Loading...
You are here:  Home  >  Общество  >  Мнение  >  Current Article

«Понаехавшие»: Из Австралии и Канады — в Красноярск

Опубликовано: 06.05.2015  /  Нет комментариев

Рассказы иностранцев, решивших жить в Сибири

Kube Истории о «поуехавших» в другие страны красноярцах вызвали немалый ажиотаж среди наших читателей. Принято считать, что многие россияне мечтают поскорее «свалить» в поисках лучшей доли, а вот «понаехать» в суровую Сибирь готовы лишь жители неблагополучных стран. Но это не совсем так.

Вот уже 7 лет с небольшими перерывами в Красноярске живет семья Пола (он просит всех называть его Паша) и Мелоди Кубе (Paul Kube, Melody Kube). Он из Австралии, она — из Канады, у них двое детей и большие планы на будущее в Сибири. Как и зачем эта межконтинентальная семья оказалась здесь?

Что стало главной причиной переезда в Красноярск? Трудно ли было решиться?

Пол: Впервые я начал мечтать о Сибири, когда мне было 15 лет. В школе я очень любил географию и интересовался историей других народов. И сначала думал, что СССР — это такой «огромный русский монолит», где живет один народ и все говорят только на одном языке. Но потом оказалось, что у вас очень много разных национальностей, и у каждой есть свой язык, уникальная культура. Это поразительная вещь, которая до сих пор меня удивляет. И сейчас я занимаюсь редкими, исчезающими языками, не только эвенкийским, но и чулымским, кетским, саха (якутским).

Впервые я попал в Россию в 1998 году — приехал в гости в Красноярск к другу Косте, с которым познакомился в Австралии. Мы сплавились по Мане, отдохнули у него на даче, здорово провели время. В 2000 году я приехал уже на два месяца, правда, зимой. Было тяжело — холодно, все время темно, это очень тяготило. Но я понял — мне хочется здесь жить! Потом я много путешествовал по Сибири — побывал в Якутске, Иркутске, Новосибирске. Кстати, в этом городе и познакомился с Мелоди, она тогда там работала в благотворительной организации, помогавшей детским домам.

Мелоди: Я приехала в Россию на два года, и знала, что после этого мне придется вернуться домой. За 2 месяца до конца срока я познакомилась с Полом, мы стали встречаться, но решение остаться здесь жить приняли не сразу. Это был долгий процесс, мы успели пожить и в Мельбурне, и в Канаде, и лишь потом переехали в Новосибирск. И еще через полтора года — в Красноярск, где и живем уже почти семь лет.

Почему именно Красноярск?

Пол: Первое время после переезда в Россию мы жили в Новосибирске, потому что у Мелоди там было много друзей, и мы решили остановиться сначала там.

Мелоди: Потом мы приехали в Красноярск в гости к Косте, и я поняла, что здесь мне нравится больше — и люди лучше, и природа, больше старинных построек.

Пол: Это может кому-то не понравиться, но нам казалось, что жители Новосибирска какие-то грубые, что ли. Словно они чувствовали себя жителями «сибирской Москвы», и были постоянно недовольны, что это всё-таки «не та Москва». А в Красноярске все знали, что они просто красноярцы, и им не надо ничего никому доказывать. И здесь к нам относились лучше, такое вот у нас ощущение было. Поэтому, как только появился шанс переехать сюда — мы им воспользовались. К тому же, изучать культуру и языки северных народов мне ближе и удобнее, живя в Красноярске.

Чего боялись больше всего, когда принимали решение о переезде? Оправдались ли опасения?

Мелоди: Больше всего я переживала из-за медицинского обслуживания. Страшно было — вдруг что случится, кто мне поможет, куда бежать… Но за эти годы я уже успела столкнуться с российскими врачами, слава богу, по мелочам — вызывала скорую, ездила в травмпункт — и теперь на этот счет не переживаю. Конечно, состояние больниц и поликлиник хуже, чем на Западе, но это не вина врачей — они работают хорошо. Более того — скоро мне предстоит рожать третьего ребенка, и я буду делать это в России.

Пол: Еще мне было страшно остаться без друзей и родных. Я помню свой первый день в Новосибирске, я подошел к окну в съемной квартире, посмотрел на улицу и подумал: «Что я делаю здесь, на другой стороне планеты…». Это тяжелое чувство.

Три самых больших различия между Красноярском и вашим родным городом?

KubeПол: Первое и главное — здесь все живут в своих квартирах. Я вырос в Мельбурне, там почти все живут в своих собственных домах, и это очень сильно влияет на менталитет, возможно, даже определяет его. Ты можешь сам построить или перестроить свой дом, сад, игровую площадку для своих детей, есть личная парковка, даже ограда, и это лишь твоё место и больше ничьё. Второе — это погода, особенно, зима, конечно. Большой проблемой для меня стал короткий световой день, я чувствую, как это влияет на мое настроение. И третье — мне очень не хватает океана. Я говорю даже не о купании, а, скорее, о чувстве свободы. Я часто приходил на пляж посмотреть на волны, почувствовать бесконечность. Океан — это сила. У вас вместо него, наверное, горы.

Мелоди: Самой большой переменой для меня было попасть в большой город, так как выросла я в обычном канадском поселке. Это покажется странным, но вообще впервые в жизни в метрополисе оказалась, когда приехала в 19 лет в Санкт-Петербург. К холодам я привычна, но интересно, что в Канаде люди не носят зимой столько теплой одежды, хотя морозы тоже случаются. Наверное, это из-за того, что там все бегают из дома в машину, из машины на работу и так далее, всё рядом, с парковками проблем нет, и ходить по морозу не надо. У всех есть автомобили, общественного транспорта в нашей глуши практически нет, пешком редко приходится гулять, особенно зимой.

И еще о различиях — многие русские уезжают за границу и поражаются, как там всё «чисто и спокойно». Но за этой чистотой стоит много правил и ограничений, и цена всему этому — личная свобода, если так можно сказать. Есть такой термин — nanny state, или «государство-нянька», когда оно берет на себя множество социальных обязательств, и эта «слежка» за гражданами, как за маленькими детьми, и постоянные напоминания им, что можно делать и чего нельзя — это иногда бывает унизительным для человека. И об этом не надо забывать, мне кажется. У вас здесь с этими ограничениями всё проще, и нам это нравится.

Как красноярцы относятся к иностранцам? Сталкивались ли вы с проявлениями нетерпимости?

Пол: Мне нравятся красноярцы и, как мне кажется, я им тоже. Они, конечно, удивляются — что мы вообще делаем здесь, и все время спрашивают «Надолго к нам? Когда уезжаете?». Не понимают, зачем сюда переезжать жить.

К чему до сих пор не смогли привыкнуть?

Мелоди: Многие красноярцы до сих пор думают, что все иностранцы очень богатые, что им нужно элитное жилье, дорогие машины и так далее. Но мы не богатые, мы обычные! Недавно я искала квартиру в аренду для своей знакомой, и многие агенты, понимая по акценту, что говорят с иностранкой, сразу начинали предлагать очень дорогие квартиры. А кто-то вообще не хотел связываться с «нерусскими», это обижало.

Пол: Когда я 15 лет назад впервые приехал сюда — это был очень тихий и спокойный город. Машин на дорогах было мало, я мог взять такси и оказаться на другом конце Красноярска через 10-15 минут. И мне это очень нравилось, но сейчас все изменилось — машин стало намного больше, а водители на дорогах теперь просто сумасшедшие.

Покидая родную страну, с чем/кем было тяжелее всего расставаться?

Пол: Мне очень не хватало моих друзей в первое время, была проблема общения.

Мелоди: Одно слово — расписание. В Канаде, если я хочу сходить в гости к другу, я договорюсь за две недели, обговорим точный день и время. Жизнь строго распланирована. Тут же с этим всё проще — можно за полчаса созвониться и приехать. Наша старшая дочь Абигейл ходит во второй класс, и расписание в школе тоже иногда удивляет, может меняться каждый день, отменяют уроки.

Экономика вашей жизни в Красноярске: больше/меньше зарплата, больше/меньше траты. Стало легче жить в плане денег?

Пол: В Австралии больше зарплаты, но цены и налоги тоже выше. Самый дешевый дом для семьи в Мельбурне стоит в районе $500 тыс., и для людей моего поколения это очень дорого, даже с учетом ипотеки. Их родители могли купить в своё время 2-3 дома, в кредит, конечно, но с этим было проще.

Мелоди: Живи мы сейчас в Австралии, я очень сомневаюсь, что с нынешними условиями ипотеки мы могли бы на нее рассчитывать.

Какой бы Вы дали совет иностранцам, собирающимся надолго приехать в Сибирь?

Пол: Самое главное — выучить язык. Без знания русского здесь делать нечего. Ну и не бояться холода и тьмы — я вот уже привык, справляюсь.

Пол и Мелоди Кубе

Источник

«Понаехавшие»: Из Австралии и Канады — в Красноярск
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Рыжая бестия, Тихоня, Альфач и Опора: кто и как решал судьбу постсоветской России

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up