Loading...
You are here:  Home  >  Экономика  >  Current Article

«Радоваться нечему. Но и ступор ни к чему» И. о. главы Марий Эл Александр Евстифеев о том, как выжить республике-банкроту

Опубликовано: 26.07.2017  /  Нет комментариев

detail_d89277cb615aed0a40c36dc3b5191304

При бывшем руководителе Леониде Маркелове в Марий Эл практиковались, пожалуй, наиболее экзотические — даже по общероссийским меркам — формы обращения с бюджетными деньгами. Госдолг только по предварительным прикидкам Счетной палаты, моментально вырос на треть и составил более 75 процентов от годового бюджета. И.о. главы Марий Эл Александр Евстифеев рассказал есть ли жизнь после фактического банкротства региона и какой она должна стать в будущем.

Лоренцо Медичи сидит за решеткой — метрах в тридцати от ограды одноименного парка в Йошкар-Оле. Подойти к нему нельзя. Ворота закрыты, хотя в выходной горожан вокруг немало. Парк Медичи расположен у берега реки Кокшаги в центре столицы республики Марий Эл. Рядом — Спасская башня, процентов восемьдесят от натуральной величины. Разумеется, с курантами. Чуть дальше — несколько кварталов набережной Амстердама, а через Кокшагу — набережная Брюгге; десятки домов, выстроенных «под Европу». По концам набережных, неподалеку от Спасской башни Йошкар-Олы — несколько палаццо в венецианском стиле. Некоторые из них так и не были достроены.

Парк закрылся для посещения весной, после того как под арест попал бывший глава Марий Эл Леонид Маркелов, основной идеолог и автор строительного бума «под старину» в супердотационной республике. Обвинение — взятка от руководства Акашевской птицефабрики, 235 миллионов рублей. Спектр интереса следователей, разумеется, гораздо шире: предприятия, земли и активы, которые могут быть связаны с семьей Маркелова. В предварительных списках — строительные компании, агропредприятия, медиаактивы. А также парк, где стоит памятник: оказалось, что земля не принадлежит городу.

Потому бронзовый Лоренцо Медичи, поэт и глава Флорентийской Республики, и оказался под стражей. Хоть и не в Лефортово, как бывший руководитель Марий Эл. И тоже, кстати, поэт — еще пять лет назад предвидевший свою нынешнюю судьбу: «Шел корабль вдохновенья / И внезапно сел на мель. / Я проснулся. Воскресенье. / Утро. Дождь стеной. Апрель. <…> Не проехать по маршруту / Без немыслимых потерь, / И талантам почему-то / На замок закрыта дверь».

Только с днем недели ошибся: под стражу Леонид Маркелов был помещен в одну из апрельских пятниц. А так — как по писаному.

Судью вызывали?

«Я понимал, что [в республике], мягко говоря, есть проблемы. Но я не предполагал их комплексность и глубину. Чем больше я погружался в изучение этих проблем, тем меньше оставалось радости от предмета познания», — говорит Александр Евстифеев, назначенный руководить регионом чуть более ста дней назад.

В когорте губернаторов, получивших назначение в регионы за последний год, 59-летний Александр Евстифеев выделяется не только по старшинству. Он — выходец из свердловской юридической школы, издавна ценимой коллегами-правоведами; в том числе, разумеется, из аналогичной ленинградской школы. С приходом к власти Владимира Путина Евстифеев переместился в только что созданный Приволжский федеральный округ — заместителем полпреда. Тогда этот пост занимал Сергей Кириенко, ныне — первый замглавы администрации президента.

Первые годы полпредства приводили региональные законы в соответствие с федеральными. Разрешение споров с Минтимером Шаймиевым, Муртазой Рахимовым, Дмитрием Аяцковым, Константином Титовым, чье влияние простиралось далеко за пределы Казани, Уфы, Саратова либо Самары, решало очень многое. От юристов-федералов и их мастерства здесь зависело все.

После ПФО — в который, к слову, входит республика Марий Эл, куда в начале 2000-х только пришел Леонид Маркелов — Александр Евстифеев переместился в Совет Федерации, председателем комитета по правовым и судебным вопросам. Вскоре он возглавил Девятый апелляционный арбитражный суд или, если прислушаться к недоброжелателям из мира московского бизнеса, «безапелляционную девятку». Сам Александр Александрович ценит любое остроумие, этот случай — не исключение. В Йошкар-Олу Евстифеев приехал, оставив пост главы Московского арбитражного суда.

Сигнал — внятнее не бывает. Вне зависимости от результатов следствия для работы с наследием Леонида Маркелова в Марий Эл действительно необходим квалифицированный юрист, более того — судья. «Транса и оцепенения, однако, тоже не было, — Александр Евстифеев продолжает описывать «Ленте.ру» свои впечатления от наследия Леонида Маркелова. — Суммируя: радоваться совершенно нечему, но и ступор… вот тоже ни к чему».

«Я вам секрет открою»

С апреля по июль Евстифеев с коллегами нашли способ, как к концу года сэкономить 142 миллиона рублей на обслуживании кредитов: «Для республики с годовым бюджетом в 26 миллиардов это весомое подспорье». Повысили собираемость налогов. Привели в чувство директоров предприятий, вздумавших задерживать зарплаты — за два, за три, а то и за пять месяцев (фраза и.о. главы «Я вам секрет открою: за деньгами люди и в субботу придут — так что давайте не к понедельнику, а прямо завтра» стала чем-то вроде локального мема). Впервые за годы отправили учителей на каникулы с отпускными: пришлось попросить опережающий трансфер у Минфина.

Еще выбили 16 новых машин скорой помощи. В республике сейчас нет государственной скорой, все на аутсорсинге. Евстифеев уверен, что восстанавливать службу в прежнем виде необходимо, «потому что рынок и безопасность — особенно в этой сфере — вещи разные, если не противоположные». Получили из центра 27 школьных автобусов, что на самом деле тоже вопрос безопасности. Городов в республике всего три — Йошкар-Ола, Козьмодемьянск, Волжск, так что школы в основном сельские. А значит — оптимизированные до крайности. В том числе и по доставке детей.

«Ребят могли высадить за два, за три километра до дома. Зимой, — говорит Евстифеев. — Потому что автобусов мало, потому что маршруты не согласованы, потому что нет ясности, кто оплатит крюк в соседний район… Много было оправданий. Теперь их нет».

Но главное — в Марий Эл наконец получили «полные необходимые данные о масштабе проблем». Данные собрала рабочая группа Счетной палаты РФ, которую Александр Евстифеев зазвал в июле, за несколько месяцев до уже запланированной проверки республиканского хозяйства.

«Вам понравится госдолг»

Во что для бюджета обошлись попытки Леонида Маркелова изображать флорентийца Лоренцо Медичи и миланца Людовико Моро (еще одного любимца экс-главы) — набережная, дворцы и прочая роскошь? Почему очередь за талончиком в поликлинике (не на прием как таковой!) в нескольких районах Йошкар-Олы приходится занимать в четыре утра? Каким образом в школе при новом микрорайоне оказалось десять первых классов? И куда, собственно, делись остальные школы, детсады и поликлиники, о которых строители уже успели отчитаться предыдущей администрации?

На эти вопросы ответят аудиторы СП РФ, доклад ожидается в сентябре. Пока что Александр Евстифеев может раскрыть только данные по государственному долгу республики. «Но вам понравится», — обещает он. К примеру, четыре года назад госдолг Марий Эл составлял 7 миллиардов рублей. Последние официальные цифры — на июнь-2017: 13 миллиардов 813 миллионов 824 тысячи рублей — уже превышают собственные заработки региона, но еще не учитывают выкладки от рабочей группы Счетной палаты. «Так вот, подобрались к 19 миллиардам рублей», — сообщает и.о. главы республики предварительные итоги аудита. «Да, госдолг Марий Эл — три четверти от общего бюджета. Целиком — с нашими доходами, взятыми кредитами и федеральными дотациями».

Формулу, запущенную Евстифеевым в апреле вскоре после приема дел, — «регион находится в предбанкротном состоянии» — в июле смело можно сдавать в архив. По итогам деятельности «разумного короля» (еще одного лирического героя поэзии Леонида Маркелова) Марий Эл — признанный банкрот. С другой стороны, спасибо за ясность — после которой можно двигаться только вверх.

Брендом по банкротству

«Марийский продукт» — одна из идей администрации Александра Евстифеева. «Берусь утверждать, что эта тема хороша и для бренда республики, и ее бюджета, — заявляет и.о. главы. — Экология тут великолепна, а своего мяса и мясопродуктов, к примеру, у нас уже 278 процентов от потребности республики».

Только Звениговский мясокомбинат, говорит Александр Евстифеев, уже имеет по Приволжскому округу полтысячи торговых точек, а его налоги — десятая часть собственных доходов республики. «Почему бы не развить его влияние на Уральский округ и на столицу нашей родины, город-герой Москву? — спрашивает Александр Александрович. — Реклама нужна только на начальном этапе. Искушенная публика быстро разберется что к чему. Прежде всего в том, что наша колбаса сделана из мяса».

Есть еще козье молоко — «очень востребовано в детском питании, идет влет». Как и сыры, кумыс, крупы и многое другое. «Надо развиваться, увеличивать поголовье, кормовую базу — сеять больше фуражной пшеницы», — перечисляет Евстифеев.

Есть и более легкий путь наполнить бюджет Марий Эл за счет агропрома. Среди недавних гостей Йошкар-Олы оказались китайские бизнесмены, готовые закупить любой объем любой произведенной в республике еды. «Это неправильно, — говорит Александр Евстифеев. — Такими качественными, полезными и вкусными продуктами надо в первую очередь накормить собственный народ».

«Когда в России наедимся до отвала, и нас сильно потянет на,.. — Александр Александрович некоторое время подбирает продукт, — кока-колу, что ли… То мы скажем: забирайте, дорогие китайцы, наше мясо. А пока погодим».

Зарабатывать при Бендере

«Привет всем участникам Бендериады!» — сообщает плакат на въезде в двадцатитысячный Козьмодемьянск. Он же, как уверяют жители, — те самые Васюки, где Остап Ибрагимович и Ипполит Матвеевич провели сеанс одновременной игры (шахматный клуб был в двадцатые, есть и сейчас), а затем бежали по Волге в соседние Чебоксары. Бендериада — шествие по мотивам дилогии Ильфа и Петрова, переходящее в общий праздник, — в этом году проходит в двадцать третий раз. К возможной оценке наследия Леонида Маркелова прямого отношения не имеет.

Зато именно Козьмодемьянск может преподать урок, как жить и зарабатывать в регионе, где, несмотря на бюджетную катастрофу, деньги шли в основном на подражание Лоренцо Медичи и Людовико Моро. Причем зарабатывать на культуре — имея в распоряжении одну Бендериаду, несколько музеев и сезонный приток туристов.

В Козьмодемьянск можно добраться либо по федеральной трассе — через соседнюю Чувашию, либо по марийскому бездорожью, а там на паром через Волгу. Первый путь занимает два-три часа, второй — шесть, если повезет с паромом. В сравнении с Йошкар-Олой — тупиковой ветвью транспортной эволюции (один поезд из Москвы в день, аэропорт по нерентабельности закрыли в 2016-м), — Козьма выглядит великолепно: пристани на восемь теплоходов одновременно, 120 тысяч туристов в год. «Причем только половина организованные, остальные одиночки», — подчеркивает Лидия Батюкова, до недавнего времени управлявшая музейным хозяйством Козьмодемьянска.

Музеев тут пять, включая имени О. Бендера. Есть этнографический, где можно увидеть традиционную марийскую свадьбу за десять минут. Купеческого быта — с жестяной коробкой от торта «Наполеон», мороженицей, напоминающей фугасный снаряд, и рассеченным изнутри графином для четырех разных напитков. Художественный — с Коровиным и Кандинским: долгая история частных коллекций и собраний — до революции и после нее. Наконец, совсем свежий — музей мореного дуба, частный. Кстати, один из самых посещаемых: ничего подобного этой коллекции изделий из дерева двухтысячелетней выдержки в России нет.

«Конечно, нас очень обижало, что господдержка в основном уходила на увлечения Леонида Игоревича Маркелова», — подбирает слова Лидия Александровна. Тем не менее за десять лет при музеях Козьмодемьянска она сумела выйти на заработки, равные дотации: в прошлом году — десять миллионов рублей от республики и столько же от туристов. При этом цены на билеты повышались лишь дважды. Сейчас детский в любой музей стоит 50 рублей, взрослый вдвое больше.

Теперь Лидии Александровне придется повторить тот же фокус в масштабах региона. Александр Евстифеев, посетив Козьмодемьянск, предложил Лидии Батюковой перейти в республиканский комитет по туризму. На этой неделе она принимает дела в качестве и.о. руководителя.

Работать Лидии Батюковой предстоит в здании на набережной Амстердам, Йошкар-Ола: ее комитет, наряду с многими госструктурами, располагается в маркеловских дворцах. В соседних домах «под Европу» — комитет по информационным технологиям и союз театральных деятелей. Дальше — несколько офисов, пара банков и кафе, аптека… А по большей части — никого.

«Что-то достраивать, что-то уже ремонтировать. Что-то выставлять на торги», — говорит Александр Евстифеев о возможной дальнейшей судьбе «строений имени ЛМ»: Лоренцо, Людовико, Леонида.

«С большим дисконтом, скорее всего?»

«Все-таки давайте сначала попробуем в республике поработать так, чтобы скидки на недвижимость не потребовались», — парирует Евстифеев.

Источник

«Радоваться нечему. Но и ступор ни к чему» И. о. главы Марий Эл Александр Евстифеев о том, как выжить республике-банкроту
Оцените эту новость

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Нравится
  • Опубликовано: 4 месяца ago on 26.07.2017
  • Последнее изменение: Июль 25, 2017 @ 10:10 пп
  • Рубрика: Экономика
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас возможно заинтересует...

Россия живет в кредит, а свои миллиарды гонит на Запад

Читать далее →

Подписывайтесь на нас в Фейсбуке

Powered by WordPress Popup

Scroll Up