Однако вовсе не писательским трудом прославился этот замечательный человек, и награда – далеко не высшая. В книге, как нигде, полно отражены непростая судьба и конструкторская биография человека, который возглавлял первый авторский коллектив по созданию знаменитого на весь мир оперативно-тактического ракетного комплекса. И биографии этой почти пять десятков лет.

Олег Мамалыга родился в семье профессионального военного. Отец преподавал в артиллерийском училище в Ростове-на-Дону. Вместе с курсантами в 1941 году ушел на фронт, прошел с боями пол-Европы. Вернулся в 1945-м в звании гвардии полковника, командиром полка.

Мастер на все руки, человек с инженерной сметкой и здравым смыслом, Иван Денисович сызмальства приучал сына к технике. Дальнейший жизненный путь у паренька был один – в технический вуз.

Находили удивительные решения, в их числе – знаменитое маневрирование как способ уйти от перехватывающих ракет

В Ленинградский военно-механический золотой медалист Олег Мамалыга поступил без экзаменов. Блестяще окончил высшую школу. Знания получил крепкие, основательные. Потому и в Специальном конструкторском бюро (в Коломне Московской области), куда в 1957 году приехал по распределению, все начало получаться быстро и хорошо. Тем более что примером служили выдающиеся конструкторы: начальник и главный конструктор Борис Иванович Шавырин, лучшие умы СКБ: Сергей Петрович Ванин, Михаил Георгиевич Васин, Владимир Алексеевич Матюнин, которых Олег Иванович с той поры считает своими учителями.

Первые камни, заложенные Мамалыгой в общее дело создания ракетного щита Родины, – вклад в создание противотанковых ракетных комплексов «Шмель», «Скорпион» (не был принят на вооружение), «Малют-

ка», межконтинентальной баллистической ракеты «Гном» (комплекс также не был принят на вооружение).

Но главным у Олега Ивановича стало семейство высокоточных мобильных твердотопливных тактических и оперативно-тактических ракетных комплексов. С 1989 по 2005 год он был начальником и главным конструктором направления по разработке ОТРК. И, безусловно, «Искандер-М» – его лебединая песня.

Разработку «Искандера» Конструкторскому бюро машиностроения (нынешнее название СКБ) задали в начале 80-х. Предполагалось, что комплекс придет на замену ТРК «Точка-У». Его считали в некотором смысле второстепенной задачей. Однако после уничтожения «Оки», прекращения работ по ОТРК «Ока-У» дальностью 700 километров и ОТРК «Волга» дальностью тысяча километров на «Искандер» возлагали совсем другие надежды.

И «Ока», и «Точка» предназначались для поражения войсковых объектов: техники, живой силы, строений, сооружений. «Искандеру» задали гораздо больший диапазон целей.

Но в первую очередь военные попросили создать ракету, преодолевающую противоракетную оборону противника и эффективно поражающую цель обычной боевой частью.

В конце 80-х трубили о прекращении холодной войны. Дело шло к подписанию Договора СНВ-1 – о сокращении стратегических наступательных вооружений и ликвидации половины ядерных арсеналов. О разработке нового оружия с ядерной боеголовкой нечего было и думать. Чтобы компенсировать потери в боевой мощи, военные потребовали обеспечить исключительную точность.

Также впервые в составе комплекса заказали командно-штабные машины для боевого управления. Многое было впервые.

Кооперация предприятий – разработчиков комплекса насчитывала около 150 предприятий. Все их нужно было организовать, задать технические характеристики, сроки, проконтролировать исполнение. Прописать сначала в аванпроекте, затем в эскизном проекте габариты и массы блоков и узлов – на языке конструкторов это называется провязать. Все легло на плечи начальника отделения по разработке ТРК и ОТРК Николая Федоровича Журавлева и Мамалыги как его заместителя. Главное – провязка.

В феврале 1988 года Николай Федорович Журавлев оставил свой пост. В ноябре 1990-го его не стало.

Это только так кажется, что всего-то и делов у конструктора – сидеть за кульманом да остро отточенным карандашом проводить ровные линии. Каждый из создателей оружия рвет свое сердце. Особенно ракетчики. Самый тяжелый, он же самый счастливый момент – пуск. Если ракета благополучно полетела да еще попала, куда задано, ты чего-то стишь. Но играет роль не только осознание важной государственной задачи, но и чисто мужское самолюбие.

Олег Иванович Мамалыга заступил на непростую должность в непростое время. Начался развал ОПК и армии. Денег выделялось катастрофически мало. Дальнейшая разработка шла большей частью за счет патриотизма коллективов предприятий кооперации. Что поразительно, руки не опускали. Наоборот, сконцентрировались, сжались в пружину, чтобы сделать. На пике возмущения воцарившимися в стране порядками находили просто удивительные решения. В их числе – знаменитое маневрирование как способ уйти от перехватывающих ракет и чистовая доводка точности на конечном этапе траектории.

Мамалыга в полной мере проявил себя как талантливый конструктор, лидер, руководитель большого коллектива. Сыграла роль и его настырность. Есть в нем такая черта. Уж если что задумал, с пути не свернешь. Не получилось с первого раза, зайдет со второго, третьего, десятого – своего добьется.

Олег Иванович навсегда запомнил дату долгожданного первого пуска ракеты «Искандер-М» – 18 февраля 1993 года. По правилам техники безопасности опытные пуски осуществляют дистанционно, из бункера. От нажатия кнопки «пуск» до старта ракеты проходит пара минут. В это время конструкторов в бункере не удержишь. Несмотря ни на какие требования безопасности.

Вот и Мамалыга вместе с начальником управления ГРАУ генерал-лейтенантом Николаем Андреевичем Барановым выскочили наверх. Широко раскрытыми глазами они жадно вглядывались в темную ночь, освещенную пламенем, вырывавшимся из сопла.

Вот ракета сошла с направляющей и пошла вверх. И вдруг… заметалась, закрутилась, рванула сначала вправо, потом влево, вверх, вниз. Огонек от работающего двигателя метался в черном зимнем небе из стороны в сторону, а в голове прыгали мысли: «Что происходит? Это же аварийный пуск!».

– Мамалыга, что она творит?! – закричал Баранов.

– Не знаю, – упавшим голосом ответил конструктор.

В состоянии треволнения совершенно вылетело из головы, что ракета так и должна себя вести – маневрировать. Военных об этой особенности не предупредили, не придали значения.

Только когда ракета поднялась высоко и стало видно, что легла на нужный курс, осознал: все идет в штатном режиме. Через несколько минут пришло сообщение: точное попадание.

Конструкторы, военные много говорили между собой о ситуации в стране и были единодушны: все, что до сих пор делали, было правильно, шло на благо Родины. Только сильная армия может защитить территорию, занимаемую нашим народом. Сильная как численностью и знанием военного дела, так и отличным вооружением, которое должен предоставить ей оборонно-промышленный комплекс. Мамалыга жил с этим осознанием всю жизнь.

Помимо патриотизма второй двигательной силой у Мамалыги всегда было желание побеждать силой конструкторской мысли. И название комплекса – «Искандер» – ему близко: синонимично имени великого полководца-победителя Александра Македонского.

Ни у одной страны мира такого комплекса нет. В ближайшие двадцать лет «Искандер-М» останется непревзойденным.

Когда успешно завершились государственные испытания, Олег Иванович принял решение: пора передавать дело в руки молодых.

4 апреля выдающемуся конструктору исполняется 85 лет. Он по-прежнему живет «Искандером-М». Не пропускает ни одной печатной новости, ни одного телевизионного эфира.

«До сих пор по ночам запускаю в небо ракеты», – говорит он, а в глазах предательски блестят слезы.

Дорогой Олег Иванович! Ваше детище надежно защищает Россию. Вам есть чем гордиться. КБМ продолжает ваше дело и дело ваших товарищей и предшественников. Вы – один из когорты выдающихся российских оружейников.

С юбилеем вас!

Справка «ВПК»

Олег Иванович Мамалыга – лауреат Государственной премии (1981) и премии Правительства РФ (2008), кавалер орденов Октябрьской Революции (1987), Трудового Красного Знамени (1976), «Знак Почета» (1971). Награжден медалями и отраслевыми знаками отличия. Носит почетное звание «Лучший изобретатель министерства» (1986). Член-корреспондент РАРАН.

Вероника Ушакова