Василий Грязев: «Я ставил цель и добивался результата»

4 марта выдающемуся конструктору, Герою Социалистического Труда, обладателю многих орденов и медалей, лауреату четырех Государственных премий, доктору технических наук, профессору, академику Василию Петровичу Грязеву исполнилось бы 90 лет. Его по праву называли мастером пушечных дел. Российские и зарубежные эксперты единодушно признают, что в мире не было равных Грязеву по широте знаний в области автоматического оружия и плодотворности работы в этом направлении. Рекорд скорострельности его авиационных пушек, достигнутый в серийных образцах, равен или близок к абсолютному, не побит до сих пор. О многом говорит и тот факт, что Василий Петрович был соратником генерального директора Тульского конструкторского бюро приборостроения (КБП) – великого Аркадия Георгиевича Шипунова.

– Василий Петрович, гордостью и славой Конструкторского бюро приборостроения являются талантливые инженеры, высококвалифицированные рабочие, то есть люди, беззаветно преданные своему делу. К ним, несомненно, относитесь и вы. Какими своими достижениями гордитесь больше всего?

– Больше всего мне импонирует то, что я выполнил задуманное еще в молодости: разработку скорострельных малокалиберных пушек. Когда учился в институте, нам преподавали различные предметы, показывали образцы, знакомили с выдающимися конструкторами, которые жили в Туле. Я все время мечтал: вот бы мне повезло в жизни и я смог бы разработать хоть один образец, который примут на вооружение.

Эти мечты удалось реализовать – создать не один, а можно сказать, целую серию образцов малокалиберных автоматических пушек. Они отработаны, приняты на вооружение и поставлены на серийное производство. Это, по-моему, самое значимое достижение в жизни. В плане работы серьезных неудач у меня, пожалуй, не было. Я ставил цель и обязательно добивался результата.

В настоящее время в созданной системе малокалиберного артиллерийского вооружения остались работы по координации, решению мелких вопросов, возникающих в серийном производстве, при его эксплуатации. В последние годы мы сделали большое количество образцов специализированного стрелково-гранатометного вооружения для Министерства внутренних дел. Имеется несколько весьма оригинальных образцов охотничьих карабинов. Я имею в виду, в частности, «Беркут», который постоянно совершенствуется. «Беркут-1» выпускался серийно в КБП, он нравился охотникам, поэтому не залеживался на полках магазинов. Для антитеррористических подразделений разработали пистолет ГШ-18, который прошел все испытания и принят на вооружение в 2003 году. Параллельно с ним создан пистолет-пулемет ПП-2000, который сейчас хорошо известен. ПП-2000 выпускается в значительных количествах для специальных подразделений Министерства внутренних дел. Хорошо себя показал помповый гранатомет калибра 43 миллиметра. Это наша совместная работа с отделением 10, которое разработало для него выстрел. Гранатомет пользуется большой популярностью.

Безусловно, есть успехи, возможность добиться результатов в различных направлениях. В настоящее время ведутся работы по совершенствованию конструкции автомата АДС, предназначенного для стрельбы в двух средах (на воздухе и под водой). Заказывающее управление обобщает потребности войск, и сегодня морской десант ждет новый автомат. В практике вообще Тула всегда впереди, если что-то надо сделать более легким и оригинальным.

– Можно ли создать универсальное оружие, о котором сейчас так много говорят, и каким оно должно быть?

– Универсальность оружия понимается в определенных рамках, а не в глобальном масштабе. Например, нельзя достаточно универсальное высокоточное ракетное оружие заменить универсальным же карабином или пулеметом, это разные по назначению виды.

В то же время оружие должно выполнять не только узкоспециализированные задачи, но и широкий их круг. Оно не может быть плохим в одном случае, имея замечательный результат, скажем, в другом. Конечно, было бы хорошо во всех условиях применения данного оружия иметь показатель одинаковой эффективности. Думаю, последние образцы вооружения, разработанные нами, не противоречат таким понятиям.

Серийные изделия мы постоянно совершенствуем, улучшая их качество. И даже по внешнему виду последняя модификация значительно отличается от первой.

Пушечных дел мастер
Герой Социалистического Труда
Василий Петрович Грязев

– Известно изречение Аристотеля: «Сомнение – источник мудрости». Как часто в своей деятельности вам приходилось подвергать сомнению очевидные факты?

– Не столь часто, скорее как исключение. Такие случаи были, когда общеизвестный факт я подвергал сомнению и вопреки установившемуся понятию делал по-другому. Мною двигала не столько интуиция, сколько правильный подход к оценке фактов. В ряде случаев конструктор настолько уверен в своем образце, что игнорирует факт («этого не может быть», «это не так сделано»), который ему преподносят по совершенно другим причинам, не относящимся к образцу, и т. д. Но всегда очень важна точная оценка случившегося. Конструктор не должен уходить от объективности, несмотря на то, что ему что-то может не нравиться, ведь вдруг он действительно что-то сделал не совсем так, как нужно.

– Вы работаете на предприятии более 40 лет. Какой период в КБП для вас был особенно успешным, а какой наиболее сложным и почему?

– Наиболее эффективным периодом считаю тот, когда была заказана отработка системы малокалиберного артвооружения, когда Аркадий Георгиевич Шипунов специально для нас, то есть отделения, организовал производство, которым мы могли распоряжаться по своему усмотрению. Создал великолепную испытательную станцию. Радует, когда то, что ты задумал, делается в кратчайшие сроки и с максимальной отдачей. Хорошо на душе. Плохо, когда находишься в режиме ожидания, то есть ты придумал, на твой взгляд, что-то хорошее, а проверить не можешь. Конструктор без производства – совсем не то.

– Для успешной трудовой деятельности необходимы ответственность, работоспособность и профессионализм. Этими качествами вы обладаете в полной мере. На ваш взгляд, что сложнее в себе выработать?

– Я всегда повторял и сейчас скажу: прежде чем взяться за какую-нибудь работу, надо в своей душе поселить непреодолимое желание ее выполнить. Тогда ты ее обязательно сделаешь. Если этого чувства нет в душе, то всевозможные негативные явления, всегда присутствующие в жизни, будут для тебя являться достаточным основанием, чтобы отложить, что-то не исполнить, а от какой-то части работы совсем отказаться. Начинается все с общего сборочного чертежа, а потом идут подсборки, узлы, далее – деталировка.

Я помню, когда мы учились, была именная стипендия. Сейчас молодежь платит за учебу. Но платная учеба, на мой взгляд, бессмысленна. Преподаватель, которому платят, никогда не поставит двойку, будь ты полный балбес.

– Чем должен обладать человек, чтобы реализоваться в жизни?

– Конечно, упорством. Нельзя сказать, что удача мне особо сопутствовала, часто требовалось много усилий, чтобы отработать какой-то образец. А по некоторым системам необходимо было затратить около ста образцов и миллион патронов. Скажем, для авиационных систем, где требовалась стопроцентная надежность, для других родов войск допускается какой-то процент задержек, но тоже очень маленький. Необходимо многократное повторение образцов, чтобы добиться хороших результатов.

«Передай папе: это единственное, что работает надежно»

– Творческий процесс многообразен. Как у вас рождаются идеи, приходят в голову новые технологические решения? Чтобы прийти к успеху, как часто приходится менять подходы, добиваться чего-то путем проб и ошибок, использовать чужой опыт и наработки?

– В работе надо максимально использовать багаж знаний и опыт, которые были выработаны до тебя и показали очень хорошие результаты при эксплуатации. Трудно отделить: в одном образце эффективным кажется одно, а в другом – иное. Не всегда удается построить новую работу на базе имеющихся конструктивных решений. Например, в авиации существует такое правило: новая разработка должна включать в себя не менее 50 процентов того, что сделано до этого. Иначе новый самолет спроектировать невозможно, потому что тогда предстоит погрязнуть в обилии мелких технических проблем, которые просто задавят.

Я знаю единственный образец, который опрокинул это понятие. Это была разработка так называемой сотки – самолета, спроектированного в фирме, возглавляемой Павлом Осиповичем Сухим. Он пошел на то, что создал самолет, на 100 процентов состоящий из новых решений, начиная от материалов, двигателей, аэродинамической компоновки и т. д. В «сотке» он ничего не заимствовал. Конечно, ему предрекали неудачу, но он все же сделал самолет, что было исключением из правил. Изготовили три образца, сделали 12 опытных полетов с блестящими результатами.

Пушечных дел мастер
Василий Грязев рассказывает об одном из своих изделий горожанам

После этого пришло решение от министра авиационной промышленности Петра Васильевича Дементьева о прекращении работ без объяснения причины. Мне показалось интересным обсуждение этого проекта в высших кругах нашего правительства. Павел Осипович определенным образом перешел дорогу Андрею Николаевичу Туполеву. Поскольку этот самолет был тяжелого класса и относился к стратегическим дальним бомбардировщикам, Туполеву, державшему монополию на данное направление в авиации, это не понравилось. Он высказался более чем некорректно: «Сухой – это мой ученик. Я его очень хорошо знаю. Он этот самолет ни за что не сделает». Мне понравился спокойный ответ Сухого: «Андрей Николаевич, вот именно потому, что являюсь вашим учеником, я этот самолет сделаю!».

Его выступление послужило основанием для того, чтобы проект открыли. Впоследствии непонятно по какой причине его все же закрыли. Меня тогда больше волновала судьба талантливого ведущего конструктора (кажется, по фамилии Назаров). Когда закрыли проект самолета, Сухой, хотя ему было неприятно и обидно, справился с таким ударом, потому что на фирме параллельно велось несколько работ. А у Назарова это был единственный взлет в жизни. Он, конечно, сильно переживал, перенес инфаркт.

Когда вернулся после длительного периода болезни, Сухой предложил ему работу иного плана, менее значимую. Тогда на это предложение тот ответил словами великого композитора Россини. Известно, что Россини после написания музыки к опере «Севильский цирюльник» больше ничего не создал. Когда современники поинтересовались: «Чем вызвано молчание?» – маэстро ответил, что лучше музыки, чем в «Севильском цирюльнике», написать невозможно, а быть посредственным композитором он не хочет. Подобным образом выразился Назаров и ушел…

Новые идеи, наиболее продуктивные замыслы у меня чаще рождаются от 4 до 6 часов утра. Очевидно, я сплю, а голова работает. Когда утром просыпаюсь, возникает озарение. Это возможно ожидать у людей, которые способны загружать свою голову круглосуточно.

У некоторых конструкторов идеи возникают при работе за чертежной доской, потому что свои мозги они загружают только в этом случае. Помню, сижу в кинотеатре, а жена – светлая ей память – спрашивает о чем-то, и я отвечаю невпопад. Она удивленно: «Вася, ты о чем думаешь?». О своем. Такая круглосуточная занятость мешает семье, ведь ты меньше внимания уделяешь своим близким. Только моя супруга могла выдержать такое. А иные жены не выдерживают, снимая своих мужей с работы, заставляя заниматься хозяйством и различными делами в добровольно-принудительном порядке. Моя Лидия Михайловна все тяготы семейной жизни несла на своих плечах, вырастила великолепных сыновей.

– В настоящее время достаточно ли высок научный потенциал КБП?

– Среди фирм подобного уровня в нашей стране и за рубежом КБП обладает достаточно высоким научно-техническим потенциалом. Говорят, незаменимых людей не бывает. Я так скажу: это приблизительное суждение. Существует много людей, заменить которых нельзя. Например, Шипунова. А если происходит замена, то с потерей каких-то определенных достигнутых высот. Пример из истории: никто не мог взять крепость Измаил, а Суворов взял!

– Откуда у вас потрясающая работоспособность, дисциплинированность, трудолюбие?

– Не знаю. Наверное, очень много трудностей мной преодолено в ранний период жизни. Однажды у Шипунова один зарубежный специалист спросил: «Почему вы живете более чем бедно, а делаете такие великолепные образцы вооружения и техники?». На что Аркадий Георгиевич ответил: «Тот, кто сильно нуждается и старается выбраться из нужды, сделает больше, чем тот, кто погибает от пресыщения».

– В вашей жизни, я думаю, было много волнующих, интересных встреч. Какая из них запомнилась больше всего?

– Мне больше импонировали встречи с военными, которые прошли горнило Великой Отечественной. Не скажу, что они были более выдающимися людьми по сравнению с теми, кто не нюхал пороха. Преодоление жесточайших трудностей отражается определенным образом на душе человека. У военных, прошедших войну, на первом месте стояла оборона страны, на втором – оборона страны и на третьем – оборона страны. Сейчас, к сожалению, такого наблюдать невозможно. (Десять лет назад такое суждение, наверное, не вызывало вопросов, но сегодня многое изменилось как в стране, так и в Вооруженных Силах в отношении военнослужащих к воинскому долгу.О. Ф.).

Пушечных дел мастер
Во время визита Владимира Путина в КБП

– С кем из руководителей и специалистов, работающих на предприятиях-смежниках, вам было приятнее сотрудничать, быстрее находить взаимопонимание?

– Хочу отметить Ковровский завод им. Дегтярева. Мы с Шипуновым туда ездили вместе, потом врозь. Каждая поездка была как праздник. Причина в том, что находили понимание – это надо сделать так, а не иначе. В главном все – от директора завода Бахирева до мастера – были единодушны. Главным конструктором завода работал Виктор Фомин, который учился вместе с Шипуновым. Кстати, он был отличным волейболистом.

Фомин радушно встречал нас и делал на заводе все от него зависящее, чтобы наши изделия изготавливались в первую очередь. Наш хороший друг Давид Лазаревич Липсман, работавший на этом заводе, говорит: «Дай мне сейчас большой заказ, я ничего не смогу сделать. Времени много прошло, ушли люди, морально устарели приспособления, инструмент и т. д., технологические процессы надо разрабатывать заново». Вот такая судьба у этих пушек.

АК «Туламашзавод», к счастью, сохранил производство этого вида оружия для Сухопутных войск, Ижевский завод также выпускает для авиации пушку ГШ-301, так называемую балерину.

Как-то мой старший сын был на нашем аэродроме, который сейчас, к великому сожалению, закрыт. Там проходила выставка авиационной техники. Борис подошел к самолету Су-27, разговорился с летчиком. Так вышло, что он вынужден был признаться, что пушка, которая стоит на борту, сделана его отцом. «Передай своему папе, это единственное, что работает надежно», – сказал летчик. Такая оценка нашего труда, думаю, дорогого стоит.

«Предприятия лучше, чем наше, никогда и нигде не встречал»

– Каждый человек стремится иметь интересную работу, посвятить жизнь любимому делу, приносить пользу обществу. Вы создаете оружие, которое предназначено для уничтожения. Не испытываете внутреннего дискомфорта по этому поводу?

– По этому поводу мой лучший друг Михаил Тимофеевич Калашников все время сожалел: «Что же я наделал! Мой автомат, попадая в руки террористов, убивает невинных людей. Это нехорошо». Считаю, нельзя раздавать оружие направо и налево. Оно должно быть только в руках военных и применяться в благородных целях – для обороны страны.

Конструктор, проектируя образцы вооружения, убежден: его оружие будет только защищать. Это убеждение является путеводной звездой, ведущей к цели. А если заранее знать, что создаешь оружие, которое попадет к бандитам, а они будут уничтожать ваших родных и близких, то, конечно, этой работой никто не стал бы заниматься.

– Для плодотворной деятельности подразделений необходимо умело сочетать опыт, мудрость старейших работников и энтузиазм, творческий напор молодежи, ведь сила коллектива – в преемственности. У вас есть достойная смена?

– К сожалению, не могу этим похвастаться. Трудно определить причину отсутствия достойной смены.

– Были ли в вашей жизни моменты, когда хотелось все бросить и уехать куда глаза глядят?

– Никогда не было. В Китае меня обхаживали, предлагали прекрасные условия, хорошую работу. Даже мою жену обрабатывали. Мы твердо решили: никуда из своего дома, будем жить в своей Туле – лучшем городе на Земле.

– Дружбой с какими людьми вы дорожите?

– Во-первых, дорожил и всегда буду дорожить дружбой с Аркадием Георгиевичем Шипуновым. Во-вторых, со всеми сотрудниками отделения, фактически со всем руководящим составом КБ приборостроения. Предприятия лучше, чем наше, я никогда и нигде не видел. Поддерживаю отношения с Калашниковым, нам всегда есть о чем поговорить, что обсудить. Кстати, лет пять назад, когда я был в гостях у него, Михаил Тимофеевич снял со своего галстука золотой зажим в виде автомата АПС и собственноручно прикрепил его к моему галстуку. Этот подарок мне очень дорог, я постоянно его ношу.

– Трудно представить без работы вас и Шипунова – людей, одержимых жаждой деятельности, трудоголиков. Понятно, наступает момент, когда приходится учитывать свое состояние здоровья. Скажите, продолжаете ли вы обмениваться идеями, взглядами с Аркадием Георгиевичем, давать советы, поддерживать друг друга? Жив ли удивительный тандем Грязев – Шипунов? Изменилось ли что-то в ваших взаимоотношениях?

– Несмотря на то, что Шипунов переживает сейчас трудный период, он постоянно работает, его голова занята: как направить ту или иную работу для достижения максимального эффекта. Я поддерживаю отношения с Аркадием Георгиевичем. Наш тандем, конечно, существует. Сейчас время и обстоятельства нас сильно разъединили, но мы стараемся работать вместе, думать, как в создавшихся условиях сделать еще что-то полезное. Наши взаимоотношения не изменились. Это дружба, проверенная десятилетиями.

– Что вы особенно цените в жизни, помимо профессии, конечно?

– Честность.

– А есть что-то в вашем характере, от чего хотелось бы избавиться?

– Конечно, есть. Остаток лени, что еще существует во мне.

– В жизни каждого человека бывают периоды недовольства собой. Как вы выходите из этих состояний?

– Вспоминаю тот период, когда Сухому закрыли «сотку». Я к нему пришел с предложением, которое ему совершенно не понравилось. Он мне ответил: «Ведь это вопрос технический, он вами может быть и решен. Я этого разговора не слышал. До свидания». Вышел я из его кабинета, подумал и быстро принял решение, потому что у меня не было Дементьева с его приказом.

– Какие радостные и волнующие события в своей жизни вы хотели бы пережить снова?

– День Победы. Я помню: нищий, голодный народ в скромной одежде и обуви, переживший жестокую войну, 9 мая 1945 года вышел на улицы. В тот день трамвайное движение по улице Коммунаров (сейчас проспект Ленина) было остановлено. Люди ходили шеренгами до парка и обратно. И так до шести часов утра. Больше отпраздновать было нечем. Хлеб по карточкам в магазине стоил 20 копеек, а на рынке – 200 рублей.

Пушечных дел мастер
Михаила Калашникова и Василия Грязева связывала крепкая дружба

Второе радостное событие – отмена в 1947 году карточной системы. Сначала народ подумал, что это обман. Первый день магазины штурмовали, брали хлеб мешками, на второй день та же картина… На пятый весь дом затоварен хлебом, тогда все поняли: это всерьез и надолго.

– Что, по-вашему, необходимо человеку для счастья?

– Думаю, для счастья человеку необходимо, чтобы все, и он в том числе, считали себя полезными обществу и стране.

– Какая деятельность в свободное время для вас предпочтительнее?

– У меня хобби одно. Оно совмещено с основной деятельностью – конструкторской работой. Хотя в свое время я своими руками построил гараж, затем – дачу, на нее и сейчас можно посмотреть. В 1981 году без чьей-либо помощи отремонтировал квартиру. Шипунов на это посмотрел и сказал: «Вася, этого делать нельзя! Если эта работа была бы выполнена на уровне мировых достижений, тогда я понял бы и смог оправдать. А поскольку это ремесленная работа, то ты ей не имеешь права заниматься». Я поверил ему и больше к такой деятельности не приступал. Мне надо заниматься только своей конструкторской работой и не распыляться на мелочи.

– У вас есть любимый праздник?

– Таких праздников несколько. Во-первых, День Советской армии и Военно-морского флота, сейчас он называется День защитника Отечества. Прежнее название мне больше нравилось. Во-вторых, День Победы. В-третьих, День Ракетных войск и артиллерии.

– А любимое место отдыха?

– Сочи советского периода. Правда, сейчас все в нем переходит к частным структурам. И то безобразие, которое творится в настоящее время, мне совсем не нравится, поэтому я туда перестал ездить. Люблю отдыхать в нашем Белоусовском парке. Нарезал пару-тройку кругов по три километра – и как хорошо. С удовольствием смотрю на уток, а раньше были лебеди, гуси, павлины. Прекрасный живой уголок в свое время открыл Вадим Сергеевич Усов (генеральный директор Туламашзавода.О. Ф.). За такой великолепный парк, на мой взгляд, Белоусову (санитарному врачу Тулы, по инициативе которого в 1893 году на месте городской свалки были посажены деревья и впоследствии разбит парк.О. Ф.) стоило более значимый памятник поставить. Жаль, очень мало отдыхающих посещают его и зимой, и летом. Все сидят за «ящиками» и ждут: вдруг что-то появится необычное. А меня увиденное там не радует.

– Каковы ваши музыкальные пристрастия?

– Обожаю Леонида Утесова, Лидию Русланову, Вадима Козина, Лучано Паваротти. Люблю слушать записи Ивана Козловского. Какой голос и талант!

– Что любите читать для души или на сон грядущий?

– Недавно прочел последнее издание книги Федора Углова «Сердце хирурга», которая мне очень понравилась. В ней его мысли о жизни, интересные события. Прочел на одном дыхании.

Люблю читать военные мемуары. Особенно хорошо пишет, как ни странно, Гудериан. С удовольствием читаю воспоминания генерала Дорнбергера – руководителя проекта «Фау-2», он бесподобно рассказывает о том, как немцы работали над созданием оружия. Можно позавидовать их организованности, обязательности, чего у нас никогда не было.

– Какое место занимают животные в вашей жизни, были ли они у вас в детстве?

– Были кошки, собаки в доме № 20 по улице Тимирязева, где прошло мое детство. Позже животных мы не держали по причине постоянного отсутствия членов семьи дома. Не на кого было оставить, а животные любят присмотр и общение.

Однажды появилась такса по кличке Чарлик. Его принесла Лена, жена младшего сына. Он у нас немного пожил. Удивительный пес, невероятно умный, понимающий, который не терпел одиночества. Однажды встречали Новый год. После боя курантов побежали во двор, оставив Чарлика одного. Возвратившись, обнаружили отсутствие праздничного гуся на столе. Оказывается, пес, не разбив посуду, осторожно стащил гуся, который по размеру был больше него. К нашему приходу Чарлик под столом с ним почти расправился и доедал последние кусочки. Потом Чарлика отдали маме Лены.

– За что вы могли бы поблагодарить свою судьбу?

– На судьбу нельзя обижаться, многое зависит от человека. Я благодарен судьбе за то, что предоставила такую жизнь, которую я прожил достойно. Если бы довелось начать сначала, я ничего не хотел бы менять.

Конструктор от Бога

Василий Петрович Грязев родился 4 марта 1928 года в Туле в семье рабочего. Рано оставшись без родителей, все же сумел в победном 1945-м окончить 10 классов школы № 4 и поступить в Тульский механический институт на оружейно-пулеметный факультет. В 1950 году направлен на преддипломную практику на должность техника в Подольский научно-исследовательский институт стрелково-пушечного вооружения авиации (НИИ-61). Через год, окончив институт с отличием, приезжает сюда на работу. Занимал должности техника, старшего инженера, ведущего инженера, заместителя начальника отдела, главного конструктора. В стенах предприятия подружился с Аркадием Георгиевичем Шипуновым. В течение нескольких лет творческий союз молодых инженеров Грязева и Шипунова выдвигается на ведущие позиции в институте. Вместе они работают над созданием нового поколения малокалиберных авиационных пушек.

В 1962 году Шипунов становится руководителем Тульского конструкторского бюро приборостроения, а Грязев остается в Подольске и продолжает работать над образцами авиационного вооружения.

В 1965 году на вооружение принята первая авиационная пушка конструкции Грязева – Шипунова – ГШ-23 калибром 23 миллиметра с темпом стрельбы до 3200 выстрелов в минуту. Вскоре пушкой ГШ-23 и ее модификациями оснащается почти вся боевая авиация СССР: самолеты МиГ-21, МиГ-23, Як-28, Ил-76, Ту-22М, Ту-95МС, Ан-72П, Ил-102, L-39Z, вертолеты Ка-25Ф и Ми-24ВМ. В начале 80-х на вооружение штурмовика Су-25 и вертолета огневой поддержки Ми-24П поступила 30-мм двухствольная пушка ГШ-30-2.

В 1966 году по приглашению Шипунова Грязев занимает должность главного конструктора Тульского КБП по стрелково-пушечному вооружению. На новом месте его научно-технический талант раскрылся в полной мере. Обладая глубочайшими знаниями и тонким инженерным чутьем, он во всех своих изделиях воплощал три основных принципа: максимальная скорострельность, легкость и высокая военно-экономическая эффективность. В творческом содружестве с Шипуновым была разработана серия малокалиберного автоматического артиллерийского вооружения для трех видов Вооруженных Сил СССР и России.

Одно-, двух-, четырех- и шестиствольные пушки с недостижимым до тех пор темпом стрельбы (до 200 выстрелов в секунду!) принесли Грязеву мировую славу, особенно в период работы в КБП. Созданные им пушки и пулеметы до сих пор стоят на вооружении всех родов войск, что обеспечивает безусловное лидерство нашей страны в области малокалиберного автоматического оружия.

Олег Фаличев