Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Знаменательные сражения  >  Current Article

«Принадлежу не Петру, а Богу!»

Опубликовано: 23.10.2016  /  Нет комментариев

22 (11) октября 1702 г. русские войска штурмом взяли шведскую крепость Нотебург (Орешек)

rus_armia_vzyatie_krepoct_oreshek

Быстротекущее время как бы шлифует исторические события. Спустя десятилетия они теряют подробности, лишаются славных имен своих участников и в результате занимают всего лишь по нескольку строк на страницах учебников или специальных изданий… Хорошо хоть, если это краткое изложение будет соответствовать истине.
Недавно в «Календаре знаменательных дат и событий» на 2002 год я нашел следующее утверждение: «11 октября 1702 года Петр I отбил г. Орешек у шведов и основал Шлиссельбургскую крепость». Между тем крепость, находящаяся на расположенном у истока Невы из Ладожского озера Ореховом острове (отсюда-то и ее название Орешек), была основана отнюдь не Петром I, а… новгородцами в 1323 году. В ту пору здесь как раз проходил легендарный «путь из варяг в греки». Но в 1611 году, в период так называемого «смутного времени», Орешек был захвачен шведами, переименовавшими его в Нотебург. Известно ведь, что многие из ближайших наших соседей старались использовать всякие российские «смутные времена» для приращения новых территорий.

     Шведская «аренда» русской территории длилась немногим меньше столетия. А потом, как сказано в дореволюционной «Истории Петра Великого», «чтобы овладеть Невою, Петру прежде всего нужно было овладеть крепостью Нотебургом, или старинным Новгородским Орешком. По Невским берегам государь намеревался выйти к Балтийскому морю, говоря пушкинскими словами, «в Европу прорубить окно». В начале августа 1702 года царь и двинул свои полки к Ладожскому озеру и реке Неве…
Описания историков лаконичны:
«По прибытии Шереметева Петр повел войско к Нотебургу, — писал в середине XIX века С.М. Соловьев. – То была маленькая крепость, обнесенная высокими каменными стенами шведского гарнизона, в ней было не более 450 человек, но около полутораста орудий; у осаждающих было десять тысяч войска. После отчаянного сопротивления 11 октября комендант принужден был сдать город».
В современной «Энциклопедии для детей» сказано и того меньше: «В 1702 г. обновленная русская армия появилась под Нотебургом и предприняла генеральное наступление на охранявшие этот район шведские войска. Штурмом взяв эту считавшуюся неприступной крепость, русские войска, развивая успех, в следующем году взяли Ниеншанц…»
Честно говоря, не впечатляет и не вдохновляет. А потому, наверное, взятие Нотебурга остается в памяти каким-то проходным событием на пути к Лесной и Полтаве, славным победам Русской армии, решившим исход Северной войны. Впрочем, теперь и они нам также известны только в общих чертах. А между тем, о штурме Орешка можно вспомнить немало.
«1 (12) октября преображенцы и семеновцы получили приказание переправиться на правый берег Невы и овладеть находившимся там редутом. Царь лично участвовал в этом предприятии, которое увенчалось полным успехом. Шведы, дав один залп, бежали, и редут был занят без боя и без потерь. В тот же день коменданту было послано письмо с предложением сдать крепость, так как она обложена со всех сторон…»
Это строки из «Истории лейб-гвардии Семеновского полка», двухтомного издания, выпущенного в 1883 году, к двухсотлетию полков «Петровской бригады». В том же году, кстати, вышел и четырехтомник «История лейб-гвардии Преображенского полка».
Среди книг военной тематики полковые летописи занимают особое место. В них сохранились сведения, почерпнутые из уничтоженных, утерянных, вывезенных за границу полковых архивов – рассказы о забытых ныне героях, о боевых подвигах юных офицеров, впоследствии ставших выдающимися полководцами; подробные описания не самых известных боев; информация о традициях, быте и нравах русских офицеров и солдат… Читать такие книги не менее интересно, чем художественную литературу.
Из «Истории Семеновского полка» узнаешь, что в ответ на предложение русских комендант крепости дерзко ответил, что просит четыре дня отсрочки, чтобы испросить разрешения на капитуляцию у генерала Горна, находившегося в Нарве. Шведы продолжали ощущать себя «нарвскими победителями», хотя русские уже сумели потрепать их флотилии и на Белом море, у Архангельска, и на Ладоге, а их дотоле непобедимые сухопутные силы были биты при Эрестфере, Гумельсгофе и на реке Ижоре.
Когда Петр I приказал начать бомбардировку крепости, то осажденные поняли, что несколько переоценили свои возможности, но обстрел непрерывно продолжался до самого штурма… Это весьма не нравилось женам шведских офицеров, и комендантша прислала просьбу выпустить женщин из крепости. Письмо принял сам царь и разрешил уйти из крепости не только женщинам, но и «любезным их супружникам». Разумеется, шведы не приняли этого издевательского предложения, и на следующий день, 4 (15) октября, сам Петр во главе десанта из трехсот гвардейцев переправился на ближние к крепости острова. Штурм был назначен на 11-е. Идти на приступ должны были охотники-добровольцы, большинство из них были выбраны от Семеновского полка. Им дали штурмовые лестницы, были приготовлены лодки, а через Неву навели «летучий», т.е. временный, мост. Стены крепости уже были пробиты в нескольких местах, а под утро назначенного для штурма дня в Нотебурге начался пожар…
«В ночь на 11-е сделаны 3 залпа из мортир, условленный знак для штурма, — повествуется в «Истории Семеновского полка». – По этому сигналу охотники Семеновского полка в числе 40 человек под командою сержанта Мордвинова двинулись к крепости. Пробежав под градом пуль и картечи до рва, они спустились в него, бросились к бреши, но были отбиты. Тогда послан им на помощь отряд под командою подполковника Семеновского полка князя Михаила Голицына».
«Под градом картечи, ядер и ручных гранат преображенцы и семеновцы пристали к острову у подошвы проломов и начали приставлять лестницы для штурма, — говорится в «Истории Преображенского полка». – Лестницы оказались короткими на полторы сажени, но гвардейцы не отступали. Стесненные у проломов, между подошвой стены и рекой, они в течение нескольких часов выдерживали ужасный огонь гарнизона и напрасно истощали усилия взойти на стены».
Бой продолжался 13 часов, но за все это время русские не смогли продвинуться вперед ни на сажень! На стены было не взойти, сверху на головы штурмующих летели пули и картечь, раскаленные ядра, бревна и камни…
«Во время боя наступил один момент, когда несколько солдат бросились бежать к реке, — вновь обращаемся мы к «Истории Семеновского полка». – Тогда князь Голицын, чтобы отнять всякую мысль об отступлении, приказал все свободные лодки оттолкнуть от берега. Петр, не видя успеха, послал повеление отступить, но посланный получил следующий ответ: «Скажи государю, что теперь я принадлежу не Петру, а Богу».
…Более Чем столетие спустя известный в ту пору литератор гвардии полковник Федор Николаевич Глинка обратится с призывом к гипотетическому историку, пожелав, чтобы написанная им история «рождала героев времен будущих». Подвиги предков должны становиться образцом для подражания последующим поколениям…
Вспоминаются события 1996 года в Чечне. Победа над бандитами казалась уже близкой, но «сверху» вдруг стали останавливать наши «додавливающие» их войска — сейчас уже и не отрицается, что это было настоящее предательство… Так вот, если бы тогда кто-либо из наших военачальников вспомнил подполковника князя Михаила Михайловича Голицына, заявившего, что в решающий момент боя он принадлежит Богу, а не государю, и последовал его примеру, быть может, чеченская кампания закончилась бы уже в 1996-м?
Между прочим, князь Голицын впоследствии стал генерал-фельдмаршалом…
Тринадцать часов продолжался бой, и русские оставались на Ореховом острове. Тем временем через реку к ним спешило подкрепление, которое вел поручик Александр Данилович Меншиков — будущий генералиссимус. Оценив самоотверженную настойчивость русских и поняв, что из-под стен крепости они все равно не уйдут, комендант Нотебурга принял решение о капитуляции. Барабаны ударили сигнал «отбой».
Шведы покидали крепость под оркестровую музыку, с распущенными знаменами и с оружием в руках – они сполна заслужили почетную капитуляцию. Но и русские заслужили эту победу – в одном только лейб-гвардии Семеновском полку погибли майор, четыре обер-офицера и 116 нижних чинов, а пять обер-офицеров и 206 солдат были ранены…
Петр I распорядился переименовать Нотебург в Шлиссельбург – «Ключ-город», ключ к «воротам», закрывающий выход России к Балтийскому морю. Прошло всего полгода – и эти «ворота» оказались «распахнуты». Капитулировала крепость Ниеншанц, находящаяся близ устья Невы, и тогда в дельте этой реки был заложен город Санкт-Петербург — будущая столица будущей Российской империи.
                                                                                                      Александр БОНДАРЕНКО

«Принадлежу не Петру, а Богу!»
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

От Шамхора до Елисаветполя. Блестящие победы русских в Закавказье

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up