Loading...
You are here:  Home  >  История  >  Знаменательные сражения  >  Current Article

Прорыв русской армии через Балканский хребет

Опубликовано: 28.12.2017  /  Нет комментариев

140 лет назад, 26–28 декабря 1877 года, русские войска разбили и пленили турецкую армию Весселя-паши под Шипкой. Шипко-Шейновское сражение имело самые решительные последствия. С пленением войск Весселя-паши некому уже было прикрывать кратчайший путь к Адрианополю и Константинополю. Турция больше не могла продолжать войну и терпела сокрушительное поражение.

В декабре 1877 г. в войну вступила Сербия. Сербская армия стремительным ударом заняла Пирот, а затем взяла Ниш. Тем самым сербы обеспечили правое крыло наступающей русской армии.

Предыстория

К концу 1877 года стратегическая ситуация на Балканском и Кавказском театрах складывалась в пользу Российской империи. На Кавказе русская армия в октябре нанесла сокрушительное поражение османам в Авлиар-Аладжинском сражении, в ноябре – русские воины смелым ночным штурмом взяли стратегическую Карскую крепость врага. Одновременно с осадой Карса русские войска разбили турецкие силы у Эрзерума и осадили эту крепость – важнейшую базу и оплот Турции на Кавказе.

Правда, из-за ошибок командования Эрзерум с ходу взять не удалось, а осада в условиях зимы в горах привела к неоправданным потерям. Войска располагались в палатках, замерзали. Снег сделал горные дороги непроходимыми. Подвоз продовольствия и других припасов резко сократился. Обувь у солдат прохудилась или вообще развалилась. Кроме того, началась эпидемия тифа, буквально косившая войска. В ротах не оставалось людей для несения службы. В итоге зимняя блокада Эрзерума была сравнима для русской армии с жестокой кровавой битвой. Погибло 20 тыс. солдат. От тифа умер и командир осадного корпуса генерал Гейман. В итоге к 21 января 1878 года, когда было заключено перемирие, Эрзерум взять не удалось. Но в целом Турция потерпела на Кавказском фронте поражение.

На Чёрном море турецкий флот, имевший полное преимущество над русскими морскими силами, которые ещё не были восстановлены после отмены ограничительных статей Парижского мира 1856 года, не смог реализовать своё превосходство. Молодой талантливый офицер С. О. Макаров решил задачу нейтрализации вражеского флота с помощью «москитного флота» — минных катеров, в том числе возимых на пароходах. В качестве такого парохода-матки минных катеров был использован корабль «Великий князь Константин». Помимо «Константина» было вооружено и оборудовано ещё шесть пароходов, получивших название активных пароходов. Они составили специальный отряд. Минные катера стали грозным оружием борьбы на Чёрном море. В дальнейшем Макаров, узнав. Что на вооружение флота поступили первые образцы торпед, потребовал их доставки на театр боевых действий, чтобы использовать взамен громоздких и ненадежных мин. Были созданы приспособления для стрельбы торпедами с катеров – килевые и плотиковые аппараты. Килевой аппарат представлял собой трубку, укрепленную под килем. Торпеда выпускалась при помощи подведенных с катера рычагов. Плотиковый аппарат был проще по устройству: торпеда располагалась на плотике, буксируемом катером. Для выпуска торпеды плотик подводился к борту катера.

15 (27) декабря 1877 года состоялась первая в истории атака катеров, вооруженных торпедами. Ночью пароход «Константин» подошёл к Батуму и на расстоянии мили от берега спустил четыре катера, два из которых были вооружены торпедами. У катера «Чесма» торпеда находилась под килем, с «Синопа» — на плотике. Темнота затрудняла движение. Проникнув на рейд после полуночи, русские моряки увидели неясные очертания турецкого броненосца «Махмудие» и поочередно выпустили торпеды. Одна из торпеда ударилась в кормовую цепь и взорвалась на грунте, вторая выскочила на берег. 15 (27) января 1878 года на Батумском рейде те же катера одновременным попаданием двух торпед с дистанции около 0,5 каб. уничтожили большой дозорный турецкий пароход «Интибах». В итоге турки проиграли борьбу на Дунае и Чёрном море, не сумели использовать свои корабли, чтобы сдержать наступление русской армии на приморских флангах и атаковать русские побережье, порты.

На Дунайском фронте 28 ноября (10 декабря) 1877 года при попытке прорыва из Плевны потерпела поражение армия Омана-паши. Армия Османа-паши капитулировала, Плевна пала. Правый фланг русской Дунайской армии был освобождён, значительные силы русской армии получили возможность развить наступление за Балканы. Таким образом, падение Плевны и пленение армии Османа-паши коренным образом изменило военно-стратегическую ситуацию на Балканском театре в пользу русской армии.

Н. Д. Дмитриев-Оренбургский. Представление пленного Осман-паши Александру II, в день взятия Плевны русскими войсками

Турция ищет мира

Порта официально обратилась к великим державам, прося о посредничестве в заключении мира с Россией. Германия, Австро-Венгрия, Франция и Италия уклонились от этой миссии. Британское правительство, обеспокоенное возможным появлением русских в Константинополе, заявило через своего посла в Петербурге лорда А. Лофтуса о готовности взять на себя роль посредника в переговорах между Россией и Турцией. Петербург отверг предложение Лондона. «Россия согласна на мир, — говорилось в депеше Горчакова, — но… для достижения этой цели Порта должна обратиться к обоим главнокомандующим русских армий в Европе и Азии, которые и сообщат ей условия перемирия».

27 ноября (9 декабря) 1877 года, то есть за день до падения Плевны, царь Александр утвердил краткий проект условий мира с Турцией. Записку по этому вопросу («Основания мира») подготовил начальник дипломатической канцелярии при главнокомандующем Дунайской армии А. Нелидов. В вопросе заключения мира с Османской империей Петербург рассчитывал на поддержку Австро-Венгрии и Германии, поэтому предварительные условия мира были весьма скромными, чтобы не раздражать «европейскую общественность». Они в основном сводились к признанию автономии Болгарии и полной независимости Румынии, Сербии и Черногории. Босния и Герцеговина, чтобы не раздражать Вену, должны были получить только административную автономию. Россия должна была вернуть Южную Бессарабию. Территориальные изменения на Балканах и в Азии не были уточнены. Режим проливов не пересматривался.

Падение Плевны изменило общую военно-политическую ситуацию в пользу России. Петербург уже был более решителен в своих требованиях. В качестве материальных гарантий перемирия Турецкая империя должна была уступить России ряд стратегических пунктов и крепостей, таких, как Эрзерум, Видин, Рущук и Силистрия. В условиях перемирия, полученных главнокомандующими армий на Балканах и Кавказе, решительного говорилось о Болгарии в её этнографических границах и выводе из неё турецких войск. Сербия должна была получить полную независимость. По-иному звучала формулировка о режиме черноморских проливов: необходимо путем двусторонних соглашений с Портой «оградить права и интересы России в проливах Босфор и Дарданеллы». Таким образом, Петербург стремился извлечь максимальные политические и стратегические выгоды из военного поражения Турции.

Понятно, что это не устраивало Лондон. Хозяева Англии длительное время стремились ограничивать рост могущества России, по возможности ослабить и расчленить её, отбросить от морей. Для этого натравливали на Россию азиатские и европейские страны, стараясь действовать чужими руками и извлекать максимальный гешефт от всех войн и конфликтов. 13 (25) декабря 1877 года министр иностранных дел Англии Э. Дерби направил русскому послу П. А. Шувалову меморандум: в случае занятия русскими войсками Константинополя или Дарданелл правительство его величества будет считать себя «свободным в дальнейших действиях, необходимых для защиты британских интересов». В документе подчёркивалось, что «оккупация Константинополя русскими войсками, пусть даже временного характера и только по военным соображениям, будет событием, которого желательно избежать всеми возможными средствами (любой ценой)». Таким образом, Англия открыто угрожала России войной, если русские займут Константинополь и проливы.

Английская пресса тут же раздула военную истерию. Англичане изощрялись в измышлениях по поводу захватнических планов русских на Балканах и Востоке. Всё в истории тем или иным повторяется, схожую ситуацию мы видим и в настоящее время, когда Россию рисуют как «обитель зла», «русский Мордор», желающий поработить свободные страны. Хозяева Запада используют веками отработанные рабочие схемы, а оболваненное население легко впитывает такие образы.

Английский парламент, созванный досрочно, предоставил правительству чрезвычайный кредит на нужды армии в 6 млн. фунтов стерлингов и одобрил решение кабинета послать британский флот в Мраморное море. Показательные действия Англии, якобы готовой к войне, имели целью запугать Петербург, заставить царское правительство отказаться от желания занять проливы. То есть хозяева Лондона стремились лишить русских заслуженной награды. Не дать русским решить тысячелетнюю задачу по овладению Константинополем-Царьградом и проливами. В реальности Англия сама не могла воевать с Россией – у неё не было сухопутной армии, чтобы решать стратегические задачи на Кавказе и Балканах, поддержать Турцию. Британцы стремились запугать русское правительство и одновременно испугать Западную Европу «русской угрозой», заставить её сплотиться против России, лишить её плодов победы.

Сербия вступает в войну

Ещё одним успехом России стало вступление в войну Сербии. До этого сербское правительство придерживалось мирного соглашения с Турцией, заключенного в феврале 1877 года. Сербия проиграла в войне 1876-1877 гг. и нуждалась в мирной передышке. В целом такая позиция сначала соответствовала осторожной линии правительства Александра Второго, которое опасалось, что новое выступление сербов только осложнит общую ситуацию и может привести к образованию антирусской коалиции европейских держав. Летом 1877 года русский император посоветовал князю Милану пока не вмешиваться в войну.

Однако после форсирования Дуная и развертывания боевых действий в Болгарии, когда идея «русского блицкрига» провалилась, русскому верховному командованию стало ясно, что вовлечение Сербии в войну имеет ряд стратегических выгод. Удар сербской армии по Турции мог отвлечь значительные силы и средства врага, обеспечить правый фланг русской армии. Неудачи русской армии под Плевной показали, что крайне важно распылить силы Турции. Петербург пообещал сербам выделить миллион рублей, как только их войска будут сконцентрированы на турецкой границе. В августе 1877 года половина этой субсидии была передана в Белград, в октябре передали остальное.

Чтобы проверить готовность сербской армии к войне, в Белград был направлен полковник Главного штаба Г. И. Бобриков. Царь Александр прямо говорил ему: «Теперь мы задержались под Плевною, вероятно, на продолжительное время, и нам, пожалуй, было бы очень с руки, если бы сербы успели оттянуть на себя часть турецкой армии. Отсюда, ты понимаешь, что, чем скорее это было бы выполнено, тем лучше…». В Главном штабе Бобрикову передали инструкцию, где указывалось о необходимости изучить состояние и нужды сербской армии в преддверии начала войны с Турцией.

Прорыв русской армии через Балканский хребет

Георгий Иванович Бобриков (1840—1924)

Однако сербская верхушка не спешила с объявлением войны Турции. После крупных неудач русской Дунайской армии под Плевной сербы считали, что исход войны будет определён только весной 1878 года. Было решено отложить срок вступления Сербии в войну до того, как обстановка станет более ясной. Министр иностранных дел Ристич сообщил в беседе с Бобриковым, что Сербия может выступить против Османской империи не раньше марта.

Расчёты Белграда на затягивание войны не оправдались. Падение Плевны и капитуляция армии Османа-паши имело решающий характер на дальнейший ход войны. Белград прекратил колебаться и решил, что пора воевать. 1 (13) декабря 1877 года Сербия объявила войну Турции. К княжеской прокламации говорилось: «Сербы! Если Порта грозит нам в минуту величайшей для себя опасности от армии одной из могущественнейших держав, мы не можем упустить этого случая, чтобы не обеспечить раз навсегда нашу будущность… Хотя доблестная русская армия может и без нашего содействия восторжествовать в святом деле… тем не менее ничто на свете не может нас освободить от выполнения долга, падающего на сербскую нацию…». Воззвание заканчивалось словами: «Вперёд! Во имя освобождения наших угнетённых братьев, во имя независимости нашей дорогой Сербии!» Сербский народ с одобрением встретил эту весть. Это была освободительная война. Сербская армия, которая, по сути, была ещё народным ополчением, горела желанием скорее броситься в битву и положить конец господству Турецкой империи на Балканах. А Белград мог расшить свою сферу влияния на полуострове.

Сербская армия атаковала сразу же, как князь Милан объявил о войне с Турцией. Под ружье было поставлено 81,5 тыс. человек с 232 орудиями. Большая часть этих сил (56,5 тыс. солдат и 178 орудий) располагались на юго-восточной границе страны, остальные войска прикрывали западную границу. Вся армия была сведена в пять корпусов: Тимокский, Моравский, Яворский, Дринский и Шумадийский. Сербская армия лучше подготовилась к войне, чем во время войны 1876-1877 гг. Её боевой дух был на высоком уровне. Сербские воины были готовы к жертвам в великой и священной борьбе с Турцией. Офицеры имели боевой опыт. Однако военных кадров не хватало, что отрицательно сказывалось на боевой подготовке войск и их организации. Сербские артиллеристы были хорошо подготовлены, солдаты физически выносливы и отважны, хорошо переносили все тяготы войны (сербы издревле были воинами). Но сербская кавалерия напоминала толпу и была плохо пригодна даже для разведки.

Русскому военному советнику Бобрикову принадлежала ведущая роль в планировании боевых действий сербской армии. «Я был весьма доволен самостоятельной ролью руководителя сербских военных операций, — писал он. — … Теперь я давал себе слово при малейшей возможности повести сербов вперёд с обходом турецких крепостей и избегать атак неприятельских позиций без верного расчёта на успех». Предложенный Бобриковым и утвержденный князем Миланом стратегический план предусматривал нанесение главного удара из района Зайчар в направлении на Пирот, София. Это полностью соответствовало интересам русского командования. Наступление сербской армии должно было обеспечить правое крыло Дунайской армии, содействовать отряду И. В. Гурко в преодолении Балканских гор и освобождении Софии. К наступлению на главном направлении привлекались Тимокский и Шумадийский корпуса под командованием генерала Беломарковича. Наблюдение за крепостью Ниш, которая оставалась в тылу, должен был вести Моравский корпус. Яворский и Дринский корпуса осуществляли вспомогательные действия в юго-западном направлении, в сторону Черногории.

Войска Беломарковича смело пошли в наступление и взяли несколько опорных пунктов противника. 12 (24) декабря развернулись бои за Пирот. Сначала сербы атаковали турецкое укрепление Ак-Паланке, расположенное на северо-западных подступах к Пироту. После угрозы обхода, турецкий гарнизон (около 2 тыс. человек) бежал горными тропами в Пирот и во Вранью. Сербы захватили склады продовольствия и фуража. Эта победа укрепила боевой дух сербского войска, дала им руки опорный пункт и запасы продовольствия на пути в Пирот. Турки были отрезаны от Ниша. 15 (27) декабря сербские войска при поддержке артиллерии атаковали Пирот. Сербы отказались от фронтальной атаки и старались обойти вражеские позиции на флангах. Турки отошли в центре, но удержались на флангах. Большое численное превосходство сербской армии и захват ими господствующих высот заставил османов отказаться от дальнейшего сопротивления. 16 (28) декабря сербы вошли в Пирот. Турецкий гарнизон, состоявший из 12 батальонов, отступил к Софии. Сербы захватили богатые трофеи: 28 орудий, 300 ящиков со снарядами, около 1,5 тыс. ружей, свыше 1 тыс. ящиков патронов.

Генерал Беломаркович (1827 — 1906)

Таким образом, сербы выполнили свой союзнический долг. Они отвлекли на себя внимание софийской группировки противника и тем самым оказали помощь войскам Гурко при переходе через Балканские горы. 16 (28) декабря пал Пирот, а 17 (29) декабря русские войска уже спускались с Балкан. Отряд Гурко пошёл на Софию. Фланги союзных армий сомкнулись. После освобождения Софии сербы вместе с русскими участвовали в уничтожении отброшенной от Софии турецкой группировки.

Взятие Пирота и освобождение русской армией Софии дало сербским войскам возможность сконцентрировать внимание на овладении Нишем. Это была стратегическая крепость противника с сильными укреплениями. Здесь турки устроили арсенал и продовольственную базу. Особенно хорошо были укреплены подступы с севера. Оборона строилась с учётом особенностей местности. На вооружении крепости имелись большие крепостные крупповские орудия на металлических платформах. Гарнизон состоял из 6 батальонов, эскадрона регулярной кавалерии и двух полевых батарей (всего около 5 тыс. человек). Сербы перебросили в Нишу войска, освободившиеся после взятия Пирота. Была подтянута артиллерия. Заняв несколько укреплённых позиций на подступах к крепости, сербы предложили противнику капитулировать. Солдатам обещали свободный выход из крепости, после сдачи оружия. Гражданскому населению гарантировали безопасность. Турки отказались капитулировать.

Вечером 28 декабря 1877 года (9 января 1878 г.) сербская артиллерия открыла огонь по Нишской крепости, и сербы пошли на штурм. Главный удар наносили с юга, где укрепления были слабее. Там находились лишь спешно возведённые укрепления на высотах Горица и Грабовец. Первую атаку на Горицу турки отбили, но получив подкрепления, сербы вновь пошли вперёд и добились успеха. Укрепления на Грабовице также были захвачены. 29 декабря турецкий гарнизон сдался. Сербы захватили богатую добычу: 267 орудий (включая 26 крупповских), более 13 тыс. ружей, 780 револьверов, до 8 млн. патронов, 20 тыс. гранат и другие боеприпасы, а также огромные запасы провианта и фуража.

Таким образом, сербская армия решила основные задачи своего наступления. Угрозу правому флангу и тылу русской армии, начавшей прорыв на константинопольском направлении, сербы ликвидировали. Дальнейшее наступление сербской армии имело целью занять как можно больше территории, чтобы при заключении мира с Турцией добиться от неё максимальных уступок. Новый стратегический план предусматривал наступление по разным направлениям трех корпусов – Шумадийского, Моравского и Тимокского. Все одни должны были выйти на Косово поле.

Освобождение Ниша

Продолжение следует…

Самсонов Александр
Прорыв русской армии через Балканский хребет
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на нас в ЯндексДзен и Google+.
Добавляйте в библиотеку в GooglePlay Прессе.

Нравится
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Младший Раевский. Заботливое сердце садовника в мундире отважного генерала.

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up