Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Личность  >  Current Article

Предвестник трагедии: за что любили и убили Петра Столыпина

Опубликовано: 30.09.2017  /  Нет комментариев

106 лет назад скончался премьер Российской империи Петр Аркадьевич Столыпин. Он не пережил 11-го покушения на свою жизнь. Заслужил ли такую ненависть государственный муж, столь ревностно заботившийся о благополучии России и населяющих ее народов? Что принесла им его гибель? Можно ли устроить счастье негодными и преступными средствами?

Еще недавно советские школьники, изучая историю родной страны, знали про «столыпинские вагоны» и «столыпинские галстуки». В отличие от прочих, вполне советских «пароходов и человеков», Петр Аркадьевич представал не в образе «голубого вагона» с поющим крокодилом Геной на крыше, а рисовался неким чудовищем, бармалейским образом расправляющимся с профессиональными и не очень революционерами.

В массовом сознании не помогло посмертной памяти бывшего премьер-министра ни его родство с поэтом Лермонтовым, ни убийство от руки еврея Богрова. «Первый русский премьер, честно поставивший и вопреки Государю выполнявший задачу еврейского равноправия, погиб — по насмешке ли Истории? — от руки еврея», — писал путешествовавший в «столыпинских вагонах» бывший зэк Александр Солженицын. Советской историографией в лице советских же историков он был проклят как царский прихвостень. Возможно, когда-нибудь мы будем учить его историю по кинофильмам, где в постельных сценах и пастельных тонах мелькнет балетная пачка или высунутся сладострастные пуанты.

Prime Minister Stolypin and his Wife

Государственник Столыпин — идеал для современной политической элиты, свято поклоняющейся принципу частной собственности. Получивший смертельную пулю в живот Столыпин, благословляющий не пробитой пулей левой рукой Государя-императора, знамение заката Великой Империи. Фраза о тех, кому нужны великие потрясения и кому нужна Великая Россия — щекочут национальную гордость и новоявленных монархистов. Хотя она понятна любому разумному человеку, желающему стабильности и спокойствия.

Сейчас каждый может найти апологию или оскорбления в адрес этого замечательного государственного деятеля, бывшего, по словам тогдашнего британского журналиста, «единственным человеком, способным взять на себя трудное дело введения в России конституционного строя». И таковым его делает вовсе не убийство (как известно, на Руси испокон веков чтили невинно убиенных), а его политическая и государственная деятельность.

Кому-то напомним, а кое-кого и просветим.

Согласно указу 9 ноября 1906 года, крестьянам разрешалось выделять свое хозяйство из общины вместе с землей. Указ Столыпина, подтвержденный законом 1910 года, поощрял выход из общины с требованием укрепления за каждым домохозяином, владеющего надельной землей на общинном праве, «в собственность причитающейся ему части из означенной земли». У продолжавшего жить в деревне крестьянина такой участок назывался отрубом. Желающие могли перебраться в удаленное место — на хутор. Земля для хутора отрезалась от общинных угодий. Последнее обстоятельство препятствовало выпасу скота и прочей хозяйственной деятельности.

Современные критики аграрной реформы Столыпина указывают на ее противоречивые результаты. Прежде всего, отмечают снижение прироста сборов основных сельскохозяйственных культур, хотя в скотоводстве положение дел было гораздо хуже. Столыпинская аграрная политика, кликушествуют яйцеголовые историки, обернулась разорением крестьянства и голодом 1911/12 годов. Приводятся свидетельства сторонников его реформ, что политическая ставка на «крепкого мужика» была «опасной игрой».

 

Зарождавшаяся буржуазия не стала союзницей помещиков и самодержавия. Против Столыпина ощетинилась вечно фрондирующая либеральная интеллигенция — гнилое болото, готовое засосать Россию, ее правителей, а заодно и весь народ. Интеллигенция в чиновничьих вицмундирах насильно, не считаясь с обстоятельствами, насаждала предписанное в законах, циркулярах и инструкциях. В частности, не все малоземельные крестьяне готовы были выйти на отруба, поскольку это усиливало их зависимость от капризов погоды. Земство вынудили отвернуться от реформы. Вина ли в том Петра Аркадьевича?! Коснутся ли его белоснежных риз отчеканенные в афоризм черномырдинские слова о том, чего, как всегда, хотели и на что напоролись?

К вопросу о военно-полевых судах в годы правления Столыпина, что вызывает идиосинкразию или нечто похуже у определенных членов нашего общества. Такая вот статистика: в 1907 г. казнено 1139 человек, в 1908-м — 1340, в 1909-м — 717. Затем совсем пошли на спад. Напомним, речь идет об эпохе разгула терроризма в России. Столыпин утверждал: «Государство может, государство обязано, когда находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада». Это утверждение может оспорить только дебил или явный пособник террористов.

«Киевский зловещий выстрел… должен быть принят как сигнал к тревоге, к большой тревоге, — пророчески предрекало в 1911 году суворинское «Новое время». — В истории России начинается новая глава». В декабре 1912 года Василий Розанов писал М.О. Гершензону: «После [убийства] Столыпина у меня как-то все оборвалось к ним [евреям:] посмел ли бы русский убить Ротшильда и вообще «великого из ихних«.

Stolypin deathbed

И уже в наше время Солженицын: «Так и от убийства Столыпина — жестоко пострадала вся Россия, но не помог Богров и евреям. Богров убил Столыпина, предохраняя киевских евреев от притеснений. Столыпин — и без того был бы вскоре уволен царем, но несомненно был бы снова призван в круговращательном безлюдье 1914-16, и при нем — мы не кончили бы так позорно, ни в войне, ни в революции. (Если б еще, при нем, мы в ту войну вступили бы.) Убитый Столыпин — проигранные в войне нервы, и Россия легла под сапоги большевиков. Гитлеровцы легко прошли в Киев и — уничтожили киевское еврейство».

Всем памятно, что произошло с императрицей Александрой Федоровной, ее мужем и детьми. Дорога в подвал Ипатьевского дома напрямую пролегла от склепа в Киево-Печерской лавре, где упокоился с миром столь раздражавший царицу Столыпин. Смерть настигла не только ненавидевших Столыпина, в 1917-м была расстреляна его дочь Ольга.

Возможно, слишком оптимистично верить в спасительную для России миссию Столыпина. Несомненно, прозвучавший 1 (14) сентября выстрел и последовавшая 5 (18) сентября 1911 года смерть премьера Петра Столыпина оказались предвестниками гораздо более жуткой трагедии. Трагедии уже не одного человека, одной семьи, а всех народов Российской империи.


Источник

Предвестник трагедии: за что любили и убили Петра Столыпина
Средняя оценка: 5. Голосов: 4

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Просветитель Камчатки

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up