторов (напр., Платона) разгадать значение имени Апполон. не подлежат научному обсуждению, хотя для них и характерна тенденция соединить в одно нераздельное целое ряд функций Aпполона: стреловержца, губителя, прорицателя, блюстителя гармонии космической и человеческой. Образ Апполона соединяет воедино небо, землю и вашу родную Преисподнюю. – тут Купидон махнул стрелой в направлении представительниц Тёмной Нави.

Апполон родился на плавучем острове Астерия, принявшем возлюбленную Зевса Лето, которой ревнивая Гера запретила вступать на твёрдую землю. Остров, явивший чудо рождения двух близнецов – Апполона и Артемиды, стал именоваться после этого Делосом (греч.?????, «являю»), а пальма, под которой разрешилась Лето, стала священной, как и само место рождения Aпполона.

Апполон рано возмужал и ещё совсем юным убил змея Пифона, или Дельфиния, опустошавшего окрестности Дельф. В Дельфах, на месте, где когда–то был оракул Геи и Фемиды, Апполон основал своё прорицалище. Там же он учредил в свою честь Пифийские игры, получил в Темпейской долине (Фессалия) очищение от убийства Пифона и был прославлен жителями Дельф в пеане (священном гимне). Апполон поразил также своими стрелами великана Тития, пытавшегося оскорбить Лето, киклопов, ковавших молнии Зевсу, а также участвовал в битвах олимпийцев с гигантами и титанами. Губительные стрелы Апполона и Артемиды приносят внезапную смерть старикам, иногда поражают без всякого повода. В Троянской войне Апполон–стреловержец помогает троянцам, и его стрелы 9 дней несут в лагерь ахейцев чуму, он незримо участвует в убийстве Патрокла Гектаром и Ахилла Парисом. Вместе с сестрой он губитель детей Ниобы. В музыкальном состязании Апполон побеждает сатира Марсия и, разгневанный его дерзостью, сдирает с него кожу. Апполон боролся с Гераклом, пытавшимся овладеть дельфийским треножником.

Наряду с губительными действиями Апполон присущи и целительные; он врач или Пеон, Алексикакоспомощник»), защитник от зла и болезней, прекративший чуму во время Пелопоннесской войны.

В позднее время Апполон отождествлялся с Солнцем во всей полноте его целительных и губительных функций. Эпитет АпполонаФеб указывает на чистоту, блеск, прорицание.

Соединение в образе Апполона рациональной ясности и тёмных стихийных сил подтверждается теснейшими связями Апполона и Диониса, хотя это божества–антагонисты: один по преимуществу бог светлого начала, другой – бог тёмного и слепого экстаза; но после VII в. до н. э. образы этих богов стали сближаться в Дельфах, им обоим устраивали оргии на Парнасе, сам Апполон нередко почитался как Дионис, носил эпитеты Дионисаплющ и Бакхий, участники празднества в честь Апполона украшали себя плющом (как на Дионисовых празднествах).

 

Апполону–прорицателю приписывается основание святилищ в Малой Азии и Италии – в Кларосе, Дидимах, Колофоне. Кумах. Aпполон – пророк и оракул, мыслится даже «водителем судьбы» – Мойрагетом. Он наделил пророческим даром Кассандру, но после того как был ею отвергнут, сделал так, что её пророчества не пользовались доверием у людей. Среди детей Апполона также были: прорицатели Браих, Сибилла, Мопс – сын Апполона и прорицательницы Манто, Идмон – участник похода аргонавтов.

Апполон – пастух (Номий) и охранитель стад. Он – основатель и строитель городов, родоначальник и покровитель племён, «отчий». Иногда эти функции Апполона связаны с мифами о служении Апполона людям, на которое посылает его Зевс, разгневанный независимым нравом Апполона. Так, у схолиаста к тексту Гомера сообщается, что после раскрытия заговора Геры, Посейдона и Апполона против Зевса (по «Илиаде» вместо Апполона в нём участвовала Афина) Апполон и Посейдон в образе смертных служили у троянского царя Лаомедонта и возвели стены Трои, которые затем разрушили, гневаясь на Лаомедонта, не отдавшего им обусловленной платы. Когда сын Апполона врачеватель Асклепий за попытки воскресить людей был поражён молнией Зевса, Апполон перебил циклопов и в наказание был послан служить пастухом к царю Адмету в Фессалию, где приумножил его стада и вместе с Гераклом спас от смерти жену царя Алкесту.

Апполон – музыкант, кифару он получил от Гермеса в обмен на коров. Он покровитель певцов и музыкантов, Мусагет – водитель муз и жестоко наказывает тех, кто пытается состязаться с ним в музыке.

Многообразие функций Апполона наиболее полно представлено в позднем анонимном гимне Aпполону и речи неоплатоника Юлиана «К царю Гелиосу». Апполон вступает в связи с Богинями и смертными женщинами, но часто бывает отвергнут. Его отвергли Дафна, превращённая по её просьбе в лавр, Кассандра. Ему были неверны Коронида и Марпесса. От Кирены он имел сына Аристея, от КоронидыАсклепия, от муз Талии и Ураниикорибантов и певцов Лина и Орфея. Его любимцами были юноши Гиакинф и Кипарис, рассматриваемые как ипостаси Апполона.

В образе Апполона отразилось своеобразие греческой мифологии в её историческом развитии. Для архаического Апполона характерно наличие растительных функций, его близость к земледелию и пастушеству. Он – Дафний, т. е. лавровый, «прорицающий из лавра», «любящий лавровое дерево» Дафну.

Его эпитет Дримас, «дубовый»; Апполон связан с кипарисом, пальмой, маслиной, плющом и др. растениями. Зооморфизм А. проявляется в его связи и даже полном отождествлении с вороном, лебедем, мышью, волком, бараном. В образе ворона Апполон указал, где надо основать город, он – Кикнлебедь»), обративший в бегство Геракла; он – Сминфеймышиный»), но он спаситель от мышей. Апполон А. Карнейский связан с Карном – демоном плодородия.

Эпитет Ликейскийволчий») указывает на Апполона как на хранителя от волков и как на волка. Матриархальные черты Апполон А. сказываются в его имени по матери – Летоид; отчества у него нет, но он постоянно носит имя родившей его Лето.

На более поздней ступени архаики Апполон – охотник и пастух. Характерная для первобытного мышления взаимопронизанность жизни и смерти не миновала и Апполона; на этой поздней ступени архаики он – демон смерти, убийства, даже освящённых ритуалом человеческих жертвоприношений, но он и целитель, отвратитель бед: его прозвища – Алексикакосотвратитель зла»), Апотропейотвратитель»), Простатзаступник»), Акесийцелитель»). Пеан или Пеон («разрешитель болезней»), Эпикурийпопечитель»).

На стадии олимпийской или героической мифологии в этом мрачном божестве, с его властью над жизнью и смертью, выделяется определённое устойчивое начало, из которого вырастает сильная гармоническая личность великого бога эпохи патриархата. Он помогает людям, научает их мудрости и искусствам, строит им города, охраняет от врагов, вместе с Афиной выступает защитником отцовского права. Зооморфные и растительные его черты становятся лишь рудиментарными атрибутами. Он уже не лавр, но он любит Дафну, ставшую лавровым деревом. Он не кипарис и гиацинт, но любит прекрасных юношей Кипариса и Гиакинфа.

Он не мышь или волк, но повелитель мышей и убийца волка. Если когда–то Пифон победил Апполона и в Дельфах показывали могилу Aпполона, то теперь он – убийца хтонического Пифона. Однако, убив Пифона, этот светоносный Бог должен искупить вину перед землёй, породившей Пифона, и получить очищение через нисхождение в иной мир – Аид, где он вместе с тем обретает новую силу. Это явный хтонический рудимент в мифологии светоносного Апполон. Некогда демон, близкий Гее (земле), непосредственно от неё получающий мудрость, теперь он «пророк Зевса», возвещающий и оформляющий в Дельфах волю Верховного Бога. Апполон прекращает гражданские распри и даёт силу народу. О помощи Апполона грекам в войне с персами доверчиво рассказывает Геродот, причём его военная мощь иногда отождествляется с явлениями природы: Апполон–солнце посылает на врагов стрелы–лучи.

Архаические корни Апполона связаны также с его догреческим малоазийским происхождением, подтверждающимся тем, что в Троянской войне Апполон защищает троянцев и особенно почитается в Троаде (Хриса, Килла, Тенедос) и самой Трое. С эпохи колонизации греками Малой Азии (с VII в. до н.э.) А. прочно вошёл в олимпийский пантеон богов, при этом восприняв от других богов дар прорицания (от Геи), покровительство музыке (от Гермеса), вдохновенное буйство и экстаз (от Диониса) и др. Уже у Гомера Зевс, Афина и Апполон фигурируют как нечто единое и целостное в олимпийской мифологии, хотя Апполон своим появлением на Олимпе внушает ужас олимпийским Богам. Но внушительность и грозность Апполона вполне сочетается с изяществом, изысканностью и красотой юного Апполона, как его изображают авторы эллинистического периода. Этот классический АпполонБог героического времени, которое у греков всегда противопоставлялось предыдущему хтоническому периоду, когда человек был слишком слаб для борьбы с могучими силами природы и не мог ещё быть героем. Два величайших героя Геракл и Тесей были связаны с мифологией Апполона. Если, согласно одним мифам, Апполон и Геракл сражаются друг с другом за дельфийский треножник, то в других они основывают город (Paus. Ill 21, 8) и даже вместе получают очищение после убийства, находясь в рабском услужении. Под покровительством А. Тесей убивает Минотавра и упорядочивает законы в Афинах, а Орфей усмиряет стихийные силы природы. На почве мифологии Апполона возник миф о гипербореях и их стране, где под знаком милости Апполона процветали мораль и искусства.

Культ Апполона был распространён в Греции повсеместно, храмы с оракулами Апполона существовали на Делосе, в Дидимах, Кларосе, Абах, на Пелопоннесе и в других местах, но главным центром почитания Апполона был Дельфийский храм с оракулом Апполона, где восседавшая на треножнике жрица Апполона.– пифия давала предсказания. Двусмысленный характер предсказаний, допускавших самое широкое толкование, позволял дельфийской коллегии жрецов воздействовать на всю греческую политику. В Дельфах совершались празднества в честь Апполона (теофании, теоксении, Пифийские игры; последние были введены в честь победы Апполона над Пифоном; по своему блеску и популярности они уступали только Олимпийским играм). Все месяцы года, кроме трёх зимних, были посвящены в Дельфах Апполону. Храм Апполона на Делосе был религиозно–политическим центром Делосского союза греческих полисов, в нём хранилась казна союза в происходили собрания его членов. Апполона приобрёл значение устроителя–организатора не только в социально–политической жизни Греции, но и в области морали, искусства и религии. В период классики Апполон понимался прежде всего как бог искусства и художественного вдохновения; подобно Артемиде, Афине Палладе и другим Божествам Апполон эволюционировал в направлении гармонии, упорядоченности и пластического совершенства.

Из греческих колоний в Италии культ Апполона проник в Рим, где этот Бог занял одно из первых мест в религии и мифологии; император Август объявил Апполона своим патроном и учредил в честь него вековые игры, храм Апполона близ Палатина был одним из самых богатых в Риме.

Купидон закончил свой монолог, протянул руку к бутылочке с водой, отпил из неё, прокашлялся, посмотрел как Станислав Семёнович предлагает присутствующим сделать по глотку из своей фляжки, но те отказываются, посмотрел в окно на открывшиеся виды Чёрного моря (когда–то звавшегося Русским), которое лениво плескалось под высокими скалами «брега», вздохнул о чём–то, провёл пальцем по экрану мониторчика, на котором текста тут же сменился и вместо греческих букв высветились слова, писанные суровой латынью, почесал свою голову кончиком своей стрелы–указки, но тут заметил сменившуюся картинку на экране и снова заговорил:

 

– Теперь о вреде пьянства. Бахус, лат. – древнеримский вариант Бога Диониса. Греки называли его Вакх. Как вы знаете – пить вредно, но нам можно – по чуть–чуть, по слегка, чтобы только солнышко пораньше встало и жизнь повеселело, а то тут пристают всякие с рожками и хвостами, требуют чего–то – то не туда стреляешь, то мимо, а сам, козлобородый, видно всех девок в своей Преисподней уже перелапал и как только Земля таких держит?

– Ух ты, глянь, Ваня, какие попугайчики, – процитировал строфу из песни Высоцкого Везельвул. – Ты посмотри на этого Игнатия ЛойолуБ. Ну прямо папа римский во плоти. Можно подумать – святоша, каких свет ещё не видывал. А кто, помнится, в прошлом году к Адель[24] клеился?.. Ладно – замнём для ясности… А этот Бахус, смотрю, не такой уж и плохой – наш товарищ, проверенный…

– А Дионис – это кто такой? – вопросила Вероника, на что был получен исчерпывающий ответ:

Дионис, – Бог плодоносящих сил земли, виноградарства и виноделия, сын Зевса и Семелы. Ревновавшая мужа Гера посоветовала Семеле попросить Зевса появиться перед ней во всем своем великолепии на колеснице, запряженной огнедышащими конями. Зевс после долгих уговоров согласился. Яркая молния сверкала в руках Зевса. Удары грома сотрясали дворец Кадма, отца Семелы, пожар охватил покои его дочери. Пламя жгло Семелу, от такого, потрясения она родила шестимесячного младенца, а сама умерла. Но разве мог погибнуть сын царя богов Зевса? Из земли вырос густой зеленый плющ, он прикрыл от огня ребенка. Чтобы ребенок не погиб, Зевс зашил его в свое бедро, и в назначенное время окрепший ребенок появился на свет. Зевс попросил Гермеса отдать сына на воспитание сестре Семелы Ино и ее мужу Афаманту. Гера не успокоилась и наказала Афаманта безумием.

 

Гермесу едва удалось спасти ребенка от смерти, он перенес Диониса в Нисейскую долину и отдал на воспитание нимфам, которых позже Зевс в награду взял на небо, и они стали созвездием Гиад. А Дионис вырос сильным и прекрасным, он нашел виноградную лозу и отдал ее Икарию. Дионис стал богом плодородия, вина, дающего людям силы и радость, но и отнимающего разум, если употреблять его не в меру. Ему поклоняются вакханки, менады, следуя за ним по пятам, они украшают себя виноградными листьями, танцуют, поют гимны, в честь прекрасного молодого бога.

Вместе с менадами и козлоногими сатирами бродит Дионис по всему свету, его сопровождает воспитатель, старый сатир Силен. Дионис приходит в разные страны и обучает людей виноградарству и виноделию. По дороге с ним происходят разные  истории. Так, разбойники Тирренского моря захотели взять его в плен и продать в рабство. Но оковы спали с ног Диониса, а паруса и мачты корабля тирренских разбойников были обвиты виноградными лозами, по кораблю разлилось благовонное вино. От страха разбойники кинулись в море и были превращены в дельфинов.

На острове Наксос Дионис увидел брошенную Тесеем Ариадну, полюбил ее и взял в жены. Гера пыталась также наслать на него безумие, но КибелаРея излечила его.

Дионис снимает с людей груз земных забот, бытовых обязанностей, умеряет горе, и за это они чтят бога, устраивают праздники в его честь: Великие или городские Дионисии, Леней, Малые или сельские Дионисии. На этих празднествах происходили торжественные шествия одетых в козлиные шкуры людей, пелись гимны–дифирамбы Дионису. Из этих дифирамбов родились впоследствии греческая трагедия (буквально «песнь о козле») и другие театральные представления в Афинах. Дионис был очень популярен в этом городе, его постоянно сравнивали с Аполлоном и воздавали почести наряду с ним. Во времена праздников не взыскивали долги, отпускали на поруки узников, никого не арестовывали, чтобы все могли в равной мере отпраздновать рождение славного Бога Диониса. Вот один из нескольких гимнов, посвященных Гомером Дионису:

«Шумного славить начну Диониса, венчанного хмелем, 

Многохвалимого сына Кронида и славной Семелы. 

Пышноволосые нимфы вскормили младенца, принявши 

К груди своей от владыки–отца, и любовно в долинах 

Нисы его воспитали. И, волей родителя–Зевса, 

Рос он в душистой пещере, причисленный к сонму бессмертных. 

После того, как взрос он, богинь попечением вечных, 

Вдаль устремился по логам лесным Дионис многопетый, 

Хмелем и лавром венчаный. И гремел весь лес необъятный. 

Так вот же радуйся с нами и ты, Дионис многогрозный! 

Дай и на будущий год нам в веселии снова собраться!»

ДионисБожество восточного (фракийского и лидийско–фригийского) происхождения, распространившееся в Греции сравнительно поздно и с большим трудом утвердившееся там. Хотя имя Диониса встречается на табличках критского линейного письма «В» ещё в XIV в. до н.э., распространение и утверждение культа Диониса в Греции относится к VIIIVII вв. до н. э. и связано с ростом городов–государств (полисов) и развитием полисной демократии. В этот период культ Диониса. стал вытеснять культы местных Богов и героев. Дионис как Божество земледельческого круга, связанное со стихийными силами земли, постоянно противопоставлялся Аполлону – как прежде всего Божеству родовой аристократии. Народная основа культа Диониса отразилась в мифах о незаконном рождении Бога, его борьбе за право войти в число олимпийских Богов и за повсеместное установление своего культа.

Существуют мифы о разных древних воплощениях Диониса, как бы подготавливающие его приход. Известны архаические ипостаси Диониса: Загрей, сын Зевса Критского и Персефоны; Иакх, связанный с Элевсинскими мистериями; Дионис – сын Зевса и Деметры. Согласно основному мифу, Дионис – сын Зевса и дочери фиванского царя Кадма Семелы. По наущению ревнивой Геры Семела попросила Зевса явиться к ней во всём своём величии, и тот, представ в сверкании молний, испепелил огнём смертную Семелу и её терем. Зевс выхватил из пламени Диониса, появившегося на свет недоношенным, и зашил его в своё бедро. В положенное время Зевс родил Диониса, распустив швы на бедре, а потом отдал Диониса через Гермеса на воспитание нисейским нимфам или сестре Семелы Ино. Дионис нашёл виноградную лозу. Гера вселила в него безумие, и он, скитаясь по Египту и Сирии, пришёл во Фригию, где Богиня КибелаРея исцелила его и приобщила к своим оргиастическим мистериям. После этого Дионис через Фракию отправился в Индию. Из восточных земель (из Индии или из Лидии и Фригии) он возвращается в Грецию, в Фивы. Во время плавания с острова Икария на остров Наксос Дионис похищают морские разбойники–тирренцы. Разбойники приходят в ужас при виде удивительных превращений Диониса. Они заковали Диониса в цепи, чтобы продать в рабство, однако оковы сами упали с рук Диониса; оплетя виноградными лозами и плющом мачту, паруса корабля, Дионис явился в виде медведицы и льва. Сами пираты, бросившиеся со страха в море, превратились в дельфинов. В этом мифе отразилось архаическое растительно–зооморфное происхождение Диониса. Растительное прошлое этого бога подтверждается его эпитетами: Эвий плющ», «плющевой»), «виноградная гроздь» и т.д. Зооморфное прошлое Диониса отражено в его оборотничестве и представлениях о Дионисе–быке и Дионисе–козле.

Символом Диониса как Бога плодоносящих сил земли был фаллос.

На острове Наксос Дионис встретил любимую им Ариадну, покинутую Тесеем, похитил её и на острове Лемнос вступил с ней в брак; от него она родила Энопиона, Фоанта и др. Повсюду, где появляется Дионис, он учреждает свой культ; везде на своём пути обучает людей виноградарству и виноделию. В шествии Диониса, носившем экстатический характер, участвовали вакханки, сатиры, менады или бассариды (одно из прозвищ Диониса Бассарей) с тирсами (жезлами), увитыми плющом. Опоясанные змеями, они всё сокрушали на своём пути, охваченные священным безумием. С воплями «Вакх, Эвое» они славили Дилниса.–Бромиябурного», «шумного»), били в тимпаны, упиваясь кровью растерзанных диких зверей, высекая из земли своими тирсами мёд и молоко, вырывая с корнем деревья и увлекая за собой толпы женщин и мужчин.

Дионис славится как Лиэй освободитель»), он освобождает людей от мирских забот, снимает с них путы размеренного быта, рвёт оковы, которыми пытаются опутать его враги, и сокрушает стены.

Он насылает безумие на врагов и страшно их карает; так он поступил со своим двоюродным братом фиванским царём Пенфеем, который хотел запретить вакхические неистовства. Пенфей был растерзан вакханками под предводительством своей матери Агавы, принявшей в состоянии экстаза сына за животное.

На Ликурга – сына царя эдонов, выступавшего против культа Диониса, Бог наслал безумие, а затем Ликург был растерзан своими же лошадьми.

В число 12 олимпийских Богов Дионис вошёл поздно. В Дельфах он стал почитаться наряду с Аполлоном. На Парнасе каждые 2 года устраивались оргии в честь Диониса, в которых участвовали фиадывакханки из Аттики. В Афинах устраивались торжественные процессии в честь Диониса и разыгрывался священный брак Бога с супругой архонта басилевса.

Из религиозно–культовых обрядов, посвящённых Дионису (греч. tragodia, букв. «песнь о козле» или «песнь козлов», т.е. козлоногих сатиров – спутников Диониса), возникла древнегреческая трагедия. В Аттике Дионису были посвящены Великие, или Городские, Дионисии, включавшие торжественные процессии в честь Бога, состязания трагических и комических поэтов, а также хоров, исполнявших дифирамбы (проходили в мартеапреле); Ленеи, включавшие исполнение новых комедий (в январефеврале); Малые, или Сельские, Дионисии, сохранившие пережитки аграрной магии (в декабреянваре), когда повторялись драмы, уже игранные в городе.

В эллинистическое время культ Диониса сливается с культом фригийского Бога Сабазия (Сабазий стало постоянным прозвищем Диониса).

В Риме Диониса почитался под именем Вакха (отсюда вакханки, вакханалии) или Бахуса. Отождествлялся с Осирисом, Сераписом, Митрой, Адонисом, Амоном, Либером.

– Благодарю, – сказала дама в зелёном одеянии, после чего купидон посмотрел на сменившуюся на экране картинку, заглянул в свой мониторчик и продолжил свой рассказ:

Беллона, лат. – мать (вариант – сестра или кормилица) Марса, воинственно настроенная Богиня, властительница подземного царства. В честь нее в V в. до н.э. был построен храм, перед храмом на площади происходила церемония объявления войны: жрец бросал копье на место, которое символически считалось вражеской территорией.

 

С I в. до н. э. Беллона была отождествлена с каппадокийской Богиней Ма, и культ её принял оргиастический характер[25]. Римским гражданам в то время участие в нём воспрещалось. Служители Беллоны вербовались из чужеземцев. Особенно культ Беллоны одновременно с другими восточными культами распространился в Римской империи в III в. н. э. Жрецы Беллоны (беллонарии) носили чёрное одеяние и колпаки, имели в качестве атрибутов двойные секиры.

Бона деа – у нас – Богиня–мать («добрая богиня»), имя которой запрещалось называть.

Священнодействия в честь Бонны деа отправлялись в мае в её храме на Авентине, в декабре – в доме высшего магистрата, жена которого приносила Богине жертвы от всего римского народа. В священнодействиях участвовали весталки и замужние женщины, присутствие мужчин исключалось (проникший во время праздника Бонны деа в дом верховного понтифика Юлия Цезаря П. Клодий в 62 до н.э. был обвинён в святотатстве). Бонна деа отождествлялась с учёной дочерью Фавна, принявшей вид змеи, чтобы избежать кровосмесительной связи с отцом, с матерью–землёй, Юноной, Гекатой, Опс.

 

Она связывалась с лесом, растительностью, особенно целебными травами, магией. Культ Бонны деа был наиболее широко распространён среди низших классов, из которых часто выходили её служительницы – министры и магистры. Эпитеты Бонны деа: «полевая», «кормилица», «целительница», «покровительница сельской общины» – пага, отдельных имений и местностей и вместе с тем «могучая», «светоносная», «небесная», «царица». Иногда Бонну деа объединяли с Богом лесов и усадеб Сильваном. Ей посвящались рощи, часовни с очагами, зеркала как орудия колдовства. Изображалась с рогом изобилия и змеями.

Картинка опять сменилась и на экране появилось изображение белокурой красавицы на фоне белого коня.

– А это – БубонаБогиня рогатого скота, напоминающая Эпону, Богиню коневодства, покровительницу коней, мулов и ослов, которой поклонялись в Галлии. Ее изображали на коне с цветами или плодами в руке. Многие во́ины возили ее изображение с собой в походы.

 

Купидон откашлялся, посмотрел на вожделенную бутылочку с нектаром, но пить не стал, а продолжил лекцию:

– На букву «Б» персонажи закончились, переходим к букве «В». Первым идёт ВатиканБожество первого крика ребенка и зарождения речи. Каждое действие новорожденного, по римской мифологии, имело своего Бога.

 

Далее – Купидон указал на изображение мрачного мужика в тёмных одеяниях, – Вейовис (Ведиус), лат. (Veiovis, от veотрицание и lovisЮпитер) – Бог подземного царства, который противопоставлялся небесному Богу Юпитеру и трактовался равным ему. Первый храм, посвященный Ведиусу, воздвиг Ромул. В Храме была статуя Бога в виде вооруженного стрелами юноши с козой у ног. Позже культ Вейовиса не получил широкого распространения, больше поклонялись Диспатеру.

Иногда интерпретировался как Юпитер подземного царства. Культ Вейовис пришёл из Альбы; в период конца республики ему был посвящён членами рода Юлиев, покровителем которого он считался, алтарь «по альбанскому ритуалу». В роще, предназначенной для убежища, Ромул основал храм Вейовис. Его статуя в храме изображала вооружённого стрелами юношу с козой (хтоническим животным) у ног. По иконографическим признакам отождествлялся иногда с Аполлоном. Широкого распространения культ Вейовис не имел и был вытеснен культом Диспатера.

Картинка на экране сменилась и появилось изображение – явно содранное с картины «Рождение Венеры» Сандро Боттичелли – стоящей в раковине обнажённой молодой женщины, едва прикрытой рыжими волосами.

Венера, лат.  (Venus, род. п. veneris) – Богиня любви, садов, плодов, «милость богов» у древних римлян, позднее была отождествлена с Афродитой, считавшейся прародительницей легендарного отца всех римлян Энея. Венера имеет сына Амура и своего возлюбленного Адониса. В последний период существования Римской империи ее стали отождествлять с Исидой или Астартой. (Иштар)

По некоторым предположениям, первоначально персонификация абстрактного понятия «милость богов» (venia).

С распространением предания об Энее Венера, почитавшаяся в некоторых городах Италии как Фрутис, была отождествлена с матерью Энея Афродитой, став не только Богиней красоты и любви, но и прародительницей потомков Энея и покровительницей римлян. Большое влияние на распространение культа Венеры в Риме оказал знаменитый сицилийский храм Венеры на горе Эриксе, откуда было заимствовано почитание этой Богини как Венеры Эруцины. Особую популярность Венера приобрела в I в. до н.э., когда её покровительством пользовались: Сулла, считавший, что Венера приносит ему счастье (отсюда её эпитет Felix), и сам принявший прозвище Эпафродит; Помпей, посвятивший ей храм как Победительнице; и особенно Цезарь, считавший её прародительницей Юлиев (В. Genetrix).

 

Другие её эпитеты: «милостивая», «очищающая», «конная», «лысая» (по преданию, в память самоотверженности римлянок, отдавших во время войны с галлами свои волосы для изготовления канатов). У писателей Венера – прежде всего Богиня любовной страсти, мать Амура. Большое распространение получил культ Венеры и Адониса – её погибающего и воскресающего любовника. В астрологии значительную роль играла планета, названная именем Венеры, определявшаяся как «милостивое ночное светило, муж или женщина».

Тут докладчик прервался ненадолго, протянул руку, положил в колчан свою стрелу – указку, затем взял бутылку с «напитком богов» и сделал значительный глоток. Присутствующие сделали тоже самое – но только из фляжки Пониковского–младшего, ибо лектор ни с кем делиться своими запасами даже и в мыслях не имел. Утолив жажду, Купидон закрыл бутылочку, поставил её на невидимы столик, достал стрелу и указал ею на появившуюся картинку юноши с каким – то животным, имеющим вместо хвоста змею.

 

– А это есть Вертумн (Вортумн) – первоначально этрусский, а затем римский Бог круговорота природы. Его статую перенесли из города Вольсинии в Рим, день его почитания приходился на 13 августа. Из храма выносили статую молодого человека в пурпурной тоге. В Риме Вертумн почитался как Бог садов; римляне верили, что он может принимать любой облик; так, однажды он превратился в старую женщину и пришел уговаривать Помону, Богиню плодов, выйти за него замуж. Его власть в мире Богов толковалась очень широко, он считался богом всяких перемен:  во временах года, в жизни растений, плодов, в настроении людей, в их облике

 

Веста, лат. (Vesta) – Богиня священного очага города, общины или дома. Соответствует греческой Гестии. В Риме был храм Весты, его жрицы, весталки, избирались из числа девочек 610 лет, принадлежащих к знатным родам, и в течение 30 лет должны были сохранить девственность. Если это правило не выполнялось, весталку могли живой замуровать. В обязанности жриц Весты входило поддержание огня, как символа устойчивости и надежности. Если огонь потухал, то это считалось дурным знаком. Только раз в году в первый день нового года огонь специально тушили и зажигали вновь трением дерева о дерево, а потом передавали в новые города, общины, колонии. Позднее Весту отождествляли с земным шаром, наполненным внутри огнем и неподвижно висящим в космосе.

Культ Весты, восходящий к древнейшим индоевропейским традициям, один из исконных в Риме, был тесно связан со святынями города: палладием, привезённым Энеем и хранившимся в храме Весты как залог мощи Рима, и регией – жилищем царя.  В частных домах Весте посвящался вход в дом – вестибул. Впоследствии Весту отождествляли с неподвижно висящим в космосе и заключающим в себе огонь земным шаром, с огнём как чистейшим элементом, её причисляли к пенатам Рима, т. к. магистраты, вступая в должность, приносили жертвы и пенатам и Весте. Изображалась с лицом, закрытым покрывалом, с чашей, факелом, скипетром и палладием.

Виктория, лат. (Victoria, «победа») – Богиня победы, называвшаяся сначала Вика Пота, аналогична греческой Богине Нике; в Риме был храм, посвященный Виктории. На Палатине и алтарь в курии Сената, воздвигнутый при Августе. В надписях и на монетах эпохи империи Виктория изображалась обычно как олицетворение победы того или иного императора в войне.

 

Тут лектор ненадолго прервал своё выступление, но под осуждающим взглядом Везельвула быстренько закончил «перекур» и заговорил далее:

Виртута (Виртус), лат. (Virtus) – Богиня воинской доблести, спутница Марса, разделяла один храм вместе с Гонором, Богом чести и славы.

 

Тесно связана с Гонор – почестью, служащей наградой за доблесть. В период империи почитается в основном Виртус (добродетель) правящего императора (судя по надписям и изображениям на монетах).

Вулкан, лат. (Vulcanus или Volcanus) – Бог очистительного и разрушительного огня, защищал от пожара, впоследствии отождествился с греческим Гефестом (отсюда обычай сжигать в его честь оружие побеждённого врага). В Риме каждый год в августе устраивались праздники в честь Вулканавулканалии.

 

Вулкан имел своего жреца–фламина и праздник Вулканалий . Ему был посвящён священный участок Вулканаль. Введение культа приписывалось Титу Тацию. Вместе с Вулканом почиталась богиня Майя (Маестас), которой приносил жертву фламин Вулкана в первый день мая. Впоследствии Вулкан почитался как бог, защищавший от пожаров, вместе с богиней Стата Матер, имевшей ту же функцию. Соответствует греческому Гефесту, но связь его с кузнечным делом в Риме не прослеживается, тогда как на Рейне и Дунае отождествлялся с местными богами–кузнецами.

Вулкан играл известную роль в магии: ему приписывалась способность на 10 лет отсрочивать веления судьбы.

Гений, лат.(genius, от gens, «род», gigno, «рождать», «производить») – у римлян первоначальное Божество – основатель рода, а затем бог мужской силы, олицетворение внутренних способностей мужчин.

 

Считалось, что каждый мужчина имеет своего гения. День рождения римского гражданина отмечался как праздник в честь его гения, в этот день приносились бескровные жертвы. Своего гения имели также семьи, города, общины и даже целые народы. Иногда предполагалось у человека два гения – добрый и злой. В таком качестве гений соответствовал у греков демону. Предполагалось, что гений появлялся в виде змеи.

Рабы, отпущенники, зависимые люди посвящали надписи гениям господ и патронов по формуле: «гении нашего Гая», «гении нашего Марка» и пр. Клятва гениями господина считалась самой священной для раба. Постепенно гений, рассматривавшийся как персонификация внутренних свойств, стал самостоятельным божеством, рождавшимся вместе с человеком (иногда предполагалось два гения – добрый и злой), руководившим его действиями, а после смерти человека бродившим близ земли или соединявшимся с другими богами. В таком качестве гении соответствует греческому демону (напр., у Апулея в сочинении «О боге Сократа») и занимает значительное место в позднейшей демонологии. Считалось, что гениев имели не только люди, но и города, отдельные местности [согласно Сервию не было места без гения], корпорации, воинские части и т.д. Посвятительные надписи таким гениям многочисленны по всей империи. Предполагалось, что гении появляются в виде змей, но изображались они в виде юношей с рогом изобилия, чашей и пр. В эпоху империи особое значение приобрёл культ гениев Рима и императора. Последний был введён Августом, присоединившим свой гений к компитальным ларам, культ которых был наиболее распространённым. Клятва гением императора считалась самой священной, и нарушение её приравнивалось к оскорблению величества. Гению Рима был посвящён на Капитолии щит с надписью «или мужу, или женщине», поскольку имя и пол гения – хранителя Рима скрывались, чтобы его не переманили враги.

Гонор, лат. – у римлян Бог почести, которая служит за доблесть и мужество.

ГрацииБогини добра, радости и юности, соответствующие греческим харитам.

 

Купидон дождался смены картинки на экране, внимательно осмотрел слушателей и обратил свой взор снова к мониторчику.

– Переходим к букве «Д». Первая по списку идёт всем известная Диана (Феба), лат.(Diana) –Богиня растительности, покровительница диких зверей, родовспомогательница, олицетворение Луны–Селены; была отождествлена с Артемидой и Гекатой, называлась, по словам Тривия, «богиней трех дорог», так как ее изображение устанавливалось на перекрестке дорог, это был также знак тройной власти: на небе, на земле и под землей.

Особенно известны святилища Дианы. на горе Тифате в Кампании (отсюда эпитет Диана Тифатина) и в районе Ариция в роще на озере Неми. Диана считалась Богиней–покро-вительницей Латинского союза, и с переходом главенства в этом союзе к Риму царём Сервием Туллием был основан на Авентине храм Дианы, ставший излюбленным местом культа для происходивших из переселившихся в Рим или взятых в плен латинян, плебеев и рабов; годовщина основания храма считалась праздником рабов – servorum dies .

 

Это обеспечило Диане популярность среди низших классов, составлявших многочисленные коллегии её почитателей, из которых особенно известна благодаря сохранившемуся уставу коллегия Диана и Антиноя в Ланувии. С храмом Дианы на Авентине связано предание о необыкновенной корове, владельцу которой было предсказано, что тот, кто принесёт её в жертву Диане в этом храме, обеспечит своему городу власть над Италией. Царь Сервий Туллий, узнав об этом предсказании, хитростью завладел коровой, принёс её в жертву и прикрепил её рога в храме. Диана считалась олицетворением Луны, так же как её брат Аполлон в период позднеримской античности идентифицировался с солнцем. Впоследствии отождествлялась с Немесидой и карфагенской небесной Богиней Целестой. В римских провинциях под именем Дианы почитались туземные Богини – «хозяйки леса», Богини–матери, подательницы растительного и животного  плодородия.

После неё вы можете познакомиться с ДиесГемера, греч. – Богиней дневного света, олицетворение дня, дочерью Эреба (мрака) и Никты (ночи), сестрой Эфира, спутницей Гелиоса. У римлян называлась Диес.

Картинка опять сменилась на экране и перед взором Пониковского явилась девица с яблоком в руке. Посмотрев влево, Стас увидел, что Везельвул, ухмыляясь во всю свою рожицу, что–то шепчет на ухо сестрам. Когда сын бывшего заместителя начальник СВВМИУ[26] поинтересовался – что такого смешного видится сынку завідувача Пекла[27], тот ответил, что сегодня – явно женский день – римляне были большие гулёны и бабники, если у них одни Богини в Пантеоне. В это время лектор постучал стрелой по своему монитору и затем ткнул ею в своего «сотоварища» так, что тот аж подпрыгнул на плече Стаса от неожиданности. Но стрела снова вернулась к экрану и Купидон – как ни в чём ни бывало – продолжил:

– Слышь ты, серое создание, – раз – сидеть, и два – тихо. Я твои лекции не прерывал, так что сиди и слушай. Далее, – наконечник стрелы упёрся в экран, – идёт ДискордияБогиня раздора. Она соответствовала греческой Богине Ириде.

 

 

Диспатер  (Dispater) – Бог–повелитель подземного царства. Соответствовал в некоторых районах греческому Аиду.

Ему были посвящены устраивавшиеся раз в 100 лет т.н. секулярные игрыВ с искупительными ночными жертвоприношениями (первые проводились в 249 г. до н.э.); особенно торжественно (вместе с празднествами в честь Аполлона и Дианы) они отмечались в 17 г. до н.э. Августом.

 

Едем далее. Переходим к буковке «К»…

– Как «К»? А где «Е», «Ж», «З» и «И»? – воскрикнула Алина, на что получила глубокомысленный ответ лектора:

– Там, где им и положено быть – в римском Колизее. У меня продолжение идёт с «К». Итак – был такой товарисч – Как – который был сыном Вулкана, огнедышащий разбойник–великан. Как был местным римским Божеством, позднее его культ слился с культом Геркулеса. Древнеримские поэты изображали Кака чудовищем, полузверем, убивающем всех, кто проходит мимо его пещеры на Двентинском холме в Риме. Имя Кака заимствовано из греческого языка и означает «дурной», оно соответствует и облику, и его поведению.

 

Как, согласно римской мифологии, – похититель быков и коров из стада, приведенного Геркулесом с края земли от Гериона (в греческой мифологии в описании десятого подвига Геракла этот эпизод отсутствует).

Геркулес пригнал герионов стадо в Италию, на берег Тибра. Здесь он оставил животных на тучных лугах покормиться, а сам прилег отдохнуть. Обитавшему неподалеку Каку понравились дивные могучие быки, и он решил часть из них загнать в свою пещеру. Чтобы хозяин по следам не нашел их. Как брал быков за хвосты и тащил их в пещеру задом наперед.

Геркулес, проснувшись на заре, взглянул на стадо и увидел, что многих быков не хватает. Пошел посмотреть в ближайшую пещеру, не забрели ли туда, но следы указывали в противоположную сторону.

Не разобравшись в этом  Геркулес собрал оставшихся животных и погнал прочь от этого странного места. Угоняемые коровы стали мычать, а запертые в пещере ответили им. Снова бросился Геркулес к пещере. Как встал на его пути, попытался задержать, но Геркулес ударил его своей дубиной и убил.

Правивший в этой местности царь Эвандр, изгнанный из Пелопоннеса, разобрался в случившейся и признал правым Геркулеса. Царь повелел соорудить на Авентинском холме святилище героя, которому, он знал, суждено стать Божеством.

 

После этого «пожарника» у нас идёт очередная дама – КалендарияБогиня начала каждого месяцаГ.

Купидон помолчал немного, затем указал стрелой на изображения юных дев, выходящих из вод, продолжил:

– The next will be – as you can see, comrades, – one more beautiful girls[28]Камены (Camenae) италийские Божества водных источников, позже отождествлялись с греческими музами. Каменам была посвящена роща у Капенских ворот Рима. Эта роща орошалась ключом, который бил из темной пещеры, укрытой в тени деревьев.  Камены получали жертвоприношения из воды и молока. Из их ручья весталки черпали воду для нужд храма Весты. Не позже начала III в. до н. э. Камены были отождествлены с музами, на основании сближения их имени со словом carmen, «песня», или глаголом canere, «петь» (Serv. Verg. Ecl. III 59).

 

And to please you again, Vezelvul – look at this sweet and charming stranger ranger[29]Кармента (Carmenta) древнеиталийское Божество пророческих песен, впоследствии отождествленное с вещей матерью Эвандра.

Кармента почиталась как пророчица и помощница – покровительница при родах – родовспомогательница. Ей был посвящен храм у подножия Капитолийского холма и алтарь у Карментальских ворот. В честь Карменты в январе, 11 и 15 числа, проводились карменталии – женские празднества.

 

Её помощницы (или сестры): Прорса и Постворта (получили свои имена от названий двух положений ребёнка при родах). Кармента имела своего фламина и праздник карменталии (впоследствии связывавшийся с отменой запрещения римлянкам ездить по городу в колясках) – carpenta, за что римские матроны посвятили ей храм у ворот в её честь. Имя Кармента производилось также от слова carmen (песня): считалось, что в песнях она предсказывает судьбу новорождённым; Кармента предрекает события, а её сестры Постворта и Антеворта видят как прошедшее, так и будущее.

– And it is – instead of controlling your shot in the forehead, horny[30]– хихикнул лектор и указал своей стрелой на изображение не очень весёлой девицы, появившееся тем временем на экране. – Это – Карна (Саrnа) – Богиня подземного мира, а так же Богиня–покровительница внутренних органов человеческого тела.

 

В ее честь устраивался праздник карналии.  В  праздник  ей приносилась в жертву бобовая каша, а могилы родных украшались цветами. По версии Овидия, Карнанимфа–охотница, заманивавшая влюблённых в тёмные пещеры и затем скрывавшаяся. Её перехитрил, благодаря способности видеть происходящее позади себя, Янус и, став её любовником, даровал ей власть над дверными петлями и колючую ветвь, с помощью которой Карна спасла младенца Прока (царя Альбы) от питающихся внутренностями новорождённых страшных ночных птиц стриг. Считалась также защитницей детей и хранительницей внутренних органов человека.

Далее мы видим, – Купидон указал на накаченного дяденьку на белой лошади, чьё мзображение сменило сумрачную деваху, – Квирина – древнейшее римское Божество, покровительствующее жизнетворящим силам природы, а в дальнейшем – военным действиям.

 

Сей дядечка был особенно почитаем в ранние времена римской истории, еще когда на Апеннинском полуострове жили разрозненные племена: сабины, латины, оскиумбры и др. Народы в эпоху племенной организации поклонялись разным силам природы – земле, огню, воде и т.п. В те времена (для римской истории это VIIIVI вв. до н.э.) люди верили, что весь мир вокруг, все природные явления, все виды хозяйственной деятельности, все чувства и состояния самих людей имеют духов–покровителей или особые Божества. Считалось, что за каждым человеком стоит его гений руководит его поступками и умирает вместе с ним. Люди знали, что дом и семью охраняют добрые гениипенаты а семью вне дома охраняют лары. Предполагалось, что существуют божества первого крика ребенка, его первого слова, первого шага, Божества страха, стыда и т. п. Все эти божества не имели определенного образа, какой–либо оформленности: просто дух бесплотный или вера неолицетворенная. Постепенно эти духи наделялись именами, объединялись в пары или ставились  во главе племени. Латины поклонялись Юпитеру и Марсу  сабины считали своим главным Божеством Квирина, видя в нем покровителя растений, всех производительных сил природы.

По мере объединения племени на Апеннинском полуострове происходит духовное взаимообогащение народов, в том числе как бы «обмен» божествами. После заключения мирного договора между основателем Рима Ромулом и царем сабинян Татием, Квирин вошел в римский пантеон богов наравне с Юпитером и Марсом. Затем следы Квирина как самостоятельного божества в римской истории теряются. Имя Квирин было присвоено Ромулу после его таинственного исчезновения на 38-м году его царствования. Несколько версий этого события передает Плутарх.

Одна из легенд рассказывает, что Ромул собрал людей возле Козьего болота за городом. Внезапно солнце затмилось, наступила темнота, поднялся ураганный ветер, началась ужасная гроза. Народ в страхе разбежался, а сенаторы собрались вместе.

Когда разгул стихии прекратился, народ вернулся, стал искать царя, но его нигде не было. Плебеи стали подозревать патрициев в убийстве царя, так как только они оставались рядом с ним во время грозы. Подозрение это держалось до тех пор, пока некий знатный гражданин Юлий Прокул не вышел на форум и, поклявшись страшной клятвой, объявил, что он встретил Ромула, необычно красивого и высокого. Царь велел передать римскому народу, что он по воле богов основал великий и славный город, а теперь вознесся в свое небесное жилище. Он обещал быть для римлян богом, покровителем Квирином, а граждане великого города должны быть в свою очередь мужественными и благоразумными.

Римляне, по словам Плутарха, поверили этому рассказу и стали молиться Ромулу–Квирину. Таким образом, безличное Божество получило личностное воплощение, а царская власть получила божественное освящение.

Ромул–Квирин стал для римлян покровителем военных действий и покровителем народных собраний, в которых участвовали только квириты — римляне, имеющие полные гражданские права.

Один из холмов Рима был назван Квиринальским  в честь Ромула–Квирина, здесь был сооружен храм Квирина, Жрецы Квирина наряду с жрецами Юпитера и Марса принадлежали к высшей касте римских жрецов. Постепенно культ Квирина был вытеснен из религиозной жизни Рима.

Ко II веку до н.э. Квирин в составе римского пантеона не упоминается, а остается только в качестве эпитета в именах римских императоров Антония, Августа V и в качестве эпитета в имени  двуликого Бога Януса.

Квирин (Quirinus), этимологию имени Квирин связывали либо с названием сабинского города Куры (Cures), либо с сабинским словом quirisкопьё»). Первоначально Квирин был богом, почитавшимся сабинами на холме Квиринале, вошедшим в римский пантеон после заключения Ромулом мира с царём сабинян Титом Тацием. Согласно исследованиям современных специалистов, в основе имени Квирин (как и в основе термина «курия») слово vir, «муж», «гражданин» (ср. coviria, «собрание мужей»); КвиринБог народного собрания, отсюда полное наименование римлян «римский народ квиритов» или просто «квириты». Квирин считался ипостасью Марса (в отличие от Марса военного, движущегося, он олицетворяет Марса мирного, Марса в покое), поэтому храм Марса был вовне, храм Квирин внутри городских стен. Видимо, это представление соответствовало взаимосвязи народного ополчения и комиций. Впоследствии Квирин отождествлялся с Ромулом – учредителем важнейших институтов римской гражданской общины; на месте древних комиций была сооружена одна из величайших святынь Рима «гробница Ромула». Взаимообусловленность долга римлян как воинов и как граждан нашла также отражение в связи Квирин с Янусом, храм которому под именем Януса–Квирина как Богу, ведавшему войной и миром, посвятил царь Нума Помпилий, связь с Янусом, возможно, отражает взаимообусловленность земного (регулировавшегося Квирином) и космического порядка (регулировавшегося Янусом). Фламин Квирин наряду с фламинами Юпитера и Марса принадлежал к высшему рангу в иерархии жрецов. Фламин Квирина участвовал в культе РобигоБожества, отвращавшего от гибели урожай и другие грозившие гражданской общине бедствия, и в культе Акки Ларентии как благодетельницы римского народа. В более позднее время культ Квирина, оттеснённый культом Юпитера и Марса, особой роли не играл.

– And here is another beauty – that is already really – not the Pantheon, a women’s hostel[31]Кибелафригийская Богиня плодородия, материнства, создательница Богов, людей и зверей. Почитание Кибелы было заимствовано греками и римлянами из Малой Азии, которые назвали ее Великой матерью. Греки отождествляли ее с Богинями Геей и Реей, а римляне – с Богиней плодородия Опс.

В конце III века до н. э. римляне привезли из  Фригии культовый символ Богиничерный камень, и некоторое время спустя построили храм Кибеле на Палатинском холме. Изображали ее с чашей, символизирующей изобилие, тимпаном, призывающим своими звуками к веселью, в окружении корибантов и диких зверей. Считалось, что Богине подвластен и  потусторонний мир, поэтому ее часто изображали на саркофагах. Празднества в честь Кибелы  носили характер оргий, во время которых жрецы Богини (галлы), впадая в неистовство, наносили себе увечья. Сыновьями Кибелы считали Мидаса и Марсия. Жрецом и возлюбленным Богини был Аттис. Кибела из ревности наслала на него безумие, и юноша оскопил себя.

 

Римский поэт Овидий так описал эту трагическую любовь юноши к Богине:

«Отрок фригийский в лесах, обаятельный обликом Аттис 

Чистой любовью увлёк там башненосицу (т. е. Кибелу) встарь. 

Чтобы оставить его при себе, чтобы блюл оя святыни, 

Просит богиня его: «Отроком будь навсегда!» 

Повиновался он ей, и дал ей слово, поклявшись:

«Если солгу я в любви – больше не знать мне любви!» 

Скоро солгал он в любви; и с Сагаритидою нимфой, 

Быть тем, кем был, перестал. Грозен богини был гнев:

Нимфа упала, когда ствол дерева рухнул, подрублен,

С ним умерла и она, рок её в дереве был.

Аттис сходит с ума, ему мнится, что рушится крыша;

Выскочил вон и бежать бросился к Диндиму он… 

Острый он камень схватил и тело терзает и мучит» 

Длинные пряди волос в грязной влачатся пыли… 

Это безумство вошло в обычай» и дряблые слуги, 

Пряди волос растрепав, тело калечат себе…»

Ещё одна красавица – Конкордия (Concordia) – римская Богиня Согласия. В  Риме персонифицированное и обожествлённое понятие согласия, понимавшегося как согласие между гражданами, народом и Сенатом, в эпоху империи – между императорами и их соправителями.

 

 

Первый храм Конкордии был открыт на Форуме в 387 до н. э. М. Фурием Камиллом по случаю примирения патрициев и плебеев (Ovid. Fast. I 637; Plut. Camill. 42), затем отремонтирован и снова посвящён Конкордиии после подавления движения Гракхов (как об этом сообщает Аппиан в «Гражданских войнах»), а затем Тиберием в знак согласия в императорской семье. Другие храмы Конкордии сооружались по аналогичным случаям (напр., в 44 до н. э. в память достигнутого при Цезаре согласия между гражданами после окончания Гражданских войн). В эпоху империи Конкордия с эпитетом Августа (как воплощение согласия в войске, между провинциями и Римом и пр.) часто изображалась на монетах и имела святилища в разных частях римского мира.

– Наконец–то видим мужика, – прокомментировал Купидон появившееся на экране изображение юноши в обрезанной хламиде. Имя ему – нет, не легион, а Конс – древнеримское Божество собранного и упрятанного в подземные хранилища зерна.

Подземные святилища Конса открывались 21 августа и 15 декабря, в праздник консуалий. В эти дни приносились жертвы, украшались венками лошади, мулы, устраивались состязания пастухов. Конс (Consus), один из древнейших римский аграрных Богов, почитавшихся вместе с Богиней Опс, страж зерновых запасов, убиравшихся на зиму в подземные хранилища. Его закрытый подземный алтарь открывался только дважды в год (21 августа и 15 декабря) в праздник консуалий. По преданию, во время консуалий были похищены дочери приглашённых Ромулом на праздник сабинян. Впоследствии консуалий слились с праздником «конного» Нептуна, а сам Кjyc по созвучию его имени со словом «совет» (consilium) считался Богом добрых советов.

 

После него идёт товарищ КубаБожество перенесения ребенка из колыбели в обычную, уже взрослую кроватку – дело нужное и ответственное. А вот теперь смотрим на моего тёзку: Купидон – олицетворение «сильной страсти» в римской мифологии. Соответствует так же римскому Амуру и греческому Эроту.

 

Вот так, а меня все обижают…, – намекнул на постоянные «подначки» и «приколюхи» со стороны Везельвула оратор, и увидев, что текст на мониторчике сменился, а на экране появились какие – то хлопцы в туниках, заглянул в свой кондуит, после чего продолжил лекцию:

– перешли к букве «Л». Это хорошо. Итак, кого мы имеем честь наблюдать? А-а-а – это жеЛары (Lares) – древнейшие этрусские Божества, в нашу мифологию перешли как духи-покровители, духи–хранители всех сфер жизни. В доме различались лары членов семьи, лары прислуги, лары домашнего очага. Домашние, фамильные лары почитались наравне с Пенатами и Вестой. Их изображения стояли в каждом доме у очага. Считалось, что это обожествлённые души предков, покровительствующие своему дому, своей семье.

Лары в доме выполняли множество дел. Из того, что их одевали в собачьи шкуры, можно сделать вывод, что они, подобно верному псу, должны были стеречь дом, быть страшными для посторонних и ласковыми для хозяев и всех домочадцев. В то же время в задачу домашних Ларов входит вынюхивание опасностей, преследование дурных людей. Лары были хранителями, и совестью дома.

Люди в Древнем Риме полагали, что Лары охраняют морские пути, дороги, сельские поместья и угодья. Историки сообщают, что в 7 году до н.э. в Риме на скрещении дорог стояли 2 человеческих фигуры в собачьих шкурах – лары этого перекрёстка.

 

Кроме того, ларами называли прародителей, родоначальников. Так ларом Лавиния, города южнее Рима, считался легендарный Эней, который основал этот город и назвал в честь своей жены. В качестве Лара Рима почиталась Акка Ларентия, кормилица Ромула и Рема. В её честь в апреле праздновался праздник Ларенты.

Фамильные Лары были связаны с домашним очагом, семейной трапезой, с деревьями и рощами, посвящавшимися им в усадьбе. К ним обращались за помощью в связи с родами, обрядом инициации, бракосочетанием, смертью. Считалось, что они следят за соблюдением традиционных норм во взаимоотношениях членов фамилии, наказывают нарушителей, в частности господ, слишком жестоких к рабам. Рабы искали защиты от гнева хозяина у домашнего очага или алтаря Ларов и активно участвовали в их культе, впоследствии преимущественно обслуживавшемся именно рабами. Глава фамилии был верховным жрецом культа Ларов.

Как покровителей соседской общины и добрососедских отношений Лары почитали на перекрёстках (compita, компитальные Лары), где сооружались святилища с числом отверстий, равным числу примыкавших к перекрёстку усадеб. Здесь главами семей развешивались куклы и шерстяные шары, изображавшие соответственно свободных членов семьи и рабов. Возможно, этот ритуал восходит к практике человеческих жертвоприношений Ларам как хтоническим Божествам[32], отсюда их неясная связь с хтонической Ларентой–Ларундой. Манией (см. Маны) и иногда отождествлявшейся с ней матерью Ларов, получавшей в виде жертвы бобовую кашу. Праздник компиталий сопровождался общей трапезой, шутками, песнями, плясками, состязаниями за призы. Новобрачная, переходя в фамилию и соседскую общину мужа, приносила монету домашним Ларам и компитальным Ларам. Компиталий, в которых участвовали и рабы, и свободные, были наиболее демократичным римским праздником, связывавшимся с «царем–народолюбцем», сыном рабыни и лара – Сервием Туллием. Обслуживали культ компитальных Ларов коллегии плебеев и рабов. Август в 12 г. до н.э. реформировал культ Ларов, образовав его коллегии из рабов, отпущенников и плебеев в каждом квартале Рима и других городов, и соединил с культом своего гения. Однако в домах и имениях  Лары продолжали почитаться коллегиями рабов и отпущенников вплоть до полного падения язычества. Изображались фамильные и соседские Лары в виде двух юношей в собачьих шкурах и с собакой (как бдительные хранители).

Своих Ларов имела и римская гражданская община в целом. К ним как хранителям и защитникам наряду с Марсом обращалась коллегия жрецов – арвальских братьев, при ритуальном очистительном обходе территории города. Греки отождествляли Ларов с героями, культ которых, возможно, ранее существовал в Риме. В пользу такого предположения говорят: надпись IV в. до н.э„ посвящённая «лару Энею» (т.е. герою Энею); толкование Ларов как индигетов, как живущих в рощах душ предков, добродетельных, могучих мужей, ставших Богами. В провинциях Лары отождествлялись с Божествами родоплеменных и сельских общин. Некоторые современные исследователи связывают Ларов с предками, другие считают их духами растительности и земельных участков.

В это время из магнитофона водителя зазвучал голос Аллы Борисовны Пугачёвой, которая прощалась с летом словами Леонида Дербенёва прод музыку Александра Зацепина:

«До свидания, лето»

«Снова птицы в стаи собираются,

Ждёт их за моря дорога дальняя.

Яркое, весёлое, зелёное,

До свиданья, лето, до свидания!

За окном сентябрь

Провода качает,

За окном с утра

Серый дождь стеной.

Этим летом я

Встретилась с печалью,

А любовь прошла стороной.

 

Не вернёшь обратно ночи звёздные,

И совсем напрасно сердце вспомнило

Всё, что это лето обещало мне,

Обещало мне, да не исполнило.

 

За окном сентябрь

Провода качает,

За окном с утра

Серый дождь стеной.

Этим летом я

Встретилась с печалью,

А любовь прошла стороной.

 

Было близко счастье, было около,

Да его окликнуть не успела я.

С каждым днём всё больше небо хмурится,

С каждым днём всё ближе вьюги белые.

Там, где мне в ладони звезды падали,

Мокрая листва грустит на дереве…

До свиданья, лета, до свидания,

На тебя напрасно я надеялась.

 

За окном сентябрь

Провода качает,

За окном с утра

Серый дождь стеной.

Этим летом я

Встретилась с печалью,

А любовь прошла стороной.

 

Снова птицы в стаи собираются,

Ждёт их за моря дорога дальняя.

Яркое, весёлое, зелёное,

До свиданья, лето, до свидания!

До свиданья, лето, до свидания!»

После которой София Михайловна Ротару также не преминула потосковать о том, что «Только этого мало» словами Арсений Тарковский под музыку Владимира Матецкого:

«Вот и лето прошло,

Словно и не бывало.

На пригреве тепло.

Только этого мало.

 

Всё, что сбыться могло,

Мне, как лист пятипалый,

Прямо в руки легло.

Только этого мало.

 

Понапрасну ни зло,

Ни добро не пропало,

Всё горело светло.

Только этого мало.

 

Жизнь брала под крыло,

Берегла и спасала.

Мне и вправду везло.

Только этого мало.

 

Листьев не обожгло,

Веток не обломало…

День промыт, как стекло.

Только этого мало».

– Вот–вот, все надрываются о Лете, а ведь она – Латонатитанида, мать Аполлона и Артемиды. Лето – воплощение материнской любви, преданности своим детям, самоотверженности в их защите. Лето – образец титанической стойкости в исполнении материнского долга.

 

Когда Лето пришёл срок разрешиться от бремени, причиной которого был сам Зевс, преследуемая Герой, она нигде не могла найти пристанища. Гера устроила так, что ни один клочок земной тверди не должен был принять Лето. Отовсюду гонимая, она пришла, наконец, на остров Делос, который ещё не был окончательно затвердевшим, так как менял своё местоположение. Здесь Лето и нашла для себя убежище, пообещав воздвигнуть великолепный храм.

Девять дней мучилась богиня в родовых схватках. Почти все олимпийские Богини хлопотали вокруг неё, пытаясь помочь, и только Гера из злобной ревности во всем мешала, задержала даже на Олимпе Богиню родов Илифию. Первой появилась на свет Артемида, она же ускорила рождение брата Аполлона. И в дальнейшем они будут действовать заодно, часто – против старшего поколения богов.

Лето помогает своим детям, защищает их от гнева Богов. Зевс хотел ввергнуть Аполлона в Тартар за  то, что тот перебил циклопов. Но Лето так настойчиво просила и умоляла громовержца, что наказание смягчилось: Зевс приказал Аполлону поступить на службу к смертному, царю Адмету, и целый год выполнять ту работу, какую ему поручат.

Вместе с детьми Лето помогала троянцам в знаменитой битве с ахейцами. Аполлон вынес с поля боя Энея и поместил его в своём храме «на вершине святого Пергама». Стараниями Лето и Артемиды здесь к герою вернулись «мощь и краса».

Аполлон и Артемида платили Лето заботой и любовью. Они расстреляли из лука сына Зевса Тития, когда тот пытался нанести оскорбление их матери. Так же они пришли на помощь матери, когда она решила наказать Ниобу, похвалявшуюся своей плодовитостью: детей у Ниобы было не то 12, не то 14, а у Лето, мол, всего 2. Очень разгневалась Лето, направила на дерзкую Ниобу Аполлона и Артемиду. Артемида стрелами из лука перебила всех дочерей Ниобы прямо у неё в доме, а Аполлон настиг сыновей несчастной женщины на склонах Киферона, где они охотились. Эта кровавая драма стала сюжетом многих творений античного искусства.

В римский пантеон Богов Лето перешла под именем Латоны. Римляне полагали, что Латона родила Аполлона и Артемиду в роще Ортигии, чтоб близ  города Эфеса в Малой Азии, прислонившись к оливе, которая, как сообщают историки, существовала вплоть до второго века нашей эры. Роща эта почиталась священной, в ней, по преданию, спасался Аполлон от гнева Зевса после того, как перебил циклопов.

Но хватить о женщинах – пора вспомнить, что есть и мужчины. Например – Либер (Liber) – древнеиталийский Бог оплодотворения, отождествлённый позднее с Вакхом. Либер был особенно почитаем низшими слоями римского населения, плебеями. В конце V века до н. э. в Риме возле Большого цирка греческие мастера построили храм, где плебеи могли молиться своим богам, в том числе Либеру и Либере. Патриции почитали своих богов в храме на Капитолии.

После уравнения сословий Либер стал почитаться всеми гражданами наравне в такими богами как, например, Марс или Юпитер. В Риме существовал праздник, посвящённый Вакху–Либеру и Церере, так  называемые либералии, отмечавшиеся 17 марта. В этот день юноши, достигшие совершеннолетия, получали белую тогу – верхнюю одежду римского гражданина.

Его женская параллель – Либера, иногда отождествлявшаяся с Ариадной. Либеру, Либере и Церере в 494 до н.э. в Риме был построен греческими мастерами храм, ставший религиозным центром плебеев в период их борьбы с патрициями. Эта плебейская триада Богов противопоставлялась патрицианской триаде (Юпитер, Юнона и Минерва), почитавшейся в храме на Капитолии. После уравнения сословий плебейская триада вошла в общеримский пантеон, а Либер стал богом свободных самоуправляющихся городов по созвучию имени Либера со словом libertas, «свобода».

 

В посвящённый Либеру праздник либералий (17 марта) граждане собирались на перекрестках, наряжались в маски из коры и листьев, раскачивали сделанный из цветов фаллос, совершали всякие «веселые непристойности» и пели сложенные сатурнийским размером шуточные песни, ставшие одним из истоков римской комедии. Либер пользовался широкой популярностью во всем римском мире, особенно в конце республики и в период империи, когда боровшиеся за власть политические деятели, а затем императоры отождествляли себя с Либером–Дионисом, несущим «золотой век». В римских провинциях Либер отождествлялся с туземными богами плодородия и виноградарства.

После лета приходит осень. Но это в Природе. А у нас – мадам Либера – древнеиталийская богиня плодородия. Когда греческая культура стала распространяться в Риме, римляне приняли к поклонению божественную троицу Деметры, Диониса и Коры (Персефоны) под именами Цереры, Либера и Либеры.

Некоторые источники (Овидий, например) сближают Либеру с дочерью критского царя Ариадной, бывшей одно время женой Диониса.

 

Тут на экране появилось изображение дамы в тёмном платье, после чего лектором было сказано:

– Это вы видите Либитину  (Libitina) – Богиню  мёртвых, смерти, погребения. Либитина вступает в  свои права после того, как закончит дуть летний  сирокко – южный ветер.  В святилище Либитины, находившемся в посвящённой этой Богине роще, хранились похоронные принадлежности. По преданию, царь Сервий Туллий приказал вносить в святилище Либитины по монете на каждые похороны, чтобы знать число умерших. Впоследствии Либитина слилась с Лубентией и на основе её имени (lubido, «страсть, вожделение») с Венерой.

 

Далее на экране возникла симпатичная девушка с месяцем в волосах, о которой лектором было сказано буквально слдующее:

Луна[33] (Luna), – Богиня ночного света. Имела несколько святилищ, одно вместе с Богом Солнца. Культ Луны был вытеснен культом Дианы. Впоследствии с Луной связывались разные теории в астрологии и демонологии.

 

Следующим номером в Пантеоне идёт – Луперк Бог хранитель и защитник пастухов и стад от волков. Олицетворялся с Богом Фавном.

 

– Ещё один наш товарищ, – прокомментировал возникшее на экране изображение Везельвул.

– Это ещё почему? – спросила, поправляя свою жёлтую тунику «подружка» Татьяны Миловидовой Алиса.

– Все – у кого есть рога – наши! – гордо ответил сын заведующего Преисподней, но, получив подзатыльники сразу от Лоллы и Лилит, сразу замолчал.

Лектор посмотрел с неодобрением на происходящее и, ткнув стрелой в очередную даму, возникшую на экране, продолжил:

 

Люцина (Луцина) – Богиня, покровительница брака и охранительница женщин. В греческой мифологии ей соответствует Илифия. Дочь Юпитера и Юноны. Часто ее отождествляют с самой Юноной или Дианой. В Риме ежегодно замужние женщины 1 марта отмечали женский праздник – матроналии в честь ЮноныЛюцины.

Теперь рассмотрим незаслуженно обиженного и оболганного Люцифера – который являлся Богом планеты Венера, утренней звезды[34], предвестницы наступающего дня. В греческой мифологии ему соответствует Эосфор или Фосфор – светоносен. Сын Авроры и титана Астрия.

Несмотря на свою важную роль – ежедневно приносить людям и всей природе свет, ни в греческой, ни в римской мифологии особого значения не имел. В христианстве Люцифер – один из главных ангелов, который был низвергнут за непокорность Богу и стал князем Ада. В Средние века Люцифер –  одно из имён Сатаны.

В христианской традиции одно из обозначений Сатаны как горделивого и бессильного подражателя тому свету, который составляет мистическую «славу» Божества.

Оно восходит к ветхозаветному пророчеству о гибели Вавилона, в котором с исторически актуальными аспектами переплетаются эсхатологические мотивы и царю Вавилона приданы черты языческого демона планеты Венера: «Как упал ты с неба. Денница, сын зари! Разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своём: „взойду на небо, выше звёзд божьих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен всевышнему». Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней» (Ис. 14, 12-15). Традиционная экзегеза относила эти слова к мятежу и падению Сатаны.

Это нашло отражение в иконографии; например, на фреске XVI в. в трапезной монастыря Дионисиу на Афоне под ногами архангелов, держащих, как знамя, медальон с ликом ХристаЕммануила, простёрта раскинувшая в изнеможении руки фигура с потемневшим лицом и надписью «Денница».

 

Такое «светлое» обозначение Сатаны не могло не быть парадоксальным (даже с учётом всей одиозности для христианства астральных культов), тем более что этот же символ употреблялся в совершенно противоположном смысле.

В новозаветных текстах Христос именует себя самого: «Я есмьзвезда светлая и утренняя» (Апок. 22, 16; ср. звезду из ветхозаветного пророчества Валаама, интерпретировавшуюся и иудейской, и христианской традицией как мессианский символ).

Византийская церковная поэзия уподобляет и Деву Марию «звезде, являющей солнце» («Акафист богородице», VI или VII в.). В этих случаях, по крайней мере, не употребляется само слово «Денница»; но Ориген (IIIII вв.) применил и его к Иоанну Крестителю: тот предвозвещает Христа, как утренняя звезда предвозвещает солнце.

Поэт–символист Вячеслав Иванов противопоставлял друг другу 2 сатанинских начала – Люцифера, «духа возмущения», «силу замыкающую», обожествление личной воли, и Ахримана (Ан–гро–Майнъю), «духа растления», «силу разлагающую», распад личности.

В это время оратор был вынужден прервать свою речь, так как автобус остановился.

– Где это мы? – вопросила хвостатая «подружка» Виктории Зацепиной Зена.

Ласпинский перевал, – ответил Пониковский и скомандовал всем:

– Готовьтесь к выходу – сейчас пойдём на смотровую площадку.

Дверца автобуса в это время гостеприимна распахнулась и голос Валерии Андреевны многих из уже успевших прикорнуть ребят вернул в Мир Яви. Слушатели лекции довольно спокойно восприняли сообщение, что все приглашаются на выход с тем, чтобы пройти на указанную площадку и если кому лень и не хочется смотреть на красоты побережья, то тот может провести эксперимент и хотя бы плюнуть вниз – типа проверить закон Ньютона о земном притяжении…

 

Станислав поднялся с места, присутствующие хвостатые и рогатые сущности расселись на плечах Пониковского, даже не поленились занять «штатное место» лектора на правом плече, а сущности Светлой Нави усиленно заработали крылышками и полетели вслед за молодым человеком.

Станислав Семёнович осмотрелся, увидел, что машин на площадке довольно много, после чего не спеша двинулся за Валерией Андреевной, которая в который раз пыталась пересчитать своих подопечных, но – как это постоянно водится с молодёжью – те перемещались хаотично, изобрважая наглядное пособие для изучения броунова движения, поэтому через некоторое врем Авраменкова махнула на всё рукой и покорно пошла к лестнице, по ступенькам которой уже поднимались первые её ученики.

Пониковский–младший в сопровождении «высоких лиц» не спеша поднялся по трапу, ныне загаженному до невозможности и превращённому в непонятно во что любителями продать «чогось в пам’ять про Крим»[35] – особенно после возвращения Крыма в состав России (о чём до сих пор радуются местные жители, любящие повторять – «Хоть камни с неба – зато в России»), а тогда – в описываемые мною времена – на лестнице всё были «чинно, мирно, благородно» как говорил немножко выпимший Вицин, готовящийся стать тестем в фильме «Не может быть»

 

Но не будем о грустном. Тогда (если кто уже забыл14 мая 1978 года) солнце ярко светило, дул лёгкий ветерок, народу на площадке – кроме прибывших учащихся группы М–216 – одна случайно забредшая сюда семейка в составе лысого папы с бородкой, мамы рубенсовских размеров, которая была больше озадачена не осмотров открывающихся с площадки пейзажей, а контролем за двумя оболтусами лет 1012, которые всё норовили перевеситься через перила и посмотреть – а что там под площадкой…

Пониковский не стал мешать маме держать отпрысков за воротники, внимательно осмотрел окрестности, ничего нового не увидел и, не смотря на настойчивые призывы Везельвула подойти к Валентине Николаевой, приобнять её за талию – чтобы (не дай Бог, конечно) она не упала вниз – а там – глядишь – и дело пойдёт как по маслу, делать этого не стал, хотя по началу Пониковский решил прислушаться к советам бывалого ловеласа и даже повернул голову вправо – дабы посмотреть в сторону «трёх богатырей».

Но увиденное быстро охладило пыл молодого человека – его пассия стояла в окружении девчат – как Дмитрий Донской посреди войска московитов на поле Куликовом – что явно не позволило бы Станиславу – даже при его МГП[36] – прорваться к своей ненаглядной.

Поэтому он развернулся и не спеша пошёл обратно…

 

Когда прибывшие с площадки молодые люди с шумом и гамом  подошли к открытой двери венгерского автобуса и по команде Авраменковой начали заполнять своими телами внутренности данного средства передвижения, Лилит, Лолла в содружестве с Азизой, Фионой и Зеной сделали всё, чтобы Николаева села на сиденье, расположенное перед Станиславом, а дамы в зелёной, жёлтой и синей туниках воспрепятствовали Нине Ломакиной сесть рядом – а общими усилиями усадили ей рядом с Сергеем Сергеевичем Лацкаевым, который тут же «загрузил» профорга механической группы кучей информации по Ялте, ибо сам был из тех мест и знал о чём говорил не понаслышке.

Наконец все расселись на своих сиденьях. Купидон постучал стрелой по мониторчику и провозгласил:

– Переходим к букве «М».

 

Первой в данном списке у нас значится – тут лектор ткнул в изображение голубой дамы – Мания  (лат. Мания)  – в греческой мифологии воплощения неистовства и безумия. Мания вселяет в человека чрезмерную уверенность в себе, презрение к Богам и человеческим традициям или даже яростное желание, страсть к чему либо. Она способна ослепить человека, довести его до душевной болезни. В Риме Мания – древнеиталийская Богиня подземного царства. Ее изображения вывешивали над дверьми для сохранения дома.

После неё – тут на экране появилось мрачное изображение кладбища на фоне жёлто–бледной ЛуныМаны – (Manes) у римлянБожества загробного мира или духи умерших предков, покровителей рода. Обычное местожительство манов находилось в глубинах земли. Временами они поднимались оттуда на поверхность, чтобы посетить своих потомков. В их честь родственники приносили жертвы: возливали на алтарь вино, молоко, кровь чёрных овец, свиней, быков. В древнейшие времена им приносили и человеческие жертвы. Если жертвы манам не приносились, то люди должны были ждать от них всяческих неприятностей. Празднества в честь манов устраивались ежегодно с 13 по 21 февраля. В это время закрывались все храмы, запрещались свадьбы. Каждая семья почитала своих манов особо. Выражение «отправиться к манам» у римлян означало «отправиться к предкам», то есть умереть.

 

В честь манов в дни поминовения приносились жертвы: в Каристии, когда за трапезой собиралась вся родня и якобы присутствовали умершие родственники, на могилы приносили угощения; сами могилы украшались цветами; в паренталии открывался обычно закрытый «камнем манов» (lapis manalis) вход в подземелье – мундус, считавшийся входом в мир мёртвых. Маны, в отличие от лемуров, назывались добрыми богами, но и они вызывали опасения; с ними была связана страшная подземная Богиня Мания, насылавшая безумие, иногда отождествлявшаяся с матерью ларов, так же как впоследствии сами маны, интерпретировавшиеся уже как души умерших, сливались с Ларами и Гениями. Маны считались также хранителями гробниц. С конца республики вошло в обычай начинать эпитафии с посвящения манам с просьбой даровать покойному загробное блаженство за добродетельную жизнь.

А теперча переходим к Марсу (Mars), – он же Маворс, Марспитеротец Марс») – римский Бог войны и покровитель римской мощи. В греческой мифологии ему соответствует Арес. Сын Юпитера и Юноны. Марс – один из самых почитаемых римских Богов, в битвах его сопровождали Боги–спутники Паллор и ПаворБледность» и «Ужас»).

 

В древности Марса почитали также как Бога урожая, полей, лесов и весны. Его именем назван первый месяц весны – март. Женой Марса была Богиня Нериена, а Марса считали отцом Ромула и Рема, основателей города Рима. Их родила ему весталка Рея Сильвия, дочь царя Нумитора.

Римляне поэтому считали, что Марс их любит больше, чем другой народ, и даёт им победы в их частых войнах. В знак своей благосклонности он сбросил им с неба собственный щит, который должен был охранять Рим.

В древности было изготовлено много копий этого щита, жрецы носили их в торжественных процессиях по городу во время празднования дня рождения Марса1 марта.

Однако самым важным праздником в честь Марса была так называемая «суоветаврилия», которая проходила раз в 5 лет. Торжества проходили на Марсовом поле, где были в боевом порядке выстроены римляне. По полю трижды проводили свинью, овцу и быка, которых затем приносили в жертву. Этим римский народ очищал себя от грехов и заручался на будущее помощью и защитой Марса.

В честь Марса в Риме было сооружено несколько храмов. Самый древний из них, где проводили военные смотры, собрания и решались вопросы объявления войны, находился на Марсовом поле. Именем Марса названа одноимённая планета. До настоящего времени Марс остаётся символом войны.

Марс  входил в триаду Богов, первоначально возглавлявших римский пантеон (Юпитер, Марс и Квирин).

Ему был посвящён март – первый месяц древнего календаря, когда совершался обряд изгнания зимы («старого Марса»). Существуют различные мнения о первоначальной природе Марса: его считают и хтоническим Божеством плодородия и растительности, и богом дикой природы, всего неизвестного и опасного, находящегося за пределами поселения, и Богом войны. Марсу были посвящены животные: дятел, конь, бык, волк (иногда хтонический трёхглавый); эти животные, по преданиям, вели родившихся весной юношей, по обычаю «священной весны», посвящённых Марсу, указывая им места для поселений. Марс сопровождал идущих на войну воинов.

По некоторым преданиям, он был наделён тремя жизнями, что роднило его с сыном хтонической богини Феронии Эрилом, получившим от матери три жизни. К Марсу, совершая ритуальный очистительный обход (люстрацию) своего имения, обращались землевладельцы с просьбой дать плодородие полям, здоровье семьям, рабам, скоту.

К нему же взывали при обряде очищения собравшиеся на Марсовом поле вооружённые граждане; к Марсу, как и к ларам, обращались арвальские братья, когда совершали обряд люстрации территории Рима.

Как и Богу лесов Сильвану, Марсу приносилась в лесу жертва – бык. Как отец Ромула, Марс был родоначальником и хранителем Рима.

Вместе с тем храм Марса  как Бога войны был сооружён на Марсовом поле вне городских стен (померия), т. к. вооруженное войско не должно было входить на территорию города. Символом Марса было копьё, хранившееся в жилище царя – регии, где помещалось также 12 щитов, один из которых, по преданию, упал с неба как залог непобедимости римлян, а 11 его копий по приказу царя Нумы были сделаны искусным кузнецом Мамуррием, чтобы враги не могли распознать и украсть подлинник. Полководец, отправляясь на войну, приводил в движение копьё и щиты, взывая к Марсу.

Предзнаменованием страшных бед считалось самопроизвольное их движение. Хранителем этих святынь была жреческая коллегия салиев, выносивших на праздники Марса его щиты и исполнявших в его честь воинские пляски.

Ему были посвящены начинавшие и завершавшие сезон военных походов церемонии очищения коней, оружия, музыкальных инструментов. Когда кончались военные действия, Марсу приносился в жертву конь из победившей на бегах квадриги. За голову коня боролись два квартала, и в зависимости от исхода борьбы она, украшенная хлебами, водружалась либо в регии, либо на башне Мамилия в Субурре. Кровь коня, имевшая очистительную силу, хранилась в регии и храме Весты. Видимо, попытки точно фиксировать древнейшие функции Марса остаются мало обоснованными, так как на соответственных стадиях развития религии Бог–хранитель общины, каким был Марс, имел различные аспекты, помогая и в войне, и в мирное время, давая и победу, и изобилие, и благополучие. Однако позднее Марс становится исключительно Богом войны и как таковой был отождествлён с греческим Аресом (хотя это отождествление играло роль скорее в литературе, чем в религии).

Женой Марса считалась отождествлявшаяся с Венерой и Минервой Нерио или Нериене, первоначально «Доблесть Марса». В 366 до н.э. Марсу был посвящён храм у Капенских ворот, откуда войско выступало на войну, а всадники на ежегодный парад. В центре форума Август посвятил роскошный храм Марса – мстителю в благодарность за победу над убийцами Цезаря.

В эпоху империи Марс часто изображался на монетах, пользовался широкой популярностью в армии, часто вместе с Гонор и Виртус; наделялся эпитетами «победитель», «сражающийся», «расширяющий империю», «спутник Августа», «хранитель», «умиротворитель».

В западных провинциях с Марсом часто отождествлялись главные Боги племенных и территориальных общин и он наделялся эпитетами, производными от названий племён и поселений (напр., Марс Латобий – от племени латобиков в Норике), а также «царь света», «мудрый» в Галлии, «царь общины» в Британии, М. Тингс (т.е. бог тинганародного собрания) на Рейне и т.д.

Это позволяет полагать, что ранние римские представления о Марсе как верховном Боге общины продолжали существовать в народных верованиях.

Картинка на экране снова сменилась и все увидели красивую девицу в белых одеяниях.

– А это – Мента – Богиня разума. В греческой мифологии ей соответствует Метида. В Риме храме Менты был посторен в конце III века до н.э., а праздники в ее честь отмечались ежегодно в июне месяце на Капитолии.

 

После девицы на экране возник юноша с крылышками на ступнях, о котором крылатый лектор в голубенькой тунике сообщил, что это не кто иной как Меркурий (Mercurius, от merx, «товар», mercare, «торговать»)  – римский Бог торговли и прибыли. Соответствует греческому Гермесу, но в отличие от него был сыном Бога неба Цела. Имя Меркурий происходит от латинского слова «мерке» (товар) или «меркор» (приобретать, покупать). В Риме Меркурия в основном почитали торговцы, которые кропили себя и свой товар водой из источника на склоне Целиева холма, посвящённого Меркурию. Делали они это для того, чтобы смыть с себя грех мошенничества, допущенного в торговле. В честь Меркурия в Риме был воздвигнут большой храм неподалёку от Большого цирка, а имя Меркурия получила ближайшая к солнцу планета.

 

В 495 до н. э. ему по решению народного собрания был посвящён храм у Великого цирка: одновременно была образована коллегия торговцев, находившаяся под его защитой. Матерью Меркурия считалась Майя. Как Бог прибыли и обогащения Меркурий обычно изображался с кошелём и часто объединялся с Фортуной, носил эпитет «счастливый». В Риме и городах Италии существовали вербовавшиеся из плебеев и рабов коллегии почитателей Меркурия (одного или с Майей), впоследствии ставшие коллегиями императорского культа. Считали, что Меркурий может обеспечить не только торговую прибыль, но и указать зарытый клад. Отождествление Меркурия с Гермесом привело к усложнению его образа, он становится проводником душ в мире мёртвых, вестником и прислужником Богов (таким он выступает уже у Плавта в «Амфитрионе»), покровителем искусств и ремёсел, знатоком тайн магии и астрологии. Эти свойства Меркурия обусловили его отождествление в западных провинциях с кельтским Богом Лугом, нередко выступавшим также как главный бог племён или общин. Как таковой Меркурий почитался с эпитетами Арвернорикс – царь племени арвернов, ХаннинийБог племени ханниниев, Тевтат – царь общины туата, а также «знающий», «мудрый» и т. п.

После крылатого покровителя торгашей на экране возник образ ещё одной девицы, которая оказалась МинервойБогиней мудрости.

 

Ее почитали как Богиню мудрости, научившую людей разным ремеслам, искусствам, врачеванию. Впоследствии ее отождествляли с греческой богиней Афиной и считали покровительницей Рима. Минерва вместе с Юпитером и Юноной входила в триаду Богов, которым древние римляне отдавали особые почести. Во временя Римской империи Минерва становится и Богиней победы. В ее честь в Риме было построено несколько храмов.

Далее лектор остановился на Богинях человеческой судьбы – Мойрах – в греческих мифах, дочери Зевса и ФемидыКлото, Лахесис, Атропос. Первоначально считалось, что у каждого человека своя судьба – мойра. Позже стали считать, что все 3 сестры участвовали в жизненной судьбе каждого человека с самого его рождения: Клото пряла нить человеческой жизни, Лахесис – разматывала и пропускала её сквозь жизненные невзгоды, а Атропос – перерезала нить человеческой жизни (обрывала жизнь).

 

Боги, несмотря на их могущество, также подчинялись мойрам. Над ними также властвовала не знающая жалости судьба. Греки представляли мойр в виде суровых старух: Клото с веретеном в руке, Лахесис с меркой или весами, Атропос с книгой жизни и ножницами.

В Риме мойры назывались парками. Вот стихи о мойрах, приписываемые Орфею:

«… жилицы области мрачного моря, где тёплые волны ночные

Полным ключом пробиваются в гроте из дивного камня. 

К области смертных слетаете вы, над землёй беспредельной 

Мчитесь к кровавому роду людскому со тщетной надеждой,

В тонких багряных своих плащаницах выходите в поле

Смертных судеб — а там колесницу свою всеземную 

Гонит тщеславие вечно, и мчится она постоянно 

Мимо меты, что поставил уклад, упованье, тревога, 

Издревле данный закон или власть беспредельно благая 

Мойра одна эту жизнь наблюдает – из высших блаженных, 

Снежный Олимп населяющих, – боле никто, кроме ока 

Зевса, что всесовершенно, – и всё, что у нас происходит, 

Ведают Мойра и всепостигающий разум Зевеса. 

Дщери благого отца – о Лахесис, Клото и Атропа! 

Неотвратимые, неумолимые, вы, о ночные, 

О вседарящие, о избавители смертных в несчастьях…»

Далее на экране появился спящий молодец, о котором слушатели узнали, что это не пьянь подзаборная – а даже очень важный и нужный чел – Морфей – в греческой и римской мифологии Бог сновидений, сын Бога сна Гипноса. Он являлся людям в снах, принимая образ любого человека. Только во время отдыха он сохранял свой собственный облик. Греки и римляне изображали его в виде стройного юноши с небольшими крылышками на висках. Греки обычно изображали его на вазах, а римляне на саркофагах. Часто вместе с ним помещали его братьев – Фобетора и Фантаза. С его именем связано выражение – «в объятиях Морфея».

 

– С буквой «М» закончили, – заявил Купидон и сделал добрый глоток из своей бутылочки, даже и не подумав предложить это делать другим. – переходим к Божествам на букву «Н».

Пониковский достал свою фляжку из рюкзака, дал сделать по глотку всем присутствующим в лекционном зале – кроме, ясен перец – лектора, потряс за левое плечо уже было начавшую засыпать Валентину Николаеву, предложил и ей сделать глоточек компота, от чего она и не отказалась, пресёк всякие попытки остальных, увидевших это действо, приложиться к заветной ёмкости – типа, надо было думать перед выходом из родных пенатов, и дал команду Купидону продолжить рассказ, что тот и не преминул исполнить.

– Итак, Нептун[37] (Neptunus, Neptunus Pater) – Бог моря (в греческой мифологии ему соответствует Посейдон[38]). Вначале он почитался как Бог вод. Его супругой была Богиня  источников Салация. Им приносили жертвы, чтобы не высохли источники и реки. Под влиянием греческих мифов с развитием мореплавания Нептуна начали почитать как Бога моря. Его женой стала Амфитрита, Салация же превратилась в одну из рядовых морских Богинь. В честь Нептуна был воздвигнут храм в Риме на Марсовом поле. Ежегодно 23 июня справлялся праздник, посвященный морскому Богу, – нептуналии.

 

Первоначальная природа и культ Нептуна известны мало, но, видимо, он всегда был связан с водой, что обусловило его отождествление с Посейдоном (не позднее начала III в. до н. э.). Праздник Нептунанептуналии справлялся 23 июля с целью предотвращения засухи (во время праздника строились хижины из листьев). К кругу Нептуна принадлежали Салация и ВинилияВинилия – нимфа, персонификация волны прибоя, мать Турна. Морской Нептун почитался людьми, связанными с морем или отправлявшимися в морское путешествие, иногда с божествами–персонификациями бури, ветров, штиля, хорошей погоды. Отождествление его с Посейдоном обусловило связь Нептуна с лошадьми и его эпитет «конный», роль Нептуна. как бога всаднического сословия; введение культа Нептуна, как и учреждение праздника конного Нептуна, приписывалось Ромулу. Затем этот праздник слился с консуалиями.

На экране появилась грозная девица с луком в руках. Оказалось, что это – НериенаБогиня и супруга Марса. Олицетворение Силы.

 

После неё была показана Нецесситата – (Ананкегреч. «необходимость») – Богиня, которой подчиняются другие Боги, олицетворяющая неизбежность (прежде всего смерти), мать мойр. В Коринфе имела святилище, общее с Богиней Беа (сила), в Риме храма не имела.

Лучница исчезла с экрана, а вместо неё была явлена одетая в тёмные одежды Мать–героиня Никта – в греческой мифологии олицетворение ночи (у римлян её звали Нокс), дочь Хаоса, сестра Бога мрака Эреба, от которого она родила вечный свет – Эфира, светлый день – Гемера, а также целый сонм Божеств: Танатоса (смерть), Гипноса (сон с тяжелыми видениями), Эриду раздор), Апту (обман), Кер (уничтожение), Немесиду (отмщение за преступление), Мома (злословие и насмешка), мойр (божества судьбы) и других.

 

Никта обитает в Аиде, ежедневно покидает его, неся в руках Гипноса и Танатоса. К людям она была благосклоннее многих своих потомков, навевала покой, успокаивала страсти. Никта участвовала в битве с гигантами на стороне олимпийских богов. Некоторые сказания сближают Никту с Божеством смерти и  понимают её как первопричину существующего в мире раздора. Изображалась Никта с закутанным лицом и в тёмной одежде.

После неё слушатели увидели Нунидину – римскую Богиню, которую призывают, когда давали имя новорожденному. Она входит в свиту Богов сопровождающих и оберегающих новорожденных.

 

– Переходим на персонажи, чьи имена начинаются на «О». Первый из них – Опс (Опа) (Ops) – древнеримская богиня урожая и плодородия, ставшая затем Богиней богатства (в храме Опс Юлий Цезарь хранил государственную казну), супруга Сатурна, Бога посевов и земледелия. Впоследствии, когда Сатурну приписывали черты греческого Бога Кроноса, Опc стала отождествляться с его супругой Реей, а в более поздние времена – и с Кибелой. В ее честь проводились праздники: опиконсивии – после обмола зерна 25 августа, опалии – после празднования в честь Сатурна 19 декабря: в этот день рабы получали символическую свободу в память о Золотом веке Сатурна, когда люди жили друг с другом в согласии.

Её эпитет Консивиясеятельница») и праздник опиконсивия (25 августа), возможно, связаны с близостью культа Опс культу римского аграрного Бога Конса. Во время праздника ей приносили жертвы в доме царя – регии, куда имели доступ только весталки и великий понтифик. Другой праздник Опсопалии (19 декабря). С III в. до н.э. Опса отождествляется с Реей и считается женой Сатурна. Окружавшая её культ таинственность вызвала представление об Опс как о Богине, покровительнице Рима, имя которой было табуировано. В Опсе видели также аналогичную Теллус Богиню земли и Кибелу. Посвящённые ей надписи единичны. В Риме на Капитолии и на форуме были храмы Опс.

 

– А этот скелет, что вы видите, – указал стрелою Купидон на новую картинку, – есть Орк (Оркус)ДБог смерти, владыка мертвых, доставляющий тени людей в подземное царство. Соответствует греческому Аиду, а так же его отождествляют с  Плутоном. Орком называют и само царство мертвых.

 

На букву «О» все вышли, смотрим – и кто это там у нас есть на буковку «Пэ». Начинаем со страшилок.

 

Первый  – Павордемон и Бог ужаса, сын Марса. Это олицетворение страха, всегда сопутствующего Богу войны Марсу.

Так что бойтесь усе.

Вторая – Пакс (лат. Pax «мир») – Богиня мира, соответствующая греческой Эйрене. В древнейшие времена римляне не знали такой Богини. Её почитание начинается со времен императора Августа. Он посвятил Пакс Алтарь мира, установив его в 9 году до н.э. после возвращения из Испании и Галлии. Храм находился на площади Веспасиана, жертвоприношения в нем совершались 30 января и 30 марта. Римляне оказывали Богини мира такие почести потому, что стремились к миру после длительных гражданских войн, которые им надоели. Богиню Пакс изображали молодой женщиной с оливковой ветвью и рогом изобилия.

Культ был введён Августом, посвятившим Пакс по решению сената в 9 г. до н. э. алтарь на Марсовом поле  в знак установленного им на земле мира и благоденствия. С эпитетами Августа Вечная и пр. изображения Пакс в виде женщины с кадуцеем, рогом изобилия, колосьями, оливковой ветвью часто встречаются на монетах времён империи.

Какая–то она скучноватая и мрачноватая. Следующий товарищ будет немного повеселей, –  Купидон указал на одетого в доспехи дядьку с булавой, высвеченном на экране. – Это – Палор (бледность) – Бог сопровождающий Марса вместе с Павором. Олицетворение ужаса.

 

Картинка сменилась и «выкормыш»  гнезда – нет, не Петрова, а – Амура – указал на мрачную тётю, схватившуюся за голову.

Паупертата –  Богиня, олицетворявшая бедность. Соответствовала греческой Богине Пении. От ее имени происходят слова «паупер», «пауперизм», означающие – бедный человек, беднота.

 

Да минёт нас чаша сия. Продолжим. Кто там у нас? А-а-а, – Пенаты Penates, от penus, penetraliaвнутренняя, потайная часть жилища, храма – Божества, хранители дома, семьи и государства. Пенаты всегда существовали во множественном числе.

Они охраняли очаг, домашние припасы, кладовые, все то, что находилось внутри дома. Поэтому в переносном смысле слово «пенаты» употребляется для обозначения жилья, дома, родины. Фигурки Пенат хранились у домашнего очага в специальных ларцах, которые открывались в торжественных случаях. Им приносили дары, при переезде на новое место их забирали с собой. Считалось также, что они охраняют единство и целостность семьи. Общественные пенаты опекали благополучие и целостность Римского государства. Центр их почитания находился в потайное святилище Пен в храме богини Весты на Форуме. Это место считалось «государственным очагом». Император Август соорудил позже новое святилище для Пенат. В разное время римляне почитали в качестве пенат разных богов. В I веке до н. э. это были Веста, Юпитер, Вулкан, Венера, Диоскуры.

 

Пенаты государственные, Пенаты римского народа считались одной из главных святынь Рима, залогом его непобедимости и вечности. В торжественных клятвах Пенаты. призывались вместе с Юпитером. Считалось, что они были привезены Энеем из Трои сначала в город Лавиний, а потом были помещены в Риме во внутренней части храма Весты. Имена Пенатов и их изображения хранились в тайне от непосвящённых, приближаться к ним могли только жрецы и весталки, что породило самые различные толкования сущности и происхождения Пенатов. Считалось, что это деревянные или мраморные фигурки великих Богов самофракийских мистерий, некогда полученные родоначальником троянцев Дарданом от Афины (вместе с палладием, также хранившимся в храме Весты).

 

Для служения им Дардан создал коллегию салиев. Нигидий  Некоторые причисляли к Пенатам Весту, поскольку полководцы, отправляясь в провинции, а магистраты, слагая свою должность, приносили им общую трапезу в Лавиний, другие – великих Богов, от которых всё произошло (небо и земля), или Юпитера, Юнону, Минерву (как дающих людям тело, дыхание и разум) и Меркурия (как бога речи), которых соединил Тарквиний Древний, посвящённый в самофракийские мистерии. Этруски считали Пенаты Цереру, Палее и Фортуну. Отождествляли с Пенатами Диоскуров, также почитавшихся на Самофракии и изображавшихся в общедоступном храме у Форума в виде двух вооружённых копьями сидящих юношей. Согласно греческому историку III в. до н. э. Тимею, Пенаты 2 бронзовых кадуцея и троянский глиняный сосуд; перевезённые в Рим, они дважды возвращались в храм Лавиний и поразили молнией одну из двух спавших там девушек, которая не была целомудренной. В надписях Пенаты упоминаются редко.

А теперь переходим к одному из главных персонажей римского Пантеона Богов. Это – ПлутонБог–хранитель подземного царства мертвых и умерших душ людей. Соответствует греческому Аиду а так же его сравнивают с Оркусом

Вырвемся из–под земли и перенесёмся на поверхность земли. А там – Пик, Пику с (picus, «дятел») –  Божество полей и лесов, обладавшее даром прорицания. Пик отверг любовь волшебницы Кирки (Церцеи) и она в наказание превратила его в дятла, который у римлян считался вещей птицей.

 

Супруг Помоны. Один из царей Лаврента, сын Пилумна, отец Фавна. Эпоним племени пиценов, которых привёл в места их обитания. У римских авгуров Пик. как священная птица Бога Марса считался особенно пригодным для гадания по поведению птиц.

 

И снова дама! Помона (Pomona, от pomo, «древесный плод») – в римской мифологии богиня плодов, возлюбленная бога садов Вертумна, который мог принимать любой образ, олицетворяя смену времен года. Стремясь покорить сердце Помоны, Вертумн являлся к ней в разных образах. Она полюбила его, когда он принял облик прекрасного юноши, и стала его супругой. По другому варианту, Помона – жена Пика.

Миф о Помоне и Вертумне разработан в «Метаморфозах» Овидия. Неизвестный французский скульптор XVIII века изобразил Вертумна с маской, которая должна напоминать о его перевоплощениях. В образной поэтической речи выражение «дары Помоны и Флоры» – обилие плодов и цветов. О древности культа свидетельствуют священная роща Помоны, наличие у неё фламина и праздник в её честь – помональ. В надписях культ Помоны не засвидетельствован

А это – Портун, (Portunus, Portunus Pater, от portus, «порт») – Бог–охранитель входной двери, или просто входов –  родственный древнему италийскому Божеству Янусу. Впоследствии Портун стал также Богом гаваней, портов и отождествился с морским Божеством Меликертом. Изображался с ключом в руках. Празднование в честь Порту на проходило в Риме в августе. Имел фламина и праздник – портуналии, справлявшийся на Тибре 17 августа.

 

С «П» закончили, плавно перетекаем на букву «Р».

Картинка на экране сменилась и все смогли разглядеть грозного дядьку, внимательно вглядывающегося в даль.

– Это будет Робиг ((Robigo или Robigus, от robigus, «ржавчина, поражающая колосья», робигус переводится как «заболевание, поражающее колосья») – Божество, защищающее урожай от болезней, а римскую общину – от бедствий. Во время праздника, посвященного Робигу, приносилась в жертву рыжая собака.

 

В римской мифологии Божество мужского (реже женского) пола,  вместе с Богом Авверункомотвращающим») – римскую общину от бедствий. В таком случае искупительные жертвы приносились Робигу в посвящённой ему роще фламином Квирина. В праздник робигалии (23 апреля) процессия одетых в белое граждан во главе с фламином Квирина направлялась в рощу Робига, где приносили ему в жертву рыжую собаку (воплощение солнечного жара или ржавчины) и ягнёнка с просьбой охранить колосья. Рыжая собака с той же целью приносилась в жертву незадолго до робигалии в ритуале augurium или sacrum canaris (от canis, «собака») неизвестному Божеству.

Рома – древнеримская Богиня, олицетворяющая Рим. Интересно, что первый храм в честь Ромы был построен лишь в 195 г. до н.э. в Смирне, а не на территории Италии. В самом Риме храмы в честь Ромы были воздвигнуты лишь во время Октавиана Августа. Часто Рома изображалась на римских или азиатских монетах стоя, сидя или опираясь на щит при этом иногда Рома изображалась вместе с НикойБогиней победы. До сих пор сохранились развалины  храма в честь Ромы, воздвигнутого во времена императора Адриана в Риме.

Впервые изображения Ромы, увенчанной Фидес, появляются в 204 до н.э. на монетах южно–италийских Локр. Во II в. до н. э. её культ стали учреждать попавшие под власть Рима города восточных провинций. Статуи Ромы восточные города и народы посвящали также Юпитеру Капитолийскому. Иногда культ Ромы сочетался с культом римских полководцев, например Т. Фламинина. В правление Августа культ Ромы как на востоке, так и на западе соединяется с почитанием обожествлённого Цезаря и самого Августа. Август и Рома получают общие храмы и общих жрецов. Император Адриан посвятил Богине сопровождавшийся играми праздник. Монеты с легендами Ромы: Августа, Вечная, Непобедимая, Счастливая и пр. – чеканились почти всеми римскими императорами.

 

За ней следует РуминаБогиня кормления младенцев. Священным деревом Румины была смоковница, плод которой по форме был похож на грудь женщины. В Риме была смоковница, посвященная Румине, посаженная либо на Палатине, либо на Комиции. Овидий упоминает о руминальской смоковнице, стоящей на Палатине: «Было там дерево, пень которого цел и доселе, Румина это, она Ромула фигой была». В отличие от других культов, поклонение Румине за несколько столетий не претерпело практически никаких изменений.

 

Тут лектор опять прервался, приложился к бутылочке, после чего посмотрел на экран. На котором возникло изображение девушке в синих водах, вздохнул и продолжил:

– С буквой «Р» на сегодня всё, перехоим на букву «С». Первой в списочке стоит СалацияБогиня источников. Супруга Нептуна. Позднее ее заменила Амфитрита, а Салация стала обычным Божеством источников.

 

За ней вторым номером идёт Салюта (Салюс), лат.(salus, «здоровье») – Богиня здоровья и благополучия.

 

Храм, посвященный Салюте, находился в Риме на холме Салютаре. В период осеннего прекращения военных действий к Салюте обращались, как к посреднице, с просьбой дозволить молить Юпитера и Рому о благополучии Рима. К ней также обращались больные с просьбой об исцелении так же как и к Эскулапу и Асклепию. Обычно изображалась с шаром у ног и жертвенной чашей.

Возможно, некогда почиталась на вершине Салютаре (одной из вершин холма Квиринал), после синойкизма став общеримской. С ней был связан древний, возобновлённый Августом обряд augurium Salutis – в период прекращения военных действий ежегодные обращения к богам с вопросом, дозволено ли просить о благополучии Рима. Салюс имела несколько храмов и жрецов, иногда обслуживавших также культ Spes Bonaнадежды на лучшее»). Как Салюс Августа, Салюс римского народа, Салюс войска изображалась на монетах императоров.

 

Далее – ещё один из наиболее почитаемых и древних Богов РимаСатурн (Saturnus) – ему поклонялись как покровителю посевов и полагали, что Сатурн отчасти властен над царством мертвых. Впоследствии, под влиянием проникновения  греческой культуры и мифологии в Рим, Сатурн был отождествлен с Кроносом, олицетворяющим всепожирающее время. Сатурн почитался также как древний царь Лациума, где он правил вместе с Янусом после того, как был изгнан своим сыном Юпитером на землю. Именно в храме Сатурна, построенном в Риме в 497 г. до н. э., хранилась государственная казна республики. Женой Сатурна была Опс, отождествляемая с Реей. По характеру Сатурн был мрачным и жестоким, но праздники сатурналий в его честь отличаются весельем и разнузданностью.

Происхождение имени Сатурна, связывавшееся в народной этимологии с корнем sat, «сеять» (что делает его Богом посева, семян), современными исследователями отвергается, как и определение его как хтонического божества мира мёртвых. Не позже начала III в. до н. э. стал отождествляться с Кроносом (пожирающим своих детей), что дало повод интерпретировать его как неумолимое время, поглощающее то, что породило, или как семя, возвращающееся в породившую его землю. Под влиянием представлений о Кроносе Сатурне, каковы бы ни были его первоначальные функции, стал почитаться как бог золотого века, один из первых царей Лация (куда, согласно версии мифа, он бежал, низложенный своим сыном Юпитером, и где был принят правившим там Янусом, разделившим с ним власть). Сатурн научил своих подданных земледелию, виноградарству и цивилизованной жизни, почему вся страна стала называться «землёй Сатурна». Посвящённый Сатурну праздник сатурналии (17 декабря), первоначальный характер которого неизвестен, был в 217 до н.э. преобразован по образцу греческих кроний. Во время праздника господа и слуги менялись своими обязанностями, воцарялось безудержное веселье карнавального типа, люди обменивались подарками – светильниками и глиняными фигурками, избирался шуточный царь сатурналий; эти праздники рассматривались как воспоминание о веке изобилия, всеобщей свободы и равенства, пользовались большой популярностью и постепенно растягивались до 57 дней. В храме Сатурна хранилась государственная казна. Его паредре (женскому соответствию) Луа посвящалось оружие убитых врагов, возможно, для искупления пролитой крови и для отвращения её вредного влияния на посевы. Культ Сатурна был мало распространён, в основном в Африке, где тот слился с местными ваалами и имел многочисленных жрецов и коллегии почитателей, главным образом из простого народа. В астрологии планета Сатурн[39] считалась планетой  Судьбы, холодной, мрачной планетой, наделявшей соответственными качествами людей.

Далее – Семо Санкус – один из римских Богов, в котором проявились черты латинского Бога неба и сабинского Бога земли. Семо Санкус наблюдал за верностью клятве землей и небом, считавшейся одной из самых священных. В 466 г. до н.э. Семо Санкусу был посвящен в Риме храм.

После него идёт Сенектута – древнеримская Богиня старости. Ей воздавали почести сначала с 45, а затем, с увеличением продолжительности жизни и в последствии развития врачебной науки, –  с 60-и лет. Культ Сенектуты символизировал уважение к главе семейства и прочность родового очага.

 

После старушки значится Сильван (Silvanus, от silva, «лес») – один из самых популярных Богов римского плебса и рабов, его широко почитали в сельской местности.

Он отождествлялся с греческим Паном. Сильван был хранителем сельскохозяйственных угодий и усадеб, также считался покровителем диких и домашних животных, полезных ископаемых и растительности. Его изображали обычно в одежде сельского жителя с серпом или мотыгой в руке. Сильвану поклонялись многие жрецы, справлявшие весной праздники в честь Сильвана. Буквально в каждом крупном поместье Сильвану посвящалась роща или сад. Он родился от уроженки Тускула Валерии, но есть версия, по которой он был рожден козой от человека. Есть также версия Почитателей Бога Митры, по которой Сильван – это Бог стад, являющийся душой быка, убитого самим Митрой.

Сильван не имел официального культа и был мало известен в период Римской республики. В период империи самый популярный бог плебеев и рабов. Он стал покровителем и даже инициатором культурного земледелия, хранителем дома, усадьбы, имения и его границ, где ему посвящалась роща, защитником земельных владений от покушений захватчиков, Божеством растительности, животных, гор, скал, металлов и вместе с тем могучим верховным Богом – «спасителем, борцом, непобедимым, небесным, пантеем», а также человеком (по одной версии, сыном раба и козы, по другой – сыном тускуланки Валерии от кровосмесительной связи с отцом), подобно Гераклу заслужившим апофеоз за труд на благо людей.

 

Чрезвычайно многочисленны были культовые коллегии Сильвана, имевшие своих жрецов, справлявшие в его честь весенние праздники растительности, воздвигавшие ему святилища, не только за свой счет, но и своим трудом, приносившие ему в дар лесные и садовые участки, фонтаны, сосуды, колонны, статуи бога, изображавшегося в крестьянской одежде, с серпом, плодами, деревом, собакой, козой, змеей – хранительницей дома. В надписях часто упоминаются посланные Сильваном сны, видения. Его благодарили за исцеление, удачу, освобождение от рабства, от него ждали награды в загробной жизни за честную трудовую жизнь, символизировавшуюся уровнем и угломером, также иногда фигурировавшими в дарах Сильван. Противостоя богам официального пантеона, он как бы воплощал протест народа и рабов против морали и культуры высших классов. Последние же причисляли Сильвана к «черни земных богов», трактовали его как мятежника, врага Богов небесных, как низкую материю, «отброс всех элементов» (Serv. Verg. Аеп. VIII 601). Культ Сильвана был широко распространён в западных провинциях, где с ним отождествлялись Боги сходного характера.

Быстренько упомя́нем СтеркулаБожество удобрения полей. Умению удобрять поля Стеркул научился у Геракла, который в свою очередь перенял это у Авгия.

На экране высветился дюжий молодец с молниями вокруг, после чего купидон оповестил слушателей о том, что это не робот испортившийся и закоротвшейся – а Сумман – древнеримский Бог ночных молний и ночной росы.

В Риме был построен особый храм в его честь, но постепенно культ Суммана перестал отправляться под влиянием жрецов Юпитера, настраивавших, чтобы все жертвы для отвращения молний, римляне  приносили только Юпитеру.

 

Ну всё – на «С» закончили, переходим к персонажам, чьи имена начинаются на «Т».

Как мы видим, – Купидон указал стрелой на изображение девицы, приложившей пальчик к губам, – это ТацитаБогиня молчания у римлян. Исповедниками ее культа в основном были глухонемые, а так же рабы, у которых за какую–либо провинность был вырван язык. Культ Тациты способствовал адаптации людей, потерявших речь или слух, так как именно в среде его исповедников обучали языку жестов.

 

Следующая – Теллура, Мать–земля[40], была одной из древнейших италийских Богинь. Она олицетворяла собой ту плодородную землю, на которой произрастает все, что нужно человеку для существования. Она же считалась владычицей землетрясений и властительницей живых и мертвых.

 

По преданию первой служительницей Теллуры ее называли еще «Светлой богиней») была жена пастуха Фаустула (нашедшего и воспитавшего близнецов Ромула и Рема, которую звали Акка Ларенция). У нее было 12 своих сыновей, и все они дружно помогали матери таив; жертвоприношениях в честь богини Теллуры. Когда один из братьев умер, его место занял Ромул. Став римским царем, Ромул учредил жреческую коллегию из 12 человек, которая называлась коллегией арвальских братьев (от латинского словом арвумпахотный, полевой).

Раз в году совершался торжественный обряд жертвоприношения «Светлой богине», чтобы она ниспослала хороший урожай на поля римских земледельцев. О временник проведения этого празднества, приходившегося обычно на вторую половину мая, перед наступлением жатвы, объявлял заранее глава арвальских братьев[41]. Ритуал соблюдался очень строго, так как малейшее нарушение могло навлечь недовольство Богини и, следовательно, угрозу урожаю. Вся церемония длилась 3 дня. В первый и последний день. Жрецы собирались в городе, в доме главы арвальских братьев. В парадных одеждах они возносили жертву Теллуре вином и благовониями. Затем происходил обряд благословения хлебов, увенчанных лавровыми листьями, и колосьев прошлого и нового урожая. Несколько позже устраивалась общая трапеза жрецов с совместными молениями и возлияниями вина на алтарь Теллуры. По окончании обряда участники его с пожеланиями счастья подносили друг другу розы. На второй день праздник переносился в священную рощу «Светлой богини», где находился ее храм и здание с пиршественным залом для священных трапез. Ранним утром глава коллегии приносил очистительную жертву – двух свиней и одну телку. После полудня, надев венцы из колосьев, с покрытой головой они все направлялись в рощу, где приносили в жертву жирную овцу, ладан и вино. Затем совершалось возлияние, и арвальские братья направлялись на ближайшее поле за колосьями, срезали их и передавали, перекладывая из левой руки в правую. Эта процедура повторялась дважды, после чего ее проделывали с хлебцами, которые жрецы, войдя в храм, распределяли между собой. Заперев храм и удалив оттуда всех посторонних, арвальские братья начинали священную пляску, распевая при этом гимн, слова которого им самим были уже непонятны. И поскольку запомнить их было трудно, а ошибка грозила гневом богини, то у всех были специальные богослужебные записи, которым они строго следовали. Безусловно, это были древние заклинания о ниспослании урожая, обращенные к земле.

Ещё одна БогиняТеллусTellus, Tellus Mater аналогична Terra Mater, «мать–земля» в римской мифологии Богиня плодородной земли, одна из богинь подземного мира, древний символ изобилия. Царем Нумой в честь Теллус был установлен праздник Фордиции, на котором ей приносили в жертву стельную корову. Этот праздник проходил 15 апреля. В середине декабря в честь Теллус и Цереры был также установлен праздник, на котором обеих богинь молили о защите зимних посевов. На этом празднике фламины приносили жертву, произнося при этом имена двенадцати богов, символизирующих разные периоды работы хлебопашца. Перед началом жатвы Теллус приносили в жертву свинью. Часто Теллус отождествляли попеременно с Вестой, Юноной и Церерой, но позднее культ Теллус был практически вытеснен культом Цереры, хотя Вергилий в «Энеиде» назвал Теллус «первой из богов».

 

Призывалась понтификами вместе с Теллумоном, Альтором (кормильцем) и Рузором (возобновляющим плоды земли). Праздник Фордицидии (15 апреля) в честь Теллус был якобы установлен Нумой по предписанию Фавна, явившегося царю во сне в священном лесу, где он спал, чтобы узнать причину неурожаев. Во время Фордицидии жрецы отдельных курий и понтифик на Капитолии приносили Теллус в жертву стельную корову. Теллус вместе с Церерой в декабре посвящался праздник, когда во имя защиты зимних посевов фламин приносил Богиням жертву, призывая 12 Богов, ведавших отдельными этапами работы хлебопашца.  Теллус призывалась также при заключении браков. Как Богине подземного мира ей приносилась очистительная жертва фамилией, член которой умирал; её, так же как манов, призывали, обрекая врагов подземным Богам. Дающие клятву именем Юпитера и Теллус касались земли при упоминании Теллус. Как символ дарованного Августом гражданам изобилия Теллуса изображена на алтаре мира.

Далее у нас идёт Термин[42] (Terminus) – в римской мифологии – Божество границ, покровительствовал пограничным камням и столбам.

В Древнем Риме границы считались священными, поэтому закономерным стало введение культа Термина Титом Тацием, который освятил пограничный камень на Капитолии в Риме. Позднее царь Нума Помпилий ввел праздник Терминалий, который отмечался 23 февраля. Сам Нума впервые разделил земли под Римом на участки, в которые входили целые поселения и отдельно стоящие хозяйства, объединенные единым  управлением и религиозным культом. Нума же установил закон, по которому землепашец, который сознательно выкопает пограничный камень, подлежит проклятию, что было равнозначно преданию смерти вместе со своими пахотными животными. В Риме имелось два ТерминаКапитолийский и общегородской, культ которого был введен, по легенде, в начале строительства Рима. Римляне тщательно готовились к установлению границ: каждый межевой столб или камень натирался благовониями и увешивался венками и лентами. В ямах, куда устанавливались столбы или камни, сжигались жертвы Термину; дно ямы усыпали плодами и поливали вином. Во время терминалий римляне увешивали венками пограничные камни и столбы, их могли окропить кровью жертвенных животных. Праздник в честь Термина способствовал сближению соседей и прекращению вражды. Древние римляне считали, что Термин – доброе божество, примиряющее спорящие стороны.

При межевании земли и установке межевого камня Термина также приносились жертвы. Учреждение культа Термина приписывалось Нуме и связано с представлением о святости и нерушимости частного владения, отразившемся в культе Силъвана. Сдвинувшего межевой камень с целью захвата чужой земли в древнейшее время предавали проклятию, впоследствии он нёс за это ответственность как за уголовное преступление. Кроме большого числа Терминов, существовал культ одного Термина; изображавший его камень был помещён в Капитолийском храме, что символизировало нерушимость границ Рима и их постоянное расширение. Согласно легенде, этот Термин вместе с Ювентой остались на Капитолии, когда царь Тарквиний Древний решил заложить храм Юпитеру на Капитолии и жившие там божества удалились.

Переходим к очередному параграфу под названием «буква Ф». первым абзацем там стоит Фабулин, римское Божество, покровительствовавшее обучению ребенка речи. Входил в круг богов покровителей младенцев.

 

После него – Фавн (Faunus), от favere, «помогать», также Fatuus, Fatulcus, от fatuor, «быть одержимым», fando, «пророчествовать» – в древнеримской мифологической системе Бог–покровитель лесов, полей, пастбищ, а также животных. Этот Бог аналогичен древнегреческому Пану. Имело место представление о множестве Фавнов – лесных духов. Фавн мог предсказать будущее. Он любил устраивать проказы – похищать детей, насылать на людей кошмары и т.п.

 

С именем Фавна связаны два праздника – фавналии (в декабре) и луперкалии (15 февраля). Ему приносили в жертву козлов и собак. Луперкалии – скотоводческий праздник, ибо Фавн выступал как покровитель скота и земледелия. Он спасал стада от волков. Отсюда и название праздника («лупус» в переводе с латинского означает «волк»). Существовали представления как о множественности Фавнов, так и об одном Фавне, женским соответствием которому была Фавна, Фатуя, впоследствии считавшаяся его дочерью и известная как Бона деа. При шуме леса или во сне Фавн давал предсказания, сложенные сатурнийским стихом. Хитростью пойманный Нумой вместе с Пиком, он был вынужден  открыть ему, как следует отвращать молнию Юпитера. Фавн считался лукавым духом, воровавшим детей, посылавшим болезни и кошмары. Как Инуй или Инкуб вступал в связь со всеми животными и соблазнял женщин. Учреждение культа Фавна, отождествлявшегося с аркадским Паном, приписывалось Эвандру. Он отправлялся в гроте на склоне Палатина, называвшемся Луперкалий (от lupus, «волк») и обслуживался коллегией луперков. В праздник луперкалий (15 февраля) луперки приносили Фавну жертву – собаку и козла. После жертвоприношения луперки, обнажённые, с козьей шкурой на бёдрах бежали вокруг Палатина, стегая вырезанными из кожи жертвенного козла ремнями встречных женщин, что должно было сделать их плодовитыми. Луперкалий были пастушеским праздником очищения и плодородия, отвращения от стад волков и, возможно, были связаны некогда с культом волка, выступавшего как бог Луперк и затем слившегося с Фавном. Особенно почитался Фавн крестьянами, как покровитель скотоводства и сельской жизни. Считался также одним из царей Лаврента, сыном Пика, отцом Латин

В этот момент везельвул уже собрался открыть рот – дабы высказать очередную мысль об очередном «нашем, проверенном товарище» – как Лилит с Лоллой не сговариваясь, дружно дали по подзатыльнику «сотоварищу» с рожками – дабы не сбивал лектора с пути истинного…

 

А Купидон тем временем – не обращая внимания на обиженное лицо Везельвула – указал стрелой в изображение дамы в платье середины XIX века, после чего пояснил показанное:

– Это Фауна (Фавна) – Богиня лесов и полей в римской мифологии. Ее считали супругой Фавна. От ее имени происходит название животного мира – фауна. Изображалась она с рогом изобилия в руках и змеями. В честь Богини Фавны справлялись празднества – фавналии.

 

А это дама – Фамес – в древнеримской мифологии персонификация голода и мучительной голодной смерти. В древнегреческой мифологии Фамес отождествлялась с Лимос, дочь Богини раздора Эриды и Диспатера

После неё значится в списках Фатум, латин. Fatum, «рок», «предопределение», «судьба» – предопределение и неотвратимость судьбы. Олицетворяется в Богинях судьбы парках, а в греческой мифологии в мойрах, определявших участь человека со дня его рождения.

В римской мифологии и религии понятие Фатум отсутствовало (оно играло большую роль в философии); фатами назывались божества, подобные мойрам. Эти фаты часто встречаются в надписях в женском и мужском роде; официального культа не имели.

 

А.С. Пушкин часто использовал мифологические образы судьбы в своих стихотворениях. Так, в стихотворении «Опытность» он писал:

«Счастье, счастье ухвачу! 

Мнил я в гордости безумной. 

Вдруг услышал хохот шумный, 

Оглянулсяи Эрот 

Постучался у ворот.

Нет! Мне видно не придется

С богом сим в размолвке жить,

И покамест жизни нить

Старой Паркой там прядется

Пусть владеет мною он!

Веселитьсся – мой закон»

 

Ещё одна красавица – ФебрисБогиня лихорадки. Из дошедших до наших дней посвящений этой Богине видно, что почитались Фебрис Тертиана (Богиня лихорадки с приступами раз в 3 дня) И Фебрис Квартане (Богиня лихорадки с приступами раз в 4 дня). На Палатине, одном из семи холмов Рима Фебрис имела свое святилище. Этой Богине подносились лекарства, которые давались заболевшим лихорадкой. 2 храма располагались  на холме Quirinal и  Velia. Особенно почитала в болотистых местностях, где процветала малярия. Именно поэтому культ Богини Фебрис играл там большую роль.

Красивая, зараза, но лучше от неё держаться подалее. Лучше иметь под рукой такую даму как Ферония – (Feronia) древнеримскую Богиню цветов, полей и лесов, целебных трав, подземного царства, близкая Бона Деа. Она пользовалась особым почитанием у рабов и вольноотпущенников. Ей был посвящен храм в Таррацине. в котором предоставляли свободу рабам. В храме стояла скамья, на которой была надпись: «Пусть сядет достойный раб и встанет свободным». В ряде мест культ Феронии отождествлялся с культом Юноны, супруги Юпитера.

 

В Италии главными местами её культа были роща в Капене и храм в Таррацине, где она считалась супругой Юпитера и отождествлялась с Юноной. В этом храме, где стояла скамья с надписью «пусть сядет достойный раб и встанет свободным», производился отпуск на волю рабов, что сделало Феронию особенно популярной среди рабов и отпущенников. В 217 до н. э. в связи с нашествием Ганнибала отпущенницы по указанию сивиллиных книг собрали деньги на подарок Феронии одновременно с даром Юноне матрон.

 

А теперь – ещё одна девушка – Фидес (Фидея) (лат. fides «верность») – дрернеримская Богиня, олицетворявшая верность, преданность. Один из храмов в Риме был посвящен этой Богине. В ее честь был построен храм и на Капитолийском холме, в котором хранились договоры Рима с другими государствами. Изображалась Фидес на римских монетах в виде женщины с плодами и колосьями в руках, а также с птицей – горлицей. Культ Фидес в Риме установил Нума Помпилий, один из древнеримских царей. Эта Богиня считалась хранительницей устоев нравственной системы римского общества, гордившегося верностью принципам своего жизненного уклада и клятвам.

Вместе с Пиетас (Божеством исполнения долга перед богами, родиной, родителями) Фидес считалась основой общества и добродетелей римлян, гордившихся своей исключительной верностью клятве. Фидес была тесно связана с призывавшимся при клятве Юпитером и слившимся с ним божеством верности Диус Фидиус, а также с понятием foedus, «союз», который заключался с торжественными жертвоприношениями главой коллегии фециалов с Богами. Фидес играла большую роль во всех сферах жизни римлян. В 1Пуническую войну Фидес был посвящён на Капитолии храм, ставший архивом международных договоров. Фламины приносили жертву Фидес, обернув тканью правую руку, посвящённую Богине, так как соединение правых рук (часто изображавшееся на монетах с Фидес) символизировало верность заключённому договору. В период империи Фидес часто изображалась на монетах как Фидес Августа, Фидес. войска, Фидес конницы и т.д.

Ещё одна прекрасная женщина – Флора (лат. Flora, от flos, «цветок») – в древнеримской мифологии Богиня цветов, садов и юности. В честь Богини были установлены празднества (с 28 апреля по 3 мая) – флоралии. В эти дни на ее алтарь возлагались цветущие колосья. Все участники празднеств украшали себя и животных цветами, одевались в яркие одежды. Чествование Флоры способствовало, по их мнению, урожаю плодовых и злаковых растений. Игры в честь Флоры были весьма раскованными, с элементами разнузданности, в них принимали участие простолюдины и женщины легкого поведения.

 

Изображалась Флора в виде красивой молодой женщины с цветами в руках. Многие великие художники (Тициан, Рембрандт и др.) обращались к образу Флоры.

Учреждение культа Флоры приписывали Титу Тацию, который воздвиг ей алтарь и дал фламина. В праздник в честь Флоры флоралии на её алтарь приносили цветущие колосья. По какой–то причине праздник пришёл в забвение и был восстановлен по указанию Сивиллиных книг[43] в связи с неурожаями в 173 до н. э. Игры в честь Флоры сопровождались весёлой разнузданностью, при участии простого народа и проституток.

После неё записан Фонс (Фонт),  лат. Fons, «водный источник» – Божество источников и фонтанов. Он был сыном Януса и нимфы вод Ютурны. В его честь были установлены празднества – фонтаналии, которые отмечались 13 октября. В этот день в источники бросали венки из цветов. Служителями его культа могли быть и рабы. Поэтому он был очень популярен среди рабов. Особенно Фонс почитался ремесленниками; как кормилец фамилии, он был популярен у рабов, из среды которых вербовались служители его культа.

Далее – Форнакс (Форнака, лат. Fornax «печь») – в древнеримской мифологии Богиня домашнего очага и печей, в которых сушили зерно. В честь этой Богини установлены празднества – форнакалии (в феврале), во время которых благодарили Богиню за хлеб и зерно нового урожая, выпекали лепешки.

За ней следует Фортуна, лат.  (Fortuna) – Богиня счастья и удачи. В греческой мифологии ей тождественна Богиня Тихе.

В ранний период развития римской мифологии она была Богиней плодородия и урожая, покровительницей рожениц. Культ Фортуны в Риме ввел Сервий Туллий, который считал, что благодаря покровительству этой Богини он превратился из сына рабыни в царя. В честь богини царь соорудил несколько храмов.

Фортуна была покровительницей как отдельного человека (мужчины или женщины), например, того или иного полководца, так и целого легиона, коллегии.

У нее было много наименований – Победа, Воительница, Добрая, Постоянная и т.п. В поздний период Римской империи ее изображали с рогом изобилия в руках.

В классическое время Фортуна идентифицировалась с греческой Тихе. Первоначально богиня урожая (об этом свидетельствует происхождение её имени – от глагола ferre, «носить»), материнства, женщин. Как Богиню плодов Фортуну почитали садоводы, её праздник (11 июня) совпадал с днём богини плодородия и деторождения Матер Матуты. Фортуна с эпитетом «девственная» посвящали свою одежду невесты. Фортуна – защитница женщин, культ которой был введён матронами в благодарность за то, что по их просьбе Кориолан пощадил Рим, покровительствовала женщинам, бывшим лишь раз замужем. Впоследствии, возможно, под влиянием пренестинского культа Фортуны Примигениипервородной») она стала богиней судьбы, счастливого случая.

 

Введение культа Фортуны связывалось с царём Сервием Туллием, ставшим благодаря любви Фортуны из сына рабыни царём и воздвигшим ей несколько святилищ. Фортуну почитали как – «судьбу сегодняшнего дня», «данного места», «частных дел», «общественных дел», «доброй судьбы», «злой судьбы», «мужской судьбы», «милостивую» и пр. Из надписей императорского времени известно о существовании алтарей Фортуны–покровительницы, воздвигнутых отдельными легионами, корпорациями, ремесленными коллегиями, фамилиями, лицами, где она фигурировала вместе с пенатами. Она изображалась на монетах почти всех римских императоров. Её культу были близки культы Фелицитас – персонификация счастья. Bonus Eventus – хорошего исхода, Mens Bona – стойкости духа. Сближалась Фортуна также с Исидой и Немесидой. Изображалась с рогом изобилия, иногда на шаре или колесе (символ изменчивости счастья) или с повязкой на глазах.

На экране появиось изображение трёх довольно–таки развязных девиц, которые – как пояснил лектор – оказались Фуриями – лат. Furiae, от furire, «неистовствовать» – в древнеримской мифологии Богини возмездия и мучающейся совести. Фурии  девы–демоницы ТисифонаАлекта и Мигера.

 

Они преследуют преступников, пока не убьют его. Вокруг  них распространяется   зловоный запах, который не всякий сможет вытерпеть. В греческой мифологии им аналогичны эринии.

Перелистываем страницу на букву «Ц». И что же мы видим? – вопросил у присутствующих лектор со стрелою в руках. – А видим мы гражданку Цереру, (Ceres) – древнеиталийскую Богиню плодородия, созревания злаков, покровительница материнства и брака. Жрецом Цереры был представитель плебеев. Ее почитали крестьяне. В честь Богини справлялся праздник – цериалии (апрель). Храм этой Богини являлся убежищем для плебеев. Постепенно куль Цереры сблизился с культом Деметры, с которой отождествляли эту Богиню.

 

Цереру глубоко почитали римские земледельцы. В честь ее устраивались торжественные празднества – цереалии, начинавшиеся 11 или 12 апреля и продолжавшиеся 8 дней. Цереалии особенно ревностно соблюдались низшими классами–плебеями. Они наряжались в белые одежды (в отличие от обычной рабочей), украшали себя венками и после торжественных жертвоприношений (подносили свиней, плоды, медовые соты) 8 дней развлекались скачками в цирке. Римский люд устраивал у себя праздничные трапезы, приглашая всех проходящих, чтобы умилостивить Цереру, дающую сытную пищу. Постепенно культ Богини Цереры слился с культом «Светлой богини» (Теллуры)  но праздник цереалии с его весельем и широким гостеприимством сохранился.  Она также богиня подземного мира, насылавшая на людей безумие, а также богиня материнства и брака (по закону Ромула ей посвящалась половина имущества мужа, без причин разведшегося с женой). Почиталась как хранительница сельской общины (пага), защитница его урожая от грабителей (ей посвящался казнённый за ночную кражу урожая). Впоследствии Церера считалась только богиней злаков и урожая, пользуясь как таковая большим почётом, особенно среди крестьян, справлявших посвящённые ей цереалии и призывавших её во время паганалий. В эпоху борьбы патрициев и плебеев Церера возглавляла плебейскую триаду (Церера, Либер и Либера) богов, которой в 493 до н. э. был сооружён кампанскими мастерами храм в долине между Палатином и Авентином, где плебеи издавна почитали земледельческих богов Сею, Сегетию, Мессию, Тутулину, которых Церера заменила, и где был подземный алтарь Конса.

Есть мнение, что Церера всегда была богиней плебса, т. к. её фламин был плебей, возможно, жрец плебейской общины, а цереалии были включены в календарь Нумы в связи с приобщением части плебеев к римской общине. Храм плебейской триады Богов стал центром борьбы плебеев с патрициями, архивом плебейских магистратов, убежищем для преследуемых плебеев, местом раздачи им хлеба (Церера отождествлялась с Богиней Пандой или Эмпандой, в храме которой кормили голодных). После примирения патрициев и плебеев Церера стала почитаться как общая богиня, но её старая роль ожила с обострением противоречий между народом и нобилитетом, когда Церера была противопоставлена Богиня нобилитета Кибела.

Церера вместе с Теллус были посвящены праздники жатвы, а также зимнего посева (сементивы, 13 декабря) и цереалии (19 апреля). Цереалии сопровождались цирковыми и сценическими играми, травлей лисиц, к которым привязывались горящие факелы, и разбрасыванием орехов, что должно было защитить от зноя посевы и стимулировать их рост. В III в. до н. э. Церера сближается с Деметрой, Либера с ПрозерпинойПерсефоной.

Культ Цереры эллинизируется, появляются женские мистерии Цереры, праздник встречи Цереры с вернувшейся от Плутона дочерью, которому предшествовал девятидневный пост и воздержание. С Церерой (как и с греч. Деметрой) связывается изобретение земледелия и введение законов, приобщивших людей к цивилизации.

После неё идёт ещё одна девушка – а именно – Эпона – галльская Богиня, покровительница коневодства. Ее культ зародился в Галлии, римской провинции, и стал распространяться по всей Римской империи.

Богиню рисовали сидящей верхом на лошади или стоящей рядом с ней. Изображения Богини были в лагерях легионов и в конюшнях.

 

Далее – наконец–то мужичок появился – ЭскулапБог исцеления, Бог врачеватель. В римской мифологии культ Бога Эскулапа был аналогичен культу Бога Асклепия в греческой.

 

По преданию, культ Асклепия был перенесен в Рим по совету дельфийского оракула, чтобы прекратить эпидемию чумы. Когда корабль, везший Асклепия, принявшего вид змеи, вошел в реку Тибр, змея нырнула в воду и выплыла на островок, где римляне впоследствии воздвигли храм в его честь. В храме было множество священных змей и собак. Больные, обратившиеся к Эскулапу за помощью, во сне получали исцеление или узнавали способы лечения.

Помельчало–то мужиков. Опять дамы пошли. Ювента –  (Juventas, «юность») римская Богиня–покровительница мужчин от 17 до 43 лет, которые делали взнос в кассу храма после того, как достигали возраста мужей. Ювента олицетворяла собой вечную молодость Рима.  Почиталась на Капитолии вместе с Юпитером, что символизировало вечную молодость Рима. Отождествлялась с греческой Гебой

 

Юнона (Juno) – древнеиталийская Богиня Луны и охранительница женщин; у этрусков была известна под именем Уни, у греков отождествилась с Герой, супругой Зевса. В римском Пантеоне Юнона – супруга Юпитера и покровительница брака, замужних женщин и рожениц, причем, считалось, что каждая женщина имеет свою Юнону  (как каждый мужчина – своего Гения). В ее честь 1 марта римские женщины справляли семейный праздник – матроналии. Постепенно Юнона приобретала новые эпитеты. Соспитавспомоществующая»), воинственная Популона и Куритис, изображающаяся в колеснице, Фульгурамолнии – мечущая»), Монетасоветница»); в ее храме печатались деньги.

 

С завоеванием Римом Италии культ Юноны из италийских городов переместился в Рим, что придало ей новые функции и эпитеты: «царица», Луцинасветлая»), «выводящая ребёнка на свет» («родовспомогательница»), КалендарияБогиня начала каждого месяца – календ, Руминакормилица»), Фульгурамолниемечущая»). Монетасоветница»), в храме которой чеканились деньги, Оссипагадающая скелет зародышу»). Вместе с Юпитером и Минервой входила в Капитолийскую триаду, которой был посвящён храм на Капитолии. Культ Юноны осуществлялся гл. обр. матронами; конкубинам прикасаться к её алтарю запрещалось. Женскими праздниками считались посвящённые Юноне. Луцине Матроналии (1 марта) и неясного происхождения Ноны Капротины (7 июля), в последнем участвовали и рабыни, принося совместно со свободными жертву Юноне под священной смоковницей. Она призывалась при заключении браков, ей приносили благодарственные жертвы после родов, а приближавшиеся к её храму не должны были иметь на себе узлы, как затрудняющие роды. Как Богиню плодовитости Юнону связывали с Фавном. В провинциях Юнона отождествлялась с другими богинями, имевшими сходные функции. В философских теориях Юнона отождествлялась с землей или воздухом, лежащим ниже Юпитера–эфира.

А теперь – аналог греческого ЗевсаЮпитер – (Juppiter, Jovis Pater, от iuvare, «помогать», первоначально Diovis, «блестящий», Diespiter, Dispater, «отец дня», отсюда его жрецflamen dialis) – Бог неба, света, грома и молнии, царь Богов (его эпитеты: «молниеносный», «гремящий», «дождливый»). Юпитер совмещал в себе функции множества местных Божеств. Он покровительствовал земледелию, виноградарству, его именем клялись, он был хранителем границ, защитником свободы, Богом войны и победы. Являясь «отцом Богов», Юпитер вместе с тем созывал совет из Богов. Значение культа Юпитера возросло после открытия Капитолийского храма трех БоговЮпитера, Юноны и МинервыКапитолииская  триада»). Юпитер становится Богом римского государства, позже – императорской власти. Подминая под себя культы местных Богов покоренных народов, культ Юпитера способствовал в дальнейшем распространению идеи единого Бога.

По теории Ж. Дюмезиля, Юпитер – индоевропейский бог магической царской власти в древней триаде Юпитер, Марс, Квирин. По мнению Дж. Фрейзера, Юпитер – дух дуба и вообще деревьев, откуда его эпитеты: фругиферплодоносный»), фагуталбук»), руминсмоковница»), виминтростник»). В песне салиев его эпитет Луцетий (от lux, «свет»), ему были посвящены дни полнолуний – иды. Почитался на возвышенностях и в виде камня (Юпитер Лапис). Функции Юпитер были разнообразны, т. к. он совместил в себе черты местных италийских богов. Он считался гарантом верности клятве; как Юпитер Термин – хранителем границ, как Юпитер Либертас и Юпитер Либер – защитником свободы. Как Феретрий, Статор, Непобедимый, Победитель, Мститель он был богом войны и победы, что связало с ним обычай триумфа, когда победоносный полководец в одежде и с инсигниями Юпитер с выкрашенным в красный цвет лицом (как у статуи бога) на квадриге в сопровождении солдат и граждан отправлялся на Капитолий, чтобы в храме принести Юпитеру благодарственную жертву из взятой на войне добычи и сложить к его ногам свой лавровый венок.

 

С триумфом и победами были связаны и посвященные ему Великие, позже Римские игры. Как царь Богов Юпитер имел при себе совет из Богов, «сотрудничающих, помогающих» и решал все земные дела, посылая авгурам знаки своей воли. Культ Юпитера был очень древен, о чем свидетельствуют многочисленные табу, наложенные на фламина Юпитером. Значение культа особенно возросло после открытия храма на Капитолии, посвященного Юпитеру, Юноне и Минерве. Юпитер с эпитетом «наилучший, величайший» (Optimus, Maximus) становится Богом римского государства, его власти и мощи. Подчинённые Риму города приносили ему жертвы на Капитолии и воздвигали у себя храмы Капитолийской триаде. При империи Юпитерстал покровителем императоров, что способствовало распространению его культа во всех провинциях и в войске. С ним отождествлялись туземные верховные небесные боги, а с распространением восточных культов боги Сирии, М. Азии и др. По мере усиления монотеистических тенденций Юпитер рассматривался не только как верховный, но как единственный бог («все полно Юпитер»), как душа или разум мира, эфир, всё порождающий и принимающий в себя.

Юстиция – (Justitia, «правосудие», «право»), Богиня правосудия, права, в Риме со времени императора Тиберия (I в.) обожествлённое понятие. Юстиция имела храм и жрецов, но по популярности уступала богине Эквита с (Aequitas «справедливость»), которую изображали с весами.

 

Ещё одна девица красная – Ютурна, (Juturna) – в нашей мифологии сначала нимфа ручья в Лавинии, затем у храма Весты. Имела храм  в Риме. Вода из ее ручья считалась целебной. По одной версии – Ютурна – жена Януса и мать Фонса, по другой – сестра царя рутулов Турна и возлюбленная Юпитера.  В честь Ютурны справлялись ютурналии.  Имя Ютурна производилось от iuvare, «помогать», т.к. её ручей считался целебным.

 

Вот мы и подошли к ударному финишу. Остался у нас Янус ((Janus, Janus Pater, от ianua, «двери», «ворота») – Бог входов и выходов и олицетворение всякого рода начал (эпитеты: «отпирающий» и «запирающий»).

В молитвах его имя называлось первым.

По преданию, Янус был первым царем Лация. Он научил людей земледелию, кораблестроению и покровительствовал морякам.

Янус изображался с 365 пальцами (по числу дней в году), с ключами и двумя лицами, обращенными в разные стороны откуда его эпитет «двойной» (Geminus).

 

Это означало, что он знает и прошлое, и будущее.

Почитался он также как Бог договоров и союзов. Ему были посвящены в Риме разные храмы, так какой почитался не меньше самого Сатурна, которого, как гласят легенды, Янус когда–то принял и разделил с ним власть.

Его праздник, агонии, справлялся 9 января в жилище самого царя. Жрецом Януса был заместитель царя по этим вопросам, возглавлявший всех римских жрецов.

Царь Нума Помпилий посвятил ему двойную арку на форуме, крытую бронзой и опиравшуюся на колонны, что в итоге создавало ворота, которые отпирали только во время войны.

В мифах о Янусе прослеживаются истоки древнейших верований, где Янус представал как первобытный Хаос, из которого возник весь мир.

В этом процессе становления Янус превращается в Бога–блюстителя мирового порядка, вращающего ось мира.

 

При обращении к Богам имя Янус призывалось первым. Он считался первым царем Лация, жившим на Яникуле, научившим людей кораблестроению, возделыванию земли и выращиванию овощей.

Он принял у себя Сатурна и разделил с ним власть.  Янус считался также богом договоров, союзов (напр., союза Ромула с Титом Тацием). Его двуликость объясняли тем, что двери ведут и внутрь, и вовне дома, а также тем, что он знает и прошлое, и будущее. В песне салиев Янус именовался «богом богов» и «добрым создателем».

Впоследствии он трактовался как «мир» – mundus. Возможно, что то были отголоски некогда существовавшего мифа о Янусе как творце мира.

В пользу этого предположения свидетельствует древность песни салиев, высокое положение жреца Януса и то обстоятельство, что у других народов имелись древнейшие двуликие Боги неба, мыслившегося как металлический свод, подобный арке Януса.

Об этом же говорит связь Януса с Квирином; Янусу–Квирину якобы воздвиг храм Нума Помпилий, он же призывался фециалами при объявлении войны, что могло знаменовать не только связь мира и войны, но и космического и немного порядка, олицетворённого в римской общине. Культ Януса в массах распространения не получил (что тоже обычно для древнейших космических Боговдемиургов)[44].

На этом, товарищи, мы и закруглимся – ибо уже подъехали к Воронцовскому дворцу и нас приглашают на выход.

– Да-а-а, полный матриархат, смотрю я, у римлян. Гляди–ка, Стас, – из 100 персонажей – 60 – женщины. Вот и продули римляне свою империю поэтому… И куды этот мир катится, а?

Пониковский удивился, ибо глядя на Везельвула можно было подумать, что того ничего, кроме обниманий обоих сестёр и периодических поцелуев с Лоллой больше и не интересовало – а оказалось, что хвостатый бдил на лекции и внимательно не только слушал, но и умудрился производить подсчёт перечисленных Купидоном Богов и Богинь

Но времени на удивления уже не было – в это время дверцы автобуса в очередной раз  гостеприимно распахнулись, после чего пассажиры, усиленно потягиваясь и разминаясь, двинулись на улицу под зорким взором Валерии Андреевны. Стас не стал изменять своим привычкам и самым последним покинул салон венгерского автобуса, после чего присоединился к группе своих товарищей, которые «дружною толпою» входили под сень арки ворот, направляясь к экскурсоводу, которая нетерпеливо поджидала их…

 

часть 3.

Воронцовский дворец.

«Ми всі навчались небагато,

Абияк і абичого,

Тож вихованням здивувати

В нас можна легко хоч кого»[45]

О.С. Пушкiн «Євгеній Онєгін».

Роман у віршах, 1:V

 

Помните – у того же Александра Сергеевича в поэме «Цыганы» (прошу внимания у просвещённого читателя – именно «ЦыганЫ» и не «Цыгане», как у нас любят говорить), написанной в 1824 году – начатой на юге в январе и законченной в Михайловском 10 октября.

«Цыганы шумною толпой По Бессарабии кочуют. Они сегодня над рекой

В шатрах изодранных ночуют»

Из всего приведённого отрывка начала данной поэму только первой строфой можно было описать поведение учащихся группы М–216 славного Севастопольского судостроительного техникума – а именно: «… шумною толпою». Я бы даже сказал – галдящею…

Пока народ успокаивался,  устаканивался и разминал затекшие от длительного сидения в автобусе члены свои, Валерия Андреевна безуспешно пыталась привести своих «подчинённых» в «меридиан» – как любил гова́ривать 20 лет спустя столь нелюбимый экипажем ПЛ «Б–229» штурман Железный Пётр Андреевич (про него читайте в рассказе «Мой друг хомячок Васятко», да и в других рассказах он периодически появлялся) – но что – то у неё в сей день не заладилось.

Тут к ораве будущих технологов–механиков подплыла тётенька «семь на восемь», чем–то напоминавшая Станиславу Семёновичу его учительницу по физике Лобачову Ольгу Игнатьевну (которая имела прозвище «Молекула» за свою шарообразность – вот они, блин, плоды просвещения в советское время – нынешних десятиклассников спроси – как выглядит молекула – всё – комп в голове зависнет напрочь), осмотрела группу оболтусов и негромко, но внятно и властно произнесла:

– Молодые люди, я понимаю, что история ваше же страны вам не очень интересна, но у меня – кроме вас – ещё несколько групп, давайте не будем задерживать людей, которые интересуются прошлым своей Державы и присоединимся к ним. Меня зовут Людмила Викторовна и я буду вашим гидом по дворцовому комплексу…

Её слова произвели прямо–таки магическое воздействие на студентов, «молодые люди» успокоились и дружно повернулись к говорящей.

– Идёмте за мной вон к той группе людей, – показала она на кучку из человек 30, которые терпеливо ожидали её возле арки ворот. – И прошу вас – кому неинтересно – лучше погуляйте по саду, ибо внутри дворца разрешено ходить только в составе экскурсии. Всем понятно.

Студенты закивали головами и направились вослед экскурсоводу.

Пониковский, а ты чего отстал? – спросила Авраменкова у Станислава, заметив, что тот и не собирается идти вместе со всеми.

Валерия Андреевна, я уже тут был раз пять, так что вряд ли мне чего нового расскажут, а так похожу, посмотрю окрестности.

– Смотри, не потеряйся, – напутствовала его преподавательница и предупредила на всякий случай. – А то уедем без тебя и будешь сам добираться домой.

Станислав Семёнович успокоил свою классную руководительницу, что отстать – не отстанет, а как все освободятся – ему есть кому сообщить об этом – и, оставив Валерию Андреевну в очень озадаченном состоянии, повернулся и зашагал к арке ворот…

 

А тем временем до них донёсся голос подобия «Молекулы», которая, расположив экскурсантов полукругом вокруг себя, начала свою лекцию следующими словами:

–  Крым – курортная жемчужина Советского Союза

С этим тезисом в виду его очевидности никто спорить не стал, поэтому она продолжила:

Символами Парижа считаются Эйфелева башня и собор Нотр–Дам, Лондона – узнаваемый отовсюду Биг–Бен, Москвы – конечно, Кремль. Вот так и город Алупка открывается для вас парком и дворцом графа М.С. Воронцова, или как его просто называют – Воронцовский дворец в Алупке.

Тут в её речь вклинилась Купида и сказала, что граф М.С. Воронцов любил повторять, что «Поистине местность эта облагодетельствована природой».

Людмила Викторовна её не услышала, поэтому продолжала втолковывать внимательно её

слушающим людям:

– С древности люди селились на отрогах Ай–Петри среди скал, под кронами рощ. Вероятно, еще пришедшие в VIV веках до нашей эры греки дали название местности – АлепуЛисица») и посадили там лавр и маслины. Факторию и гавань Люпиковолчонок» с латинского) упоминают в документах генуэзцы.

 

Путешественники начала XIX века рассказывают о маленькой (в 35 дворов) татарском деревушке среди «чудовищной величины каменьев». Сентябрьским вечером 1820 года по дороге из Гурзуфа в Георгиевский монастырь на краю Алупки останавливался для ночлега А.С. Пушкин. Здесь бывал А.С. Грибоедов, когда путешествовал по Тавриде в 1825 году.

Земли в окрестностях Алупки в 1824 году начал скупать вступивший в должность генерал-губернатора Новороссийского края граф Михаил Семенович Воронцов (17821856). Он не случайно выбрал для своей летней резиденции это маленькое селение под зубцами Ай–Петри. У подножия горы много родников; сливаясь в ручьи и петляя между скал, несут они свои чистые воды в море. Одновременно заложили парк в любимом графом английском стиле, а что за парк без ручьев, озер, водопадных каскадов? Привычно восторгаются экскурсанты Алупкинским дворцом, но ведь Воронцовский парк – это тоже творение человеческих рук и фантазии! Трудились, в основном, крепостные, а составлял проект и руководил работой садовник К. Кебах.

Приживались и быстро росли в этой почве сосны, кедры, платаны, пихты, магнолии, глицинии, олеандры… Вечнозеленые и цветущие в разное время года растения (около 200 видов) не позволят нам скучать во время прогулок по парку. Владелец имения сам вел переписку с ботаниками, собственноручно высаживал на самых видных местах полюбившиеся деревья. В этом парке на сорока гектарах есть все: цветники и фонтаны, солнечные поляны и укромные гроты, завораживающие тишиной озера и бурлящие водопады, ровные прогулочные дорожки и напоминающий о прошлых обвалах каменный хаос. В розариях цвели розы 250 видов, многие из которых были выведены специально для владельцев Алупки.

Специально для парка в 1842 году из Коктебеля привезли 29 мешков разноцветных морских камешков! Дворец проектировал известный, модный в 30-х годах XIX века архитектор, историк и реставратор Эдвард Блор. Поклонник стиля «Тюдор», архитектор умело соединил его с мавританским стилем. Камень для строительства добывали у подножия Ай–Петри. Замысел Э. Блора воплотился в зеленовато–сером диабазе – камне, который не уступает по ценности мрамору. «Приятно было бы иметь и табакерку из этого камня, – писал изумленный современник, – а здесь из него целый дворец!» Почти 20 лет, с 1832 по 1851 год, по частям, от здания к зданию возводили дворец. Северным суровым тюдоровским фасадом повернулся он к Ай–Петри, а другим – южным, праздничным – глядит на море.

 

Воронцовский дворец и парк, по словам писателя и путешественника XIX века Е. Маркова, –

сочетание «архитектурного гения с гением пейзажиста, дикости природы с изяществом цивилизации». О первом владельце имения – графе, а с 1844 года князе М.С. Воронцове я расскажу сейчас поподробнее. Люди старшего поколения знают о нем из уроков литературы, помнят как одного из притеснителей Пушкина.

Биография Воронцова Михаила Семёновича.

Сын графа Семёна Романовича Воронцова, русского посланника в Лондоне, и Екатерины Алексеевны, урождённой Сенявиной. Крестник императрицы Екатерины II.

Первые годы.

Граф Михаил Воронцов родился 19 (30мая 1782 года в Санкт–Петербурге, детство и молодость провёл при отце, Семёне Романовиче, в Лондоне, где получил блестящее образование. Ещё грудным ребёнком записанный в бомбардир–капралы лейб–гвардии Преображенского полка, он уже 4 лет от роду произведён в прапорщики.

В 1803 году был прикомандирован к кавказским войскам, во главе которых стоял князь Цицианов. Состоя лично при нём, Воронцов был в разных делах с горцами, причём во время неудачной экспедиции Гулякова в Закатальское ущелье 15 января 1804 года едва не погиб.

28 августа 1804 года награждён орденом Святого Георгия 4-го класса № 650 за отличное мужество и храбрость, оказанные во время осады крепости Эривани при отбитии неоднократных вылазок персиян.

В сентябре 1805 года в должности бригад-майора был отправлен в шведскую Померанию с десантными войсками генерал–лейтенанта Толстого и был при блокаде крепости Гамельн.

В кампанию 1806 года находился в сражении под Пултуском.

В кампанию 1807 года, командуя 1-м батальоном Преображенского полка участвовал в битве под Фридландом.

В 1809 году Воронцов, назначенный командиром Нарвского пехотного полка, отправился в Турцию, где участвовал в штурме Базарджика.

В 1810 году участвовал в сражении под Шумлой, затем был послан с особым отрядом на Балканы, где занял города Плевна, Ловеч и Сельви.

В кампанию 1811 года Воронцов участвовал в сражении под Рущуком, в 4-х делах под Калафатом и в удачном деле под Видином.

10 марта 1812 года награждён орденом Святого Георгия 3-го класса № 228 в воздаяние отличных подвигов мужества и храбрости, оказанных при поражении турецких войск в сражении при Виддине 19-го октября.

 

М.С. Воронцов на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Отечественная война и заграничный поход.

В Отечественную войну 1812 года Воронцов находился сначала при армии князя Багратиона, принимал участие в сражении под Смоленском.

В битве под Бородином Воронцов командовал 2сводно–гренадерской дивизией, состоявшей из элитных полков пехоты (гренадер). Дивизия на протяжении всего боя находилась на Багратионовых флешах а значит на главном направлении атаки французов. Наступающие французские части постоянно сменяли друг друга, их атаки перемежались сильным огнём артиллерии. Несмотря на огромные потери (к концу боя в строю оставалось 300 человек из 4 тысяч), дивизия генерала графа Воронцова удерживала определённую ей позицию до самой последней возможности. Сам граф Воронцов, находясь во главе дивизии, получил рану штыком в рукопашном бою, и после боя выехал в тыл на лечение.

Отправляясь на излечение в своё имение Андреевское в Покровском уезде Владимирской гу-

бернии, Воронцов отказался от эвакуации имущества из своего дома на Немецкой улице в Москве, приказав вывести на подводах раненных. В Андреевском были размещены около 50 раненных генералов и офицеров и более 300 нижних чинов. Граф взял на себя расходы на раненных, которые достигали 800 рублей ежедневно. После выздоровления каждый солдат, перед отправкой в действующую армию, снабжался одеждой и 10 рублями.

Едва поправившись, Воронцов вернулся в строй и был назначен в армию Чичагова, причём ему был вверен отдельный летучий отряд. Во время перемирия (летом 1813 года) он был переведён в Северную армию; по возобновлении военных действий находился в деле под Денневицем и в битве под Лейпцигом.

В кампанию 1814 года Воронцов при городе Краоне блистательно выдержал сражение против самого Наполеона. Награждён 23 февраля 1814 года орденом Святого Георгия 2-го класса №64 за отличие в сражении при Краоне

В сражении под Парижем, командуя особым отрядом, с боя занял предместье Ла–Вилетт.

В 18151818 годах Воронцов командовал оккупационным корпусом во Франции. В 1818 году представлял Россию на Ахенском конгрессе.

В корпусе был введён определённый свод правил, составленный лично Воронцовым, ограничивавший применение телесных наказаний для солдат. Примечательно его мнение об ограничении телесных наказаний:

«Так как солдат, который никогда ещё палками наказан не был, гораздо способнее к чувствам амбиции достойным настоящаго воина и сына Отечества, и скорее можно ожидать от него хорошую службу и пример другим…»

Во всех подразделениях корпуса по приказу Воронцова были организованы ланкастерские школы[46] для солдат и младших офицеров. Также, граф отладил регулярность присылки и в корпус корреспонденции из России.

Перед выводом оккупационного корпуса Воронцов собрал сведения о долгах офицеров и солдат местным жителям и заплатил все долги, сумма которых составляла около 1,5 миллиона рублей, из собственных средств. Чтобы расплатиться c французскими кредиторами был вынужден продать имение Круглое, полученное по наследству от родной тётки – княгини Екатерины Дашковой.

Генерал–губернатор Новороссии.

 

Князь Михаил Семёнович Воронцов

Возвратясь в Россию, Воронцов командовал 3-м пехотным корпусом, а 19 мая 1823 года назначен новороссийским генерал–губернатором и полномочным наместником Бессарабской области. Наполовину девственный Новороссийский край ждал лишь искусной руки для развития в нём земледельческой и промышленной деятельности. Воронцову обязаны: Одесса – небывалым дотоле расширением своего торгового значения и увеличением благосостояния; Крым – развитием и усовершенствованием виноделия, устройством великолепного Воронцовского дворца в Алупке и превосходного шоссе, окаймляющего южный берег полуострова, разведением и умножением разных видов хлебных и других полезных растений, равно как и первыми опытами лесоводства. По его почину учреждено в Одессе Общество сельского хозяйства Южной России, в трудах которого сам Воронцов принимал деятельное участие. Многим обязана ему и одна из важнейших отраслей новороссийской промышленности – разведение тонкорунных овец. При нём же в 1828 году получило начало пароходство по Чёрному морю. 29 декабря 1826 года Воронцов был избран в почётные члены Императорской Академии наук.

24 мая 1826 года назначен членом Государственного совета. В том же году был членом Верховного уголовного суда по делу декабристов.

Вместе с Рибопьером был послан в Аккерман для переговоров с турецкими уполномоченными по поводу возникших между Россией и Портой несогласий. 25 сентября 1826 года подписал Аккерманскую конвенцию.

В 1828 году он принял, вместо раненого князя Меншикова, начальство над войсками, осаждавшими крепость Варна. 17 августа Воронцов прибыл к месту назначения, а 28 сентября крепость сдалась. В кампанию 1829 года, благодаря содействию Воронцова, войска, действовавшие в Турции, безостановочно получали необходимые запасы. Чума, занесённая из Турции, не проникла в глубь Российской империи во многом благодаря энергичным мерам Воронцова.

Во время губернаторства графа Воронцова в Кишинёве, а затем на его глазах в Одессе находился в ссылке (18201824) Александр Сергеевич Пушкин. Отношения с Воронцовым у него сразу не заладились; губернатор рассматривал ссыльного поэта прежде всего как чиновника, давал ему поручения, казавшиеся тому оскорбительными, главное же – его жена Елизавета Ксаверьевна, урождённая графиня Браницкая завязала с Пушкиным поверхностный роман для прикрытия своих реальных любовных отношений, чем сильно подпортила Пушкину жизнь, так как граф стал объектом многочисленных едких, хотя не во всём справедливых эпиграмм Пушкина: «Сказали раз царю, что наконец…», «Полу–милорд, полу–купец…», «Певец Давид хоть ростом мал…», «Не знаю где, но не у нас…»; Пушкин высмеивает в них гордость, сервильность[47] (с его точки зрения) и англоманию губернатора.

 

Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урождённая Браницкая

Другие литераторы того времени – А.С. Грибоедов, Г.Ф. Олизар, П.П. Свиньин и пр. – во время поездок по Крыму посещали гостеприимный дом Воронцова в Гурзуфе, которым граф, постоянно живший в Одессе и бывавший на полуострове лишь наездами, владел до 1834 года. Граф радушно встречал творческих гостей и в своём доме в Санкт–Петербурге на Малой Морской; один из которых – Г.В. Гераков, характеризовавший Воронцова как «друга редкого» умер прямо в нём 2 июня 1838 года.

Кавказ.

В 1844 году Воронцов был назначен главнокомандующим войск на Кавказе и наместником кавказским, с неограниченными полномочиями и оставлением в прежних должностях. Прибыв в Тифлис 25 марта 1845 года, он вскоре отправился на левый фланг Кавказской линии, для принятия начальства над войсками, готовившимися к походу против Шамиля. После занятия Андии, сопряжённого с величайшими затруднениями, войска, под личным предводительством Воронцова, двинулись к временной резиденции Шамиля – аулу Дарго. Овладение этим пунктом и в особенности дальнейшее движение через непроходимые леса сопровождались большими опасностями и огромными потерями. «Сухарная», или «Даргинская» экспедиция, по сути, не достигла цели, так как Шамиль благополучно ушёл из аула, а само селение было сожжено до подхода русских войск. Отставший обоз был уничтожен и дальнейшее отступление привело к потере большей части отряда. Вот как отозвался о тех событиях очевидец писатель Арнольд Львович Зиссерман:

«Какое впечатление произвел исход всей большой экспедиции 1845 года на наши войска, на преданное нам христианское население Закавказья и на враждебное мусульманское, может себе всякий представить. О торжестве Шамиля и горцев нечего и говорить. Таким образом, повторяю, не будь это граф Воронцов, пользовавшийся большим доверием и уважением государя Николая Павловича и стоявший выше влияния интриг даже могущественного Чернышёва, вероятно с окончанием экспедиции окончилась бы и его кавказская карьера…»

Однако, несмотря на провал, за поход к Дарго именным Высочайшим указом, от 6 августа 1845 года, наместник кавказский, генерал–адъютант, граф Михаил Семёнович Воронцов был возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское достоинство Российской Империи.

В 1848 году были взяты две твердыни Дагестана, аулы Гергебиль и Салты. В кровопролитном Салтинском сражении Воронцовым был блокирован и разбит крупный отряд горцев наиба Идриса. В этом же году стараниями Воронцова и по его инициативе:

основан Кавказский учебный округ.

основан портовый город Ейск.

Именным Высочайшим указом, от 30 марта 1852 года, наместнику кавказскому, генерал–адъютанту, генералу от кавалерии, князю Михаилу Семёновичу Воронцову присвоен, с нисходящим потомством, титул светлости.

Воронцов – библиофил.

Собирать книги начал ещё его отец, Семён Романович, и брат отца, Александр Романович. Составление книжных собраний требовало определенной культуры, свободы в средствах, возможности передвижения по стране и за границей. Всем этим Воронцовы располагали в избытке: их состояние было одним из крупнейших в России, Семён Романович постоянно жил в Англии, Александр Романович также служил по дипломатической линии. Их книжные собрания были типичными для книжных собраний XVIII века, когда духовная жизнь Европы формировалась под сильным влиянием идей французского Просвещения. Основу библиотек составляли произведения Вольтера, Руссо, Монтескьё; уделялось внимание и древностям, рукописям. Михаил Семёнович Воронцов унаследовал значительную часть коллекций своих родственников, в том числе и тётки, Екатерины Романовны Дашковой. Сам же Михаил Семёнович занимался собирательством книг с юности и не оставлял этого занятия в 1810-х годах, когда находился в Париже во главе экспедиционного корпуса.

Книжных собраний у М.С. Воронцова было несколько – и в России, и за границей. Судьба тифлисской библиотеки окончательно не выяснена, одесское собрание по воле наследников было передано местному университету, петербургская коллекция перешла к сыну, Семёну Михайловичу, после смерти которого распродавалась через магазин В.И. Клочкова и лишь алупкинская библиотека сохранилась, частично, в собственном интерьере дворца–музея.

Последние годы.

В начале 1853 года Воронцов, чувствуя приближение слепоты и крайний упадок сил, просил государя уволить его от должности, и 25 марта оставил Тифлис. Ему воздвигнуты памятники в Тифлисе (на средства, собранные от добровольных пожертвовний населения города), Одессе и Бердянске.

В день коронации императора Александра II 26 августа 1856 года Воронцов был пожалован чином генерал–фельдмаршала.

Воронцов скончался 6 ноября 1856 года в Одессе. На долгие годы сохранились среди солдат в русских войсках на Кавказе рассказы о простоте и доступности верховного наместника. После смерти князя там возникла поговорка: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер».

Похоронен в Одессе в нижнем храме Спасо–Преображенского собора.

Дворец Воронцова унаследовал его сын Семен Михайлович (18251882), о котором говорили, что он «никакими талантами не отличася». Был он военным, служил на Кавказе и женился на знаменитой петербургской красавице, княжне Марии Васильевне Трубецкой.

Подолгу жила в своем родовом гнезде дочь М.С. Воронцова Софья Михайловна в замужестве Шувалова.

Последней хозяйкой имения в 1904 году стала ее дочь Елизавета Андреевна ВоронцоваДашкова, статс–дама императриц Марии Федоровны и Александры Федоровны.

Елизавета Андреевна Воронцова оставила о себе хорошую память: финансировала постройку электростанции в Алупке, жертвовала на строительство противотуберкулезного санатория церкви, больницы. В 1905 году в хозяйственных корпусах дворца она разместила санаторий для раненых на Японской войне, а в 1914 году – госпиталь для инвалидов Первой Мировой войны.

Национализировав Алупкинский дворец, большевики были так поражены красотой здания и оставленными в комнатах богатствами, что решили открыть в воронцовских владениях Музей русского прикладного искусства. Сюда свозили картины, посуду, мебель, очаровательные безделушки из великокняжеских и прочих южнобережных дворцов. Так пополнялась коллекция первого крымского Музея, открытого в 1925 году. Во время фашистской оккупации дворец не пострадал. Работники Воронцовского дворца убедили оккупационные власти открыть музей и охранять его коллекцию. Мало того, сюда приводили на экскурсии немецких офицеров и солдат. «К этому русскому, – шутили немцы, – без сменной обуви не вошел бы даже фюрер!». Дело в том, что смотритель музея Степан Григорьевич Щеколдин, спасая коллекцию от разграбления, добился от немецкого командования специальной охранной грамоты. И тем спас лучший на полуострове Дворец–музей! Разумеется, после освобождения Крыма Щеколдин был осужден на 10 лет лагерей «за сотрудничество с оккупантами».

Итак, товарищи, с бывшими хозяевами дворцового комплекса мы немного разобрались. Давайте пройдём вовнутрь и продолжим осмотр.

Для того, чтобы подойти к главному входу во дворец, нужно пройти по узкому коридору дворцовых стен (Шуваловский проезд).

 

Летом здесь довольно прохладно, так как почти всегда здесь лежит тень. Когда приезжаете сюда впервые, не ожидаете увидеть в Крыму настоящий английский замок. Проходя же по узкому суровому проходу, сердце замирает в ожидании чего–то необычного. И совсем скоро любопытство вам воздастся с лихвой.

После того, как путь через коридор из мощных стен пройден, туристы попадают на небольшую площадь перед дворцом. Перед взором возникает замок, построенный в английском стиле, причем тем же архитектором Эдвардом Блэром, который был автором Букингемского дворца в Лондоне.

 

Первое, на что вы должны обратить внимание – это необычный материал стен замка и стен. Это очень твердый и редкий камень вулканического происхождения – диабаз. Дворец строили более 6 тысяч крепостных крестьян Воронцова, а также умельцы–каменщики, специально привезенные из Московской и Владимирской областей. Для создания необычной поверхности каждый камень обрабатывался вручную! Работа надо сказать искусная и очень кропотливая. Воронцов строил этот замок на свои собственные деньги, для себя, на совесть.

Если вы посмотрите вверх – то увидите осветленные солнечными лучами зубцы Ай–Петри – своеобразные остроконечные скалы, расположенные у самой вершины горы.  Это один из лучших пейзажей Крыма!

 

Через несколько минут вы переступите порог и ощутите себя как будто в старинном английском замке. Дворец имеет множество архитектурных особенностей: с одной стороны (северной) здание напоминает английский замок, а с южного фасада – мавританскую мечеть.  Кроме того, замок настолько искусно вписан в горный ландшафт, что создается впечатление, будто создала и расположила его здесь сама природа.

В замке насчитывается более 150 комнат, но для экскурсии открыты около 9 парадных покоев.

 

Этот дворец, как я уже говорила, принадлежал трем поколениям Воронцовых, поэтому элементы интерьера немного менялись, ведь каждый хозяин хотел внести что–то своё, современное.

В начале вы попадаете в парадную столовую. Особое внимание вас может привлечь небольшая чаша, которая чем–то напоминала миниатюрный фонтан. Как оказалось, эта чаша служила для охлаждения напитков.

Каждая комната Воронцовского дворца имеет свой уникальный стиль и колорит. Очень приятно было находиться в голубой комнате, она понравилась мне больше всего. Здесь стены голубого цвета, на них присутствуют цветы из лепки и мебель золотистого цвета.

 

Очень интересна столовая, оформленная в английском стиле.

 

Посетив несколько других комнат, вы выйдете в зимний сад, где увидите разнообразие видов тропических растений и изящные статуэтки.

Из зимнего сада ведет выход на террасу, откуда открывается вид на море. Когда вы вечером захотите пройти туда, то сможете увидеть красивый закат солнца, который на фоне морского горизонта выглядел очень романтично.

По пути к морю есть лестница, по обе стороны которой установлены скульптуры львов из каррарского мрамора работы итальянского мастера. Здесь также есть особенности. На самом верху террасы, расположены львы бодрствующие, в самом низу террасы – фигуры спящих львов.

Окружает Воронцовский дворец великолепный парк со множеством необычных растений из субтропиков и не только. Пройтись по нему в летнее время года, когда все цветет и радует глаз –

одно удовольствие.

 

Алупкинский парк делится на две части: Верхний и Нижний. Верхняя часть парка является более «дикой», в то время как нижняя часть – ухоженный классический парк в английском стиле.

В парке можно увидеть копию Бахчисарайского фонтана.

В «дикой» части парка прячутся многочисленные водопады, озера, лебед, деревья необычной формы.

В Алупкинском парке есть и свои достопримечательности, например «Большой» и «Малый хаос» – огромное нагромождение камней породы диабаз.

Рекомендую после экскурсии погулять по этому саду, отдохнуть в тени от летнего зноя и, конечно, сделать немало красивых фотографий. Этот парк называют еще Алупкинским парком, в нём можно увидеть порядка 200 видов самых разных растений: экзотические растения, различные кустарники, акклиматизированные растения из других континентов.

Весной 1945 г. во время работы Ялтинской конференции руководителей трех союзных держав во дворце размещалась английская делегация.

В 1956 г. в Воронцовском дворце был открыт Музей изобразительных искусств, преобразованный в 1958 г. в архитектурно–художественный Дворец–музей.

Музей занимает центральный, столовый и библиотечный корпуса. Художественная мебель, осветительные приборы, фарфор, хрусталь и другие предметы прикладного искусства, живопись и скульптура, дополняющие оформление интерьеров, частью сохранились от первоначального убранства дворца, частью были переданы из других южнобережных дворцов и музеев.

При создании экспозиции музея не преследовалась цель показать быт первых владельцев этого замка. Основная задача экспозиции – показать особенность дворца как архитектурного памятника, познакомить с художественной культурой в России в первой половине XIX в.

А теперь расскажу вам об истории постройки этого чуда, сотворённого руками человеческими.

Ещё раз повторюсь – главной достопримечательностью Алупки является дворцово–парковый ансамбль, созданный во второй половине XIX в. Ежегодно более 400 тыс. экскурсантов и туристов из республик СССР и зарубежных стран – приезжают в Алупку, чтобы осмотреть своеобразный архитектурный памятник прошлого – Воронцовский дворец–музей в Алупке.

Современник Воронцова, восхищенный необычайно тонкой и искусной резьбой по камню, ажурными балюстрадами, резными трубами, венчающими дворец, и другими его украшениями, как–то заметил: «Зачем было не сделать их просто из чугуна! И скорее стало бы и дешевле». «Я хотел, чтоб было дорого», – отвечал владелец.

В эти годы для Воронцова строился небольшой дом в Алупке, перестраивалась дача под Симферополем, возводился двухэтажный дворец в Одессе. Но основное внимание уделялось именно «алупкинскому большому строению», в котором проявилось стремление графа поразить своих современников роскошью и богатством. Более 9 миллионов рублей серебром было затрачено на строительство дворца (не считая бесплатного строительного материала – диабаза).

Все эти миллионы – пот и кровь десятков тысяч крепостных, гнувших спину на Воронцова в 17 губерниях России.

Но на строительство Алупкинского дворца, как показывают архивные материалы, шли преимущественно доходы с его южных  – украинских и крымских имений. Первые земельные участки в Крыму были приобретены Воронцовым в 1815 г. в районе Массандры. Видя, какие огромные возможности таит в себе крымский край, Воронцов добивается назначения на пост генерал–губернатора Новороссии, куда входила и Таврическая губерния.

Получив в 1823 г. желаемый пост, граф расширил свои крымские владения: в 30-х годах ему принадлежало около 2.000 десятин земли на Южном берегу Крыма – в Массандре, Алупке, Гурзуфе, Мартьяне, Ай–Даниле. В степном Крыму его собственностью становятся земли Ак–Мечети, в горном – в Коккозах и на яйле.

В Ай–Даниле, Массандре, Алупке и других южнобережных имениях Воронцов создает большие виноградные плантации, где культивировались лучшие сорта винограда завезенные из Франции, Венгрии, Испании, с берегов Рейна. Будучи деятельным предпринимателем, Воронцов одним из первых на Южном берегу заводит промышленное виноделие.

В Ак–Мечетском имении главное внимание уделялось разведению овец, особенно испанской породы, шерсть которых высоко ценилась на рынке, да и получали ее в 4 раза больше, чем с крымской овцы. В этом имении у Воронцова насчитывалось 78 тыс. испанских овец при общем поголовье скота до 10 тыс. А во владении 230 крепостных крестьян этого же имения находилось всего 459 голов лошадей, овец и крупного рогатого скота.

Воронцов стремился к тому, чтобы в его имениях все приносило доход. С этой целью были созданы рыбные заводы в Ак–Мечети и Массандре, в двух озерах Ак–Мечетского района добывалась соль, которую продавали почти в 9 раз дороже, чем стоила ее добыча. В степных районах разводили лошадей улучшенной породы, в Массандре была основана табачная фабрика, сырье для которой поставляли массандровские и ак–мечетские табачные плантации. Из крымских имений Воронцова шли на продажу фрукты, каштаны, спирт, виноградные лозы, водка из виноградных выжимок, сено, солома, пух с ангорских коз, овчины, камень из Ай–Данильской и Массандровской каменоломен, сода (ее добывали в Ак–Мечети) м др. В Алупке было посажено много оливковых деревьев. Оливковое масло высоко ценилось на рынке. Воронцов сдавал в аренду фруктовые сады, пастбища, участки земли. Даже за пользование водными источниками бралась плата. (В Алупке до самой революции местные жители платили за воду. В 1909 г., например, они внесли в контору Воронцовых 1834 рубля 98 копеек). Большой доход в 3040-х годах XIX в. Воронцову приносили сдававшиеся в наем лавки, постоялые дворы, шинки, трактиры, отдельные дома и две гостиницы, построенные Ялте и Алупке.

Будучи генерал–губернатором Новороссии, Воронцов не брезговал пользоваться данной ему властью в личных целях. Недаром он настойчиво добивался своего назначения на этот пост. По его приказу солдаты и вольнонаемные рабочие построили в 2040-х годах шоссейную дорогу, соединившую Южный берег Крыма с Симферополем и Севастополем. Конечно, дорога эта имела большое стратегическоё значение, она способствовала усиленному развитию экономики Южного берега, связывала между собою царские и дворянские имения, которых к 30-м годам XIX в. было в Крыму около 40. Но не следует забывать, что Воронцов преследовал и личные цели: по этим дорогам возили сельскохозяйственные продукты и вина из южнобережных имений. Способствовала увеличению доходов Воронцова и оживившаяся морская торговля после строительства порта в Ялте в 18341837 гг.

Таким образом, максимально эксплуатируя свои крымские имения, Воронцов получал ежегодно свыше 50 тыс. рублей дохода серебром.

Строительство Воронцовского дворца в Алупке.

 

Материалом для строительства дворца был избран диабаз – красивый серовато–зеленый камень магматического происхождения! На месте дворца когда–то находилась скала, которую подорвали порохом, ее основание послужило фундаментом для части корпусов. Для возведения стен диабаз брали из естественных россыпей в Алупке. Диабаз – это очень твердый камень, прочнее гранита, и обработка его требовала большого труда и времени. Из огромных и бесформенных глыб выпиливали ровные блоки для стен, высекали тонкие и сложные по рисунку украшения. Тщательно шлифовали диабаз для оформления внутренних помещений.

Тут Станислав Семёнович крепко задумался.

– Интересно, – промелькнула в его голове мыслишка, – а чем это крепостные графи пилили камушки, ведь он по твёрдости уступает только алмазу и корунду. Слышь, Везельвул  Вельзевулович, а ну – ка просвети нас насчёт камня это – будь другом.

Хвостатый не стал себя заставлять ждать, жестом фокусника извлёк з воздуха свиток пергамента, развернул его и прочёл краткую лекцию:

Диабаз (фрdiabase), от греч. διάβασς (пересекающий, расщепляющий) – устаревшее название полнокристаллических мелкозернистых вулканических горных пород, химически и по минеральному составу являющихся гипабиссальным аналогом базальта. Состоит в основном из лабрадора и авгита. В настоящее время используется термин «долерит», от греч..δολερός (коварный, обманчивый), а термином «диабазовая» описывается структура горных пород.

Диабаз – полнокристаллическая палеотипная изверженная горная порода основного состава, имеющая диабазовую (офитовую) структуру. Минеральный состав диабазов такой же, как у габбро, но моноклинный пироксен в них чаще представлен авгитом, а не диопсидом (диаллагом). Диабазы встречаются преимущественно в виде малых интрузий (главным образом даек и силлов) или слагают центральные (и частично нижние) наиболее раскристаллизованные участки эффузивных покровов. В последнем случае Заварицкий (1955) предлагает добавлять к термину диабаз прилагательное «эффузивный», считая, что термин диабаз можно употреблять, основываясь только на составе и структуре горной породы, и в тех случаях, когда залегание её неясно. Название диабаз применяется лишь к палеотипным горным породам, где составляющие минералы в большей или меньшей степени подверглись разложению (амфиболизации, хлоритизации, соссюритизации). Свежие кайнотипные горные породы того же состава называются долеритами. Диабазы встречаются в составе магматических формаций как складчатых областей (спилитдиабазовой, кератофир–спилит–диабазовой, габбро–диорит–диабазовой и др.), так и платформ (главным образом трапповой). Называть диабазами жильные породы диабазового состава, связанные с гранитоидными формациями, не следует; для таких образований рекомендуется термин «габбро–диабаз». Порфировидные диабазы эффузивных и интрузивных формаций, содержащие вкрапленники авгита или плагиоклаза, называются диабазовыми порфиритами.

Диабаз, Броньяр, 1807, – согласно Гаусману, – это древняя изверженная порода с плагиоклазом, авгитом и хлоритом, часто с офитовой структурой. Различают собственно диабазы и оливиновые диабазы. Это древние эффузивные породы, эквивалентные базальтам, по ЛевинсонЛессингу, – продукты подводных извержений. По Устиеву (1959), термин диабаз следует сохранить лишь для пород, сформировавшихся в подводных условиях, но не в качестве синонима палеотипного долерита или базальта, палеодолерита или траппа. Вербицкий (1952) понимает под диабазом частично хлоритизированную, серицитизированную, соссюритизированную или каолинизированную мелко– или среднезернистую породу базальтовой магмы, состоящую из среднего или основного плагиоклаза и пироксена и обладающую офитовой структурой. Синоним – долерит.

Диабаз авгитовый, Вилльямс, 1957, – диабаз из Северного Уэлса (Пулхели). Имеет пластинчатые зёрна авгита, которые офитовидно окружают кальциевый плагиоклаз. Плагиоклаз почти полностью превращён в кальцит и пренит; в нём содержатся обильные точечные включения лейкоксена. Рудный минерал в породе представлен прорастанием ильменита и магнетита. Кроме того, отмечаются округлые выделения талька и серпентина по оливину.

Диабаз альбитовый, Девей и Флет, 1911, – автометасоматически–гидротермально изменённая и альбитизированная долеритовая порода, содержащая альбит; авгит более или менее замещён эпидотом, хлоритом, кальцитом или титанистым магнетитом. Является интрузивным эквивалентом спилита. В альбитовом диабазе из Красной Поляны на Кавказе, описанном Белянкиным (1911), авгит свеж, мезостазис хлоритовый; альбит, может быть отчасти первичным.

Диабаз амфиболовый, – диабаз, среди цветных минералов которого присутствует первичная бурая роговая обманка. Она иногда обильна, иногда в подчинённом количестве к авгиту. Синоним протеробаз.

Диабаз анальцимовый, Фэрбэнкс, 1896; Тилль, 1882, – жильная зернистая разновидность с анальцимом, который, вероятно, как и в авгитовом тешените, образовался из нефелина. Состоит из 15% нефелина, 4% анальцима, 8% калиевого полевого шпата, 10% лабрадора, 28% пироксена, 7% амфибола, 12% биотита, 9% оливина, 2% апатита, 5% магнетита и других рудных минералов (Джилули, 1927). По Трёгеру (1935), порода из Бурухберга содержит 11% анальцима, 50% лабрадора, 32% пироксена, 7% апатита, магнетита и др. рудных минералов. Синонимы авгитовый тешенит, анальцитовый (английская терминология) диабаз. По Трёгеру, – это зеленокаменная фация нефелинового тефрита без ортоклаза.

Диабаз анортитовый – эвкрит.

Диабаз афанитовый – раньше так называли палеозойские и палеотипные горные породы, соответствующие базальтам с афанитовой структурой. В настоящее время это палеотипный базальт или базальтовый порфирит.

Диабаз бронзитовый – см. энстатитовый диабаз и гиперитит.

Диабаз вариолитовый – диабаз из шарового сила с горы Темэлпейс, Калифорния (Вилльямс, 1957). Состоит из лейст олигоклаза в подчинённом количестве и тонких призм авгита, которые помещаются в основной массе, состоящей из кальцита, хлорита и лейкоксена. Миндалины выполнены кальцитом и хлоритом.

Диабаз диаллаговый, Кальковский, 1886, – разновидность с преобладанием или исключительным господством диаллага. Синоним габбро–диабаз.

Диабаз дипировый, Сьегрен, 1883, – порода, близкая к дипировому диориту. Состоит из дипира и салитоподобного авгита.

Диабаз жильный – палеотипная основная жильная порода, состоящая главным образом из основного плагиоклаза и авгита. Обладает диабазовой структурой.

Диабаз зернистый, БодмерБедер, 1898, – гипидиоморфнозернистый диабаз. Синоним габбро–диабаз.

Диабаз игольчатый, Гревинг, 1884, – выветрелый диабаз; на выветрелой поверхности полированных орудий каменного века выступает как бы сеть белых игл плагиоклаза, чередующихся с зелёными участками.

Диабаз известковый – см. трапп известковый, афанит известковый, мандельштейн диабазовый.

Диабаз кварцевый – диабаз, в котором наряду с пироксенами и основным плагиоклазом присутствует кварц. Часто вместе с кварцем присутствует кали—натровый полевой шпат, образующий с кварцем микропегматитовые сростки. Синоним конга–диабаз.

Диабаз малаколитовый, Лоссен, 1885, – название, предложенное для салитового диабаза Тёрнебома, так как, по его мнению, бесцветность пироксена в шлифе ещё не означает его принадлежности к салиту, а продукты превращения скорее говорят за малаколит.

Диабаз миндалекаменный, Вилльямс, 1957. – Диабаз из Бересовых хребтов в Калифорнии. Состоит из олигоклаза, отдельных кристаллов альбита и реликтовых зёрен авгита, заключённых в основную массу, из хлорита, кальцита, ильменита и лейкоксена. Миндалины выполнены кальцитом и хлоритом.

Диабаз оливиновый – древний кристаллическизернистый диабаз, соответствующий неовулканическим долеритам, существенной составной частью которого наряду с авгитом и плагиоклазом является оливин. Синоним оливиновый габбро–диабаз.

Диабаз пегматитовый – диабаз, в котором авгит и полевой шпат кристаллизовались одновременно, образуя пегматитовые прорастания.

Диабаз пепловый – светлый, тёмно–серый или чёрный авгитовый порфирит.

Диабаз пироксеновый (толейитовый), Вилльямс, 1957, – в среднем состоит из 4055% плагиоклаза (лабрадора), 3545% пироксена, 8 % рудных минералов, 5% микропегматита и 3% оливина, а также незначительного количества биотита, роговой обманки и апатита.

Диабаз порфиритовый, ЛевинсонЛессинг, 1888, – диабазовый порфирит.

Диабаз пятнистый, Мюгге, 1927, – диабазовая порода Верхнего Гарца, относимая ранее к вариолитам. Имеет микроскопические белые пятна, которые автор рассматривает как узловатые образования контактметаморфических пород, не имеющих ничего общего с образованием вариолей в вариолитах.

Диабаз роговообманковый, Стренг, 1883, – порфировидный диабаз с вкрапленниками роговой обманки. Синоним амфиболобаз.

Диабаз салитовый, Тёрнебом, 1876; Розенбуш, 1882, – диабаз, богатый идиоморфными кристаллами моноклинного пироксена. Синоним малаколитовый диабаз.

Диабаз сиенитовый – сиенитовый диорит.

Диабаз слюдяной – диабаз с более или менее значительным содержанием биотита.

Диабаз соссюритовый – диабаз с более или менее соссюритизированным полевым шпатом.

Диабаз тералитовый, Эрдмансдёрфер, 1907, – диабаз, по химическому составу относящийся к эссекситам и бедным нефелиновым тералитам, в отличие от диабазов в собственном смысле слова, принадлежащих к габброидной магме. По Трёгеру, — это щелочной диабаз в зеленокаменной фации. Содержит 45% зонального плагиоклаза, иногда с анортоклазом, 30% титан–авгита, местами с синтагматитом и биотитом, 12% хлорита, 8% рудных минералов, 5% карбонатов, апатита, титанита.

Диабаз спилитовый, – диабаз из Вейльбурга, Германия. Состоит из мутноватых лейст олигоклаза, расположенных в интерсертальной основной массе, состоящей из хлорита, кальцита, зернистого ильменита и лейкоксена.

Диабаз туфовый, Пумпелли, – плотный авгитовый порфирит, светлый, тёмно–серый или чёрный из Кьюиноу–Пойнт, характеризующийся подчинённым содержанием авгита и его формой в виде закруглённых зёрен.

Диабаз уралитовый, Клоос, 1887, – диабаз, авгит которого более или менее превращён в уралит. Сюда относятся эпидиориты, частично протеробазы и др. По Вербицкому (1952), порода должна получать это название при полной сохранности форм и очертаний уралитизированных пироксеновых зёрен и офитовой структуры.

Диабаз шаровой – разновидность авгитовых порфиритов, мандельштейнов и спилитов, обладающих шаровой отдельностью.

Диабаз щёлочной – см. тералитовый диабаз и эссекситовый диабаз.

Диабаз энстатитовый, Розенбуш, 1887, – диабаз с ромбическим и моноклинным пироксеном (энстатитом, бронзитом), иногда кварцем.

Диабаз эссекситовый, Эрдмансдёрфер, 1907, – щелочной диабаз эссексито–тералитового ряда в отличие от нормальных диабазов габбрового типа. Иногда содержит нефелин, эгирин или щелочные амфиболы. По Трёгеру, – это зелёно–каменная фация нефелинового тефрита с ортоклазом.

Диабаз–аплит, Фростерус, 1893; Яковлев, 1905, – аплитовая жильная порода в диабазах, с виду похожая на граниты, но более основная. Состоит преимущественно из минералов полевошпатовой группы и образовалась не инъекцией гранита в диабаз, а расщеплением одной и той же магмы на две породы. По Эмерсону (1905), – это та же порода, которую он раньше называл голиокеитом, Розенбуш (1907) относит её к альбититам или плагиаплитам[48].

Везельвул закончил, свернул свиток, который тут ж растворился в «волнах эфира», и гордо посмотрел на ошарашенных слушателей, которые из всего сказанного не поняли практически ничего. Но Станислав не преминул поблагодарить рогатого и снова вернулся в группе экскурсантов, в головы которых вколачивала очередную порцию информации Людмила Викторовна:

– Все работы проводились вручную, примитивными орудиями. Требовалось немало рабочих рук. Установить точное количество работных людей, в течение 20 лет сооружавших дворец, очень трудно – архивных материалов сохранилось мало. Но одно несомненно: здесь работало несколько тысяч человек. В основном это были крепостные графа, либо состоящие на денежном оброке, либо переселенные в Крым из других его имений, главным образом. Владимирской, Воронежской, Тверской, Киевской и Херсонской губерний.

На строительстве дворца крепостные работали как вольнонаемные рабочие. Они получали заработную плату, а в правление, к которому были приписаны, высылали оброк.

Воронцову было выгодно использовать своих крепостных как наемную силу. Этим он освобождал себя от необходимости обеспечивать рабочих жильем, одеждой, питанием. Он ограничивался ничтожной зарплатой, предоставив крепостным самим заботиться о своем быте. В архивах сохранилось письмо крепостных, работавших на строительстве дворца, с просьбой увеличить зарплату, так как получаемых денег, за вычетом оброка, не хватало даже на хлеб. В списках оброчных должников значатся крепостные, у которых недоимки составляли от 200 до 400 рублей.

Заработная плата на строительстве Алупкинского дворца устанавливалась в зависимости от специфики работы и от времени года. Каменотесы и мраморщики получали самую большую заработную плату – 2325 рублей серебром в месяц, кузнецы, маляры, штукатуры, плотники, столяры – от 16 до 21 рубля. В зимний период заработная плата ежемесячно снижалась на 24 рубля. Кроме оброка (5060 руб. в год), крестьянин платил государственную подушную подать, которая в 30-х годах составляла 1 рубль 72 копейки в год. С крепостных взимался налог от 4 до 6 рублей в год на содержание управленческого аппарата в вотчинах Воронцова, из заработной платы рабочих, занятых на строительстве дворца, удерживали за дни, пропущенные по болезни.

За вычетом оброка и других налогов и податей у крепостных оставалось очень мало денег. А ведь надо было содержать еще свои семьи, оставшиеся в родных местах без кормильцев, платить оброк не только за себя, но и за жену и детей с 16-летнего возраста. Крепостных, осмелившихся просить у Воронцова прибавления заработной платы, сурово наказывали, порой ссылали в Сибирь. Очень часто крепостные бежали со строительства дворца до истечения срока работы по найму.

В связи с участившимися побегами контора воронцовских южнобережных имений вынуждена была обратиться в перекопскую полицию с просьбой «задерживать и отправлять обратно под конвоем всех крестьян без письменных видов в Ялтинский суд…»

Среди крепостных было много талантливых русских и украинских мастеров и среди них – искусный лепщик и штукатур Роман Фуртунов. В Крым он пришел из Мокценского имения Воронцова в Киевской губернии. Вначале работал в Симферополе и Массандре, но когда в 1836 г. начались отделочные работы в Алупкинском дворце, Фуртунов переехал в Алупку, где и раскрылся во всей полноте его яркий талант.

На протяжении десяти лет он руководил всеми лепными работами во дворце. Фуртунов отделывал потолки парадного кабинета и малой гостиной (так называемой Китайской комнаты). Богат лепной орнамент потолка Библиотечного зала. А сколько кропотливого труда было затрачено на оформление Южного входа, где глубокая ниша сплошь покрыта рельефным орнаментом! Но, конечно, больше всего поражает изящество и красота лепных работ в Голубой гостиной. Фуртунов поистине был необыкновенным мастером!

Его работа оплачивалась выше всех других видов работ. По заработной плате он приравнивался к садовникам и виноделам (иностранным подданным), работавшим в Алупке. Но и этот талантливый лепщик был таким же подневольным человеком, как и другие крепостные. Из прошения Романа Фуртунова, посланного графу Воронцову, мы узнаем о том, как тяжело сложилась его судьба. Когда закончились отделочные работы в Алупке, он уехал в Симферополь в надежде найти там заработок. Но работы в Симферополе не оказалось. Тяжело заболев, он уехал на родину, в Мошны. По дороге у него украли деньги и квитанции о выплате оброка во время работы в Алупке. После выздоровления Фуртунов должен был снова искать работу. Но паспорт на отхожий промысел ему не дали, так как не было подтверждения о ликвидации оброчной задолженности. Когда Фуртунов обратился в алупкинскую контору с просьбой подтвердить, что он своевременно выплачивал оброк, управляющий, забыв уже о том, что было сделано этим человеком, не прислал подтверждения, более того он потребовал вторичной выплаты оброка!..

К сожалению, пока не удалось найти архивные документы, которые бы нам рассказали о дальнейшей судьбе Романа Фуртунова.

Из Владимирской губернии в Алупку переселили потомственных каменотесов, славившихся искусством возводить каменные соборы со сложными резными украшениями. В течение целого ряда лет на строительстве работали Алексеевы Ефим, Николай, Семен, Борисовы Матвей и Федор, Герасимов Роман, Ивановы Иван, Матвей и Степан, Константинов Андрей, Федоров Василий и многие другие. С 1834 г. подрядчиком на строительстве был крепостной Гаврил Петров Полуэктов. Сын его Иван Гаврилов, приехав в Алупку в этот же год, работал подрядчиком до окончания строительства дворца и всех хозяйственных построек (до 1852 г.). В 1837 г., когда основные работы по возведению центральных корпусов были завершены, Воронцов разрешил этим мастерам (в качестве поощрения) выкупиться из крепостной неволи. Сыновья же их еще в течение ряда лет оставались крепостными.

В Алупке была создана специальная столярная мастерская, где работали 2040 крепостных столяров. Они не только выполняли черновую работу по дереву, но и отделывали художественной резьбой панели, потолки, наличники окон и дверей, изготовляли мебель для дворца. О печальной судьбе одного из них – Наума Мухина – повествует сохранившееся в архиве письмо к Воронцову.

10 ноября 1839 г. поступил на работу в Алупку, имея на руках плакатный паспорт, столяр Наум Мухин — крепостной помещицы Соколовой из села Толстая Дубрава Тульской губернии. В 1842 г. в контору южнобережных имений Воронцова пришло от Соколовой требование вернуть обратно Мухина, так как он неисправно платил оброк. Мухин, очевидно, был хорошим мастером, и контора предложила помещице Соколовой купить у нее этого человека или выслать за него оброк.

Однако Мухин вскоре заболел перемежающейся лихорадкой, работать не мог. А больной человек был не нужен воронцовской конторе, и крепостной вынужден был вернуться к своей помещице.

В настоящее время на основании архивных материалов удалось установить более 300 имен крепостных, работавших на строительстве дворца.

 

Строительство дворца началось со столового корпуса. Первые камни были заложены в марте 1830 г. (хотя подготовка к строительству велась с 1828 г.). С 1830 по 1834 г. закладывали центральный корпус и сооружали корпус, прилегающий к столовой с запада (так называемый Шуваловский, предназначавшийся для гостей и для дочери Воронцова, вышедшей замуж за И.А. Шувалова). Позднее Гунт переделал этот корпус и пристроил к столовой бильярдный зал.

В 1837 г., в связи с приездом в Крым Николая I, работы по сооружению дворца ускорились: спешно заканчивался центральный корпус. Однако после отъезда царя отделка помещения продолжалась до 1841 г.

В 1838 г. строилась часовая башня, восточные флигеля и зимний сад. Хозяйственный и библиотечный корпуса сооружались с 1841 по 1846 г. (в библиотеке Воронцова насчитывалось около 25 тыс. томов. Литература по различным отраслям знаний, главным образом на иностранных языках, представляющая научный интерес, в настоящее время передана в библиотеку Академии наук СССР. Собрания старинных гравюр, портоланов (мореходных карт), архитектурных планов и чертежей хранятся в библиотеке Музея.)

На протяжении 18471848 гг. продолжались отделочные работы в хозяйственных и библиотечных корпусах (для росписи лепного потолка библиотечного корпуса из Одессы был приглашен художник Иван Ковшарев). 1848 г. можно считать годом окончания строительства. В это время производилось переоборудование зимнего сада, в нише южного входа устанавливали балкончики, сооружали террасу перед южным фасадом дворца. Летом 1848 г. на центральной лестнице, ведущей к главному входу, были установлены скульптурные фигуры львов, выполненные в мастерской итальянского скульптора Бонанни. Эта «львиная терраса» и завершила весь дворцовый ансамбль в Алупке.

 

Архитектура Воронцовского дворца

Воронцовский дворец был построен по проекту английского архитектора Эдуарда Блора (17891879), придворного зодчего королевы Виктории и короля Вильгельма IV, являющийся одним из основателей лондонского королевского археологического института. Свой вклад Э. Блор внес и в сооружение знаменитого Букингемского дворца в Лондоне и замка Абботс Форд в Шотландии для Вальтера Скотта.

В начале XIX в. в Англии, как и в других странах, развивается романтическое направление в архитектуре и искусстве. Неудовлетворенность общественными порядками вызвала в среде деятелей науки и культуры стремление идеализировать средневековое прошлое. В архитектуре романтическая идеализация средних веков проявилась в использовании форм средневековых построек – романских, готических, мавританских и др. Блор был одним из зачинателей романтического движения в Англии.

Для Воронцовского дворца Блор составил проект в псевдоготическом стиле, причем в нем преобладали элементы именно английской позднеготической архитектуры XVI в. Однако выбор архитектурного стиля дворца был обусловлен не только англоманством Воронцова (он был сыном русского посла в Англии, где жил и воспитывался в течение 20 лет, и всю свою жизнь оставался англоманом). Алупкинский дворец не является исключением в русской архитектуре того периода.

В 3040-х годах XIX в. наблюдается отход от принципов классицизма и распространение эклектики. Для многих построек этого периода характерно обращение к стилям более ранних эпох и сочетание в одном архитектурном памятнике элементов различных стилевых направлений. В зданиях, строящихся в центральной России, появляются в это время готические формы. Влияние английской готики, характерное для Алупкинского дворца, связывает его с целым рядом памятников русской архитектуры: это постройки английского архитектора Менеласа в Детском селе, Н. Л. Бенуа в Петергофе (придворные конюшни, вокзал, церковь), белый зал мраморного дворца и церковь в Парголове архитектора А.П. Брюллова, архитектурный ансамбль в усадьбе Паниных Марфино, созданный М.Д. Быковским. Использование элементов готики и других архитектурных форм ранних эпох было характерно главным образом для загородных усадеб.

Особняки дворянских имений на Южном берегу тоже строят и с восточными элементами, и в готическом стиле. Не случайно один из современников писал: «Поднявшись на горы средней вышины, вы начинаете усматривать вдоль по дороге дачи с домами, выстроенными самым затейливым образом. Попеременно вы видите то небольшой дом в азиатском вкусе, трубы которого похожи на минареты, то красивый готический замок, то уютненькую дачку вроде «английских коттеджей», совершенно погруженную в море зелени и цветов».

Так, в английском готическом стиле строятся дом и церковь в гаспринском имении A.H. Голицына, церковь в Алуште и другие постройки архитектора Торричелли. Использование готических элементов свойственно постройкам в усадьбах «Софиевка» Л.А. Нарышкина, графа И.О. Витта в Ореанде, А.С. Голицыной в Кореизе. Таким образом, Алупкинский дворец по своим архитектурным формам в какой–то степени был близок к целому ряду сооружений как в центральной России, так и на Южном берегу Крыма.

В основном Алупкинский дворец выдержан в стиле Тюдоров. Это стиль английской архитектуры XVI в. – периода перехода от поздней готики к стилю Возрождения. Однако сам Воронцовский дворец нельзя назвать простым копированием английских неоготических сооружений: он является своеобразной интерпретацией стиля Тюдоров.

При проектировании дворца прежде всего были учтены особенности архитектуры Крыма, долгое время находившегося под влиянием турецко–татарского владычества и сохранившего еще в начале XIX в. восточный колорит. Этим объясняется характер архитектуры главного фасада центрального корпуса, который создан в стиле мусульманской мечети. Бесчисленные шпили и башенки, своеобразное завершение стен напоминает восточные минареты.

Во внутренней отделке парадных помещений дворца также встречаются восточные элементы и орнаменты, характерные для южной местности (грозди винограда, цветы южных растений), несмотря на то, что во всех залах преобладают готические элементы в декоре.

Эти, казалось бы совершенно несовместимые в одном здании, архитектурные формы поздней готики и Востока в Алупкинском дворце сочетаются настолько удачно, что он не производит впечатления эклектически вычурного здания, а, наоборот, приобретает неповторимое своеобразие.

Дворец состоит из отдельных корпусов, которые образуют единый архитектурный ансамбль.

Главный подъезд ко дворцу был с западной стороны от Симеиза. Человека встречают здесь строгие монументальные башни с бойницами, узкий и мрачный проезд средневекового замка. Этот проезд образован корпусом, предназначавшимся для гостей, столовым и хозяйственным корпусами. Между последними перекинут легкий висячий мостик, по которому крепостные музыканты переходили из хозяйственных помещений на балкон, расположенный в столовой. Высокие зубчатые стены корпусов грубой кладки, узкие окна–бойницы, треугольные выступы–контрфорсы – все это как бы создает иллюзию предназначения для оборонительных целей. Реально же эти грозные элементы имеют исключительно декоративное назначение, создавая зрительный эффект.

Суровый проезд Ворноцовского дворца ведет к большому парадному двору с неожиданно возникающим красивым видом на парк, Алупку и горную гряду с вершиной Ай–Петри как на ладони. Центральный корпус дворца, башня с часами, восточный флигель окружают парадный двор с трех сторон, а с севера расположена только невысокая стена граничащая с парком. Роскошная панорама парка и гор воспринимается особенно радостно после мрачных средневековых стен проезда.

Северный фасад Центрального корпуса Воронцовского дворца очень близок к английским постройкам XVI в., где сочетаются элементы готики и эпохи Возрождения. Вертикальные тяги, многогранные античные колонны, возвышающиеся над крышей и заканчивающиеся красивыми декоративными навершиями, стены с зубцами. Остроконечные купола характерны для готической архитектуры и подчеркивают вертикальное членение здания.

Скромные по очертаниям четырехгранная часовая башня и дополняющий ее восточный флигель привносят строгость и одновременно простоту северного фасада.

Южный фасад Воронцовского дворца, обращенный к морю вместе с шикарной терассой, имеет нарядный и праздничный вид. В его оформлении активно применены элементы восточной архитектуры. Фасад, выполненный как ниша, обрамлен двойной подковообразной аркой, украшенной лепными орнаментальными рельефами. Легкие балкончики с решетками разнообразят одноцветную окраску портала. Для того чтобы еще больше подчеркнуть восточный характер ниши, по фризу ее идет надпись на арабском языке, шесть раз повторяющая восточное изречение: «И нет победителя кроме аллаха».

Прямоугольные стройные колонки, вокруг ниши, заканчиваются высокими башнями и напоминают минареты. Открытые террасы вокруг всего корпуса также характерны для южных построек.

Центральный корпус с восточной стороны соединен длинным коридором-гардеробной с библиотечным корпусом, а с западной стороны помещение зимнего соединяют его столовой. Библиотечный и столовый корпуса, строгие и суровые по своим архитектурным формам, выстроены, как и большая часть дворцового комплекса, в стиле английской архитектуры XVI в.

При строительстве дворца был очень удачно учтен рельеф местности – дворец великолепно вписан в окружающий ландшафт Воронцовского парка. Можно предположить, что перед планировкой дворца Блор приезжал в Алупку. Руководили же строительством английские архитекторы – вначале Гейтон, а с 1833 г. и до окончания всего строительства – Вильям Гунт, который внес ряд изменений в первоначальный замысел Блора.

Вот вкратце и всё. А теперь пройдём во внутрь.

Чуть ли парами притихшие слушатели последовали за копией «Молекулы» в открытую дверь. Там их заставили одеть шлёпанцы и повели смотреть внутреннее убранство замка.

Экскурсовод осмотрела своих «подопечных и продолжила:

– Я хотела бы пригласить вас на прогулку по парадным залам Воронцовского дворца. Мы пройдем маршрутом, которым обычно проводят всех гостей. А заодно я вкратце расскажу о захватывающих романтических приключениях хозяев дворца.

 

Дворец был построен графом (в последствии князем) Михаилом Семеновичем Воронцовым. Не могу решить, какой из его портретов нравится мне больше – этот, в молодости, работы Джона

Доу, хранящийся в Военной галерее Зимнего дворца:

 

Или этот, в зрелые годы, автор – Томсон. (тот, что справа). Наверное, второй.

Если войти во дворец со двора, с северной стороны (напротив Альгамбры), попадаете в коридор, одна из стен которого полностью закрыта шкафами из мореного дуба. Раньше здесь была гардеробная, потом в эти шкафы перенесли книги. Как я уже говорила в начале нашего разговора – граф был известным библиофилом, впрочем, из всех его библиотек сохранилась лишь эта, Алупкинская. На другой стене висят старинные гравюры, изображающие различные стадии строительства дворца.

 

Нелишне будет повториться, что дворец строился в основном трудом оброчных крепостных из Владимирской и Московской губерний. К постройке привлекались потомственные каменотесы и камнерезы, имевшие опыт строительства и рельефной отделки белокаменных соборов. Вот тут есть табличка с именами крепостных строителей, отвечавших за ключевые моменты возведения дворца. Особое внимание наш экскурсовод обратила на Романа Фуртунова, лепщика. Вся лепнина, сохранившаяся и по сей день во дворце – творение его рук.

 

Надо помнить, что это начало XIX века, и все работы производились вручную, примитивными инструментами, без применения какой–либо техники – например, камень тесали вот такими молотками, один из которых был найден при раскопках (на фото справа).

Надо сказать, что несмотря на благородную внешность, граф был фигурой противоречивой. С одной стороны, это человек, которому Крым обязан своим развитием, ведь до его появления здесь все население Южного берега не превышало и пятисот человек. Воронцов построил дорогу, и сегодня ведущую от Симферополя к Ялте и к его дворцу (причем, без использования труда крепостныхсилами армии и вольнонаемных работников). Он зародил на этой земле виноделие, причем не остался монополистом, а щедро способствовал распространению лозы. С его подачи началось лесоводство, овцеводство и даже черноморское пароходство… Но при этом, как писал Пушкин о генерал–губернаторе:

«Полу–милорд, полу–купец,

Полу–мудрец, полу–невежда,

Полу–подлец, но есть надежда,

Что будет полным наконец».

Впрочем, у Пушкина были свои личные резоны, и к этому мы еще вернемся, хотя я ранее уже вскользь об этом упоминала.

 

Дверь в торце коридора ведет в Парадный кабинет хозяина дворца. Окно в виде эркера, в котором поместились крытый зеленым сукном стол и два кресла.

Эркер – это тоже элемент, весьма популярный в английской архитектуре, он зрительно расширяет комнату и дает больше света.

 

Среди мебели – книжный шкаф черного дерева, выполненный в стиле «Гуль» в конце XVIII в., круглый стол, английские стулья и кресла с готической резьбой.

Кабинет переполнен произведениями искусства, многие посвящены героям войны с Наполеоном. На стене портрет самого графа  Воронцова работы Луизы Дессеме.

 

Рядом с портретом – бронзовая скульптура, изображающая герцога Веллингтона. Обратите внимание на расписные обои.

 

На старинном даже по тем временам английском книжном шкафе (хозяин купил его у антикваров) стоят бронзовые канделябры и часы с фигурами Минина и Пожарского работы П.Ф. Томира.

 

Фрагмент инкрустации шкафа:
Дверь из кабинета выходит на прелестную террасу дворца, пройдя через которую, мы попадаем…
… в Китайский кабинет, в котором любила проводить время жена графа, Елизавета Ксаверьевна.

Светлые высокие панели кабинета, рамы зеркал и дверцы стенного шкафчика декорированы искусной резьбой.

 

На стене – портрет графини Воронцовой. (фото справа). Ее облик настолько увлек Пушкина, что он рисовал ее больше, чем кого бы то ни было из своих возлюбленных. И его вполне можно понять.

Впрочем, вполне вероятно, что на самом деле отношения между поэтом и графиней были возвышенными и совершенно платоническими, поскольку  похоже,  что  она  просто  использовала

его для прикрытия своего истинного романа – со своим родственником Александром Раевским.

П. Капнист писал в своих мемуарах: «Прикрытием Раевскому служил Пушкин. На него–то и направился с подозрением взгляд графа». А ведь Пушкин считал Раевского своим другом. Вскоре Пушкин почувствовал неприязнь к себе Воронцова, который совсем недавно относился к нему хорошо. В марте 1824 года поэт не замедлил ответить той самой эпиграммой, да и еще несколькими, чем совсем испортил отношения с графом… Да и былые теплые чувства к Раевскому у него изрядно поостыли. Летом этого года Пушкина перевели в ссылку в Михайловское.

Стены в Китайском кабинете оформлены циновками из тонкой рисовой соломки, вышитой шелком и бисером.

 

В июне 1828 года разразился громкий скандал. В это время Воронцовы принимали в Одессе императора Николая I с женой. Гости жили в роскошном дворце Воронцовых на Приморском бульваре. В один из дней Елизавета Ксаверьена направлялась к императрице Александре Фёдоровне со своей дачи. По пути карету Воронцовой остановил Александр Раевский, держа в руке хлыст, и стал говорить ей дерзости, а потом крикнул ей: «Заботьтесь хорошенько о нашей дочери». Родившуюся в апреле 1825 года трёхлетнюю дочь Елизаветы Софью Раевский считал своим ребенком (хотя кое–кто вообще считал ее ребенком от Пушкина!).

 

Скандал получился невероятный. Граф Воронцов снова вышел из себя и под влиянием гнева решился на шаг, совершенно неслыханный; он, генерал–губернатор Новороссии – в качестве частного лица – подал одесскому полицмейстеру жалобу на Раевского, не дающего прохода его жене. Но Воронцов скоро опомнился. Сообразив, что официальная жалоба может сделать его смешным, он прибегнул к другому средству, через три недели из Петербурга было получено высочайшее повеление о немедленной выселке Раевского в Полтаву за разговоры против правительства. Так и Раевский навсегда расстался с Воронцовой.

Потолок, кстати, также изумительно инкрустирован.

Александр Раевский запомнился современникам еще одной скандальной историей. Он женился на девушке некрасивой, но умной и блиставшей в свете. Но любила она совсем другого человека, мать которого запретила тому жениться на ней.

 

И тогда она вышла замуж за поверенного своей любви – Раевского. А.И. Тургенев писал в

своём дневнике: «…Он взялся сватать её за другого, а сам женился. История самая скандальная и перессорила пол–Москвы». Впрочем, жена его умерла через пять лет, оставив Александра с трехнедельной дочкой на руках. Он посвятил ей всю свою жизнь, но и дочь его скончалась после родов, как и её мать. До конца жизни А. Раевский оставался безутешным.

Впрочем, Санта–Барбара в семье Воронцовых происходила не только со стороны жены. Граф также имел любовную связь с лучшей подругой жены и хозяйкой крымского имения Мисхор Ольгой Нарышкиной. Воронцов не только брал на себя многие расходы по содержанию Мисхора, но оплачивал карточные долги Нарышкина. В 1829 году у Нарышкиных родился долгожданный ребенок, девочка, которую назвали… опять Софьей. Злые языки утверждали, что она дочь Михаила Воронцова. Действительно, Софья Нарышкина имела куда большее сходство с Воронцовым, чем его собственные дети. Портреты Ольги Нарышкиной и ее дочери всегда хранились среди сугубо личных вещей Воронцова и даже стояли на рабочем столе парадного кабинета Алупкинского дворца.

 

Всего у Воронцовых родилось три дочери и три сына, но первая дочь умерла нескольких дней отроду. Елизавете долго ничего не говорили об этом: «Жене его прежде десяти дней не скажут; для здоровья её как нельзя лучше. Её уверили, что нельзя принести дитя, потому что в сенях холодно. Она согласилась ждать дней десять. Бедная мать!» – писал в письме к брату К.Я. Булгаков.

В углу комнаты у входа висит настоящая реликвия – ящичек, подаренный Воронцовым императорской четой. Внутри лежало личное послание.

 

С 4 по 11 февраля 1945 года, во время Ялтинской конференции, Воронцовский дворец стал резиденцией английской делегации во главе с Уинстоном Черчиллем. В Китайском кабинете хранятся его портрет и виды семейного дворца Черчиллей–МальбороБлэнема.

 

А выход из этой комнаты ведет в парадный вестибюль дворца.

Воронцовский дворец в Алупке. Часть очередная – светлая и печальная.

Основная экспозиция включает 10 комнат. Комнаты верхнего этажа закрыты, чтобы не подвергать перегрузке ослабевшие перекрытия. Начинается экскурсия через боковой вход, выводивший в коридор, который вел в кабинет графа. Первоначально комнаты нижнего этажа служили спальней для четы Воронцовых. Главные комнаты, открытые в экспозиции «парадные залы главного корпуса»:

  1. Парадный кабинет;
  2. Столовая, где расположен балкончик для музыкантов;
  3. Оранжерея, включающая собрание редких растений из далеких стран;
  4. Бильярдная;
  5. Ситцевая комната;
  6. Китайский кабинет;
  7. Вестибюль;
  8. Голубая гостиная, стены которой украшены лепными розами. Также здесь выставлен рояль, не являющийся оригинальным в интерьере Воронцова.

Продолжим наше повествование. Окольными путями, через кабинеты графа и графини мы проходим в главный, парадный вестибюль Воронцовского дворца.

 

«И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь…»

Это торжественное помещение имеет вид типичного английского холла. Деревянный потолок с профилированными тягами, два камина из отшлифованного диабаза, строгая мебель, парадные портреты усиливают это впечатление.

 

В вестибюль можно попасть как с парадного двора, так и с южного входа, минуя небольшой тамбур с персидскими вышивками, на которых изображен шах Фати–Али (конец XVIII в.). Тут же, в закутке, стоит и фортепиано.

Мне очень понравился портрет матери графа Воронцова, Екатерины Алексеевны. Это работа все той же безвестной молоденькой Луизы Дессеме, очевидно нанятой графом для выполнения различных художественных работ во дворце. Данный портрет 1844 года – это видоизмененная копия с оригинала Д. Левицкого 1783 года, сильно измененная копия (из поясного сделан поколенным, добавлен ряд аксессуаров). У матери графа жизнь была тоже весьма насыщенной, хотя и короткой. «Совсем юной Екатерина была пожалована во фрейлины и вскоре стала одной из любимиц императрицы Екатерины II.

Разница в возрасте между Екатериной и её сёстрами была небольшая, они были почти ровесницами, поэтому одновременно появились при дворе и стали его украшением; за красоту и грациозность граф П.В. Завадовский называл сестёр Сенявиных нимфами. У Екатерины было много поклонников, но из них больше всего она уделяла внимание 35-летнему графу Семёну Романовичу Воронцову. В записках князя Долгорукова Воронцов характеризуется как человек талантливый, но с характером плутоватым, который угодничал сначала перед Орловыми во время их возвышения, потом перед Потёмкиным для получения дипломатического поста. Как раз в это время фрейлина Екатерина Сенявина вступила в связь с Потёмкиным, и императрица решила выдать её замуж, чтобы удалить от двора; граф Воронцов явился кстати».

 

Вот оригинал работы Левицкого. Надо сказать, что на этих портретах Екатерина Алексеевна выглядит гораздо старше и мудрее своих 23 лет – возраста, в котором она скончалась. А произошло это так. Ее муж получил столь вожделенный дипломатический пост.

«Графиня Екатерина Алексеевна сама кормила детей, что ставилось её родными в пример другим, зато, поглощённая уходом за детьми, она пренебрегала собственным здоровьем. Назначенный в конце 1783 года на вновь учреждённое место посланником в Венецию, граф Семён Романович уехал с женою и детьми в Италию. Обстановка, в которой пришлось им жить по приезде в Венецию, где они поселились в доме, имевшим «только одни стены, без двойных рам в окнах и труб в комнатах», при сильных холодах зимой 1783–1784 года («так что каналы замерзали») и полное отсутствие комфорта не могли не отозваться пагубно на слабом здоровье графини: здесь она почувствовала первые приступы рокового недуга – чахотки».

Висящий в вестибюле портрет отца графа у меня решительно не получался раз за разом! Только так и вышло. Однако, я так и не решила, подходит ли ему характеристика Долгорукова.

«Жизнь в Венеции была дорогая, денег не хватало, неблагоприятный климат, болезнь жены. Всё это заставляло Воронцова писать письма в Петербург с просьбой отозвать его из Италии. Поэтому Воронцовы с радостью узнали о предстоящем переводе графа Семёна Романовича посланником в Англию и начали готовиться к переезду в Лондон. Но болезнь Екатерины Алексеевны делала быстрые шаги, и в июне 1784 года её положение было очень серьёзным. Почувствовав, однако, облегчение и думая, что опасность миновала, она говорила мужу со слезами на глазах: «По правде говоря, мой дорогой Сенюша, Бог был бы слишком жесток, если бы нас разлучил».

Вместо того, чтобы ехать в Лондон, Воронцовы поселились в Пизе, в надежде, что более мягкий, чем в Венеции, климат принесёт пользу Екатерине Алексеевне, но все меры оказались тщетными. 25 августа 1784 года графиня Воронцова скончалась».

 

А вот его портрет в молодости.

Надо вам сказать, что безвременная смерть молодой жены стала для него источником невыносимого страдания. Он писал к своему брату:

«Вы уже знаете о моём горе, но вы не можете даже представить, до какой степени я несчастен. Я был так счастлив, что завидовал сам себе. Сегодня моё существование ужасно.

Три года безоблачного счастья прошли как один миг, и теперь моя будущая жизнь будет вечным страданием. Меня постигла судьба графа Г.Г. Орлова.

Замечательная женщина, лучший друг, бесподобный характер, всё это я потерял с моим ангелом Катериной Алексеевной! Сегодня одиннадцатый день моего ада…»

Тело Екатерины Воронцовой было положено в свинцовый гроб и предано земле в Венеции, в Греческой церкви св. Георгия, у левого клироса.

Заветной мечтой ее мужа было перевезти её прах в Россию и похоронить в Мурино, в церкви святой великомученицы Екатерины, построенной после кончины графини в 1786 году по проекту архитектора Н.А. Львова, и самому быть схороненным рядом с ней.

Однако, этой его воле не суждено было осуществиться: он умер и похоронен был в Англии. Но на месте последнего упокоения графини Екатерины Алексеевны, в Венеции, Воронцов положил капитал на вечное проведение ежегодной панихиды в день её смерти.

Однако, хватит грустить, пойдем дальше. Нас ждет одна из самых очаровательных комнат дворца – Голубая гостиная.

Неповторимое своеобразие ей придает тончайший лепной орнамент из цветов и листьев, выполненный под руководством крепостного мастера Романа Фуртунова (того самого, о котором я уже упоминала).

 

Все цветы сделаны вручную и ни разу не повторяются. С отделкой стен прекрасно гармонируют изящный резной камин из белого каррарского мрамора и мебель в стиле позднего русского классицизма.

 

Гостиная состоит из двух частей, разделенных проходом, – сцены и зрительного зала. Когда–то здесь давались концерты и домашние спектакли. Эта часть была сценой.

Однако, оригинальная мебель и рояль не сохранились, они отошли к одной из родственниц в результате довольно скандального процесса наследования. Эта мебель была привезена из одесского дворца графа.

Но и то, что лепнина работы Фортунова сохранилась – уже чудо. И можете себе мысленно  представить, как они составляли рядом кресла и кушетки, чтобы смотреть спектакли…

 

А из Голубой гостиной мы попадаем в знаменитый Зимний сад дворца. Он появился здесь в 1838 году.

 

Огромные французские окна с рамами в готическом стиле открывают непревзойденный вид на Черное море.

 

От старых растений сохранился вьющийся по стенам фикус–репенс – это он на снимке, оставшийся и разросшийся со времен Воронцовых. Сейчас в сотрудничестве с Никитским Ботаническим садом здесь собраны редкие теплолюбивые растения и цветы.

 

Вдоль южной стены установлен ряд скульптурных портретов, в том числе портреты самих Воронцовых. Но меня привлек этот бюст: Это портрет Екатерины II авторства Иоганна Эстеррейха. Портрет, за который скульптор не только не получил ни копейки, но и был выслан из России в течении суток.

 

Слишком реалистично автор изобразил стареющую императрицу.

Такого она простить не могла, и впредь строго следила, чтобы художники изображали ее подобающим ее представлению о себе образом.

А это подлинный шедевр Алупкинского дворца – «Девочка» работы итальянского скульптора Квинтиллиана Корбеллини, начало XIX века. Она стоит в Зимнем саду дворца графа Ворон

цова в Алупке. И действительно является его сокровищем.

 

Первый взгляд на нее дает совсем иное впечатление. Да, неплохо, живое лицо, игривая поза, платье фривольно, не по возрасту приспущено с только намечающейся груди.

Но ведь она – как живая…

Студенты и прилепившиеся к ним экскурсанты постояли, посмотрели на скульптуру и пошли дальше за Людмилой Викторовной.

Пониковский задержался перед творением мастера. Женская половина «сопровождающих» его лиц – с хвостиками и с крылышками – облепили статую, и из сонма женских голосов то и дело доносилось:

– Ой, девочки, смотрите – какие живые и блестящие у ней глаза, и бровями на ощупь шелковистые?

 

– Ах, на одежде видны не только кружева, но и швы, и фактура ткани. С телом, на котором складочки и оспинки. Фактура, складки, швы! Как это возможно?

– Красота-а-а! Посмотрите на филигрань кружев, сколько складочеки и морщинок.

– Девочки, на ткань посмотрите! Сама ГераЕ не постыдилась бы ходить в таком…

– Ух ты – даже швы на ткани видны!

   

– А как плечико показывает!

– Сразу видно – из патрициев она!

 

– А какие ножик! Припухлые – с грязными пальчиками! И как стоит! Молодец скульптор – хоть и тяжело было исполнить, но поймана в девочку в движении, хоть сама поза и очень неустойчивая такая.

 

– А личико какое! Нежное, детское, но в то же время игривое лицо… И недетский ракурс. Кожа – как у младенца…

– А говорят, что при ближайшем рассмотрении есть и поры…

 

Через некоторое время «Молекула» в сопровождении своей группы вернулась во дворец, после чего тётенька опять бодро заговорила:

И вот наконец нам с вами осталось пройти всего два зала. Наверное, они наиболее парадные и торжественные из всех. Раньше во дворце водили экскурсии и по второму этажу, по частным покоям, но в конце концов от бесчисленных гостей начал осыпаться потолок, совершенно не приспособленный к таким толпам экскурсантов. Поэтому эти два зала – это все, что мы еще увидим.

 

Есть еще, правда, кухня Воронцовых – вот место, куда я обязательно попаду в следующий раз! Но в этот раз мы опоздали, экспозиция в ней открыта лишь до шести, а мы в шесть только приехали.

Итак, Парадная столовая! Пожалуй, самая помпезная зала дворца, поражающая своими размерами – 150 м2, потолок в 8 м высотой. Ее декоративное оформление напоминает убранство рыцарских залов в средневековых замках. Она украшена богатейшей резьбой по дереву, монументальными панно Гюбера Робера – крупнейшего мастера французского классицизма, как подсказывает путеводитель. Я о нем никогда не слышала. Впрочем, и его панно меня совсем не заинтересовали.

В центре северной стены фонтан в виде камина, над ним – балкончик для музыкантов – кстати,  нашли балкончик?.

 

Мебель для столовой была заказана в Англии, а два симметрично расположенных в торцах столовой буфета – во Франции, в мастерской мебельщика Гюйона.

 

В проеме эркера – массивный сервант с поставцом для вина. Вот эта ванна под огромным столом – точно для вина, в неё закладывали лед, в который клали бутылки для приятного охлаждения…

 

Вот и второй буфет – брат–близнец первого. Кстати, первая загадка: что за вазы стоят на боковых буфетных полках? Для чего они использовались?

 

Выход из столовой ведет в бильярдную. Это последняя, тупиковая комната парадных залов. Она используется как картинная галерея.

 

Потолок здесь редкостно хорош, так же, как и люстра.

 

Мебель на львиных лапах – мне кажется, я до этого только в книгах об английской аристократии о таком читала.

 

Я обращаю наше особое внимание на один из портретов, висящих в бильярдной. Уникальность его в том, что он следит своим взглядом за всеми, в любой точке комнаты. Возможно, так как по–моему, любой правильно нарисованный портрет отличается тем же. Больше всего вас должно заинтересовать определенное сходство героя с Ван Гогом. Хотя портрет этот был написан за 300 лет до его рождения. Автор – Франс Пурбус старший, фламандец из Брюгге. Его сын прославился больше. Но портрет и вправду хорош…

 

Через вторую дверь возвращаемся из бильярдной в столовую. Это один из каминов – очень, очень!

 

Тот самый фонтан по центру – над ним как раз балкончик для музыкантов. Скорее всего здесь тоже некая аллюзия на бахчисарайский фонтан слез.

 

Шикарный потолок. Кое–где на нем еще видны кольца, за которые крепились светильники – они были вделаны в эти выступающие украшения (балясины?).

 

И вторая загадка: пол. Паркет во дворце неоднократно перекладывался в советское время, как нам сказали, хотя про столовую точно не могу сказать – уж больно красиво он выглядит. Но даже если он и не оригинальный, эта деталь была воспроизведена в точности. Вопрос: зачем в полу такие дырочки?

 

И не забудьте – когда будем выходить – и про мой первый вопрос. Итак, две загадки:

– для чего использовались вазы, стоящие на буфетных полках?

– зачем в паркете дырочки?

Принимаются любые версии…

Станислав – а он уже был здесь не раз – знал ответ, поэтому он тихонько просветил сущностей обоих Миров Нави:

 

Вазы на полках буфета – это не вазы, а… мороженицы.

Они устроены так, чтобы делать мороженое прямо в них. Посмотрите на картинку:

Внутри вазы расположена емкость с молочной смесью, а по краям оставлено пространство для смеси льда с солью. Лед охлаждает молоко (сливки), а чтобы в нем не образовывались кристаллики льда, его надо все время мешать с помощью специальной ручки с лопаточкой. Мешать долго, пока мороженое не будет готово.

Мороженицы в XIX веке выглядели именно так, их форма весьма узнаваема:

 

А вот что касается дырочек в паркете – это не для акустики и не для вентиляции. Это своеобразная система отопления. К ним подходит труба, проходящая через кухню. Там воздух нагревался у печки и поступал в столовую, чтобы ее обогреть. Похоже на систему отопления, разработанную архитектором Львовым для дома Державина.

А сейчас мы с вами пройдём по парку и осмотрим его достопримечательности – фонтаны, львов и другие творения крепостных мастеров…

 

Перед южным фасадом дворца в центре цветников источают влагу два мраморных фонтана. Печаль средневековья навевает «Фонтан слез» – уменьшенная копия знаменитого Бахчисарайского фонтана. Он спрятан в увитой глицинией галерее, между библиотечным и основным корпусами. Вход «охраняют» львы, просыпаясь по мере вашего приближения к священным покоям. Пьедестал «спящего льва» отмечен авторской подписью итальянского скульптора Джованно Бонани. Нарядной внешности Воронцовского дворца не уступают интерьеры: классические, исполненные крепостными Воронцова из каррарского мрамора камины и причудливые зеленовато-серые готические камины из полированного диабаза, массивные деревянные потолки, панели и двери из мореного дуба, ажурная алебастровая лепнина по стенам и потолкам, картины западноевропейских и русских художников XVIIXIX веков, бронзовые и малахитовые подсвечники, декоративные вазы из горного хрусталя, севрского и веджвудского фарфора. На террасах южного фасада собрана коллекция мраморных скульптур. В зимнем саду, среди оранжерейных растений, выставлены бюсты семьи Воронцовых.

 

Парк представляет приятное дополнение к убранству дворца. Он условно разделен на верхний и нижний. В Верхнем расположен каменный хаос, родник, озера, фонтан «Трильби» и лунный камень.

Нижний парк покоряет царством магнолий, лавра и других растений. Обрамленные бетоном воды родника срываются здесь живописными водопадами. Здесь расположены фонтан «Раковина» и уменьшенная копия бахчисарайского фонтана слез из Ханского дворца. Здесь есть выход на пляж.

Пониковский больше не стал слушать и ходить дальше за группой с Людмилой Викторовной и Валерией Андреевной во главе, а достав фотоаппарат, решил немного пощёлкать. Некоторые фотографии он решил предоставить автору для опубликования их в рассказе.

 

Через минут сорок Купидон потряс Пониковского за палец правой руки и сказал, что его одногруппники уже бодренько направляются к автобусу. Пониковский вышел из дворца и – как всегда – последним со товарищи влез внутрь слегка прогретого (если не сказать – раскалённого) чрева изделия венгерского автопрома.

После того как Валерия Андреевна в десятый раз убедилась, что отставших и пропавших нет, водитель воткнул в чрево магнитофона кассету и мягко тронулся с площадки

Пониковский также проверил полноту наличия всех существ обоих Миров Нави и напивая слова вослед четвёрки из «Boney M» (Боньки Эмкак он их называл), исполнявших только–только вышедшую в эфир песню «Belfast»  и неведомыми путями уже попавшую на кассеты советских шоферов:

«Belfast

Belfast

Belfast

Got to have a believin’

Got to have a believin’

Got to have a believin’

All the people

Cause the people are leavin’

When the people believin’

When the people believin’

When the people believin’

All the children cause the children

Are leavin’

 

Belfast

Belfast

When the country rings the leaving bell you’re lost

Belfast

Belfast

When the hate you have

For one another’s past

You can try (You can try)

You can try (You can try)

You can try

To tell the world the reason why

Belfast

Belfast

Belfast

It’s the country that’s changin’

It’s the country that’s changin’

It’s the country that’s changin’

All the people

Cause the people are leavin’

It’s the world that’s deceivin’

It’s the world that’s deceivin’

It’s the world that’s deceivin’

All the people

Cause the people believin’

 

When the children believin’

When the children believin’

When the children believin’

All the people

Cause the people are leavin’

When the people are leavin’ (you)

When the people are leavin’

When the people are leavin’

All the childrenCause the children believin’

Belfast

Belfast

Belfast»

Не дожидаясь просьб о переводе Станислав Семёнович объяснил на русском языке – о чём эта песня – типа прогрессивная – против английских колонизаторов:

«Белфаст,

Надо верить,

Всем людям,

Потому что люди уходят.

Когда люди верят

Всем детям, потому что дети уходят.

Белфаст ,

Когда страна звонит в прощальный колокол, ты проиграл.

Белфаст,

Когда ваша ненависть

Обращена к прошлому друг друга,

Вы можете попытаться

Рассказать миру о её причине.

Белфаст,

Страна меняется,

Страна меняет

Всех людей,

Потому что люди уходят.

Мир обманчив,

Мир обманывает

Всех людей,

Потому что люди верят.

 

Когда дети верят,

Всем людям,

Потому что люди уходят.

Когда люди покидают (вы),

Всех детей,

Потому что дети верят.

Белфаст».

Автобус наконец–то преодолел подъём и выехал на трассу, улучив свободное пространство, повернул вправо и поехал вниз – к Ялте. Станислав Семёнович посмотрел на притомившихся и упавших вповалку как попало сущностей, причём Везельвул ухитрился лечь среди пятерых чертовок так, что Лолла и Лилит оказались у него по бокам, обнял их за плечи и что–то мурлыкал обеим на ушко. Купидон и Купида уселись на спинку впереди расположенного кресла и также обсуждали – то ли увиденное во дворце, то лисвои проблемы, Вероника примостилась на правом плече Валентины, которую девицы из команды Амура ухитрились опять посадить перед Стасом и одну, Алина и Селена прилегли рядом со своими «хозяйками», остальные разместились на свободном рядом со Станиславом сиденье, закрыли глаза и расслабились…

Пониковский–младший прикрыл глаза и тоже задремал…

 

Комментарии.

А –  Кто воевал против СССР во время Великой Отечественной войны.

Юрий Цинговатов

 

22 июня 1941 года на территорию СССР вломилась объединенная под германским командованием мощная многонациональная военная группировка, оснащенная по последнему слову техники из арсеналов, выкованных лучшими оружейниками Европы. Красная Армия приняла на себя удар, такой силы и мощи, каких не испытывала до этого ни одна армия в мире.

Несмотря на неразбериху и почти хаос первых недель войны, недоумение и горечь отступления, охватившие армию, население страны, надо признать, что наши воины сражались стойко и мужественно. Достаточно вспомнить и сравнить, сколько времени потребовалось гитлеровской военной машине для сокрушения европейских «демократий», располагавших новейшим вооружением, «неприступными» оборонительными линиями, вымуштрованными армиями, которые за 20 лет перед этим вынудили кайзеровскую Германию признать поражение. Вот какие данные приводит генерал вермахта Мюллер–Гиллебранд: Война в Польше завершилась за 27 дней. Вермахт потерял в ней убитыми 17 тыс. солдат и офицеров. Около 630 человек в день. Бои за Францию, Бельгию и Голландию продолжались 44 дня. Немецкие потери составили 46 тыс. человек убитыми или около тысячи в день. После вторжения в СССР за первые 8 дней боев невозвратимые потери составили 23 тыс. солдат и офицеров. В день – около 3 тысяч.

Еще в самом начале войны, в ходе приграничных сражений, немецкое командование вынуждено было признать, что оно встретило противника, совершенно отличного от того, который был на Западе. К середине июля потери лишь в сухопутных войсках составили около 100 тыс. человек и около половины танков, участвовавших в наступлении, а к 19 июля враг потерял и 1.284 самолета. Таких потерь фашистская армия не знала за все время боев на Западе. Красная Армия выдержала первый натиск врага, ее сопротивление непрерывно возрастало.

Конечно, война против СССР носила иной масштаб. Она не походила на «прогулку» по Европе, но это только подчеркивает героизм советских воинов. Вызывает удивление и восхищение тот факт, что «блицкриг» не получился. Бронированный таран, обрушившийся на нашу страну, противостоять которому, казалось, было невозможно, в конечном итоге увяз.

Стоит задуматься над тем, какими силами, мощью  и ресурсами располагала армия вторжения. У нас долгое время было принято посыпать голову пеплом и говорить о собственных просчетах и недостатках в подготовке к войне. Между тем, в главном – в ее неизбежности не было сомнений ни у руководства страны, ни у народа. Об этом писались книги, сообщалось в газетах, твердилось в выступлениях лекторов. И никакие сообщения ТАСС подобные тактической уловке от 14 июня 1941 г. не могли оказать «разоружающего» действия, о котором любят толковать некоторые исследователи. Не менее нелепо выглядят и аргументы типа: «В Кремле знали о времени и дате нападения, но ничего не предприняли». Тех, кто полагает, что за стенами Кремля царила атмосфера беззаботности и благодушия лучше всего отослать к «Воспоминаниям и размышлениям» маршала Г. Жукова, чтобы сэкономить место.

Если судить объективно, то стоит напомнить, что придя к власти в 1933 году Гитлер, отнюдь не такой «бесноватый», каким его любила изображать наша пропаганда, сумел вывести страну из глубокого кризиса и заставил экономику работать. Уже через несколько лет промышленный мотор Германии начал резко набирать обороты. Несмотря на многочисленные ограничения, наложенные на Германию ее победителями в Первой мировой войне, военно–промышленный комплекс страны совершил гигантский рывок. Одновременно берлинская дипломатия провела операцию по вербовке союзников и не только в странах, обиженных при перекройке Европы после войны, но и в США, и в далекой Японии. Надо признать, что операция эта была для Германии весьма успешной. В 1936 году заключен «антикоминтерновский пакт», который быстро стал обрастать новыми членами. К концу 1941 года кроме Германии и Японии его участниками были Италия, Венгрия, Маньчжоу–Го, Испания, Болгария, Финляндия, Румыния, Дания, Словакия, Хорватия и марионеточное Нанкинское правительство.

Между тем, западные демократии, завороженные антисоветской риторикой фюрера, не только фактически закрыли глаза на милитаризацию Германии, но и вступили на путь «умиротворения» Гитлера, стали науськивать его к походу на Восток. В скобках можно заметить, что в то время военно–технический потенциал Германии еще значительно уступал ведущим европейским державам.

Только после того, как дипломатическими и военными средствами Гитлер «объединил» Европу и установил там «новый порядок» Германия получила в свое распоряжение потенциал для ведения войны за мировое господство. Можно задать риторический вопрос: Неужели англо–французские  участники Мюнхенского сговора не догадывались, к какому наращиванию военной мощи фюрера приведет отдача ему на растерзание Чехословакии?

Этот роковой шаг во многом предопределил и спровоцировал Вторую Мировую войну. Начался процесс фашизации Европы. Без боя к Германии были присоединены Австрия, а вслед за ней и чешские земли. Это позволило многократно нарастить германский промышленный потенциал за счет присоединенных территорий.  На фоне позиции западных демократий, уклонявшихся от предложений Москвы организовать совместный отпор Гитлеру, заключение с ним пакта о ненападении было вполне оправданным и адекватным шагом с целью выиграть время для наращивания военного потенциала, равно как и продвинуть границу СССР в западном направлении и лишить будущего противника выгодных плацдармов для развертывания своих войск.

При этом не следует забывать, что существовавшие в прибалтийских странах режимы, были готовы оказать Гитлеру и его войскам самый радушный прием.   Близорукая политика Запада,  не только не желавшего противостоять Гитлеру, но всячески потакавшего ему, привела к тому, что через два года промышленность, сельское хозяйство, сырьевые ресурсы, рабочая сила континентальной Европы, включая даже нейтральные страны (Швецию и Швейцарию), были поставлены на службу Германии. Около 10 млн. квалифицированных рабочих, инженерно–технических специалистов, конструкторов, ученых «старого» света включились в «трудовой процесс» на немецких заводах, в конструкторских бюро и лабораториях. В оккупированных странах нашлись и влиятельные политические силы, солидаризировавшиеся с Гитлером и собственные предатели – квислинги. По словам британского историка А. Тейлора, «Европа стала экономическим целым, которым управляли исключительно в интересах Германии».

Кроме того, нацистский вермахт получил в свое распоряжение как огромные арсеналы вооружения, военной техники, танков, артиллерии, авиации, боеприпасов, транспортных средств, так и уже отмечавшийся военно–промышленный потенциал.

За годы войны, например, только австрийские предприятия бесперебойно снабжали вермахт и его союзников  своей продукцией. Германия получила с них свыше 10 тысяч танков и бронемашин, включая тяжелые самоходки, 9 тысяч самолетов, 17 тысяч авиамоторов и более 12 тысяч артиллерийских установок различных калибров. За Австрией последовала Чехия с ее мощнейшим военно-техническим потенциалом, сосредоточенным на заводах «Шкода», ЧКД, «Польди», «Зброевка». Одновременно в руки вермахта попали 1582 самолета и 469 танков – т.е. чуть меньше, чем было у Германии до оккупации этой страны. Кроме бронетехники, самолетов от чехов было получено более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов,  огромное количество другого военного имущества.

К 1 сентября 1939 года чешским оружием оснастили 5 пехотных дивизий, не считая прочих частей и подразделений, включая те, которые участвовали в оккупации Польши. В следующем году чешское оружие и снаряжение получили еще 4 пехотные дивизии, а к началу Великой Отечественной количество соединений, полностью или частично оснащенных изделиями чешских оружейников, выросло в несколько раз. Чешские танки стали основной машиной 6-й танковой дивизии вермахта, действовавшей на Ленинградском направлении.  На южном фланге советско–германского фронта чешская бронетехника стояла на вооружении 1словацкой моторизованной дивизии и румынских войск. Воевавший на чешских танках, подполковник Гельмут Ритген признавал, что «без чешской военной промышленности и чешских танков у нас не было бы четырех танковых дивизий, что сделало бы невозможным нападение на Советский Союз». Берлин высоко ценил вклад чешских предприятий в укрепление военно–технической мощи Рейха и установил для рабочих чешских военных заводов гибкую систему поощрений, включая повышенные продуктовые нормы, которые подчас были лучше, чем в Германии. «Чехи передали в наше распоряжение всю необходимую информацию о своих танках, – вспоминал немецкий инженер–полковник Икен. – Нам ни разу не пришлось столкнуться с акциями саботажа или какого-либо сопротивления».

До самого конца войны доля чешских заводов в производстве танков оставалась весьма значительной: с января по март 1945 года из 3922 танков и самоходных артустановок, произведенных для Рейха, чехи дали 1136, то есть почти треть!

Промышленность Франции, сдавшейся Гитлеру после чисто символического сопротивления, работала на фюрера ничуть не хуже, чем  чешская и австрийская.

К началу войны на границе СССР было сосредоточено 2 отдельных батальона укомплектованных трофейными французскими танками, действовавшими главным образом на флангах Восточного фронта. Так, в составе наступавшей с финской территории армии «Норвегия» находился 211-й батальон, состоявший из 52 легких танков «Гочкис» H–35 и средних «Сомуа» S–35. Другой батальон, отмеченный в документах под номером 102, был направлен на прорыв укрепленного района под Перемышлем. В нем имелось 30 тяжелых B–1, в том числе 24 огнеметных. Наконец, еще 15 S–35 придали бронепоездам. 4 из них участвовали в боях за Брестскую крепость.

В дальнейшем количество французских танков в вермахте и вооруженных силах его союзников продолжало расти. По 40 «Рено» немцы передали Румынии и Болгарии. Италия получила 109 R–35 и 32 S–35, часть которых применялась в боях на Сицилии. Еще 174 «Рено» переделали в 47-мм противотанковые самоходки, а свыше сотни таких танков использовали как командирские машины батарей этих САУ или в отдельных взводах, придаваемых пехотным дивизиям.

Из более быстроходных танков H–35 и S–35 немцы сформировали 2 резервные бригады общей численностью более 500 машин. Впоследствии разделенные на отдельные батальоны, они действовали против югославских партизан на Балканах и на «втором фронте». Часть S–35 использовали для пополнения 21-й танковой дивизии, а около сотни «Гочкисов» переделали в 75-мм противотанковые САУ, 105-мм самоходная гаубицы и носители пусковых установок реактивных снарядов. До полусотни 75 и 105-мм самоходных орудий соорудили на базе лёгких FCM–36 и тяжелых B–1, а всего последних служило в германской армии 160 штук, включая 60 огнеметных. Кроме боевых танков, в составе вермахта находилась и другая гусеничная техника французского производства. На базе бронетранспортера «Лоррэн» было установлено 170 75-мм противотанковых пушек, 10 105-мм и 94 150-мм гаубицы. До 200 разведывательных танков AMR получили вместо снятых башен 81-мм минометы. Наконец, свыше 600 легких бронетранспортеров UE были переделаны в пулеметные танкетки, легкие самоходки с 37-мм противотанковыми пушками, и носители реактивных установок.

В 1941 году французская бронетехника превосходили большинство германских танков по броневой защите.  Модернизированные B–1 всю войну оставались наиболее мощными огнеметными танками вермахта, и оснащенные ими подразделения не раз применялись на Восточном фронте, включая, штурм Севастополя.  К началу Курской битвы из 6.127 танков и самоходных орудий вермахта французских машин было около 700.

В общей сложности Франция и Чехия предоставили Германии около 10 тысяч танков, самоходных орудий и базовых машин для их создания только своих разработок. Это почти вдвое больше, чем официальные союзники рейха Италия и Венгрия, пополнившие танковый парк коалиционной армии лишь 5,5 тысячами боевых машин. Нельзя считать чисто немецкими и многие из остальных 43-х тысяч танков. Изрядная часть их вышла из цехов Австрии и Чехии, а еще больше были изготовлены там частично. Например, танковые корпуса и башни почти всю войну производились на австрийских заводах «Братья Бёлер», «Шеллер Бекман», Металлургических заводах в Линце, чешском комбинате «Польди», французском  «Пежо» и других европейских предприятиях.

Наряду с танками и самоходными орудиями европейская промышленность обеспечивала вермахт другими видами бронетехники. Артиллерия старых танков широко применялась для вооружения бронепоездов – в частности, башни французских D2 стояли на броневагонах, поставленных немцами хорватской армии.

Солидную долю самолетов люфтваффе и воздушных сил сателлитов составляли французские истребители «D–520». Из 905 выпущенных самолетов этого типа на стороне Рейха было задействовано свыше 600. Еще около сотни французских истребителей MS–406, ранее состоявших на вооружении ВВС Франции и Норвегии, получила Финляндия. Наконец, 358 машин чешского производства была переведена в словацкую авиацию, а свыше сотни югославских аэропланов использовались хорватскими войсками. На первый взгляд кажется не особенно много. Но  если присовокупить к самолетам французские авиадвигатели,  то картина меняется. Именно французские авиамоторы «Гном–Рон» стояли на единственном в люфтваффе полноценном противотанковом штурмовике «Хеншель–129». Двигатели этой же фирмы устанавливались и на крупнейшем  тогда в мире немецком транспортном самолете «Мессершмитт–323», выпускавшимся в Чешских Будейовицах более легком транспортнике «Гота–244», самолете связи «Хейнкель–70» и ряде других машин. Хотя, транспортных «Мессершмиттов» было выпущено всего 198, но каждый из них мог поднять почти в 7 раз больше груза, чем любой из 5 тысяч основных немецких воздушных транспортников «Юнкерс–52» . Если «Юнкерс» брал на борт 18 полностью экипированных солдат или 1,5 тонны груза, то в «мессершмиттовский» грузовик с шестью «Гном–Ронами» легко помещалось 126 пехотинцев или 10 тонн военного груза.  Учитывая, что на французских предприятиях производились также авиамоторы BMW и других германских фирм, вполне можно согласиться с оценкой, данной американскими экспертами. Они подсчитали, что каждый восьмой двигатель для люфтваффе изготавливался во Франции. Впрочем, немецкие самолеты выпускались там и целиком. Например, Ю–52 собирались не только на территории рейха, но и на французских предприятиях. А производство  «мессершмиттов» в Чехии было продолжено и после войны.

Особые «заслуги» французы и чехи имеют в производстве знаменитой «рамы». Речь идет о двухкорпусных артиллерийских авиакорректировщиках «Фокке–Вульф».  Из 894 выпущенных «рам», с конвейера завода  в немецком Бремене сошло лишь около двух сотен. Зато в Праге и в Бордо их было произведено соответственно 357 и 393.

Точно определить долю самолетов люфтваффе произведенных в оккупированных странах весьма затруднительно, поскольку значительная их часть – это продукт кооперации заводов рейха и европейских военных предприятий. Куда, например, отнести, свыше тысячи немецких самолетов с французскими авиадвигателями? Однако с учетом 9 тысяч самолетов австрийского производства, чешских «Мессершмиттов», «Готов», французских «Юнкерсов», французских и чешских «рам», воздушная армада получается вряд ли меньше ленд–лизовской.

Велика роль промышленности оккупированных стран в снабжении гитлеровской армии артиллерией. Даже если не выделять отдельно германские орудия и минометы, производившиеся на заводах Австрии и Чешско–Моравских землях, доля прочих выглядит весьма солидно. С заводов Рейха (в границах на 14 марта 1939 года) войска получили 16.539 37-мм, 9.568 50-мм и 23.453 75-мм орудий, 2.500 противотанковых пушек более крупного калибра 80128-мм, а также 463  40— и 75-мм пушек. В то же время от Чехии к Германии и ее союзникам попало 1.724 37-мм и 755 47-мм орудий. Из Польши621 37-мм, от Австрии и Франции соответственно 507 и 823 47-мм. Еще 3.872 французские 75-мм полевые пушки были переделаны в противотанковые. Всего для борьбы с бронетехникой противника было направлено 8.128 орудий. Можно вспомнить и о почти двух тысячах советских противотанковых пушках, захваченных Германией и ее союзниками на Восточном фронте, но немало таких трофеев, в свою очередь, взяла и Красная Армия. Однако даже если забыть об этом, 1,52 тысячи советских орудий составляют лишь 3 процента противотанковой артиллерии вермахта. Что касается полевой артиллерии среднего калибра, то за предвоенные и военные годы Гитлер получил 8.096 150-мм гаубиц, а также 193 пушки и 4.565 пехотных орудий того же калибра. В тот же период чехи передали для нужд фронта 439 шкодовских гаубиц и 41 пушку, от поляков досталось – 219 гаубиц фирмы «Шнейдер–Крезо» 155-мм калибра, а свыше 3 тысяч таких гаубиц и пушек – от французской армии. Другими словами, более 22 процентов 150155-мм орудий вермахт получил от континентальных соседей.  Сколько смертоносных снарядов из этих стволов было выпущено в советских солдат, по нашим городам и селам установить весьма затруднительно.

Еще более впечатляющим выглядит европейский вклад в тяжелую и сверхтяжелую артиллерию Рейха. Если в самой Германии орудий калибра от 203-мм и выше изготовили около тысячи, то от Чехии, Франции и поляков со скандинавами подобных систем было получено свыше шестисот. По сверхмощным стволам от 305 до 807-мм калибра наблюдалось почти полное равенство – 96 германских против 91 французского, чешского и норвежского.

Для обстрела Ленинграда части группы армий «Север» использовали гаубицы и мортиры французского и чешского производства. Всего же оккупированная Европа пополнила германскую артиллерию почти 40 тысячами стволов. Это ненамного меньше, чем имела армия вторжения 22 июня 1941 года, и почти втрое больше количества ленд–лизовских орудий, поставленных для СССР.

Одной из фундаментальных причин военных успехов вермахта на начальном этапе войны против СССР была высокая мобильность его моторизованных частей. Из примерно 500 тысяч грузовиков, автобусов и тягачей, выпущенных в рейхе и на присоединенных территориях, австрийские заводы дали почти 56 тысяч, чешские по неполным данным свыше 11 тысяч. Вместе с 54.700 французскими выходит почти четверть всего грузопассажирского автотранспорта гитлеровской армии. Если вспомнить о более чем 40 тысячах поставленных за военные годы «Фордах» берлинской и кельнской сборки, доля негерманских машин доходит до трети. И это без трофейных грузовиков, выпущенных западными соседями Германии до 1940 года! Подавляющее большинство их, наряду с гражданскими машинами, а также бельгийскими, голландскими, датскими, норвежскими и польскими грузовиками, досталось немцам, обеспечив мобильность вермахта. Конечно, поставки западных союзников в СССР, особенно автомобилей и паровозов выглядят внушительно: более 400 тысяч «студебеккеров» и 1966 локомотивов. Но только до тех пор, пока не знаешь, что одна Франция на момент оккупации располагала 2,3 миллиона автомобилей!  Большая их часть вместе с 5 тысячами паровозов досталась Гитлеру.

На начало Великой Отечественной войны из 209 немецких дивизий 92 имели автомобили либо трофейные, либо «текущего французского производства». Подобная формулировка не случайна – машины, произведенные на территориях Австрии и Чехии после их присоединения к Рейху считались уже полностью немецкими. По данным американских экспертов, французский автопром поставил Гитлеру свыше 20 процентов выпущенных для военных нужд грузовых автомобилей. Германская статистика полностью подтверждает выводы американцев. Согласно фундаментальному труду Вернера Освальда «Полный каталог военных автомобилей и танков Германии 1900–1982 гг.», в армии за годы войны использовалось чуть больше 350 тысяч грузовых автомобилей и автобусов. Большая часть их – 232512 автомашин – вышла из цехов с 1940 по 1944 год. За январьапрель 1945-го армия получила всего 5.043 автомобиля и тягача. Данные Освальда подтверждает и Мюллер–Гиллебранд, писавший о наличии в вермахте к началу войны, около 120 тысяч грузовиков. А вот данные о французском производстве. «Рено» изготовил для фюрера 25 тысяч 2,5-тонных грузовика моделей ANS и 4 тысячи 3,5-тонных ANN.  «Пежо» – 15 тысяч грузовичков. «Ситроен» выпустил  6.000 2-х тонных машин типа «23R» и 4.700 4,5-тонных типа «45». В целом французские автомашины составили 19 процентов грузового автопарка Рейха в период с 1940 по 1944 гг. А если приплюсовать сюда и 5970 автобусов, то – более 20 процентов.  Что касается трудовой дисциплины на французских предприятиях, то об этом сообщает помощник главы германской военной разведки адмирала Канариса Отто Райле: «Промышленность и экономика продолжали ритмично работать. На предприятиях «Рено» в Булонь–Билланкуре с конвейера бесперебойно сходили грузовики для вермахта.  На множестве других предприятий французы без всякого принуждения производили в больших объемах и без рекламаций продукцию для нашей военной промышленности».

Еще 350 тысяч грузовиков и автобусов вермахту поставили австрийские автопромовцы. Только «Штейров» и «Аустро-Даймлеров» в вермахт поступило 4.141 штука. Плюс еще 14.500 «Зауреров» , 13.300 «Фросс–Бюссингов» и 13.800 грузовых автомобилей, построенных по лицензии германской фирмы «MAN». К этому следует добавить произведенные на «Заурере» около двух тысяч тягачей. Чешские автомобильные заводы направили Гитлеру около 5 тысяч грузовиков и почти 6 тысяч тягачей, не считая поставок венгерским и словацким союзникам. Первыми гусеничный тягач – вездеход для вермахта разработали конструкторы австрийского «Штейра». Более 7 тысяч австрийцы собрали сами, а остальные произвели по лицензии немецкие заводы.

Размах военно–промышленного производства для Германии на оккупированных территориях не был тайной для советского Верховного главнокомандования. В Архиве  внешней политики РФ хранится немало документов и материалов военной поры, в которых внимание западных союзников и эмигрантских правительств в Лондоне обращается на необходимость активизации действий по  подрыву экономического потенциала Рейха в занятых им странах. В ответ, например, правительство Чехословакии в эмиграции до конца войны под разными предлогами тормозило развертывание движения сопротивления  против немецких оккупантов. Там придерживались концепции, что такое движение «должно ограничиваться разведывательной деятельностью, отдельными диверсионными акциями и индивидуальным террором». Президент Э. Бенеш прямо инструктировал своего посланника в Москве 29 сентября 1941 года: «Надо предостерегать наш народ, чтобы он не давал себя провоцироватьМы не должны требовать излишних жертв».  Итогом этой изворотливости стало то, что антифашистское восстание в Праге вспыхнуло только 5 мая 1945 года, когда в ее окрестностях появились американские моторизованные разведчики.  Именно навстречу им устремились, предавшие своих немецких хозяев, части власовской армии, находившиеся тогда в чешской столице.

Конечно, военное производство в оккупированных странах не шло так гладко как может показаться. Были и акты диверсий, саботажа, были стратегические бомбардировки союзников. Вместе с тем, как отмечают эксперты, производство самолетов, танков, выплавка стали для нужд вермахта в течение войны продолжали расти. Хотя темпы этого роста постоянно снижались. Было бы неправильным замалчивать  или отрицать роль союзников в поставках в СССР по ленд–лизу вооружений, стратегических материалов, продовольствия, имевших важное значение в успешном завершении разгрома общего врага – нацистской Германии, но ради объективности надо соразмерять этот вклад с тем, что получал противник.

Однако ни количество, ни эффективность военной техники без людей не могли обеспечить решение боевых задач.  Вермахту нужна была живая сила и в значительных количествах. Ее предоставили страны–сателлиты Германии и не только они. Италия, Испания, Румыния, Венгрия, Финляндия, Словакия, Хорватия непосредственно направили свои воинские контингенты на Восточный фронт. Кроме граждан этих стран, на стороне гитлеровцев – добровольцами – воевали голландцы, бельгийцы, датчане, французы, чехи, латыши, литовцы и эстонцы. Из них были сформированы легионы «Валлония», «Нидерланды», «Фландрия», «Дания», «Шарлемань», «Богемия и Моравия» и другие. Часть из них были позднее преобразованы в дивизии СС. Немецкий историк К. Пфеффер писал: «Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт только потому, что усматривали в этом общую задачу для всего Запада».

Участие войск сателлитов в советско–германской войне было весьма деятельным и разнообразным, а численность их воинских контингентов – более чем внушительной. 22 июня 1941 года, кроме немецких соединений, у границ Советского Союза было сосредоточено 29 дивизий и 16 бригад союзников ГерманииФинляндии, Венгрии и Румынии. Войска сателлитов составляли 20 процентов армии вторжения.  А к концу июля 1941 года, когда к немецким войскам присоединились итальянские и словацкие контингенты, иностранные силы возросли до 30 процентов!

22 июня 1941 г., вместе с Германией Италия объявила войну Советскому Союзу. Муссолини подготовил и направил 3 дивизии для вторжения в советские пределы. В сентябреноябре 1941 г. итальянский подвижный корпус принимал участие в боевых действиях против войск Южного фронта. Начав наступление в составе 1-й танковой группы с рубежа севернее Днепропетровска, итальянцы с 29 сентября по 17 ноября 1942 г. двигались в направлении Павлоград, Красноармейское, Дебальцево. К исходу 17 ноября 1941 г. корпус занял оборону на рубеже  НикитовкаГорловка (северный Донбасс). Итальянцы в этих боях понесли значительные потери (всего в период с августа 1941 г. до начала июля 1942 г. корпус потерял около 8 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 12 тыс. пленными). Летом 1942 года экспедиционный корпус был преобразован в армию. Она состояла из 10 дивизий, ряда других частей и насчитывала 229 тыс. чел., 2906 орудий и минометов, 4399 пулеметов, 74 танка и САУ, 16 700 автомобилей, 25 000 лошадей. В авиагруппе армии имелось около 100 самолетов.  В середине декабря 1942 года советские войска начали наступление в большой излучине Дона. В результате боевых действий войск Юго–Западного фронта до 30 декабря 1942 г. были полностью разгромлены: дивизии «Сфорцеска», «Коссерия», «Челере», «Торино», «Посубио»,  2 пехотные бригады.  Потери погибшими составили почти 94 тыс. солдат и офицеров.

Венгрия объявила войну СССР 27 июня 1941 г. Венгерские части вступили в войну в составе 5 бригад (44 тыс. чел., 200 орудий и минометов, 189 танков, 48 самолетов). Они принимали участие в боевых действиях на Украине, в районе Запорожья и Изюма. Понеся серьезные потери в живой силе, утратив почти все тяжелое вооружение и технику, в ноябре 1941 г. они были выведены на родину. На Восточном фронте был оставлен один венгерский батальон. После поражения под Москвой гитлеровское руководство потребовало от Будапешта дополнительные силы. В апреле 1942 г. на советско–германский фронт была направлена 2венгерская армия в составе 9 пехотных и 1 танковой дивизии (205 тыс. чел., 107 танков, 90 самолетов). С августа по декабрь 1942 года она вела бои под Воронежем.  В январе 1943 года в ходе наступление войск Воронежского фронта венгерские части были наголову разбиты, потеряв 148.000 человек убитыми, ранеными и пленными. В тот же период венгерские ВВС потеряли две трети своих самолетов. После такого разгрома участие венгерских войск в боевых действиях на Восточном фронте (на Украине) возобновилось лишь весной 1944 года. Яростное сопротивление венгерские войска продолжали оказывать в Трансильвании и Восточной Венгрии вплоть до самого окончания боевых действий на территории Венгрии.   По воспоминаниям очевидцев, на оккупированных территориях венгерские военные власти поддерживали жесточайший режим, превосходивший даже немецкие порядки.

Румынские союзники Гитлера направили на Восточный фронт свои сухопутные войска, танковую дивизию «Великая Румыния» и специальную авиационную группировку. Эти части были задействованы в операциях по захвату Бессарабии и Северной Буковины, в битве за Одессу,  походе в направлении Южный БугДнепрАзовское море в район Бердянска и Мариуполя, сражениях за Крым, Сталинградской битве, на Кубани и в Молдавии. Румыны оставили о себе недобрую память расправами с мирным населением на территории СССР. Наиболее масштабной акцией такого рода стало истребление евреев в Одессе и Одесской области, находившихся в период оккупации под румынской «юрисдикцией». Только здесь румынами, немцами и местными пособниками оккупантов были уничтожены 200250 тысяч человек. Известны случаи массового уничтожения румынами славянского населения в Причерноморье и на Северном Кавказе.

После наступления, развёрнутого силами 2-го и 3-го Украинских фронтов Красной Армии, в районе ЯссыКишинев румыно–германские части, оказались неспособны к дальнейшему сопротивлению. В общем, румынские сухопутные войска в боях с Красной Армией потеряли на территории СССР более 600.000 солдат и офицеров убитыми, ранеными и пленными.

Финны мечтали о реванше за «зимнюю войну» с Советским Союзом и нападение Германии на СССР встретили в Хельсинки звоном колоколов и народными гуляньями. Вместе с тем память о короткой и жестокой войне была настолько сильна, что участие финской армии в боевых действиях носило ограниченный характер. Вместе с тем, дислоцированные к северу от Ленинграда финские части, по существу были участниками блокады города. Батальон финских эсэсовцев – добровольцев также сражался на Восточном фронте. Нельзя забывать и о том, что еще 21 июня 1941 года немцы с использованием финской территории провели операции по минированию Финского залива и ленинградских гаваней, а финские войска  на следующий день заняли Аландские острова.

Словакия направила на Восточный фронт 2 пехотные дивизии, 3 отдельных артиллерийских полка (гаубичный, противотанковый и зенитный), танковый батальон (30 LТ–35), авиационный полк в составе 41 истребителя и 30 легких бомбардировщиков. Однако, использование словацких подразделений в передовых порядках оказалось контрпродуктивным – слишком высок был процент дезертиров и перешедших на сторону Красной Армии. Это вынудило немецкое командование перебросить словаков с фронта на Украину и в Белоруссию, для охраны стратегических коммуникаций группы армий «Центр». Но и там словаки не проявили рвения в борьбе за интересы Рейха. В их частях начало действовать антифашистское подполье, которым руководил начальник штаба 101 полка Ян Налепка, впоследствии вместе с группой сослуживцев перешедший к партизанам Сабурова на Украине и удостоенный звания Героя Советского Союза (посмертно). Уникальный случай награждения высшей воинской наградой СССР офицера вражеской армии еще ждет своих исследователей. Многие из словаков, перешедших на сторону Красной Армии, вступили в состав формировавшейся в СССР отдельной Чехословацкой бригады, преобразованной позднее в армейский корпус.

Еще один союзник Гитлера – царская Болгария, непосредственного участия в боевых действиях на Восточном фронте не принимала, но как говорилось в заявлении правительства СССР, «фактически вела войну против Советского Союза уже с 1941 года», подчинив свою экономику интересам третьего Рейха.

Испания также официально не находилась в состоянии войны с Советским Союзом, тем не менее, направила на Восточный фронт «добровольческую» «Голубую дивизию». В основном она дислоцировалась под осажденным Ленинградом, где пробыла с октября 1941 до конца 1943 года. Кроме пехоты, в России воевала и эскадрилья испанских летчиков. Потери испанцев составили 4 тысячи погибшими и более 1,5 тысяч пленными.

Всего, по западным источникам, Италия, Венгрия, Румыния и Словакия потеряли на Восточном фронте около 800 тысяч убитыми. Российский историк Г.Ф. Кривошеев говорит о 668 тысячах. В обоих случаях речь идет о весьма внушительной части армии вторжения, перемолоть которую стоило нашему народу и армии огромных жертв и высочайшего напряжения сил. Кроме того, в советском плену оказалось около полумиллиона солдат из этих стран.

По–разному, сложилась судьба сателлитов Гитлера. Финляндия и Румыния вышли из войны осенью 1944 года. Румынские войска вместе с Красной Армией сражались за освобождение Чехословакии. В этих боях участвовали и бойцы Чехословацкого отдельного корпуса, сформированного в СССР. До последних дней войны за интересы Рейха дрались венгры. Остатки их частей сдались союзникам под Веной в мае 1945. В Берлине при обороне Рейхстага еще мелькали уцелевшие испанские добровольцы СС. Части эстонской эсэсовской дивизия продолжали  огрызаться в окрестностях чешской Праги и после 9 мая 1945 года.

После завершения войны в Европе советские войска, верные своему союзническому долгу, приняли участие в войне с Японией. Здесь на границах СССР всю войну простояло отмобилизованное, укомплектованное по штатам военного времени  700 тысячное объединение вооруженных сил Японии и Маньчжурии (Квантунская армия). Только провал «блицкрига» заставил японское руководство отложить планы нападения на СССР. Сегодня о той войне почему–то говорить не принято. Больше трубят о японских претензиях на острова но, мало кто вообще помнит, что в тот период государственная граница СССР делила остров Сахалин пополам. На южной его части хозяйничали японцы, которые обосновались там после бесславно проигранной Россией русско–японской войны. Интересно, вернули бы японцы сегодня нам эту территорию, если бы в августе 1945 советские войска не вышибли бы их оттуда и не разгромили Квантунскую группировку. Думаю, ответ очевиден: ищите дураков в другом месте.

В сорок пятом, казалось, что Победа одна на всех. Те, кто боролся против нее дожидались своей судьбы в международных и национальных судах или прятались по щелям, бежали на другие континенты и тщательно скрывали свое нацистское прошлое. Но спустя каких–то шесть с половиной десятков лет ситуация коренным образом изменилась. В странах Прибалтики с барабанным боем собираются на свои слеты эсэсовские недобитки, в Грузии взрывают памятник участникам Великой Отечественной войны,  в Румынии и Венгрии настойчиво пытаются реабилитировать гитлеровских сателлитов, военных преступников маршала Антонеску и адмирала Хорти, в Чехии разрушают памятник борцу с фашизмом Юлиусу Фучику и снимают с пьедестала советский танк, первым, ворвавшимся в чешскую столицу, кстати, в ответ на призывы о помощи самих восставших чехов. В Польше запрещают демонстрацию фильма «Четыре танкиста и собака» о боевом братстве советских и польских воинов в борьбе с фашизмом. В соседней столице героем объявляют нацистского прихвостня террориста Бандеру. Российскую делегацию «забывают» пригласить на торжества по случаю годовщины открытия второго фронта.

Все это звенья одной цепи. Цепи, которая настойчиво куется противниками Победы, под благодушные призывы оставить историю историкам. История сегодня это – жертва политики. Если мы хотим сохранить Победу нашего народа в Великой Отечественной войне для грядущих поколений, как священный исторический факт выдающегося значения – мы должны защищать ее от тех, кто под разными предлогами пытается  ревизовать и фальсифицировать ее. Иного не дано.

http://www.chelemendik.sk/___578010829.html

 

Б Игнáтий де Лойо́ла, Игнасио (исп. Ignacio (Íñigo) López de Loyola, баск. Ignazio Loiolakoa; ок. 23 октября 1491, Аспейтия – 31 июля 1556, Рим) – католический святой, основатель Ордена иезуитов, видный деятель контрреформации.

Родился около 1491 года в замке Лойола в басконской провинции Гипускоа. При крещении получил имя И́ньиго (баск. Iñigo). После обращения принял имя Игнатий (исп. Ignacio), избрав себе небесным покровителем святого Игнатия Антиохийского. Возможно, послужил прообразом Дон Кихота в одноимённом романе Сервантеса. День памяти – 31 июля.

Ранние годы (1491–1521 г.).

Происходил из древнего баскского рода. По недокументированным данным, был младшим из 13 детей. В 14 лет Иньиго остался круглым сиротой, и старший брат отправил его в Аревалло, к Иоанну Веласкесу, казначею Кастильского двора. Там Иньиго служил пажом. Достигнув совершеннолетия, перешёл на военную службу. Впоследствии, рассказывая о своей молодости о. Гонзалесу де Камара, он описывал себя в тот период следующими словами: «Внимательный к своей наружности, падкий на успех у женщин, смелый в своих ухаживаниях, придирчивый в вопросах чести, ничего не боявшийся, дёшево ценивший жизнь свою и других, я предавался роскоши…»

1521 г. Оборона Памплоны.

В 1521 году Иньиго де Лойола участвовал в обороне Памплоны, которую осаждали французские и наваррские войска под началом Андре де Фуа. В городе проживало много наваррцев, которые перешли на сторону противника, и городские власти решили сдаться. 20 мая 1521 года Андре де Фуа вошёл в город. Иньиго, сохранивший верность своему королю, с горсткой солдат отступил в крепость. Осада началась 21 мая. «Приступ длился уже порядочное время, когда я был задет снарядом, который проскочил между моими ногами и ранил одну и сломал другую», – рассказывал он через много лет о. Гонзалесу де Камара. После этого битва завершилась довольно скоро. В течение последующих 10 дней он находился в Памплоне. Французы с уважением отнеслись к его храбрости, Иньиго лечили французские врачи, а затем его на носилках перенесли в отцовский замок, в Лойолу.

1521–1522 гг. Замок Лойола.

Вскоре стало ясно, что тряска во время пути сказалась на его здоровье, и врачи вынуждены были провести ещё одну – очень тяжёлую – операцию, после которой ему с каждым днём становилось всё хуже и хуже. 24 июня, в день Св. Иоанна Крестителя, врачи, не верившие уже в его выздоровление, посоветовали Иньиго исповедаться. Накануне дня Св. Петра, считавшегося покровителем рода Лойола, Иньиго причастили и соборовали. Ночью произошло внезапное улучшение, и на следующий день он уже был вне опасности. Но кость срослась неправильно, и пришлось снова делать операцию, ещё более долгую и мучительную, чем все предыдущие. В последовавший затем период выздоровления Иньиго попросил, чтобы ему принесли почитать рыцарские романы. Но романов в замке не оказалось – в семейной библиотеке хранились только «Жизнь Иисуса Христа» картезианца Рудольфа и один том «Жития святых».

Пришлось читать то, что есть. И в этих книгах он обнаружил героизм: «героизм этот отличен от моего, и он выше моего. Неужели я не способен на него?» Иньиго заметил – и был поражён, – что после чтения нескольких страниц из «Жития святых» его душой овладевал непостижимый мир, в то время как мечты о славе и любви оставляли ощущение опустошённости. «Два противоположных духа действуют во мне. Первый меня смущает: он от дьявола. Второй меня умиротворяет: он от Бога». Он отправляет слугу в Бургос, чтобы тот принёс картезианский устав, и внимательно изучает этот документ.

1522 г. Паломничество в Монсеррат.

В марте 1522 года Игнатий собрался совершить паломничество в Иерусалим. Но сначала отправился в Монсеррат (исп. Montserrat) – горное бенедиктинское аббатство близ Барселоны, где хранится чудотворная статуя Богородицы. В пути он принёс обет целомудрия. В городе Игуалада, недалеко от аббатства, он купил рубище кающегося, посох, флягу и полотняные туфли на верёвочной подошве. 21 марта 1522 года он пришёл в Монсеррат и 3 дня готовился к полной исповеди. 24 марта (в день перед Благовещением) исповедовался, переоделся в рубище, отдал свою одежду нищему и начал «Ночную Стражу» («Ночная стража», предшествующая посвящению в рыцари, состоит из омовения, исповеди, причастия, благословения и вручения меча). Всю ночь он простоял в часовне перед образом Пресвятой Девы, иногда опускаясь на колени, но не позволяя себе садиться, а на рассвете передал своё оружие – меч и кинжал – исповедовавшему его монаху и попросил повесить как приношение в часовне. Отныне он считал себя посвящённым в рыцари Царицы Небесной.

1522–1523 гг. Манреса. Прозрение на Карденере.

С восходом солнца он спустился из Монсеррата и остановился в небольшом городке Манреса (Manresa). Там он нашёл уединённый грот на берегу реки Карденер (Cardener), около римского акведука, и решил несколько дней провести в молитве в этом уединённом месте. Он жил на подаяние, соблюдал строгий пост, утром ходил к мессе, ухаживал за больными в местной больнице, вечером молился в соборе. Вскоре он заболел, и его приютили в доминиканском монастыре. Здесь он пережил духовный кризис: сначала возникли сомнения в том, что на исповеди в Монсеррате он действительно раскаялся во всех прежних грехах, и он вновь попытался вспомнить все грехи, совершённые им в жизни. Чем больше он вспоминал, тем более ничтожным и недостойным себе казался. Исповедь не помогала. Возникло искушение покончить самоубийством. В какой–то момент Игнатий задумался о том, откуда приходят эти сомнения и какое действие они производят в его душе, и тогда сознательно решил не исповедоваться больше в прошлых грехах: «Я понял, — говорил он впоследствии,  что в таком исповедании заключено действие злого духа». Вскоре после этого, когда Игнатий шёл вдоль берега реки Карденер в дальнюю церковь, он остановился, всматриваясь в воду. «Глаза моего разумения начали открываться. Это не было видение, но мне было дано разумение многих вещей, как духовных, так и касающихся веры, а равно и человеческих наук, и с такой большой ясностьюДостаточно сказать, что я получил великий свет разумения, так что, если сложить всю помощь, на протяжении всей жизни полученную мною от Бога, и все приобретенные мною знания, то мне кажется, что это было бы меньше, чем то, что я получил в этом единственном случае. Мне показалось, что я стал иным человекомВсё это продолжалось самое большее три минуты». Зиму 1522 г., которая оказалась для него очень тяжёлой, он провёл в Манресе.

1523 г. Паломничество в Святую Землю.

28 февраля 1523 г. Игнатий направился в Барселону, чтобы оттуда отплыть в Италию и совершить паломничество в Иерусалим. В ожидании корабля он вёл ту же жизнь, что и в Манресе: молился, ухаживал за страждущими в больницах, собирал подаяние. 23 марта 1523 г. он отплыл в Италию и через 5 дней прибыл в Геную, а оттуда пошёл в Рим. Получив благословение Папы Адриана VI, он пешком отправился в Венецию и рано утром 15 июня отплыл на корабле. 1 сентября корабль достиг Святой Земли, там паломников встретили францисканцы, которые затем на протяжении 2-х недель водили их по Иерусалиму, Вифлеему и Иордану. Игнатий обратился с просьбой к настоятелю францисканцев: «Отче, я хотел бы остаток моих дней провести в вашем монастыре». Настоятель согласился, но францисканский провинциал в просьбе отказал, и Игнатий вновь вернулся в Барселону.

1526–1528 гг. Годы учения. Проблемы с инквизицией. Барселона, Алькала, Саламанка.

Он понял, что для апостольской деятельности необходимы знания. Поэтому в 33 года начал изучать в начальной школе, вместе с детьми, латинский язык. Жером Ардевол, преподаватель латыни, бесплатно давал ему дополнительные уроки, и через 2 года объявил своему ученику, что теперь тот знает достаточно, чтобы слушать лекции в университете. В мае 1526 г. Игнатий пешком отправился в Алькалу (там находился университет), расположенную в 500 километрах от Барселоны.

В Алькале, как и в Барселоне, он, помимо занятий в университете, учил детей Катехизису и наставлял всех, кто обращался к нему за помощью. В связи с этим на Игнатия поступил донос, он был арестован, и после 42 дней тюремного заключения был оглашён приговор, запрещающий ему наставлять и проповедовать под страхом отлучения от Церкви и вечного изгнания из королевства. После 3-х лет запрет могли бы снять, если на это дадут разрешение судья или генеральный викарий. Архиепископ Толедский порекомендовал Игнатию не оставаться в Алькале и продолжить обучение в Саламанке. Однако и в Саламанке почти сразу после прибытия Игнатия пригласили на собеседование в доминиканский монастырь и стали расспрашивать о Духовных Упражнениях, которые он давал в Алькале. Дело передали на рассмотрение церковного суда. Судьи не обнаружили в его учении никакой ереси, и ещё 22 дня спустя он был освобождён. После этого Игнатий принял решение покинуть Испанию и отправился в Париж.

1528–1534 гг. Годы учения. Париж.

В 1528 г., когда Игнатий прибыл в Париж, ему было 35 лет. Решив вновь начать образование с нуля и возобновить основы латыни, он поступил в школу Монтегю и оставался там до октября 1529 г. Затем поступил в школу Святой Варвары для изучения философии. В 1532 г., после 4-х лет обучения, незадолго до Рождества он сдал экзамен и получил учёную степень. В феврале 1533 г. Игнатий сдал ещё один экзамен – по грамматике, а затем, предоставив свидетельства о том, что он прослушал курсы комментариев на Аристотеля, изучил арифметику, геометрию и астрономию, после ряда экзаменов и публичного диспута, состоявшегося в церкви Святого Юлиана Бедного, получил диплом магистра. Отныне он имел право «преподавать, участвовать в диспутах, определять и совершать все действия школьные и учительскиекак в Париже, так и по всему свету». Оставалось пройти экзамен на доктора. Но перед этим экзаменом Игнатий ещё прослушал курсы богословия у доминиканцев. Докторское испытание состоялось в 1534 г., на Великий пост, Игнатию была присуждена степень и вручён головной убор доктора: чёрная круглая шапочка с квадратным верхом, украшенным кисточкой.

15 августа 1534 г. Обеты на Монмартре.

В годы обучения в Париже Игнатий познакомился с Петром Фавром, Франциском Ксаверием, Диего Лаинесом, Альфонсо Салмероном, Николасом Бобадильей и Симоном Родригесом. Каждому из них он преподал Духовные Упражнения. Всех их объединяло желание создать группу, посвящённую служению Христу.

15 августа 1534 г., в день Успения Пресвятой Богородицы, на Монмартре, в церкви Святого Дионисия, они – все семеро – во время мессы, которую служил Петр Фавр, принесли обеты нестяжания, целомудрия и миссионерства в Святой Земле. В случае невозможности выполнения последнего обета до 1 января 1538 г. было решено отправиться в Рим и предоставить себя в распоряжение Святому Престолу. Но сначала все должны были закончить обучение.

1535–1537 гг. Венеция. Рукоположение.

В 1535 г. Игнатий тяжело заболел. Он был вынужден покинуть Париж и вернуться в Испанию. Почувствовав себя лучше, он пешком отправился в Венецию и пришёл туда в конце 1535 г. Здесь, в ожидании товарищей, он продолжил изучение теологии. Остальные прибыли из Парижа 18 января 1537 г. В это время года сообщения между Венецией и Палестиной не было, и в ожидании лучших дней все они решили работать в больницах. К тому моменту к обществу присоединились ещё 5 человек. 24 июня 1537 г. Игнатий и его товарищи были рукоположены́ во священники.

1537–1541. Рим. Основание Общества Иисуса (ордена иезуитов).

Поскольку из–за начавшейся войны Венеции с Турцией отплыть в Палестину было невозможно, обет, данный на Монмартре, обязывал их отправиться в Рим. В 1537 году, после аудиенции, папа Павел III поручил Лаинесу и Петру Фавру преподавать богословские дисциплины в Римском университете. Народ охотно слушал новых проповедников, но кардиналы и аристократия подняли против них гонение. Игнатий добился личной встречи с папой Павлом III, и после беседы, продолжавшейся час, Папа принял решение поддержать Игнатия и его товарищей.

На Рождество 1538 года в церкви Святой Марии Великой в Риме Игнатий отслужил свою первую мессу.

В 1539 году перед Игнатием и его товарищами встал вопрос: «что дальше?» Решено было официально образовать сообщество – новый монашеский орден. В том же году Игнатий представил папе Павлу III Установления – проект будущего Устава, где в дополнение к трём стандартным обетам послушания, целомудрия и нестяжания был добавлен четвёртый: обет непосредственного послушания Святому Отцу. 27 сентября 1540 года Устав нового Ордена – Общества Иисуса – был утверждён папской буллой «Regimini militantis ecclesiae».

На Великий пост 1541 года Лойола был избран первым генеральным настоятелем Ордена (сокращённо – «генералом»).

1541–1556 гг. Рим.

В эти годы Игнатий занимался координацией деятельности ордена, создавал «Конституции», диктовал «Автобиографию». Он умер 31 июля 1556 г. Погребён в Риме, в церкви Иль–Джезу (Иисуса Христа).

1622 г. Канонизация.

12 марта 1622 г. был канонизирован вместе с Франциском Ксаверием Папой Григорием XV.

«Духовные упражнения».

«Духовные упражнения» («Exercitia Spiritualia») святого Игнатия, одобренные Папой Павлом III 31 июля 1548 г., представляют собой сочетание испытания совести, размышления, созерцания, молитвы словесной и мысленной. Упражнения распределяются на 4 этапа – недели (название «неделя» – достаточно условное, в зависимости от успехов упражняющегося каждая неделя может быть сокращена или же увеличена). Первая неделя – очищающая (vita purgativa). В этот период человек вспоминает грехи, совершённые в истории мира и им самим, в его личной жизни, прилагая усилия к тому, чтобы «достичь первичного обращения»: выйти из состояния греха и обрести благодать. Вторая неделя – просвещающая (vita illuminativa), она посвящена молитвенным размышлениям о земной жизни Иисуса: от Его Рождества до конца Его общественного служения. Вторая неделя рассматривается как подготовка к решению, ответу на призыв следовать за Христом, к определённому жизненному выбору. Третья неделя – соединение со Христом в Его крестном страдании и смерти. Таким образом, упражняющийся умирает со Христом, чтобы с Ним вместе воскреснуть. Четвёртая неделя – Воскресение и Вознесение. Духовный плод всех недель заключается в высшем созерцании ради обретения любви (contemplatio ad amorem), которое даёт возможность всё возлюбить в Боге, а Бога – во всём.

Любимая молитва Игнатия Лойолы.

«Anima Christi, sanctifica me. Corpus Christi, salva me. Sanguis Christi, inebria me. Aqua lateris Christi, lava me. Passio Christi. conforta me. О bone lesu, exaudi me. Intra tua vulnera absconde me. Ne permittas me separari a te. Ab hoste maligno defende me. In hora mortis meae voca me. Et iube me venire ad te, ut cum Sanctis tuis laudem te in saecula saeculorum. Amen».

«Душа Христова, освяти меня. Тело Христово, спаси меня. Кровь Христова, напои меня. Вода ребра Христова, омой меня, страсти Христовы, укрепите меня. О благий Иисусе, услыши меня:

В язвах Твоих сокрой меня. Не дай мне отлучиться от Тебя. От лукавого защити меня. В час смерти моей призови меня, И повели мне прийти к Тебе, Дабы со святыми Твоими
восхвалять Тебя во веки веков. Аминь
».

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%B5_%D0%9B%D0%BE%D0%B9%D0%BE%D0%BB%D0%B0

 

ВСекулярные игры (Ludi Saeculares или Tarentini) – y древних римлян празднество, учрежденное, по преданию, в 249 г. до Р.Х. по поводу случившихся в этом году небесных знамений. Квиндецемвиры объявили, что если римляне хотят успешно вести войну с Карфагеном (в это время как раз была в разгаре I пуническая война), то они должны отпраздновать тарентинские игры на Марсовом поле в течение трех ночей и трех дней сряду в честь Плутона и Прозерпины и повторять эти игры через каждые сто лет. Вследствие этого консул П. Клавдий Пульхер отпраздновал игры с принесением в жертву животных и пением торжественного гимна. Относительно культового характера и значения секулярных игр существовало в древности и существует в настоящее время большое разнообразие мнений; много противоречивых толкований возбуждает само слово saeculum. Древние писатели сообщают противоречивые хронологические данные относительно празднования первых игр. Промежутки между действительно происходившими играми были разные и колебались между 63 и 129 годами. Тот факт, что секулярные игры были учреждены по указанию Сивиллиных книг, что они были посвящены Божествам Диту (Плутону) и Прозерпине и что они праздновались в «Таренте» (местность на Марсовом поле), доказывает, что они имели отношение к греческому культу, хотя при Августе и позднее жертвы приносились и другим богам, напр. Аполлону, Диане, Юпитеру, Юноне. Южно–итальянские и сицилийские города не раз служили для Рима посредниками при передаче греческих культов; немало влиял на разные стороны римской религии именно Тарент, особенно после покорения его римлянами (в 272 г.). Перед наступлением секулярные игр герольды приглашали народ присутствовать на зрелище, которого никогда не видели и впредь не увидят, после чего квиндецемвиры в Капитолийском храме Юпитера и Палатинском храме Аполлона раздавали присутствовавшим (рабы исключались) очистительные средства (καθάρσια, Suffimenta), a именно факелы, серу и горную смолу. В тех же храмах. а также в Авентинском храме Дианы раздавались народу ячмень, пшеница и бобы для жертвоприношения. Празднества продолжались двое суток. Образец исполнявшегося при этом гимна, называвшегося Carmen Saeculare, мы имеем среди стихотворений Горация. Средоточием культа во время секулярных игр служил жертвенник Плутона и Прозерпины, который в непраздничное время был глубоко зарыт в землю. Согласно указанию Сивиллиных книг, римляне должны были выкапывать упомянутый жертвенник каждые 100 лет с тем, чтобы хоронить (condere) в этой гробнице тот столетний период времени (так наз. великий год), который принимался за продолжительный срок жизни одного человеческого поколения (праздник имел двойственный характер: грустный, поскольку он символизировал похороны великого года, и веселый, поскольку нарождение нового века вызывало радость в чающих обновления жизни и возвращения на землю Золотого века). Вторые секулярные игры были отпразднованы в 146 г. до Р.Х., третьи – в 17 г. до Р.Х. В императорскую эпоху секулярные игры происходили в 47 г. по Р.Х., при Клавдии (по случаю исполнения 800 лет с основания города), в 87 г., при Домициане, в 147 г., при Антонине Пии (по случаю 900-летней годовщины с основания Рима), в 204 г., при Септимии Севере. Последние секулярные игры, о которых сообщает история императорского Рима, были устроены Филиппом в 247 г. до Р. Х., в день 1000-летнего юбилея города Рима. В Средние века, со времени папы Бонифация VIII (1300), секулярные игры праздновались как папские юбилеи.

Литература. Roth, «Ueber die Römischen Säcularspiele» («Rheinisch. Museum», VIII, 1 853, стр. 365-376); Schoemann, «De Romanorum anno saeculari» (Грейфсв., 1856); Mommsen, комментированное издание актов пятых и седьмых секулярных игр в «Monumenti antichi, рubbl. per cura d. R. Accad. dei Lincei» (Милан, 1891. т. I) и в «Ephemeris epigr.» (Б., 1892, т. VIII, вып. 2); Boissier, «Les jeux s é culaires d’Auguste» (в «Revue des deux mondes», т. 110, 1892); Wissowa, «Die S ä cularfeier des Augustus» (Марбург, 1894); Fr. Sch öll, «Die Sä cularfeier des Augustus und das Festgedicht des Horaz» (в «Deutsche Rundschau», 723, стр. 54,1 897); Vahlen, «Ueber das S ä culargedicht des Horatius» («Sitzungsber. der preuss. Akad.», стр. 1005, 1892); Christ, «Horatiana IV: Das carmen saeculare und die neuaufgefundenea S äcularakten» («Sitzungsber. der Mü nchner Acad.», т. 1, стр. 136, 1893); Lafaye, «Sur le carmen Saeculare d’Horace» («Revue de philol.», 718, стр. 126, 1894); Waltz, «Le carmen Saeculare d’Horace» (ib, 18, стр. 114, 1894). Базилер, «Древнеримские С. игры» («Ж. М. Н. Пр.», 1897, кн. 5, 6, 11); 3елинский, «Qua e stions comicae» (Quaestio, V, 1886; «Ж. M. H. Пр.», дек.); его же, «Первое светопреставление» («Вестник всемирной истории», 1899, дек.).

http://www.wikiznanie.ru/wikipedia/index.php/%D0%A1%D0%B5%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8F%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%B8%D0%B3%D1%80%D1%8B

 

Г История календаря, названия месяцев и дней у дпревних римлян.

 

Это рассказ понемногу о многом – об истории календаря, об идах  и календах, о названиях месяцев и дней недели на разных языках.

История календаря.

Сейчас  все народы мира пользуются календарем, унаследованным от древних римлян.
Но календарь и счет дней у древних римлян сначала были довольно запутанные и странные…

Вольтер сказал  по этому поводу: «Римские полководцы всегда побеждали, но они никогда не знали, в какой день это случалось…»

Само слово Календарь произошло от лат. calendarium – долговая книжка: в Древнем Риме должники платили проценты в день календ, первых чисел месяца.

Календы, так же, как и ноны и иды, служили для отсчёта дней внутри месяца: от этих трёх моментов дни отсчитывались назад (например, 6-ой день перед мартовскими календами24 февраляи т.п.).

А слово «календы» – от латинского глагола «calo» – «объявлять, возглашать» –  в этот день объявляли о начале нового месяца и числе дней до нон в этом месяце. Известное выражение  «отложить дело до греческих календ»  значит  — «никогда не сделать», в греческом календаре календ не было!

Ноны (от nonus – девятый, то есть 9ый день до Ид), в древнеримском календаре 7день марта, мая, июля, октября и 5день остальных месяцев. Ноны служили для счёта дней внутри месяца.

Иды (от этрусск. iduare, «делить») –  в римском календаре  день в середине месяца.  На 15число иды приходятся в марте, мае, июле и октябре; на 13 – в остальных  месяцах.
Иды были посвящены Юпитеру, которому в тот день жрец Юпитера приносил в жертву овцу.

В мартовские иды (15 марта) 44 г. до н.э. заговорщиками был убит Юлий Цезарь. Согласно Плутарху, предсказатель предупредил Цезаря, что в этот день ему надо опасаться смерти. Встретив предсказателя на ступенях Сената, Цезарь сказал ему с насмешкой: «Мартовские иды наступили». «Наступили, но ещё не прошли» – ответил предсказатель. Через несколько минут Цезарь был убит.

 

Фраза «Берегись мартовских ид!» из пьесы Шекспира «Юлий Цезарь» стала крылатой.
15 марта начинался Новый год,  и происходили празднования в честь Богини Анны Перенны.

Остальные дни обозначались указанием  количества дней,  оставшихся до ближайшего главного дня; при этом в счёт входили и день, который обозначался, и ближайший главный день:  ante diem nonum Kalendas Septembres – за девять дней до сентябрьских календ, т.е. 24 августа, обычно писалось сокращённо a. d. IX Kal. Sept.

Календарь древних римлян.

Сначала римский год состоял из 10 месяцев, которые обозначались порядковыми номерами: первый, второй, третий и т.д.

Год начинался с весны – периода, близкого к весеннему равноденствию.  Позже первые четыре месяца были переименованы:

1-ый (весенний!) месяц года был назван в честь  Бога весенних побегов, земледелия и скотоводства, а этим богом у римлян был…  Марс!  Это уже потом он стал, как  Арес,   Богом  войны.  А месяц был назван Мартиусом (martius) – в честь Марса.

2-ой месяц получил название Априлис (aprilis), которое происходит от латинского aperire – «раскрывать», так как в этом месяце раскрываются почки на деревьях, или от слова apricus –«согреваемый Солнцем». Он был посвящен Богине красоты Венере.

3-ий месяц в честь Богини земли Майи стал называться майус (majus).

4-ый месяц был переименован в Юниус (junius) и посвящен Богине неба Юноне, покровительнице женщин, супруге Юпитера.

Остальные шесть месяцев года продолжали сохранять свои числовые названия:

Квинтилис (quintilis) – пятый;

Секстилис (sextilis) – шестой;

Септембер (september) – седьмой;

Октобер (october) – восьмой;

Новембер (november) – девятый;

Децембер (december) – десятый.

4 месяца года (Мартиус, Майус, Квинтилис и Октобер) имели каждый по 31 дню, а остальные месяцы состояли из 30 дней.

Поэтому первоначально римский календарный год имел 304 дня.

В VII в. до н.э. римляне произвели реформу своего календаря и добавили к году еще 2 месяца – 11-ый и 12-ый.

 

1-ый из этих месяцев – Януариус – был назван в честь двуликого Бога Януса, который считался Богом небесного свода, открывавшим ворота Солнцу в начале дня и закрывавшим их в его конце. Он же был Богом входа и выхода,  всякого начинания. Римляне изображали его с двумя лицами: одним, обращенным вперед, Бог  видит будущее, вторым, обращенным назад, созерцает прошедшее.

2-ой  добавленный месяц – Фебрариус – был посвящен Богу подземного царства Фебруусу. Само же его название происходит от слова februare – «очищать», и связано с обрядом очищения.

Год в календаре римлян после реформы стал состоять из 355 дней, и в связи с добавлением  51 дня пришлось менять длину месяцев.

Но все равно  римский год был более чем на 10 дней короче тропического года.

Чтобы держать начало года вблизи одного сезона, делали вставку дополнительных дней. При этом римляне в каждом втором году между 24 и 25 февраля «вклинивали» попеременно 22 или 23 дня.

В итоге число дней в римском календаре чередовалось в таком порядке: 355 дней; 377 (355+22) дней; 355 дней; 378 (355+23) дней. Вставные дни получили название месяца Мерцедония, иногда  называли просто вставочным месяцем – интеркалярием (intercalis). Слово  «мерцедоний» происходит от «merces edis» – «плата за труд»: тогда  производились расчеты арендаторов с владельцами имущества.

Средняя продолжительность года в таком четырехлетнем периоде была  366,25 дня, то есть на  1 сутки больше, чем в действительности.

 

Рисунок, выбитый на старинном каменном календаре римлян. В верхнем ряду изображены боги, которым посвящены дни недели: Сатурн – суббота, Солнце – воскресенье, Луна – понедельник, Марс – вторник, Меркурий – среда, Юпитер – четверг, Венера – пятница. В центре календаря – римский зодиак, справа и слева от него — латинские обозначения чисел месяца.

Реформа Юлия Цезаря.

Хаотичность римского календаря стала значительной, и нужна была неотложная реформа. И реформа была произведена в 46 г. до н.э. Юлием Цезарем (10044 гг. до н.э.). Разработала  новый  календарь  группа александрийских астрономов во главе с Созигеном.

В основу календаря, получившего название юлианского, положен солнечный цикл, продолжительность которого была принята равной 365, 25 суток.

Считали в трех из каждых четырех годов по 365 дней, в четвертом – 366 дней.

Как прежде месяц Мерцедоний, так и теперь этот дополнительный  день «упрятали» между 24 и 25 февраля. Цезарь постановил добавлять к февралю второй шестой (bis sextus) день перед мартовскими календами, то есть второй день 24 февраля. Февраль был выбран как последний месяц римского года. Дополненный год стали называть annus bissextus,откуда и пошло наше слово високосный. Первым високосным годом стал 45 до н.э.

Цезарь упорядочил  число дней в месяцах по принципу: нечетный месяц имеет 31 день, четный – 30. Февраль же в простом году должен был иметь 29, а в високосном – 30 дней.

Кроме того, Цезарь решил начать счет дней в новом году с новолуния, которое как раз пришлось на первое января.

В новом календаре  на каждый день года было указано, какая звезда или созвездие имеет свой первый утренний восход или заход после периода невидимости. Например, в ноябре отмечалось: 2-го – заход  Арктура, 7-го – заход Плеяд и Ориона и т.д.  Календарь тесно связывался с годичным движением Солнца по эклиптике и  с циклом земледельческих работ.

Счет по юлианскому календарю был начат с первого января 45 г. до н.э. На этот день, с которого, уже начиная с 153 г. до н.э., вступали в свою должность вновь избранные римские консулы, и было перенесено начало года.   Юлий Цезарь является автором  традиции начинать отсчет нового года с первого января.

В благодарность за реформу, и  учитывая  военные заслуги Юлия Цезаря, римский Сенат переименовал месяц Квинитилис (в этом месяце Цезарь родился) в Юлиус.

А через год, в этом же Сенате,   Цезаря убили…

Изменения в календаре были и позже.

Римские жрецы вновь запутали календарь, объявляя високосным каждый третий, (а не четвертый)  год календаря. В итоге с 44 до 9 гг. до н.э. было введено 12 високосных годов вместо 9.

Эту ошибку исправил император Август (63 г. до н.э. – 14 г. н.э.): на протяжении 16 лет – с 9 г. до н.э. по 8 г. н.э. – високосных годов не было. Попутно он способствовал распространению в Римской империи семидневной недели, которая заменила собой использовавшиеся до этого девятидневные циклы – нундиды.

В связи с этим Сенат  переименовал месяц Секстилис в месяц Августус. Но продолжительность этого месяца составляла 30 дней. Римляне считали неудобным, чтобы в месяце, посвященном Августу, оказалось меньше дней, чем в месяце, посвященном Цезарю. Тогда отняли от Февраля еще один день и добавили его к Августусу. Так Февраль остался с 28 или 29 днями.

Теперь получилось, что Юлиус, Августус и Септебер содержат по 31 дню. Чтобы не было подряд трех месяцев по 31 дню, один день Септембера передали  Октоберу. Одновременно перенесли один  день Новембера на Децембер. Тем самым было нарушено введенное Цезарем правильное чередование долгих и коротких месяцев, а первое полугодие в простом году оказалось на 4 дня короче второго.

Римская календарная система широко распространилась в Западной Европе и использовалась  вплоть до XVI века. С принятием христианства на Руси также стали пользоваться юлианским календарем, который постепенно вытеснил Древнерусский.

В VI веке римский монах Дионисий Малый предложил ввести новую христианскую эру, начало которой идет от Рождества Христова, а не от сотворения мира,  и не от основания Рима.

Дионисий обосновал дату от Рождества Христова. По его расчетам она пала на 754-й год от основания Рима или на 30-й год правления императора Августа.

Эра от Рождества Христова прочно утвердилась в Западной Европе только в VIII веке. А на Руси еще несколько веков продолжали считать годы от сотворения мира.

Реформа папы Григория XIII.

В конце III в. н.э. весеннее равноденствие приходилось на 21 марта. Никейский Собор, проходивший в 325 г. в городе Никее (теперь это г. Извик в Турции) закрепил эту дату, решив, что весеннее равноденствие всегда будет приходиться на это число.

Тем не менее, средняя продолжительность года в юлианском календаре на 0,0078 суток или на 11 мин 14 с больше тропического года. В результате каждые 128 лет накапливалась ошибка в целые сутки: момент прохождения Солнца через точку весеннего равноденствия передвигался за это время на одни сутки назад – от марта к февралю. К концу XVI века весеннее равноденствие сдвинулось назад на 10 суток и приходилось на 11 марта.

Реформу календаря осуществил папа Григорий XIII на основе проекта итальянского врача и математика Луиджи Лилио.

Григорий XIII в своей булле предписал, что после 4 октября 1582 г. следует 15, а не 5 Октября. Так весеннее равноденствие было передвинуто на 21 марта, на свое прежнее место. А чтобы ошибка не накапливалась, было решено из каждых 400 лет выбрасывать 3 суток.
Принято считать простыми те столетия, число сотен которых не делится без остатка на 4. В силу этого были не високосными 1700, 1800 и 1900 гг., а 2000 г. был високосным. Расхождение в одни сутки григорианского календаря с астрономическим временем накапливаются не за 128 лет, а за 3323.

 

Такая календарная система получила наименование григорианской или «нового стиля». В противовес ей за юлианским календарем укрепилось название «старого стиля».

Страны, в которых были сильны позиции католической церкви, практически сразу перешли на новый стиль, а в протестантских странах реформа была проведена с опозданием на 50100 лет.

Англия ждала до 1751 г., а затем «одним выстрелом убила двух зайцев»: исправила календарь и перенесла начало 1752 г. с 25 марта на 1 января. Кое–кто из англичан воспринял реформу как грабеж: шутка ли, исчезли целых 3 месяца жизни!

Пользование разными календарями вызывало массу неудобств, а порой и просто курьезных случаев. Когда мы читаем, что в Испании в 1616 году 23 апреля умер Сервантес, а в Англии 23 апреля 1616 года умер Шекспир, можно подумать, что два великих  писателя  скончались в один и тот же день.

На самом деле разница была в 10 дней!  Шекспир умер в протестантской Англии, которая еще жила по юлианскому календарю, а Сервантес – в католической Испании, где уже был введен григорианский календарь (новый стиль).

Одной из последних стран, принявшей григорианский календарь в 1928 г., стал Египет.

В Х веке с принятием христианства на Русь пришло летосчисление, применявшееся римлянами и византийцами: юлианский календарь, римские названия месяцев, семидневная неделя. Но счет годов велся от сотворения мира, которое произошло за 5508 лет до Рождества Христова. Год начинался с 1 марта, а в конце XV века начало года было перенесено на 1 сентября.

Действовавший в России календарь от «сотворения мира» заменил  на  юлианский Пётр I с 1 января 1700 года (разница между двумя системами летоисчисления составляет 5508 лет).

Реформирование календарной системы России было сильно задержано. Православная церковь отказалась ее принять, хотя еще в 1583 г. на Константинопольском Соборе признала неточность юлианского календаря.

Декретом Совета Народных Комиссаров РСФСР от 25 января 1918 г.,  в России был введен григорианский календарь. К этому времени разница между старым и новым стилем составляла 13 дней. Предписывалось в 1918 г. после 31 января считать не 1 февраля, а 14-е.

Сейчас григорианский календарь стал международным.

…………

Теперь о славянских названиях  месяцев.

12 месяцев – любимая сказка. 

 

Месяц – промежуток времени, близкий к периоду обращения Луны вокруг Земли, хотя современный григорианский календарь не согласован с изменением фаз Луны.

Издревле отрезки года связывали с теми или иными явлениями природы или с хозяйственной деятельностью.

Не совсем на тему. Из легенды: у Славян Месяц был царем ночи, мужем Солнца. Он влюбился в Утреннюю Звезду, и в наказание другие Боги раскололи его пополам…

 

Названия месяцев

Январь. Славянское название «Просинец» – от появляющейся синевы неба в Январе.

Февраль – «Сечень», «Лютень». Сечень – потому что наступало время подсечки деревьев для очистки земли под пашню.

Март – «сухий» от весенней теплоты, осушающей влагу, на юге – «Березозол», от действия весеннего солнца на березу, которая в это время начинает наливаться соком и пускает почки. «Протальник» – понятно почему.

Апрель – Древнерусские имена апреля: «Березень», «Снегогон». В украинском языке месяц носит название «Квiтень» (цветущий).

Май – названия «Травень», «Травный» – природа зеленеет и расцветает.

Июнь. – «Изок». Изок – кузнечик, их в июне было особенно много. Другое название «Червень».

Июль – «Червень» – название – от плодов и ягод, которые в июле, отличаются красноватостью (червленый, красный). Еще называли «Липец» – липа  цветет в июле. «Грозник» – от сильных гроз. И просто – «Макушка лета». «Страдник» – от страдных летних работ.

Август –  а у славян все еще страда – «Серпень», «Жнивень», – время косить пшеницу. На севере Август еще назывался «Зарев», «Зорничник» – от сияния зарниц.

Сентябрь русским названием месяца был «Рюинь», Ревун – от рева осенних ветров и зверей, особенно оленей. «Хмурень» – погода начинала портиться. В украинском языке месяц – «Вересень» (от цветущего медоноса – вереска).

Октябрь – чудесное славянское название – «Листопад». Иначе – «Грязник», от осенних дождей и хляби. А еще «Свадебник» – в это время заканчивались основные сельскохозяйственные работы, не грех и свадебку справить, особенно после праздника Покрова.

Ноябрь – «Грудень», от груд замерзшей земли со снегом.

Декабрь – «Студень» – холодно!

Табличка славянских названий месяцев

 

Неделя и дни недели.

Неделя – это период времени в 7 суток, существующий в большинстве календарных систем мира. Обычай измерять время семидневной неделей пришел к нам из Древнего Вавилона и связан с изменением фаз Луны.

Откуда пошли названия дней недели?

Древневавилонские астрономы обнаружили, что, кроме неподвижных звезд, на небе видны и 7 подвижных светил, которые позже были названы планетами (от греческого «блуждающий»). Считалось, что эти светила обращаются вокруг Земли и что их расстояния от нее возрастают в таком порядке: Луна, Меркурий, Венера, Солнце, Марс, Юпитер и Сатурн.

Вавилонские астрологи считали, что каждый час суток находится под покровительством определенной планеты, которая «управляет» им.

Счет часов был начат с субботы: первым ее часом «управлял» Сатурн, вторым – Юпитер, третьим – Марс и т.д., седьмым – Луна. Затем весь цикл снова повторялся.

В итоге получилось, что первым часом следующего дня, воскресенья, «управляло» Солнце, первый час третьего дня доставался Луне, четвертый день – Марсу, пятый – Меркурию, шестой – Юпитеру и седьмой – Венере.

Планета, управляющая  первым часом суток, покровительствовала всему дню, и день получал ее название.

Эта система была перенята римлянами – названия планет отождествлялись с именами Богов. Они управляли днями недели, которые получили Их имена. Римские названия перекочевали в календари многих народов Западной Европы.

«Планетарные» названия дней недели и в английском и скандинавских  языках, но названия в них произведены от имени языческих  Богов германо–скандинавской мифологии.

День Сатурна у Вавилонян считался несчастливым; в этот день предписывалось не заниматься делами, и сам он получил название «шаббат» – покой. При этом его перенесли в конец недели. Название перешло в еврейский, арабский, славянский (суббота), некоторые западноевропейские языки.

У  Славян  воскресенье называлось «неделя», «день, в который ничего не делают» (не занимаются делами). А  Понедельник – это «день после недели»,  Вторник – «второй день после недели»[49], и тд.

Вот какая не деля…)))

 

Дни недели.

Олицетворение дней недели мы видим  в названиях, сохранившихся в английском, немецком, французском языках.

ПонедельникMonday (англ.) перекликается с Луной Moon, ещё нагляднее Lundi (фр.),

Вторник – в названии вторника Mardi (фр.), el Martes (исп.), Martedi (итал.) мы узнаём планету Марс. В Tuesday (англ.), Dienstag (нем.) скрыто имя воинственного древнегерманского бога Тиу,  аналога Марса.

Среда – угадывается Меркурий в le Mercredi (фр.), Mеrcoledi (итал.), el Miercoles (исп.). Wednesday (англ.) происходит от Wodensday, означающего день Водена (Вотана, Одина). Этот же Бог  скрыт в Onstag (шв.), Woenstag (гол.), Onsdag (дат.). Воден – необычный Бог, он изображается высоким стариком в чёрном плаще. Этот персонаж прославился изобретением рунического алфавита, что проводит параллель с Богом–покровителем письменной и устной речи – Меркурием. По легенде Воден ради знаний пожертвовал одним глазом.

В славянских «среда»[50], «середа», а также в Mittwoch (нем.), Keskeviikko (фин.) заложена идея середины недели.

Четверг – латинское Dies Jovis, День Юпитера, дало начало Jeudi (фр.), Jueves (исп.), Giovedi (итал.). А вот Thursday (англ.), Torstai (фин.), Torsdag (шв.), Donnerstag (нем.), и прочие имеют прямую связь с древним Богом–громовержцем Тором, аналогом Юпитера.  На хинди четвергДень Юпитера.

Пятница – хорошо видна Венера в Vendredi (фр.), Venerdi (итал.). Английское же Friday, Fredag (шв.), Freitag (нем.) от имени  скандинавской Богини плодородия и любви Фрейи  (Фригге), аналога Афродиты и Венеры. На хинди пятницаДень Венеры.

Суббота – лицо Сатурна проглядывается в Saturday (англ.) и Saturni (лат.). Русское название «суббота», el Sabado (исп.), Sabato (итал.) и Samedi (фр.) восходят к ивритскому «Шаббат», означающему «покой, отдых». Lauantai (фин.), Lördag (шв.), Loverdag (дат.) сходны с древненемецким Laugardagr и означают «день омовения». На хинди субботаДень Сатурна.

Воскресенье  День Солнца по–латински, английски и немецки, во многих языках этот день обозначается различными вариациями слова «Sun/Son» (Солнце). Domingo (исп.), Dimanche (фр.), Domenica (итал.) в переводе означают «День Господень» и являются наслоением принесённым в Европу вместе с христианством.

Русское «воскресенье» появилось таким же способом, заменив старое название этого дня «Неделя», сохранившиеся в других славянских языках – Неделя (бол.), Недiля (укр.), Nedele (чех.).  На хинди воскресеньеДень Солнца.

И наконец о сутках и часах.

Сутки – единица любого календаря, выделение которой основывается на чередовании дня и ночи. Такое разделение суток зародилось в Древнем Вавилоне, жрецы которого считали, что день и ночь состоят из двенадцати часов. Официально деление суток на 24 часа ввел александрийский астроном Клавдий Птолемей, живший во II в. н.э.

Первый час начинался с рассветом, полдень всегда был шестым часом, а закат – двенадцатым. И длина часа была переменной, зависела от длины светлого времени суток. Важным шагом стало изобретение и использование механических часов,  в Европе это  IXXII вв.

Старинные часы в Праге

 

Механические часы сделали продолжительность часа постоянной и независимой от соотношения дневной и ночной части суток.

Первые механические часы  в России были  установлены  великим князем Василием I в 1404 г. во  дворе за церковью св. Благовещенья. Знаменитые часы на Спасской башне установил в 1624 г. при царе Михаиле Федоровиче механик Галловей.

Вот такая непростая история календаря…

Источники:

http://val4onok-v.livejournal.com/9192.html

http://www.liveastrology.org/dni_nedeli.htm

http://n-t.ru/tp/in/ik.htm

http://www.erudition.ru/referat/ref/id.27091_1.html

http://fapia.ucoz.ru/news/2009-03-15-16

Википедия и Рунет.

http://www.liveinternet.ru/users/3109898/post153671234/

 

Календарь у древних греков.

В начале I тысячелетия до н.э. Греция, состоявшая из отдельных городов–государств (полисов), находилась под культурным влиянием многих стран Востока. Древние греки колонизовали соседние острова и побережья от Малой Азии до Южной Италии и даже северных берегов Черного моря. И тем из них, кто плавал, и тем, кто занимался земледелием, нужны были определенные знания, нужен был календарь,

Для своевременного проведения земледельческих работ древние греки согласовывали свою жизнь со сменой времен года, с видимым годичным движением Солнца по небу. Потому–то уже в поэмах Гомера (VIII в. до н.э.) засвидетельствовано, что древние греки имели понятие о солнечном годе, хотя… нет доказательств того, что они пользовались солнечными календарями в то время. Можно лишь утверждать, что уже где–то в IX в. до н. э. древние греки знали, как в ритме со сменой сезонов изменяется вид звездного неба. Эту ежегодно повторяющуюся смену видимости отдельных групп звезд и созвездий они и использовали в быту как своеобразный солнечный календарь.

Сказанное подтверждается советами, которые поэт Гесиод (VIII в. до н.э.) давал сельским труженикам:

«Начинай жатву, когда Плеяды восходят, а пахоту, когда собираются заходить.

Когда Сириус над головой руби деревья.

Появляется вечером Арктур подрезай виноградные лозы.

Орион и Сириус выходят на середину неба собирай виноград.

Через пятьдесят дней после солнцеворота можно везти товары морем на продажу…

С заходом Ориона и Плеяд год завершен».

Как видно, здесь четко сопоставлены начала конкретных полевых работ с видом звездного неба. В частности, за серп следует браться во время первого утреннего (гелиакического) восхода Плеяд (для времен Гесиода на широте Греции это около 12 мая по современному календарю), когда Плеяды на рассвете заходят (начало ноября), наступает время пахать. Под конец февраля, когда вечером с моря поднимается звезда Арктур, надо подрезать виноградные лозы и т. д.

Моменты утренних и вечерних восходов и заходов нескольких наиболее примечательных звезд, на широте Афин в 501 г. до н.э. и 300 г. н.э. приведены в табл.

Таблица. Восход и заход «календарных» звезд на широте Афин

по григорианскому календарю

Звезда Годы:  
до н.э. (–) Вечерний

заход

Утренний

восход

Вечерний

заход

Утренний

восход

н.э.(+)
Альциона 500 30 марта 15 мая 20 сентября 29 октября
Плеяды + 300 11 апреля 26 мая 3 октября 11 ноября
Бетельгейзе 500 25 апреля 23 июня 24 ноября 15 ноября
α Ориона        
+ 300 6 мая 1 июля 4 декабря 26 ноября
Сириус 500 27 апреля 22 июля 27 декабря 17 ноября
α Б. Пса
+300 5 мая 29 июля 4 января 26 ноября
Арктур 500 27 октября 13 сентября 19 февраля 29 мая
α Волопаса 5 марта 2 июня
+300 2 ноября 26 сентября
Вега 500 17 января 4 ноября 14 апреля 10 августа
       
α Лиры        
+ 300 23 января 12 ноября 21 апреля 16 августа
Спика 500 15 августа 23 сентября 2 марта 21 марта
       
α Девы        
+ 300 27 августа 6 октября 14 марта 2 апреля

Легко заметить, что за счет прецессии условия видимости конкретных звезд и их групп непрерывно изменяются. Поэтому в наше время советы Гесиода уже не могут быть использованы…

«…В днях и месяцах – с Луной».

Как отметил древнегреческий ученый I в. до. н.э. Гемин в своих «Элементах астрономии», греки должны были приносить жертвы своим Богам по обычаям предков, а поэтому «они должны сохранять в годах согласие с Солнцем, а в днях и месяцах – с Луной». И в самом деле, в своей деловой и общественной жизни греки пользовались лунно–солнечными календарями. Названия месяцев этих календарей происходили обычно от названий празднеств, отмечавшихся в соответствующем месяце. Так, афиняне в первом месяце своего календаря торжественно приносили в жертву сто быков – «гекатомбу», поэтому и месяц получил название Гекатомвеона. В первое число его вступали в свои должности государственные служащие, на 12-й день приходились праздники, посвященные Богу Хроносу, олицетворявшему время. В седьмой день третьего месяца – Воидромиона – отмечался праздник в честь Аполлона Воидромия – «помогающего в сражении криком», а днем раньше греки чествовали умерших. В месяце Пианепсион 7-го числа греки отмечали праздник виноградных гроздьев, 1014-го – женский праздник, на 28-е число в каждом четвертом году приходились сопровождавшиеся факельным шествием гефестии – празднества в честь ГефестаБога огня и кузнечного ремесла, следующие два дня и были праздниками кузнецов. На восьмой месяц – Анфестирион – приходился праздник начала разлива нового вина («малые дионисии»), соответствующий же событию «праздник цветов» назывался Анфестирии. В месяце Гамилионе совершались бракосочетания.

Наибольшую известность имели афинский и македонский лунно-солнечные календари. Первым из них, в частности, пользовались греческие астрономы, второй получил широкое распространение на Востоке после завоеваний Александра Македонского.

Вот примерное соответствие месяцев афинского (слева), македонского и нашего календарей:

Гекатомвеон Лойос Июль Гамилион Перитйос Январь
Метагитнион Горпеос Август Анфестирион Дистрос Февраль
Воидромион Гиперверетеос Сентябрь Елафиволион Ксандикос Март
Пианепсион Диос Октябрь Мунихион Артемисйос Апрель
Мемактирион Апеллеос Ноябрь Фаргилион Деейос Май
Посидеон Авдинеос Декабрь Скирофорион Панемос Июнь

По некоторым данным, первоначально древние греки начинали свой год около зимнего солнцестояния. Потом его начало было перенесено на летнее солнцестояние, так как в это время обычно происходили собрания, на которых избирались должностные лица.

Сутки у древних греков начинались с заката Солнца и состояли из ночи и следующего за ней дня. Дни месяца делились на 3 декады (такое деление встречается уже у Гесиода). Первые 10 дней просто считались – с первого по десятый, 9 следующих назывались «первым», «вторым» и т.д. с прибавлением слов «после десяти», остальные дни считались в обратном порядке: «девятый от конца месяца», «восьмой от конца месяца» и т. д. 30-й день имел название «старый и новый», а предыдущий 29-й был «предваряющим»; в месяце, состоящем из 29 дней, его исключали из счета.

В названии 30-го дня кроется глубокий смысл. Им греки в счете дней как бы «отрывались» от наблюдений: следующий день они считали 1-м числом нового календарного месяца независимо от того, виден на небе серп Луны или нет (ведь осенью на широте Афин его можно увидеть лишь на третий день после конъюнкции).

Примечательно, что древние греки в каждый день месяца чествовали одного или нескольких богов, которым был посвящен этот день. В Афинах, в частности, первый и последний день каждого месяца посвящался ГекатеБогине, сначала считавшейся покровительницей человеческих дел, позже – Богиней призраков, ночных кошмаров, повелительницей теней в подземном царстве, иногда ее отождествляли с Богиней Луны Селеной. 1-й день месяца посвящался также Аполлону и Гермесу, 3-й, 13-й и 23-й дни – Афине. Три последних дня каждого месяца считались несчастливыми, они посвящались умершим, а также подземным Богам.

У Гемина находим и некоторые сведения о структуре древнегреческих лунно–солнечных календарей: «Для деловой и общественной жизни продолжительность месячного периода была округлена до 291/2 дней, так что два месяца составляли 59 дней». Календарный год состоял из 12 месяцев. Чтобы согласовать продолжительность гражданского года с солнечным, по Гемину, «древние вставляли дополнительный месяц (в Афинах им был обычно зимний Посидеон) через каждый год». Это значит, что греки в то время использовали триэтериду—наиболее примитивный двухлетний лунный цикл. Как долго это продолжалось, как греки приводили в согласие свой лунный календарь с солнечным, неизвестно.

Другое свидетельство о древнегреческих календарях исходит от Геродота (484425 гг. до н.э.): «Греки вставляли месяц в каждый второй или третий год ради (соответствия) времен года». По–видимому, здесь уже говорится об использовании греками 8-летнего цикла – октаэтериды, которую в Греции будто бы ввел еще поэт и политический деятель Солон (640560 до н.э.) в 593 г. до н.э.

На самом же деле сведения о проведенной в то время реформе весьма противоречивы. Плутарх (46126) о Солоне говорит так: «Заметив неравенство месяца и то, что движение Луны не согласуется ни с заходом, ни с восходом Солнца, но часто в один и тот же день Луна нагоняет Солнце и удаляется от него, он постановил называть этот день «старым и новым», полагая, что часть этого дня до соединения (Луны с Солнцем) принадлежит истекающему месяцу, остальная же часть начинающемуся».

Писатель Диоген Лаертий (1я пол. III в. до н.э.) ограничился утверждением, что Солон велел афинянам считать дни по Луне. Согласно философу Проклу (410485), до Солона греки вообще будто бы не знали, что лунные месяцы не всегда бывают в 30 дней.

По–видимому, Солон согласовал календарь с Луной вставкой добавочных дней, а возможно – не Солнцем, выбросив вставной месяц для приведения начала лунного года к летнему солнцестоянию. Не исключено, конечно, что он действительно ввел октаэтериду. Эмболисмическими годами были 1-й и 3-й годы нечетной и 2-й год четной олимпиады.

Казалось бы, наблюдая фазы одной и той же Луны, те же неомении, горожане различных полисов должны были бы начинать счет суток в месяцах от одних и тех же дней (другое дело, что сами месяцы могли называться по–разному). Но этого как раз и не было. Частично, видимо, потому, что система октаэтерид не была принята тогда повсеместно, да и «работала» она все же плохо. В итоге, как отмечал Плутарх, между отдельными календарями не было согласия в счете дней в месяцах. Ограничимся лишь одним примером. Описывая одно из событий войны 431421 гг. до н.э., ученик Аристотеля Аристоксен (впрочем, более чем через сто лет) писал, что в то время «десятый день месяца у коринфян соответствовал пятому дню у афинян и восьмому по какому–то другому календарю». Видимо, этот конкретный день соответствовал 7-му или 8-му дню Луны, но в Афинах календарь на 23 дня отставал от смены фаз Луны, тогда как в Коринфе опережал ее…

Можно поэтому понять тот огромный энтузиазм, с которым в 432 г. до н.э. во время проведения Олимпийских игр было встречено открытие астронома Метона. Метон вывел соотношение, связывающее тропический год с синодическим месяцем, а также рассчитал и сопоставил на специальных таблицах смену годичных восходов и заходов звезд с изменением фаз Луны в 19-летнем цикле. Эти таблицы высекались на каменных плитах и устанавливались на городских площадях для всеобщего обозрения. Такой каменный календарь получил название парапегмы.

Похвала парапегме

Само слово «парапегма» означает «прикреплять», «вкалывать». Но какое отношение имеет оно к календарям, удалось установить лишь в 1902 г., когда при раскопках театра в г. Милете (бывшей греческой колонии на юго–западном берегу Малой Азии) были найдены обломки такой парапегмы. Один из ее фрагментов показан на рис.

 

Рис. Фрагмент древнегреческого календаря–парапегмы

Здесь видны надписи, расположенные по строкам, слева от которых, а также между ними имеется ряд отверстий, всего их на правом столбце 30. Чтобы лучше понять принцип работы этого календаря, пронумеруем все отверстия, проставив перед строками числа (на памятнике их нет). Надписи говорят о следующем:

1 О Солнце в Водолее
2 О Лев на утренней заре заходить начинает и Лира заходит
О О
5 О Лебедь на вечерней заре заходит
ООООООООО
15 О Андромеда утром на заре восходить начинает
О О
18 О Водолея середина восходит
19 О Пегас утром на заре восходить начинает
О
21 О Кентавр целиком утром заходит
22 О Гидра целиком утром заходит
23 О Кит на вечерней заре заходит
24 О Стрела заходит, пору Зефира (весну) приводя
О О О О
29 О Лебедь целиком на вечерней заре заходит
30 О Арктур на вечерней заре восходит

Анализ этих надписей показывает, что речь идет об изменении условий видимости восхода и захода звезд в Греции на время прохождения Солнца через созвездие Водолея. Левая часть таблицы говорила, очевидно, об аналогичных явлениях, происходящих тридцатью днями раньше. Можно предполагать, что всего было шесть таких таблиц и на каждой было «расписано» по 61 дню. Продолжительность одного года в метоновом цикле составляет в среднем 6940:19 = 365,26 суток. За это время, считал Метон, Солнце проходит через 12 зодиакальных созвездий, задерживаясь в каждом из них на 365,26:12 = 30,4 суток.

Итак, на парапегме был сопоставлен гражданский лунно-солнечный календарь с изменениями вида звездного неба на протяжении солнечного года и с соответствующим ему изменением сезонов. Попытаемся вслед за Метоном «пустить в ход» имеющийся в нашем распоряжении фрагмент парапегмы. Предположим, что в году, который мы принимаем за исходный (назовем его условно первым годом цикла), новолуние (или неомения) имело место в момент, когда «Лебедь целиком на вечерней заре заходит», соответствующий отверстию 29. Вставим в это отверстие штифт с числом 1, в следующее отверстие (30) – с числом 2 и т. д. Это будут календарные числа лунного месяца данного года. Аналогично, через 29 и 30 дней такие же штифты будут установлены и на других таблицах (включая левую сторону парапегмы и верхнюю часть правой стороны). Тем самым смена вида звездного неба (не так уж четко бросающаяся в глаза!) будет сопоставлена с хорошо заметным явлением – сменой фаз Луны. Где–то на одной из таблиц будет зафиксировано, в какое число и которого лунного месяца «Утром Плеяды восходят», возвещая время жатвы…

Через 12 лунных месяцев то же новолуние наступит на 11 дней раньше. Поэтому в следующем, втором году 19-летнего цикла тот же месяц начнется, когда «Водолея середина восходит» — отверстие 18 (=29–11). Следовательно, и все штифты с числами дней необходимо передвинуть в отверстиях на 11 позиций назад. На третий год цикла начало месяца передвигается еще на 11 дней назад (на этом фрагменте парапегмы оно придется на отверстие 18–11 = 7). Соответственно переставляем и все штифты с числами дней. За эти 2 года начало месяца сдвинулось назад на 11+11 = 22 дня. Поэтому в третьем году будет сделана вставка 13-го месяца. В результате штифт с началом месяца в четвертом году передвинется на 30–11 = 19 дней вперед – в отверстие 7 + 19 = 26. В целом номера отверстий данного фрагмента парапегмы, соответствующие началу лунного месяца в последующих годах 19-летнего лунного цикла, можно записать в виде таблички:

1-ый день – 29 11-ый день – 9
2-ый день –18 12-ый день – 28
3-ый день – 7 13-ый день – 17
4-ый день – 26 14-ый день  – 6
5-ый день – 15 15-ый день  – 25
6-ый день – 4 16-ый день – 14
7-ый день – 23 17-ый день – 3
8-ый день – 12 18-ый день – 21
9-ый день – 1 19-ый день – 10
10-ый день – 20 1-ый день – 29

Через 19 лет цикл полностью повторяется. Любопытно здесь следующее. На фрагменте парапегмы имеются отверстия, соответствующие 30 дням. Между тем, как видно из таблички, если бы цикл Метона был идеально точным, новолуние может наступить лишь в 19 из них. Эти дни можно как–то выделить, например, позолотив соответствующие отверстия и записав около каждого из них золотыми цифрами номер года в 19-летнем цикле, в котором от этого отверстия (соответствующего определенному положению звезд на небе!) идет отсчет лунного месяца. Если это сделано, то ничего страшного, что при перевозке парапегмы штифты выпали из отверстия или же любознательные мальчишки шутки ради ночью переставили их. Вспомнив номер года в 19-летнем цикле, мы сразу отыщем места (отверстия) для первых чисел месяцев, после чего нетрудно установить и все другие.

http://www.medn.ru/statyi/Kalendarudrevnixgrekov.html

 

ДОрки (англOrcs) – существа в сказках народов Западной Европы и в современных произведениях жанра фэнтези. Орки имеют большое сходство с гоблинами и входят в число «стандартных» видов существ в фэнтези.

Орк у Базиле Джамбаттисты.

У всемирно известного сказочника Базиле Джамбаттисты из Неаполя, жившего в XVII веке, в книге «Сказка сказок, или Забава для малых ребят» читаем следующее описание орка:

«И пришел к подножию гор, да таких высоких, что с облаками в чехарду играли, кто кого выше. И тут, на корнях тополя, близ устья пещеры, вырубленной в скале, сидел орк; и – матушка моя – какой же он был страшный! Был он маленького роста и безобразен телом, с головой больше индейской тыквы. Лицо в шишках, брови сросшиеся, глаза косые, нос приплюснутый, ноздри – как две дыры в отхожем месте, рот – как мельница, с двумя клыками длиной до колен, грудь мохнатая, руки – как ткацкое мотовило, ноги кривые, а ступни широкие, как гусиные лапы. А если вкратце, похож он был на демона, как рисуют на картинах, где его архангел Михаил копием поражает, на пугало огородное, на сонное наваждение, на злое привидение, что словами невозможно описать, а разве только сказать, что он навел бы дрожь на Роланда, ужаснул бы Скандербега и заставил бы побледнеть самого отпетого деревенского драчуна».

Происхождение слова.

В жанр фэнтези орков ввёл Джон Толкин в романе «Властелин колец». Сам Толкин утверждал, что взял слово «orc» из 112 стиха средневековой поэмы «Беовульф», где есть слово «orcneas» – «Подводные чудища» (слово является гапаксом поэмы, трактовки его смысла и этимологии расходятся: по некоторым из них часть -neas происходит от готского naus или старонорвежского nár, означающих «труп» и «мертвец», или от староанглийского -né, производного от nebbed – «мертвец на кровати»). В поздних письмах и некоторых неопубликованных работах Толкин писал это слово как «ork».

Классик американской детской литературы Лаймен Фрэнк Баум ввёл в свои произведения о стране Оз экстравагантно выглядящее, летающее, незлое существо Орк (в оригинале – the Ork). По словам Орка, знакомящегося с главными героями, он живёт в своей собственной стране Оркинии (в оригинале Orkland). Он помогает героям, перевозя их на себе по небу. В частности, об этом можно прочитать в повести «Страшила из страны Оз», опубликованной ещё в 1915 г.

Орками в Англии называли норманнов. Дословно орк означает чужеземец, несущий зло и смерть (см. поэму «Битва при Гастингсе»). В древнеримской мифологии Орк (Orcus) – одно из имён Аида, Бога Преисподней. По распространённой версии, английское orcneas может быть связано с латинским orcus, хотя Толкин высказывал сомнения в этом.

Орки Средиземья.

Орки Средиземья были злобным народом, подчинявшимся Тёмному властелину и составлявшим его орды. Это были темнокожие существа с ростом среднестатистического мужчины, созданные из самых кровожадных животных и замученных пытками Мелькора эльфов. При их создании Тёмный властелин – Моргот – допустил ошибку, роковую для орков и троллей. Их создание происходило в темноте, поэтому орки, хоть, в отличие от троллей, и не каменеют, но сильно слабеют на свету. Впоследствии этот изъян был исправлен Саруманом, создавшим разновидность – урук–хай.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%80%D0%BA%D0%B8

 

Е Гера – греч. – старшая дочь Кроноса и Реи, сестра и супруга Зевса. Когда–то Кронос проглотил своих детей, в том числе и Геру, боясь, что они свергнут его с трона, так в конце концов и произошло: его сын Зевс, которому удалось избежать участи других детей, заставил отца вернуть их, что он и сделал. Боясь за дочь. Рея спрятала ее на краю Земли у Океана.

 

Однажды Зевс увидел Геру, полюбил ее за необыкновенную красоту и похитил. Пышно справили свадьбу боги Олимпа, после свадьбы Гера стала управлять громами и молниями так же, как ее супруг; она оказывала влияние на жизнь других богов и героев и была самостоятельной в браке. Будучи законной женой Зевса, она считается первой и самой великой богиней Олимпа. Она покровительствует браку и посылает супругам потомство, благословляет мать на рождение ребенка. Она охраняет святость и нерушимость брачных союзов.

Все живое склоняется перед Герой, однако Зевс, хотя и слушал советы жены и часто даже боялся ее гнева, в то же время нередко изменяя ей с земными женщинами. Всякий раз, когда Гера узнавала об этом, ее охватывала ненависть к соперницам и желание мести. Так, она преследовала прекрасную Ио, которую Зевс превратил в корову, чтобы уберечь от гнева жены; ненавидела она и Геракла, внебрачного сына Зевса от смертной Алкмены, погубила Семелу, мать Диониса, рожденного от Зевса.

В Троянской войне Гера выступает на стороне ахейцев, ведь троянец Парис подал Афродите яблоко, которое предназначалось «прекраснейшей», а не ей, Гере, самой великой и самой прекрасной из богинь. Ей пришлось пойти на хитрость, усыпить Зевса, надев пояс Афродиты, чтобы обеспечить ахейцам победу в Троянской войне. В римской мифологии Гера отождествляется с Юноной. Гомер обращается к Гере с гимном:

«Золотронную славлю я Геру, рождённую Реей, 

Вечноживущих царицу, с лицом красоты необычной, 

Громкогремящего Зевса родную сестру и супругу

Славную. Все на великом Олимпе блаженные боги 

Благоговейно её наравне почитают с Кронидом…»

 

 

[1] Южный берег Крыма

[2] отмечался 19 мая

[3] уважаемые читатели (укр.)

[4] советского производства (укр.)

[5] Это удушение проводится со стороны спины укэ (партнёра) захватом обоих отворотов куртки спереди.

Описание приема: тори (борец, проводящий приём) двумя ногами обхватывает туловище укэ сзади, левую руку пропускает под левую подмышку укэ и захватывает правый отворот куртки укэ спереди на уровне ключицы. Правую руку тори пропускает над плечом укэ под его подбородком, берет глубокий захват за ворот укэ слева–сбоку и проводит удушение, как бы разворачивая туловище вправо.

Варианты:

  1. Если укэ очутился в положении ничком, тори свою правую руку пропускает под правую подмышку укэ и захватывает левый ворот укэ спереди. Левой рукой он берет укэ за правый ворот сбоку, правым бедром сильно прижимает шею укэ слева и завершает удушение движением левого плеча.
  2. Если укэ очутился на четвереньках, тори сбоку ногами зажимает руку укэ, переворачиваясь через него, и проводит удушающий прием отворотом сзади (этот вариант называют «адской вертушкой»).
  3. Укэ стоит на четвереньках, тори нападает сбоку. Тори левой рукой из–под подбородка укэ глубоко захватывает ворот укэ справа, правую руку тори пропускает сверху под правую подмышку укэ и прихватывает правую руку укэ. Зацепляя левой ногой левую руку укэ, тори переворачивается на спину. Зажимая обеими ногами левую ногу укэ и продолжая держать правой рукой правую руку укэ, он проводит удушение левой рукой.
  4. Тори правой рукой сильно нажимает на шею укэ сзади. Этот вариант носит название катахадзимэ.

Примечания:

  1. Тори сковывает туловище укэ захватом двух ног за левую руку укэ.
  2. Удушение возможно только при глубоком захвате ворота. При проведении удушения локоть левой руки прижимается плотно к плечу укэ.

[6] Сущность Светлой Нави – «товарищ» Пониковского С.С.

[7] Сущность Светлой Нави – «подружка» Николаевой В.И.

[8] Сущность Светлой Нави – «подружка» – Миловидовой Т.С.

[9]  Сущность Светлой Нави – «подружка» Зацепиной В.И.

[10] Сущность Тёмной Нави – «подружка» Николаевой В.И.

[11] Сущность Тёмной Нави – «подружка» Миловидовой Т.С.

[12] Сущность Тёмной Нави – «подружка» – Зацепиной В.И.

[13] Сущность Тёмной Нави – «подружка» Кулёвой Н.В.

[14] Сестра Лилит и по совместительству – невеста Везельвула.

[15] Сущность Светлой Нави – «подружка» Кулёвой Н.В.

[16] у Славян «юродом» (до христианизации) называли изгнанного из рода за нарушения Конов – то есть ущербного – как сейчас бы сказали – «на всю голову»; а вот «уродом» у Славян называли первенца в семье – У(во главе) + Род(а) – посему и осталась поговорка: «В семье не без урода» – то есть нет семьи без первого ребёнка (первенца)

[17] Участники группы «The Eagles»

Дон Хенли

Дон Хенли родился 22 июля 1947 года в Гилмере. Несмотря на то, что этот техасский городишко был очень маленьким, на волнах радио в нем можно было услышать разнообразную музыку. Маленький Хенли слушал блюграсс, госпелы, блюзы и кантри. Не миновала Дональда и волна рок–н–ролла во главе с Элвисом Пресли. Песни в его исполнении, а также Чака Берри, Джерри Ли Льюиса, Литтл Ричарда, Фэтса Домино он мог слушать всю ночь напролет, прижимая к уху крохотный транзистор. Когда же на горизонте возникли «Beatles», жизнь Хенли изменилась раз и навсегда. Еще до окончания школы Дон со своими приятелями организовал группу «The Four Speeds».

Гленн Фрей

Гленн Фрей (Glenn Frey, 6.11.1948, Детройт, Мичиган, США, клавишные, гитара, вокал) выступал вместе с Бобом Сегером (Bob Seger), а в Лос–Анджелесе приехал в поисках своей старой подружки, на которой собирался жениться. Там он встретился с Джоном Дэвидом Саутером (J.D. Souther), вместе с которым они пели свои песни в группе «Longbranch Pennywhistie».

Джо Уолш

Джо Уолш (Joe Wassh, 20.11.1947, Уичито, Канзас, США) – один из пары гитаристов, которые так эффектно изобразили диалог двух гитар в финале «Отеля». Он пришел в Eagles как раз накануне начала работы над альбомом со знаменитой песней и, стало быть, непосредственно перед их взлетом к мировой славе (вот повезло чуваку). Тогда он заменил собой предыдущего гитариста/банджиста Берни Ледона (тяготевшего к кантри), после чего группа обрела более блюзовую направленность (ведь Джо отлично играет блюз, особенно слайдом). С тех пор и по сей день имя Волша твердо ассоциируется с Eagles.

Дон Фелдер

Дон Фелдер (Don Felder, 21.09.1947, Гейнсвилл, Флорида, США). Очень талантливый соло-гитарист. Вместе с Джо Уолшем играл соло в песне «Hotel California». Впервые он принял участие в записи альбома «On The Border». В 2001 году Фелдер из–за ссорами с гонораром покинул группу.

Тимоти Шмидт

Тимоти Шмидт (Timothu B.Schmit, басгитара, вокал) однажды уже подменял Мейснера (в группе «Poco» в 1970 году). Он пришёл в команду, заменив Меиснера, которая была искалечена личными ссорами и затруднениями.

Ренди Меиснер

Бас–гитарист Рэнди Меиснер (Randy Meisner, 8.03.1946, Небраска, США) начинал ещё подростком в группе «Poco», а затем играл в группе Рика Нельсона (Rick Nelson) «Stone Canyon Band». После очередной закулисной схватки Хенли с Фреем в 1977 году Меиснер покинул группу. (Его пост–игловская карьера сложилась из скромных продаж сольных альбомов и нескольких хитов, в том числе «Hearts On Fire», занявшего в 1981 году 19 место в чартах).

Берни Лидон

Мульти–инструменталист и вокалист Берни Лидон (Bernie Leadon, 19.07.1947, Миннеаполис, США) играл в «Dillard & Clark», «The Flying Burrito Brothers». После выхода альбома «One Of These Nights» Лидон ушёл. Он был недоволен отходом группы от стиля кантри. Кроме того Лидон настаивал, чтобы песню «I Wish You Peace» доверили его подружке Патти Дэвис. Хенли, который недолюбливал Дэвис, отказался наотрез. (Впоследствии Лидон вместе с Майклом Джорджиадасом создал группу «Bernie Leadon–Michael Georgiades Band» (1977), работал как студийный музыкант, а в 90-х годах организовал группу–пародию на R&B–country под названием «Run C&W»).

 

[18] Николай Алексеевич Остряков (17 мая 1911, Москва, – 24 апреля 1942, Севастополь) – советский лётчик морской авиации, генерал–майор (с июня 1940 года), в 19411942 годах командующий ВВС Черноморского флота, Герой Советского Союза (1942, посмертно).

Родился в Москве в рабочей семье.

Окончил семилетку, работал в Москве и на строительстве Турксиба (19281930).

В 1932 году окончил лётную школу, служил инструктором в лётной школе ГВФ и в Высшей парашютной школе Осоавиахима. С 1934 года – в рядах ВВС военно–морского флота.

Занимался испытанием парашютов новых конструкций. За достижения в парашютизме удостоен звания мастер парашютного спорта СССР (1934, в числе первых – удостоверение № 7), награждён орденом Красной Звезды (1935).

Участвовал в гражданской войне в Испании на стороне республиканских сил. Совершил более 250 боевых вылетов на бомбардировщике СБ, который освоил уже в Испании.

29 мая 1937 года звено из двух СБ под командованием Острякова, базировавшееся на Лос Алькасарес, вылетело в район Балеарских островов с задачей найти и уничтожить «Канариас» – крейсер мятежников. В 18.40 Остряков обнаружил цель стоящей на якоре близ острова Ивиса и точно положил 2 бомбы ФАБ–100. Первая попала в боковую башню 15-см орудий, создав местный очаг пожара, вторая пробила палубу у дымовой трубы и подожгла внутренние помещения от 94 до 145 шпангоута. Раненый корабль, однако, оказался не «Канариасом», а немецким карманным линкором «Дойчланд». По версии адмирала Н.Г. Кузнецова «с самолётов значительно труднее, чем с судов, правильно оценить обстановку, да и вмешаться в действия самолетов, когда они находятся в воздухе, не всегда возможно. По словам лётчика, их машины над островом Ивиса были обстреляны с линкора. В ответ самолёты сбросили на него бомбы, которые попали в кормовую часть корабля». 31 матрос погиб, 110 были ранены. «Дойчланд» дотянул до Гибралтара, где сдал раненых в британский военно–морской госпиталь. Республиканские власти объявили, что корабль атаковали «испанцы» Ньера и МендиолаJos Arcega Njera, Leocadio Mendiola). В отместку немецкий флот подверг Альмерию продолжительному артобстрелу.

По возвращении в СССР Остряков последовательно командовал авиаполком (1937), авиабригадой (апрель 1939 года), ВВС Тихоокеанского флота (сентябрь 1939 года), ВВС Черноморского флота (с октября 1941 года).

В октябре 1941 года – апреле 1942 года совершил 100 боевых вылетов. Погиб на земле, вместе с Ф.Г. Коробковым, во время авианалёта немецких ВВС на ремонтные мастерские флота в Круглой бухте Севастополя.

Похоронен на кладбище Коммунаров в Севастополе.

Звания Героев Коробкову и Острякову присвоены посмертно указом от 14 июня 1942 года.

 

[19] в описываемые времена так и было, а сейчас на 5-м км Севастополя расположен большой рынок, а сам город уже перешагнул за эту отметку

[20] перевод на самом деле выполнен Алёной Велицкой

[21] (устар. фр..) ласковое обращение к маме

[22] до венца происходило обрядовое расплетение косы – прощание с девичеством

[23] Казаков Александр Александрович – русский лётчик, одержал за годы Первой Мировой и гражданской войны 32 победы в воздушных боях, погиб 21.07.1919 года

[24] существо Светлой Нави – «подружка» Сабельниковой Нины Викторовны (см. рассказ «Покатался»)

[25] Оргиастический – прил.:

1) Соотносящийся по знач. с сущ.: оргия, связанный с ним.

2) Свойственный оргии, характерный для нее.

3) Являющий собою оргию.

Ефремова. «Толковый словарь Ефремовой». 2012

 

[26] Севастопольское Высшее Военно–Морское Инженерное Училище

[27] заведующего Преисподней

[28] следующими будут – как вы видите, товарищи, ещё одни прекрасные девушки (англ.)

[29] и чтобы снова порадовать тебя, Везельвул, – посмотри на эту милую и обворожительную незнакомку (англ.)

[30] а это – вместо контрольного выстрела тебе в лоб, рогатый (англ.)

[31] а вот ещё одна красавица – вот уже действительно – не Пантеон, а женское общежитие (англ.)

[32] хтони́ческие божества (от греч. Χθών – «земля, почва») – во многих религиях и мифологиях – божества, изначально олицетворявшие собой силы подземного мира, находящегося под земной вселенной (Мира людей) и под небесным (воздушным, заоблачным) началом – «подземное царство». Представителями его среди животных являются различные «гады» (пресмыкающиеся), рыбы, «вредные» членистоногие, а в ряде случаев и птицы (вороны, сороки, воробьи и проч.).

[33] У Славян Лунами назывались космические объекты, вращающиеся по своим орбитам вокруг Земель, которые впоследствии стали неправильно обзывать «планетами». Наша система Ярило–Солнца (Солнечная система) по Знаниям Славян имела 27 Земель, а не 9, как нынче утверждают современные астрономы – и героини (герои) Русских Сказов и Сказок, отправляясь за «тридевять земель» – то есть за 27 Земель – на самом деле бродили не по Мидгард–Земле, а убывали в другие Солнечные или Звёздные системы (тут необходимо понимать, что Звёздами Славяне называли небесные тела, испускающие свет – в любом его проявлении – и имеющие в своих системах (то есть удерживающих своим притяжением на устойчивых орбитах) до 7 Земель, а Солнцами назывались небесные тела, также испускающие свет – в любых его проявлениях – и имеющие в своих системах 7 и более Земель. Наше Ярило–Солнце называлось «тривеликим», так как светило в трёх МирахЯви, Прави и Нави).

[34] В Славянской космологии «утренней звездой» называлась Луна Земли Деи (орбита которой была расположена за орбитой Земли Орея – нынешнего Марса) Летиция, которая имела очень плотную атмосферу и утром довольно сильно сияла на небосводе Мидгард–Земли. После захвата Летиции силами Тьмы и угрозы захвата Земли Деи Кащеями Славянские Волхвы перевели Землю Деи в Иное измерение (при этом выделившейся энергией была сорвана часть атмосферы Земли Орея), её вторую Луну Фатту поместили между орбитами Лун Мидгард–Земли Лелей (7 дней) и Месяцем (29,5 дней) с периодом обращения 13 дней, а Луну Летицию уничтожили вместе с захватчиками, после чего её осколки и образовали пояс астероидов.

[35] чего–нибудь в память о Крыме (укр.)

[36] массо–габаритных показателях

[37] У Славян это соответствует Нию. Есть такое предание – когда римляне спросили у проплывавших по своим делам Славян – кто у ни за главного Бога – те ответили «Ний в туне» – то есть «Ний во глубине вод», а глуховатым римлянам послышалось «Нептуне» – вот так у них и появился Нептун.

[38] Посейдон – чисто славянское слово. По(кровитель) +Сей(этих)+Дон(река, воды) – что ещё раз говорит об изначальном славянском языке всех народов мира – вспомним Библию – до постройки Вавилонской башни все народы говорили ан едином языке.

[39] у Славян планета Сатурн называлась Землёй Стрибога

[40] у Славян она схожа с Матерью–Сырой ЗемлёйНебесной БогинейПокровительца Мидгард–Земли. Богиней земного плодородия и богатого, обильного урожая. Перед посевной все Славянские и Арийские Роды приносили Богине богатые Дары и Требы. Данные безкровные жертвоприношения и Дары составляли в основном самые красивые лесные и полевые цветы и наилучшие сорта отборных зерен. Жрецы и Жрицы, которые служат Матери Сырой Земле, приносили эти жертвоприношения и Дары на Священный огненный жертвенник, дабы с огнем жертвенника все Дары и принесенные Требы поднялись в Небеса, в Чертоги Богини–Покровительцы. МатьСыра Земля – заботливая и нежная мать Небесного Бога Волха, Хранителя Священных Чертогов Небесной Волхалы, в которой обретают покой воины, павшие в битвах с ворогами и темными силами

[41] Арвальские братья – (полат. Fratres arvales) – коллегия 12 жрецов у древних римлян, отличавшаяся по венку из колосьев с белыми повязками и считавшаяся одним из самых древних и священных учреждений. Предание говорит, что у Акки Лавренции, супруги Фаустула и приемной матери Ромула, было 12 сыновей. Когда один из них умер, его заменил Ромул, образовавший с своими приемными братьями коллегию Fratres Arvales. Уже символ в виде венка из колосьев служит ясным доказательством, что назначение братства заключалось в служении Богине земли и земледелия, называвшейся Деа Диа. Многие смешивают ее с Церерой, но, по всем вероятиям, она одно и то же лицо с Опс, женой Сатурна, которая почиталась как покровительница римской городской земли. Холм Богини находился неподалеку от города Рима около Тибра, в том месте, что называется теперь Аффога л’Азино. Здесь ежегодно совершались торжественные богослужения. Очень вероятно, что Август реставрировал эту коллегию. Глава коллегии избирался на один год, и она пополнялась членскими выборами. По–видимому, правом избрания пользовались только патриции. Достоинство жреца давалось на всю жизнь, и даже изгнание не лишало его. Богослужение, совершавшееся в мае и продолжавшееся три дня, заключалось преимущественно в жертвоприношении, в общем пиршестве и в пляске перед алтарем в то время, как пелась старинная песнь – замечательный памятник древнелатинского языка; она сохранилась, хотя уже в несколько неправильной передаче начала III в. по Р. Х. Она хранится в ризнице церкви св. Петра, и факсимиле ее помещен в «Priscae latinitatis monumenta epigraphica» Ричля. Кроме того, сохранилось множество отрывков ежегодных протоколов этого братства, вырезывавшихся со времени Августа на каменных плитках. Эти плитки не раз находили в земле с 1573 года около того места, где был алтарь Деа Диа, и их издал МариниGli atti e monumenti de fratelli Arvali», 2 т., Рим, 1795); дополнение к сборнику издал Мельхиори (Рим, 1855) и по новым раскопкам (186769) ГенценActa fratrum Arvalium» (Берл., 1874). Наконец, все они соединены в 6 том. в «Corpus inscriptionum latinarum» (Берл., 1876). О древнем «Carmen fratrum Arvalium» говорит Клаузен (Бонн, 1836); КорсенOrigines poesis Romanae» (Берл., 1846), БергкZeitschrift für Altertumswissenschaft», 1856), ИорданKritische Beiträge zur Geschichte der lat. Sprache» (Берл., 1879) и др.

[42] чем–то соответствует Славянскому Богу Чуру – строгому Небесному Богу, охраняющему изна­чальные Рубежи и Межи, разделяющие владения различных Родов Великой Расы и владения потомков Рода Небесного. Через определенные расстояния вдоль Порубежной Межи ставились порубежные камни или вкапывались в землю деревянные Куммиры, изображающие Бога Чура. Кроме того, чтобы Бог Чур охранял человека и всё его добро, а также находки или клады от тёмных (нечистых) сил и лихих (разбойных) людей, необходимо было только сказать: «Чур, моё!» Бог–Охранитель Чур всегда прекрасно оберегал все тай­ные и сокровенные мысли человека от различных бесов и злых людей, занимающихся черным колдовством. Поэтому при возникновении какой–либо опасности ста­рые и мудрые люди советуют почаще вспомнить Бога Чура и зачураться, сказав: «Чур меня!», т.е. попросить Великого Бога–Охрани-теля: «Чур, оберегай меня!»

[43] «Сивиллины книги» или «Сивиллины пророчества», греч. «Chresmoi Sibyllianoi», лат. «Sibyllini libri» – под этим названием сохранился сборник из 12 (первоначально 14) книг пророчеств, написанных греческими гекзаметрами. Хотя и составленный в период поздней античности и выдержанный в иудео–христианском духе, он содержит большое количество материала эллинистического периода (в кн. III мы находим отзвуки борьбы восточного мира против римского завоевания), а прежде всего – I и II вв. н.э. Указанный сборник не имеет ничего общего с тем, что играл значительную роль в государственном культе Рима. Согласно легенде, рассказываемой анналистами, неизвестная старушка предложила царю Тарквинию Гордому купить тайные книги с пророчествами. Дважды царь отказывался, она же после каждого отказа бросала 3 книги в огонь, предлагая купить остальные по первоначальной цене. Когда в конце концов Тарквиний купил последние 3 книги, старушка исчезла. Вероятно, это была сама Сивилла Кумская. «Сивиллины книги» хранились в подземельях храма Юпитера Капитолийского, их хранителями были сначала 2, потом 10, и наконец, 15 жрецов, которые (по специальному поручению сената) искали в них соответствующие пророчества в трудные для государства времена. В 83 г. до н.э. «Сивиллины книги» сгорели во время пожара в храме. Тогда был составлен новый сборник сивиллиных пророчеств, материалы для него искали в греческом мире, в местах, где были свои Сивиллы (в основном, в Эритрее). Новые «Сивиллины книги» Август перенес в храм Аполлона на Палатине. Последний раз с ними сверялись в 363 г. н. э. Они были сожжены по приказу Стилихона в 408 г. н.э.

[44] Более полную информацию по Пантеону Богов древнего Рима пытливый читатель моет найти на http://myfhology.info/gods/rome/rome.html

[45] «Мы все учились понемногу

Чему–нибудь и как–нибудь,

Так воспитаньем, слава богу,

У нас немудрено блеснуть». (укр.)

А.С. Пушкин. «Евгений Онегин» 1:V

[46] училища, в которых преподавание велось по системе взаимного обучения, разработанной английским педагогом Ланкастером (17711838). Система эта состояла в том, что наиболее успевающие ученики преподавали своим товарищам под руководством учителя. Ланкастерские школы получили большое распространение в 20-х годах. В 1819 г. было основано в Петербурге общество для применения этого метода преподавания. Еще раньше, в 1817 г., М.Ф. Орлов применил ланкастерскую систему в военной школе кантонистов в Киеве. По образцу Киевской школы, обратившей на себя внимание успешностью обучения, заведены были другие школы (т.н. военно–сиротские). Пушкин ознакомился с ланкастерскими школами в армии во время своего пребывания в Кишиневе, где Орлов открыл такую школу для солдат. Преподавателем в этой школе был В.Ф. Раевский, друг Пушкина, член тайного общества. Преподаванием в школе он пользовался для пропаганды среди солдат, за что был арестован в 1822 г.

[47] подхалимаж, низкопоклонничество, холуйство, подобострастие, подобострастность, раболепность, сервилизм, холопство, раболепие, пресмыкательство, подхалимство, низкопоклонство, прислужничество, раболепство, угодливость, угодничество, лакейство.

 

[48] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B8%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D0%B7

[49] тут я абсолютно не согласен – ибо у Славян неделя содержала в себе 9 дней, а слово «вторник» – это Втор(ой) + Ник(указующий) – то есть указание на то, что это второй день недели.

[50] У Славян до христианизации этот день носил наименование «тритейник»

Поездка по ЮБК
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 1 год ago on 18.10.2016
  • Последнее изменение: Октябрь 18, 2016 @ 7:21 пп
  • Рубрика: Авторская колонка
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Дед Мороз и Снегурочка

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up